Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



РАДУГА

Венок сонетов



      1.
      Нереальная иллюзия жива.
      И банальная не прыгает в окно,
      и не прячется от взгляда естества,
      разве что агонизирует - в кино.
      Это норма - для того, кто человек.
      Это майа - для того, кто не дурак.
      Дураку же мир похож на чебурек,
      или на петлёй закрученный зигзаг.
      Вот такая пляшет радуга вокруг.
      В сновидении (но круче - наяву).
      Словно заново рождённый Чингачгук
      натянул на трубку мира тетиву.
      Словом, путница. Бредит оптимизм.
      Изгаляется реальный пессимизм.

      2.
      Изгаляется реальный пессимизм.
      Слева, справа, впереди, и позади,
      сверху, снизу... Заводной вуайеризм -
      лишь фрагмент татуировки на груди.
      А внутри? А в макрокосмосе? Везде?
      Пальцем, глазом, носом, ухом, языком?
      На Юпитере, на ямке в бороде,
      между скрипкой и назойливым смычком?
      Между тем и этим, сидя на холме,
      на глазах у изумленного жука,
      все общаются. Хотя ни бе, ни ме
      неизвестно никому... Течёт река.
      Мир шевелится. Куняет голова.
      В длинной очереди прыгают слова.

      3.
      В длинной очереди прыгают слова.
      Кувыркаются вербальным кувырком.
      Невпопад, но с элементом мастерства.
      Не до неба, но вполне под коньяком.
      Получается этнический этюд.
      Все - актёры. Все - обманщики себя.
      Все танцуют, лицедействуют, поют -
      не умея, не вникая, не любя.
      Что ж нормально. Тот, кто зритель - тот артист.
      Но на всех - одна тотальная мечта.
      Если вдруг возникнет вечный юморист,
      Пусть покажет, что такое "красота".
      А иначе снова будут катаклизм,
      демократия свобода, кретинизм.

      4.
      Демократия, свобода, кретинизм,
      косоглазие, оптический обман,
      близорукость и повальный дальтонизм...
      Диагностика слепа. Сплошной туман.
      Впрочем, многие не смотрят никуда,
      кроме собственной тарелки, и в окно.
      За окном гуляет разная еда.
      Типа полуфабрикат внутри - говно.
      Но никто о нем не думает. Фигня.
      Лучше труп, чем фаршированный буряк.
      Лишь бы зрение насытило меня.
      Остальное пусть проваливает в мрак.
      Лучше Гамлета - шашлык, бухло, омлет.
      Если словишь хоть одно - гаплык, привет.

      5.
      Если словишь хоть одно - гаплык, привет.
      Если словишь целых два - привет вдвойне.
      Если весело - шинкуй в салат букет.
      Если грустно - не мешай смеяться мне.
      Или сам придумай модный анекдот.
      Как бежали два, а прибежал один.
      Сдох соперник. В смысле, надорвал живот,
      посмотрев, как рядом трусит Л.И.Музин.
      Понимаем. Одобряем. Дико ржём.
      Не как лошади, а громче. Без ума.
      Абстрагируемся. Давимся ежом.
      И хохочем, словно скушали сома.
      Не смешно? Иди сдавай мочу и кровь.
      Если словишь между ног - привет, любовь.

      6.
      Если словишь между ног - привет, любовь.
      Отдыхает сексуальный каламбур.
      А когда в упор не думать про свекровь,
      даже шнур приходит в стадию "ажур".
      Ну и что? А то, что секс - не спортлото.
      А любовь - не дом, не порно, не семья.
      Это путь, которым не идёт никто.
      Только путники. К примеру, ты и я.
      Или нет. Идём не только мы одни
      по заросшему барвинками пути.
      Есть попутчики. Другие. Где они,
      те, с кем можно-нужно радостно идти?
      Тишина. Ответ готов, но он - секрет.
      Так и балуемся между "да" и "нет".

      7.
      Так и балуемся между "да" и "нет".
      Так и плачем - кап-кап-кап да кап-кап-кап.
      Так и мучаем всегда один сюжет,
      Словно мы имеем выбор мам и пап.
      Всё болтаем и болтаем языком.
      И снаружи и, тем более, внутри.
      Видно, мозг наш закодирован сверчком,
      и теперь там вместо сказок пузыри.
      Это выбор? Это минус, или плюс?
      Это способ конопатить вещество?
      В результате только вырастает флюс.
      А в зрачках, как в автомате, ничего.
      Продолжайте. Пейте водку, ешьте плов.
      Недоразвитые дети сквозняков.

      8.
      Недоразвитые дети сквозняков
      Неспособны к выживанию в быту
      Потому что вместо мысленных оков
      колошматят головами ерунду.
      Потому что медитируют никак.
      Потому что деградируют в тепле.
      Потому что жертва жертвы - не дурак.
      Но кому это расскажешь на Земле?
      Весь дурдом орёт, жестикулирует,
      что диагнозы - рекламный поворот.
      А программы в голове вальсируют.
      На фиг им ребёнок? На фиг пешеход?
      На фиг им сам "на фиг"? Было бы тепло.
      Что теперь? Смотреть на небо сквозь стекло?

      9.
      Что теперь? Смотреть на небо сквозь стекло?
      Или присмотреться как бы между ног,
      и увидеть точно между ног бабло
      (хорошо, что человек не осьминог...)?
      Что еще реально? Матрица, мираж,
      биороботическое рандеву,
      плацебо, реклама, радуга, кураж,
      и другой ассортиментик на плаву?..
      В общем, всё, как было, но не всё, как есть.
      Бегство - это классика. Но мы не там.
      Отдых - это небо. Небо - это жесть.
      А реальность - это сопли по губам.
      Но волшебный способ проучить судьбу -
      инкарнироваться прямиком в гробу.

      10.
      Инкарнироваться прямиком в гробу -
      это улыбаться самому себе.
      Это самого себя стучать по лбу,
      или танцевать на личной палубе.
      Но всегда сейчас. Не завтра, не вчера.
      Никаких других иллюзий времени.
      Жестом игрока, и росчерком пера -
      написать "сейчас" - во имя племени.
      А потом искать своих отца и мать.
      А найдя, добраться до наследника.
      И тогда на всё культурно наплевать.
      Но всегда - снаружи заповедника.
      Или промолчать - себе и всем назло.
      Или вылететь наружу сквозь дупло.

      11.
      Или вылететь наружу сквозь дупло.
      Или всё снаружи прилетит само.
      Или миром прошвырнётся помело,
      словно дворник потерял его в трюмо.
      Словно кто-то опознал себя в окне.
      Удивился, озадачился, сбежал.
      И бежит по потолку, и по стене,
      словно эволюционный самосвал.
      Так и бегаем, с бутылкой, или без -
      аргонавты, гуманоиды, хмыри -
      коллектив "психологический ликбез",
      замороченные не богатыри...
      Вам не нравится? Тогда назад, в толпу.
      Не куда-нибудь, а в общую судьбу.

      12.
      Не куда-нибудь, а в общую судьбу
      Ходит каждый (наяву и в голове).
      Ходит каждый - к пограничному столбу
      человека и навоза на траве.
      Это весело. И это зрит любой.
      Хоть, по сути, даже не глядит на нас.
      Он - ребенок. Он по горло сыт собой.
      Но отвлечь его способен только джаз.
      Так и я. Живу и тру свои глаза.
      Клац - винчестер. Клац - удобный монитор.
      По всему, сквозь небо прыгает слеза.
      Это зеркало. Зеркальный коридор.
      В нём шагает отражённый господин.
      Мрак вопросов... Но ответ всегда один.

      13.
      Мрак вопросов. Но ответ всегда один.
      Много пасквилеобразного дерьма.
      Плюс иллюзиоподобный стеарин.
      Результат - свеча, удравшая с холма.
      Это шутка. Вариантов без конца.
      Каждый - разный. Но итог всегда тупой.
      Словно некий наблюдатель без лица
      наблюдает не за кем, и не собой.
      Это правда. Это тихий перебор.
      Это струны отзываются руке.
      Это нечто. И единственный прибор,
      без участия горилки и саке.
      Только капельки роняет клавесин...
      Только ты себе - отец, и дух, и сын.

      14.
      Только ты себе - отец, и дух, и сын.
      Только радуга - всем вместе, и никто.
      Только зонтик - портативный паланкин.
      Только лошадь - устаревшее авто.
      Словом, что ни говори - всегда обман.
      Теле, радио, газета, микрофон,
      монитор, большой и маленький экран -
      всё лукавит, создаёт рекламный фон.
      Кто-то радуется, кто-то огорчён.
      Для кого-то это самое оно.
      Продолжается один глобальный сон.
      Продолжается реальное кино.
      Уточнение (мартышкам естества) -
      нереальная иллюзия жива.

      15.
      Нереальная иллюзия жива.
      Изгаляется реальный пессимизм.
      В длинной очереди прыгают слова -
      демократия, свобода, кретинизм...
      Если словишь хоть одно - гаплык, привет.
      Если словишь между ног - привет, любовь.
      Так и балуемся между "да" и "нет" -
      недоразвитые дети сквозняков.
      Что теперь? Смотреть на небо из дупла?
      Инкарнироваться прямиком в гробу?
      Или вылететь из клетки из стекла,
      не куда-нибудь, а в общую судьбу?
      Мрак вопросов... Но ответ всегда один.
      Только ты себе - отец, и дух, и сын.

      12.2011 - 01.2012



© Сергей Щученко, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность