Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность




МАСТЕР-КЛАСС

пьеса в трех действиях


Одной рукой я поднимаю только полтора пуда, а двумя пять,
даже шесть пудов. Из этого я заключаю, что два человека
сильнее одного не вдвое, а втрое, даже больше...
А.П. Чехов "Три сестры"


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

АЛЁША
ИЛЬЯ

ДАРИНА
НАСТЯ
МАТВЕЙ
ГОЛОС


ДЕТСТВО

Появляются три человека (каждый выносит по стулу и оставляет его, или три стула имеются изначально, на каждом из них висит мешочек (или авоська). Двое мужчин и одна женщина. Алёша, Илья, Дарина. Каждый - на своей "ментальной территории". Остальные двое - для каждого - почти как элементы обстановки. Слышен шум подземной станции метро. Приближается состав. Прибывает. Двери открываются. Слышно объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "ДЕТСКАЯ". УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СВОИ ВЕЩИ.


Три человека входят в пустой вагон. Возможно, кто-то садится. Или не садится никто.


ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ. СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ "ЮНОСТЬ". ПРОСЬБА ЗАРАНЕЕ ПРИГОТОВИТЬСЯ К ВЫХОДУ.


Двери закрываются. Состав трогается. Шум движения постепенно сходит на нет. Или остаётся - фоном. Оживает рекламный монитор. На нём появляется смайл - большой, но натуральный. То есть, понятно, что у носителя смайла есть глаза, нос, уши, причёска и т.п., но всё это - за кадром. Смайл трансформируется - перестаёт улыбаться. Теперь носитель смайла говорит. В процессе этого говорения три человека могут обращать на него внимание, а могут и не обращать. Как им угодно. Поезд идёт.


Г О Л О С. Уважаемые пассажиры!.. Требуются субъекты. Первый. Шуршальщик листьями. На сезонную занятость. Для столичного ботанического сада. Обязанность - отлавливать толковые экземпляры опадающих листьев. При этом необходимо наблюдать, слушать, учиться и схватывать всё на лету. Второй. Ловец муравьев. На периодическую занятость. Для организации, использующей муравьиный яд в медицинских целях. Обязанность - отбор наиболее качественных особей в естественных условиях, дальнейшее помещение особей в муравьиные фермы, уход за особями, развлечение их. Третий. Испытатель презервативов. На традиционную занятость. Обязанность - использование презервативов по назначению и в установленный срок. Нестандартное использование по назначению - приветствуется. После использования составляется подробное описание достоинств и недостатков каждой модели. По всем вакансиям гарантируются социальные пакеты и достойная оплата труда... Ждём обращений.


Смайл снова становится смайлом. Монитор гаснет. Три человека переглядываются. Затем каждый крутит пальцем у виска. После этого каждый снова абстрагируется. Поезд идёт. Звучит очередное объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "ЮНОСТЬ". УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СВОИ ВЕЩИ.


Поезд останавливается. Двери открываются. Люди выходят. Состав уезжает. Люди расходятся (Алёша в одну сторону, Илья в другую, Дарина - следом за Ильей).



ЮНОСТЬ

1.

Пусто несколько мгновений. Затем возвращается Алёша. Выходит примерно на середину, шарит по карманам. Но явно не находит то, что ищет. Задумчиво делает несколько шагов. Останавливается. Шлепает себя - по карманам, по бокам, по груди. Подпрыгивает. Не удовлетворен.


А Л Ё Ш А. Блин!.. Ну где же этот ключ? А?.. И как мне теперь домой попасть? Никак? А ночевать где? Под дверью? На стуле у консьержа? Бред. Ловить такси и ехать в офис? А если и там ключа нет? Ночевать в офисе? А время - уже за полночь. И завтра - выходной. А теперь выходной коту под хвост. Вообще всё под хвост. Куда же подевалась эта чертова отмычка? Кто-то украл? Конкуренты проснулись? НЛО активизировались? Или кто? Или что? Блин!..


Продолжает шлепать по себе - уже скорее по привычке, ибо толку от этого нет.



2.

Неспешно появляется Матвей. Неспешно гуляет. Алёша смотрит на Матвея, затем идёт к нему навстречу, улыбается.


А Л Ё Ш А. Здравствуйте, уважаемый.

М А Т В Е Й. Здрасьте.

А Л Ё Ш А. Что так поздно в одиночестве? Может, чего-то не хватает? Или у вас проблема, в которой я способен помочь?

М А Т В Е Й. Мне ничего не надо. А что надо вам?

А Л Ё Ш А. Ничего. У меня всё есть. Просто скучно немного. Вот я и гуляю. А вы тоже гуляете?

М А Т В Е Й. Возможно. А что?

А Л Ё Ш А. Ничего. Не желаете отвечать - не отвечайте. Имеете право. Просто вы - симпатичный, а с симпатичным приятно пообщаться в любое время.

М А Т В Е Й. А с чего вы взяли, что я - симпатичный? Вы - гомосек?

А Л Ё Ш А. Боже упаси. Натурал. Просто я - что вижу - то и говорю. Меня, кстати, зовут Алёша. А вас?

М А Т В Е Й. Неважно.

А Л Ё Ш А. И правильно. Но вот пришли бы ко мне в гости, и я бы угостил того, чье имя знаю, чем-то вкусным, поговорили бы, послушали музыку...

М А Т В Е Й. И что? Хотя я люблю вкусное...

А Л Ё Ш А. Верю. Но сейчас, к сожалению, у меня пропал ключ от квартиры. Потерялся, скрылся, замаскировался... Поэтому попасть домой я смогу только утром. Так что приходите завтра днём - и я вас угощу.

М А Т В Е Й. Бесплатно? На шару?

А Л Ё Ш А. Естественно. Я же вам не продаю ничего, а просто обещаю угостить. Но вот если бы продавал - вы бы купили.

М А Т В Е Й. Почему?

А Л Ё Ш А. Потому. Ладно, извините. Просто я не знаю, что делать, вот и разговариваю.

М А Т В Е Й. Идите к консьержу, пускай он знает, что делать.

А Л Ё Ш А. А что он может знать? Как спать на стульях? Как пойти к соседям? Не хочу - ни первого, ни второго. Это варианты ощутить себя убогим. А я не убогий.

М А Т В Е Й. (смеётся) Я вас понимаю. И даже... (на мгновение задумывается) ...приглашаю вас переночевать у меня. Вон в том доме. Устраивает?

А Л Ё Ш А. А что?.. Вполне. Если хотите, я вам даже заплачу за это. Не офигенную сумму, но заплачу.

М А Т В Е Й. Зачем?

А Л Ё Ш А. Согласно логике. Ведь любая ситуация - это товарообмен. И любой человек - это либо продавец, либо покупатель...

М А Т В Е Й. Стоп. Вы что - хотите спать на улице?

А Л Ё Ш А. Не хочу.

М А Т В Е Й. Тогда не грузите логикой. Лучше давайте заглянем к вашему консьержу.

А Л Ё Ш А. Зачем?

М А Т В Е Й. Ну, должен же я убедиться в том, что вы не врёте. И пожелать ему спокойной ночи. Меня зовут - Матвей.


Идут. Уходят.



3.

Алёша и Матвей появляются снова - так, будто они пришли туда, куда направлялись. Алеша демонстративно старается не шуметь и выглядеть цивилизованно. Матвей его успокаивает.


М А Т В Е Й. Расслабьтесь. Сейчас я живу один. Моя сестра - Настя - в отъезде. Так что беспокоить здесь некого.

А Л Ё Ш А. А что за сестра? Старшая, младшая, красивая?.. Хотя, что я спрашиваю? Конечно, красивая.

М А Т В Е Й. Сестра супер. Хоть и младшая. Вы бы влюбились. А она бы ваши базары про товарообмен послушала. А потом что-нибудь такое ответила бы, что вы бы офигели и влюбились ещё больше. Так что пока отдыхайте.

А Л Ё Ш А. Хм. Заинтересовали вы меня. Может, пригласите, когда сестра будет дома? Познакомимся, посмотрим друг на друга, покушаем... Расходы беру на себя. Что скажете?

М А Т В Е Й. Оставите номер, появится Настя, я вам позвоню, а дальше сами разбирайтесь.

А Л Ё Ш А. Логично. Разберёмся. Хотя бы потому, что я обязан разбираться. Ведь я - коммерсант. Деловой человек. Создатель структуры, которая не всем понятна, но от этого не перестаёт быть классной.

М А Т В Е Й. Почему?

А Л Ё Ш А. Потому что в её основе лежит главная мысль. Что бы ни происходило - извлекай из этого выгоду. А, учитывая, что каждый, кто продвигает свою идею - на самом деле, продвигает свой "товар" - то получается, что самым ходовым товаром является идея "всё является товаром". Соответственно, торговать можно - и нужно - всем. Понимаете - ВСЕМ.

М А Т В Е Й. А разве в жизни так?

А Л Ё Ш А. Однозначно. Но кое-кто думает иначе. Потому и существуют бардак, суета и беспокойство.

М А Т В Е Й. Всё может быть. Следовательно - вопреки бардаку и беспокойству - предлагаю отдыхать. Два отдыхающих - это, конечно, не три отдыхающих, но всё равно круто. Хотя бы потому, что каждый имеет возможность увидеть сон. Ну, а какой будет сон - кошмар, эротика, или фантасмагория - мне неизвестно. Короче, в той комнате диван. А я буду вон в той. Спокойной ночи.

А Л Ё Ш А. Спокойной ночи.


Алёша и Матвей расходятся в разные стороны. Уходят.



4.

Стремительно появляется Настя - с любой стороны. За Настей идут Илья и Дарина. Дойдя до первого со своей стороны стула, Настя останавливается.


Н АС Т Я. Дарина, ты остаёшься здесь.

Д А Р И Н А. Почему?

Н А С Т Я. Потому.


Настя идёт дальше. Дарина остается стоять. Илья идёт следом за Настей. Пройдя средний стул, Настя не останавливается, а движется дальше, и доходит до третьего стула. Возле него она ждёт, когда к ней подойдёт Илья.


Н А С Т Я. Илья, а ты будешь стоять здесь.

И Л Ь Я. Почему?

Н А С Т Я. Потому, что Дарина тоже стоит.


Илья остаётся стоять возле третьего стула. Настя возвращается к среднему стулу, и усаживается на него.


Н А С Т Я. Итак, первый этап достигнут. Теперь ужасы и эротика исключены - поскольку ты, Дарина, и ты, Илья, разведены в разные стороны. Остаётся только фантасмагория. И начинается она с вопроса, касающегося вас обоих. Чего вы хотите?

Д А Р И Н А. В смысле?

Н А С Т Я. Не тупи. Вот чего тебе хочется в жизни? Лично - тебе. Так сказать, твоё главное желание. Не покушать, не в сауну, не в туалет, и даже не в постельку. А - главное. Единственное. Твоё.

Д А Р И Н А. Моё?.. Ё-моё... А я знаю его?

Н А С Т Я. Отвечаю. Если ты знаешь своё главное желание - значит, оно у тебя есть. Если не знаешь - его нет. А все эти "покушать, в сауну, в туалет, и в постельку" - это не твои желания.

Д А Р И Н А. А чьи?

Н А С Т Я. Твоих запчастей. Живота. Попы. Ушей. Мизинцев каких-нибудь. А твоего целого желания - нет. Но если оно вдруг есть, скажи мне - какое оно? Чего ты хочешь больше всего?

Д А Р И Н А. Если честно, то... чтобы люди не извлекали пользу любым способом. А чтобы они получали пользу... в процессе принесения пользы.

Н А С Т Я. Почти внятно и понятно. Только нынче пользу никто не приносит. Да и раньше не особенно старались.

Д А Р И Н А. Между прочим, это потому, что человек забил на себя. Человек, ведь он - кто? Часть природы. А именно на природу человек и забил. Направо, налево, вдоль и поперёк. Даже наискосок. Соответственно, в ответ он имеет то же самое. То есть, пользу не приносит - пользу и не получает. А если бы приносил - получал бы. Вот я и хочу, чтобы человек не обманывал себя и других, а приносил радость - себе и другим.

Н А С Т Я. Как?

Д А Р И Н А. По разному. Способов навалом. Я их даже всех не знаю. Но хочу знать. И не только знать, но и показывать другим - как это, зачем, и почему бы не сейчас. Так понятно?

Н А С Т Я. Вполне. Часть забила на целое, и целое отвечает взаимностью. А когда ты хочешь знать и показывать другим всё, что ты хочешь знать и показывать? Вчера, сегодня, завтра?

Д А Р И Н А. Вчера - это было бы здорово. Но, увы. Завтра - это мираж. А вот сегодня, сейчас - это превосходно.

Н А С Т Я. Вопросов больше нет. Можешь сделать шаг ко мне. Должна же одна часть приближать к другой части, а не наоборот. Иначе фиг они соберутся в целое.

Д А Р И Н А. (делает шаг к Насте, останавливается). И что дальше?

Н А С Т Я. Отдыхай (поворачивается к Илье). Илья, а теперь ты скажи мне - чего ты хочешь?

И Л Ь Я. Сейчас, или вообще?

Н А С Т Я. Только не начинай отмазываться. А то вы с Дариной становитесь похожи друг на друга. Или отвечай, или не отвечай. Но если не отвечаешь - свободен.

И Л Ь Я. Как это - свободен? Это вообще-то мой дом.

Н А С Т Я. Ах, да... Извини. Увлеклась. Тогда буду свободна я (встаёт).

И Л Ь Я. Да подожди ты! Это уже не разговор получается, а какие-то дебаты. Ты этого добиваешься?

Н А С Т Я. Нет.

И Л Ь Я. Тогда садись обратно (Настя садится). И слушай меня. Итак, я хочу... А чего я хочу? Конкретики. Не чего попало и как попало, а того, что надо, плюс разумно, эффективно и полезно. И для самого источника конкретики, и для остальных. И я - кстати - готов подсказывать и показывать другим разные дорожки. Но с учётом этой пользы. Между прочим, если кто-то подскажет-покажет что-то полезное и эффективное мне - я уже благодарен.

Н А С Т Я. И когда ты этого хочешь?

И Л Ь Я. Всегда.

Н А С Т Я. Подозрительно нормально... Ладно, тоже делай шаг ко мне (Илья делает, Настя разворачивается от него). Но тогда странность какая-то получается. По отдельности вы говорите нормальные вещи, а вместе - тянете каждый в свою сторону. Почему?

И Л Ь Я. А ты сама чего хочешь?

Н А С Т Я. Я? Пить хочу. Сок.

Д А Р И Н А. Всё будет. Всё уже есть. Но за углом. А пока мы ещё не там, ты отвечай. Интересно же.

Н А С Т Я. Легко. Я хочу, чтобы люди всегда, когда чего-то не могут, привлекали к себе того, кто это может. И таким образом вместе получали бы больше возможностей, чем по отдельности. Я хочу быть частью такой цельности. Потому что "я как я" могу только что-то. А "я как мы" могу гораздо больше.

И Л Ь Я. Когда?

Н А С Т Я. Идеально - всегда. Реально - сейчас.

Д А Р И Н А. Сейчас? Ночью?

Н А С Т Я. Если надо, то сейчас и ночью - сейчас. Но в данной ситуации я разрешаю вам расслабиться. Потом разрешаю угостить меня стаканчиком сока. А потом приказываю всем отдыхать. Потому что даже лебедь, рак и щука иногда отдыхают. Между прочим, они относятся к природе. И мы относимся туда же. Так что, устраивая отдых себе, мы помогаем природе. Понятно?

И Л Ь Я. Так точно!

Д А Р И Н А. Так точно!

Н А С Т Я. (встаёт). Ну, тогда ведите меня за угол. Сока хочу. А потом спать. Без фантасмагорий. Без ничего. Просто спать.


Уходят.



5.

Звенит будильник. Выбегают Алёша и Матвей. Делают физзарядку (или делают вид, что делают). Могут пару раз подпрыгнуть. Затем расслабляются.


А Л Ё Ш А. Матвей, спасибо тебе огромное.

М А Т В Е Й. За что?

А Л Ё Ш А. За ночлег. За гостеприимство. За помощь. Короче, теперь я твой должник. И поэтому приглашаю тебя в гости. Ну, то есть, сначала я решу проблемку с закрытой дверью, а потом - в гости. И учти - я надеюсь на дальнейшее общение - и с тобой, и с загадочной незнакомкой Настей, и вообще. И кстати, хочу - в благодарность за твою человечность - сделать тебе подарок. Я готов исполнить твое желание.

М А Т В Е Й. Ты что - волшебник?

А Л Ё Ш А. (улыбается) Я только учусь. Так что не обещаю миллион баксов в чемоданчике, но что-нибудь нормальное - это по силам. Ты не против?

М А Т В Е Й. Конечно, нет. Я же не псих.

А Л Ё Ш А. Отлично. Может, тогда сразу поделишься со мной - чего ты хочешь? Чтобы я правильно настроился. Конечно, если ты сам знаешь, чего ты хочешь. Ты ведь знаешь?

М А Т В Е Й. Знаю, конечно. Я хочу покоя. Ну, это если миллион баксов обламывается...

А Л Ё Ш А. А конкретнее?

М А Т В Е Й. А фиг его знает. Покой - и баста. Но не такой, чтобы забить на всё, и сосать пиво, а другой. Иначе станет противно самому от себя. Вот.

А Л Ё Ш А. Понятно. В смысле, пока ничего не понятно, но уже понятнее - в каком направлении будет понятно... В общем, держи мою визитку. Тут есть номер телефона. Позвони мне после обеда - и мы придумаем такое, что тебе понравится. Кстати, если к тому времени появится твоя сестра, приходите вместе. Благо я сегодня вообще - добрый и благородный.


Алёша уходит.



6.

Матвей делает еще несколько физкультурных движений - машинально. Останавливается лицом к смотрящим, поправляет прическу, шевелит мышцами лица. Некоторая пауза.


М А Т В Е Й. Вообще-то любопытно. Вот ты - моё отражение - говоришь, что хочешь покоя. Тебя услышали. И ушли. И теперь, когда рядом никого нет - скажи мне: чего ты хочешь на самом деле? Лично для себя. Или для меня. Неважно. Уж мы-то знаем: мы с тобой - одно целое. Итак, что такое покой? Старое кириллическое название буквы "ПЭ"? Отсутствие волнения, шума в природе и в человеческом окружении? Состояние релаксации в контексте укрепляющей или реабилитационной функции? Место приёма и регистрации поступающих больных в больнице? Город в Верхней Силезии?..


Появляется Настя. Но, мигом сообразив, что ее появление не замечено Матвеем, Настя пользуется ситуацией, наблюдает за Матвеем, и буквально подкрадывается к нему сзади - тихо и осторожно.


М А Т В Е Й. ...Изменение положения материальной частицы в четырёхмерном пространстве в ходе расширения Вселенной, при котором её мировая линия прямолинейна и направлена строго по радиусу, то есть вдоль вектора абсолютного времени? Сон, неподвижность, бездеятельность?.. И мы этого хотим? Мы - ты и я - белые и пушистые, симпатичные и сообразительные, обаяшки и очаровашки, зритель и актёр, я и ты - вместе, как единое целое - хотим всего этого? В противовес тревогам и беспокойствам, бурям и волнениям?.. Смешно. И в присутствии психиатра лучше этого не говорить. Иначе резко приблизится еще одна трактовка - со скромным названием "вечный покой"...


Матвей скорбно замирает, складывает ладони у груди - так, словно молится, опускает голову... Может зазвучать что-то органное... Своеобразная музыкальная тишина. Которая резко обрывается - это Настя, уже стоящая позади Матвея - демонстративно аплодирует ему. Матвей аж подпрыгивает. Настя смеётся.


М А Т В Е Й. (сердится) Блин!.. Настя, ты опять прикалываешься? Ты всегда прикалываешься!.. И при людях, и без них! Тебе от этого весело?.. Или мне ещё нужно упасть и ногами задёргать?

Н А С Т Я. Типун тебе на язык. Не надо никуда падать и не надо ничем дёргать. Прости меня, пожалуйста. Просто ты так вошел в какую-то роль, что я не удержалась. Вот и получился такой себе театральный каламбур. Твой маленький моноспектакль плюс моя крохотная шутка. Прости. Я же не со зла. Я просто отреагировала.

М А Т В Е Й. Отреагировала? На что?

Н А С Т Я. Вот, кстати, я тоже хочу это узнать. Ты кого изображал? Такой одновременно величавый, печальный и смешной... Ты готовишься в депутаты? Или выше - в народные депутаты? Или - не дай Бог, кто услышит - в антинародные депутаты?..

М А Т В Е Й. Сама ты антинародная. И юмор у тебя такой же. А вот лично у меня - всё в порядке. Более того, в твоё отсутствие - возможно, именно это и есть подарок судьбы... - я познакомился с толковым человеком. И сделал ему доброе дело. В благодарность за это человек пообещал мне исполнить моё желание. Вот так-то.

Н А С Т Я. Какое желание?

М А Т В Е Й. Моё. Сокровенное.

Н А С Т Я. Любопытно. И что это за желание? Чего ты хочешь? В смысле, что ты ему сказал?

М А Т В Е Й. Правду сказал. О том, что я хочу покоя. Впрочем, тебе этого не понять.

Н А С Т Я. Почему? Очень даже понять. И, исходя из того, что я понимаю, он пообещал тебе место на кладбище. Да?

М А Т В Е Й. Глупая ты. Что давно не удивительно. Удивительно другое - то, что я рассказал ему о своей сестре, как о человеке умном и перспективном.. Увы - перестарался. Но ничего. Мы всё исправим. Сегодня. После обеда. Этот человек пригласил меня в гости. И я пойду. Между прочим, ты тоже можешь пойти. Ему это - возможно - будет интересно. Не знаю только - интересно ли это тебе.

Н А С Т Я. Мне интересно всё. Мне интересно - кому это ты нагрузил про меня? Мне интересно - какое такое доброе дело ты сделал? Но особенно мне интересно - какое у тебя желание. Я серьёзно. Ведь если я знаю - чего ты хочешь - я сама помогаю тебе в этом. Сто процентов. Потому что именно этого я и хочу - помогать другим так, чтобы им это было не в тягость, а в радость. Ну, не сердись. Ну, пожалуйста. Ну, прости меня умную и перспективную... Мир?

М А Т В Е Й. (вздыхает) Куда ж я денусь из желудка людоеда?.. Мир.

Н А С Т Я. Спасибо-спасибо-спасибо. Вот это, действительно, доброе дело. Слушай, но неужели ты одним только покоем и ограничился? Это же скучно. Это однообразно. Чего-то не хватает.

М А Т В Е Й. Да я и сам чувствую, что не хватает. Но чего?

Н А С Т Я. Может, противоположности?

М А Т В Е Й. В смысле?

Н А С Т Я. Ну, покой - внутренний. Значит, активность - наружная. А что? Неплохо получается.

М А Т В Е Й. Точно!.. Вот я же имею в виду именно это, но оно словно заблудилось у меня на языке. А тут взяло и сориентировалось. Активность. Покой внутри и активность снаружи. Но не та активность, какую имеет щепка, подхваченная вихрем, а настоящая. Активность, в которой я чувствую себя естественно, весело и классно. Отлично! И чем раньше - тем лучше.

Н А С Т Я. (снова аплодирует) Только не становись в позу, ладно? Я ведь сейчас не прикалываюсь, я искренне радуюсь за тебя. Мне нравится то, что ты наконец-то сформулировал. И я уже готова увидеть того, кто это реализует. Когда в гости? Куда? Далеко?

М А Т В Е Й. Нет. В соседний дом. Но - после обеда. Ты как раз успеешь умыться, причесаться, и вообще привести себя в порядок.

Н А С Т Я. Ого. А это зачем?

М А Т В Е Й. Здрасьте. Ты же должна у меня быть похожа на умную и перспективную, да ещё и симпатичную. Или тебя больше устраивает тупая и отсталая уродина?

Н А С Т Я. Нет.

М А Т В Е Й. Тогда вперёд.

Н А С Т Я. (левую руку кладёт себе на голову, правой отдаёт честь) Слушаюсь!


Настя разворачивается и марширует за кулисы. Матвей идёт за нею. Кривляется, естественно.



7.

Появляется Алёша. Один. Неспешно прохаживается. Туда-сюда, сюда-туда. Моментами может даже жестикулировать - словно он кого-то слушает, и реагирует на услышанное не словом, а жестом. Впрочем, когда Алёша начинает говорить, становится ясно, что он таки ведёт диалог. Но с кем-то невидимым. Возможно, это мобильный абонент. Возможно, это кто-то еще, точно так же не видимый со стороны, но явно воспринимаемый Алёшей. А возможно, Алёша разговаривает со своей противоположностью, находящейся внутри него... Неизвестно. Но - судя по Алёше - общение продолжается. Продолжается и прохаживание Алёши по "своей" территории - хаотическое, "броуновское".


А Л Ё Ш А. Ага... Ага... Ой, я тебя умоляю. Расслабься. И не писай кипятком внутри моей головы. А то кое у кого дым из ушей пойдёт. Всё нормально. Хотя у каждого человека свое понимание "нормально"... И то, что нормально алкашу, вряд ли будет нормально вегетарианцу. И наоборот. Хм... Тогда другая фраза - всё в порядке. И любые мнения, отличные от моего - аннулируются. А иначе и быть не может, когда всё, что делаю не я, контролирую именно я. Посему - чихать на любое не моё мнение. Ибо мало ли что может возникнуть в чьём-то больном воображении? Например, то, что он президент доисторического государства... Не вопрос. На здоровье. Я же не доктор, чтобы решать - сделать ему симбиоз с капельницей, или пускай себе общается с разными Наполеонами и Бонапартами. Я - это я. И ты это знаешь. А если что-то тебя не устраивает во мне, то учти - я только один раз гавкну, и ты сразу превратишься в придурка. Ибо делать из тебя образованного пацифиста - скучно. А вот мириады придурков - это прикольно. Особенно, когда они колбасят друг друга, я смотрю на это, и усцыкаюсь... Ведь правильность всего решаю я. И если я сказал, что каждый обязан хрюкать с акцентом меня - значит, всё. А тот, кто хрюкнет в неприятной мне модуляции, автоматически - посторонний. А всё постороннее я удаляю. Ты этого хочешь?.. Тогда не вякай. Слушай молча. И вот, когда я обнаружил, что мои ключи куда-то испарились, возник этот Матвей... Я знаю, что ты это знаешь, но напоминаю - я воспринимаю всё не так, как ты. А так, как я. Короче, если левая половинка яблока захочет, чтобы червяк из неё перебрался в правую половинку - это её дело. Но если яблоко захочет, чтобы червяк убрался на фиг - червяк уберётся на фиг. И ни одна половинка яблока на это не повлияет. Теперь сообрази, что я - не яблоко, а яблоня - и закрой свою червоточину. Итак, возник Матвей. Неспешно так, бесцельно, типа гулял. Я посмотрел на него, усёк, что чувак безопасен, и явно откуда-то рядом - следовательно, обязан устроить мне бесплатную спальную горизонталь. Подошёл к нему, улыбнулся, заговорил культурно... Он меня даже за пидора принял. Наивный... Затем я подразнил его комплиментом - и чувак клюнул. Что?.. Нет, вместе мы не гуляли. Мы сразу двинули к нему, в соседний дом. А дома он выдал инфу о том, что у него есть сестра. Типа белая и пушистая. Но сейчас она, мол, отсутствует, поэтому можно не напрягаться. А я и не напрягался. Потом мне предоставили диван, и я на нем откинулся. А утром я попил с Матвеем его кофе и пригласил его к себе в гости. Разумеется, с сестрой. С Настей. А что? Вдруг она, например, сексапильная? Типа блондинка наоборот. Тогда увидим - кто из нас пидор... Поэтому я пообещал этому Матвею, что исполню его желание. Ну, типа прикинулся Хоттабычем по вызову. И мне теперь интересно - чего такого пожелает этот незрелый гуманоид? И как? Как я его буду удовлетворять?.. Никак? А что, это хорошая мысль. Ведь любой контакт - если ты помнишь - это акт торговли. А далеко не вся торговля завершается удовлетворением покупателя. Главное - получить с него. Остальное - проехали. Что-то с него - я имею в виду ночевку - я уже получил. А тут этот клоун еще и свою Настю приведёт. Приведёт-приведёт. Он уже звонил недавно, и сообщил, что они с сестричкой готовы посетить мои апартаменты. Так что именно сейчас эти фигурки передвигаются в нашу сторону. А это значит, что к нам направляется возможность приятно провести время. Каким образом? Элементарным! Он будет грузить меня своим желанием, или своим чем-то там. Я буду грузить его. Чем? Неважно. Сымпровизируем - нам же не впервой (звучит звонок от входной двери) О!.. Звоночек. Развлечение начинается. А мы ещё думали - чем занять себя? Расслабься! Делай, как я!..



8.

Появляются Матвей и Настя. Алеша радостно устремляется к пришедшим.


А Л Ё Ш А. Здравствуйте! Очень рад видеть добрейшего Матвея и его очаровательную...

Н А С Т Я. Настя.

А Л Ё Ш А. ...Настю. Приятное имя. А я - Алёша.

Н А С Т Я. Я в курсе.

А Л Ё Ш А. Тем более приятно. Что ж, проходите, уважаемые, располагайтесь, где хотите и как хотите. Вот, можете сюда... или сюда... только осторожно... и аккуратно, пожалуйста... а то у меня всё чистое, обработанное... ну, вы сами понимаете - настоящая ценность должна находиться в достойной оправе... Чаю хотите?

Н А С Т Я. Не откажемся.

М А Т В Е Й. Хотя мы, если помнишь, пришли по другому поводу.

А Л Ё Ш А. У меня дома все поводы чувствуют себя уютно. Но. Если уж ты сразу напоминаешь мне о важном, то, может, не будем торопиться с чаем? Лучше сходим в кафе - тут неподалеку есть уютное место - и там выпьем чего-нибудь вкусного и полезного. Точно. А заодно и скушаем чудную выпечку. Всё - решили. Значит, ещё одна достойная оправа у нас впереди. Вам понравится. И надеюсь, не менее, чем у меня. Вам ведь нравится у меня?

М А Т В Е Й. Да, конечно. Спасибо.

А Л Ё Ш А. И, между прочим, то что ко мне заглянули гуманист и прекрасная барышня - это тоже закономерный кирпичик в то здание благополучия, которое создаётся мной. Тот самый кирпичик, который говорит "спасибо". Мне это нравится. Мне также нравится смотреть на вас, Настя.

Н А С Т Я. Почему?

А Л Ё Ш А. Оттого, что шедевр природы посетил мои закрома. Вы знаете, возникает такое ощущение, словно ко мне заглянуло само солнце. И сразу стало светлее...

Н А С Т Я. Благодарю. Но я всего лишь сопровождаю Матвея. Так что давайте лучше переключимся на него.

М А Т В Е Й. Ой, да ладно вам. Я вообще зашел просто так, по пути.

А Л Ё Ш А. Я никогда не отказываюсь от своих слов. Более того, всё, что я говорю и делаю - происходит только по высшему разряду. Так было, есть и будет. Итак, Матвей, чего ты желаешь?

М А Т В Е Й. Ну, вообще-то я много чего желаю...

А Л Ё Ш А. Понятно. Жареная курица? Велосипед? Книга? Сковородка? Планшет? Что?

М А Т В Е Й. Меня сейчас интересует не вещь, а другое. Для себя я это сформулировал, как "покой внутри и активность снаружи".

А Л Ё Ш А. Ага. Водка? Драп? Что-нибудь позабористее?..

Н А С Т Я. (смеётся) Смешные вы... оба. Речь идёт не о допингах. А скорее, об образе жизни, благодаря которому Матвей сможет испытывать покой внутри и активность снаружи. То есть, удовлетворение от того, как он живет, и чем он занимается.

А Л Ё Ш А. Слушайте, вы очень толково формулируете. Если точно так же вы и действуете, то я уже ваш поклонник...

Н А С Т Я. Итак?

А Л Ё Ш А. (смеётся) Вы перебираете инициативу на себя!.. Это здорово! Мне симпатичны такие лица. А когда лицо одновременно и приятное, и инициативное - это супер! Матвей желает покоя внутри и активности снаружи? Он получит это. Только сразу нюанс - получит, естественно, в изначальном виде. А для того, чтобы этот вид приобрёл статус полноценности, придётся проявить эти самые покой и активность. Короче, я предлагаю работу.

М А Т В Е Й. Какую?

А Л Ё Ш А. Толковую. Сначала Матвей проявит себя, как агент - оставаясь спокойным внутри, проявит снаружи такую активность, что потенциальные покупатели начнут превращаться из потенциальных в реальные. Затем Матвей имеет шанс стать старшим над несколькими агентами. Он им объяснит, как правильно нужно действовать для того, чтобы и результат был достигнут, и процесс был приятен. Ещё далее... Далее возможно всё. И это всё будет зависеть только от того, чего будет желать Матвей перед моментом перехода к "далее". Хороший вариант?

М А Т В Е Й. Я не знаю... То есть, хороший... наверное... но, как-то всё непривычно...

Н А С Т Я. Непривычно - это не означает плохо. Мне нравится суть объединяющей позиции. И я понимаю, что к ней нужно подготовится. И таким этапом подготовки является практика в шкуре агента. Всё логично. Впрочем, решать, конечно, Матвею. Единственная неясность - а что именно будет преподносить потенциальным клиентам Матвей?

М А Т В Е Й. Да. Что? А то я не представляю...

А Л Ё Ш А. Тут есть варианты. Есть даже выбор. Благо мною охвачена куча направлений. Но. Ко мне в голову вдруг забрел любопытный вопрос. А что бы вы сами хотели преподносить?

М А Т В Е Й. Я? Ну-у-у... Что-то такое, чтобы и вам полезно и мне интересно. И наоборот.

А Л Ё Ш А. Чтобы и нашим, и вашим. Никакой конкретики. Хорошо. Тогда - наобум. Например, туалетная бумага.

Н А С ТЯ. Нет. То есть, оно, конечно - теоретически - может быть и да, но очень хочется, чтобы от этого происходил если и не мир во всём мире, то хотя бы мир в одной голове. Да, именно в голове, а не - извините - в заднице.

А Л Ё Ш А. Мир в одной голове... Хорошо сказано. По крайней мере, в моей голове от этих слов всё упорядочивается. Но варианты всё ещё остаются. Поэтому. Предлагаю обсудить их за кофе и вкуснятиной. Так сказать, достойная компания в достойных условиях. Как такой расклад?

М А Т В Е Й. Вполне.

Н А С ТЯ. Не возражаю.

А Л Ё Ш А. Отлично! Тогда - прекрасные мои - вперёд!


Алёша подхватывает Матвея и Настю под руки и - весело и энергично - уволит прочь.



ДЕТСТВО

Появляются три человека. Двое мужчин и одна женщина. Алёша, Илья, Дарина. Каждый - на своей "ментальной территории". Остальные двое - для каждого - почти как элементы обстановки. Слышен шум подземной станции метро. Приближается состав. Прибывает. Двери открываются. Слышно объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "ЮНОСТЬ". УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СВОИ ВЕЩИ.


Три человека входят в пустой вагон.


ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ. СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ "АВТОРИТЕТ". ПРОСЬБА ЗАРАНЕЕ ПРИГОТОВИТЬСЯ К ВЫХОДУ.


Двери закрываются. Состав трогается. Шум движения постепенно сходит на нет. Или остается - фоном. Оживает рекламный монитор. На нем появляется нос (желательно, человеческий) - большой, но натуральный. То есть, понятно, что у носителя носа есть глаза, рот, уши, причёска и т.п., но все это - за кадром. Нос принюхивается. И поскольку начинает звучать голос, следовательно, носитель носа говорит. В процессе этого говорения три человека могут обращать на нос внимание, а могут и не обращать. Как им угодно. Поезд идет.

Г О Л О С. Уважаемые пассажиры!.. Требуются субъекты. Первый. Водолаз-юморист. На подводную занятость. Обязанности - технические работы, обслуживание оборудования и демонстрация пользы юмора в любых условиях. Требования - физическое здоровье, водолазная квалификация, создание ежедневной весёлой атмосферы. Второй. Дегустатор-провокатор. Занятость периодическая. При наличии коньяков, чая, кофе, шоколада, сыров, колбас, фруктов и прочих обстоятельств. Личные качества: проницательность, сосредоточенность, живое воображение, знание особенностей психологии человека, владение методами провокации. Третий. Дед Мороз - спасатель. Занятость - сезонная. Хорошая дикция и грамотная речь. Умение импровизировать и мгновенно оценивать обстановку. Дисциплинированность, решительность, ответственность, ловкость, оптимизм и отсутствие вредных привычек. Навыки спасения Снегурочек от пингвинов. По всем вакансиям гарантируются социальные пакеты и достойная оплата. Ждем обращений.


Монитор гаснет. Три человека переглядываются. Затем каждый крутит пальцем у виска. После этого каждый снова абстрагируется. Поезд идет. Звучит очередное объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "АВТОРИТЕТ". УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СВОИ ВЕЩИ.


Поезд останавливается. Двери открываются. Люди выходят. Состав уезжает. Люди расходятся (Алеша в одну сторону, Илья в другую, Дарина - следом за Ильей).



АВТОРИТЕТ

9.

Появляются Илья и Дарина. Дискутируют. Идут к центру. Там и притормаживают.


И Л Ь Я. ...Спокойно. Не нервничай. А то заболеешь слабоумием. Сейчас вирусы знаешь, какие хитрые?

Д А Р И Н А. Сам ты вирус. А я твой антивирус. Поэтому вся та ерунда, которую ты из себя извергаешь, стукается об меня, и обламывается.

И Л Ь Я. Почему сразу - ерунда? Наоборот! При этом мы можем сразу всё проверить.

Д А Р И Н А. Как проверить?

И Л Ь Я. Легко. Собой. Смотри - становись сюда, рядом. Вот так - чтобы наши носочки были на одном уровне. Теперь смотри - я сделаю несколько шагов. И остановлюсь. А ты затем спокойно подойдёшь ко мне.

Д А Р И Н А. Зачем?

И Л Ь Я. Давай сначала сделаем это, а потом я отвечу на вопросы. Конечно, если в этом будет необходимость. Договорились? Тогда я пошёл (делает три размашистых шага вперёд, останавливается, разворачивается к Дарине). Теперь ты - иди сюда.

Д А Р И Н А. (делает несколько шагов к Илье, ничего особенного, только она расстояние, пройденное Ильёй за 3 шага, укладывает не менее, чем в 4). Пришла. Что дальше?

И Л Ь Я. Сколько ты сделала шагов?

Д А Р И Н А. Ой, я не считала. Кажется, четыре.

И Л Ь Я. Не кажется, а точно. Четыре. А я сделал три. Соответственно, на одно и то же расстояние мы потратили разное количество усилий - мышечных, интеллектуальных, любых... Ты - больше. Я - меньше. Извини, дорогая, но экономия и разумность в моих действиях видны невооружённым глазом. А вот в твоих действиях их рассмотреть невозможно. Даже под микроскопом.

Д А Р И Н А. Почему?

И Л Ь Я. Вот тебе объяснение для детского сада. На одну и ту же задачу ты потратила больше энергии, чем я. А всяческих задач и микрозадач - по любому поводу - человек решает в течении дня тысячи и миллионы. Это нормально - это естественно. Но вот к концу дня, когда я только раскачаюсь, ты окажешься уже выжатой, как лимон. Это нормально? Это естественно? В конце концов, это - рационально?

Д А Р И Н А. Так, не передёргивай. А то сейчас доманипулируешь словами до того, что мои действия концептуальны, а твои - аморальны.

И Л Ь Я. Солнышко. Рыбка. Зайчик. Нравится тебе это, или нет, но нерациональна в нашей забавной жизни не только ты. Таких вокруг полно. А рациональных - таких, как я - мало. Очень мало. Гораздо меньше, чем золота в земле. Не веришь? Давай проверим.

Д А Р И НА. Опять?

И Л Ь Я. А что тут странного? Мы регулярно что-то проверяем, и даже не замечаем этого. Смотри - вон идёт мужик. Прямо сюда. Сейчас мы узнаем - рациональный он, или нет.


Появляется Матвей. В руке он держит что-то вроде открытки. Идёт к Илье и Дарине. Подходит.


М А Т В Е Й. Здравствуйте.

И Л Ь Я. Привет. А ты нам как раз и нужен.

М А Т В Е Й. Зачем?

И Л Ь Я. Мы - журналисты. И сейчас проводим опрос среди населения. Не среди кого попало, естественно, а среди динамичных и активных. Итак, много времени мы не отнимем. Наоборот - можем помочь человеку. И своими вопросами, и его ответами. Хорошо?

М А Т В Е Й. Хорошо. Но. Я буду отвечать только тогда, когда вы примете от меня приглашение на одну презентацию. И пообещаете придти. Ну, а если вы не примете и не пообещаете, мне надо идти дальше.

И Л Ь Я. Договорились. Вопрос - чего вам в жизни не хватает?

М А Т В Е Й. Вот эти приглашения. Возьмите (протягивает "открытку" Дарине, та берёт, рассматривает). Вы будете?

И Л Ь Я. Да, мы будем. Повторяю вопрос...

М А Т В Е Й. И что, вас даже не интересует - что это будет такое? Презентация чего? И какую выгоду вы получите от вашего визита?

И Л Ь Я. Мы разберёмся. Потом. А сейчас не усложняйте ситуацию. Или вам именно этого не хватает? Сложностей? Регулярно?

М А Т В Е Й. Мне? Ни в коем случае. Наоборот, я вам даю эти приглашения для того, чтобы у меня сложностей было меньше. И кстати, у вас их тоже будет меньше.

И Л Ь Я. Понятно. Сплошная нерациональность...

Д А Р И Н А. Подождите вы оба. Мне интересно. Что это будет? И какой мне плюс от того, что я туда пойду?

М А Т В Е Й. Это будут подушки. Сокращённо и ласково их называют "душки". Самые разные - большие, маленькие, фигурные, прозрачные, смешные, ароматные, национальные, а-ля цветы... любые. Выставка-распродажа. Посетитель получает сувенир. И скидку - если решает продолжить знакомство. Как правило, продолжают все. Потому что это весело, приятно, полезно, и надолго создает хорошее настроение.

Д А Р И Н А. Хм. Мне всё ещё интересно. Я пойду.

М А Т В Е Й. Спасибо.

И Л Ь Я. Повторяю повторно. Чего вам не хватает?

М А Т В Е Й. Мне? А вам?

И Л Ь Я. Ага. Отмазываешься. Значит, беспокоишься. Следовательно, тебе не хватает спокойствия. Верно?

М А Т В Е Й. Ну... Да. А что - кому-то хватает?

И Л Ь Я. Конечно. Мне хватает. Всем, кто мыслит и действует рационально - хватает. Потому что спокойствие - это следствие уверенности в себе. А уверенность в себе - это следствие не каких попало шагов, а конкретных и продуманных. Резюме. Тот, кому не хватает спокойствия - не эффективен. А тот, кто не эффективен - не рационален. Логично?

М А Т В Е Й. Ни фига себе... Логично. И слушая вас, я реально чувствую себя этим... не рациональным. И раньше чувствовал, но не знал, как это назвать. А теперь знаю. Но лучше от этого не становится...

Д А Р И Н А. Не заморачивайтесь. Нельзя быть эффективным и рациональным во всём.

М А Т В Е Й. Почему?

Д А Р И Н А. Потому что тогда вам станет скучно. И вы - вместо того, чтобы подарить девушке цветок, начнёте доставать её тем, что она нерациональна. А девушке это не понравится. Понимаете?

М А Т В Е Я. Понимаю. Но вот молодой человек, видимо, рациональный, и поэтому выглядит уверенно. А я - не такой.

Д А Р И Н А. Ну и что? Не такой - это не значит "хуже, чем такой". Например, вы знаете, что вы - симпатичный?

М А Т В Е Й. Я? Где?

Д А Р И Н А. Там, куда рациональный даже не посмотрит. Ибо это - неэффективно. С его, разумеется, точки зрения. Ну, в смысле, зачем лётчику смотреть на воробья? Потому что тот смешной? Не смешно. И летчик уходит в одну сторону, а воробьи улетают в другую. Вот и мы - давайте пройдёмся вместе, и вы расскажете о ваших душках. Я уже хочу их увидеть. А я ведь не только журналист, я еще и фотожурналист. А фотожурналист - это не пулемётчик. Это даже не снайпер. Это тот, кто сначала увидел цель, а потом не убивает её, а помогает ей.

М А Т В Е Й. Почему?

Д А Р И Н А. Потому что этим он помогает себе.


Дарина берёт Матвея за руку и отводит его в сторону от Ильи. Илья усмехается. Матвей оборачивается и растерянно смотрит на Илью.


Д А Р И Н А. Не отвлекайтесь, пожалуйста. Скажите, а у вас есть такие подушки, которые сами шевелятся?

М А Т В Е Й. Ну, наработки имеются...

Д А Р И Н А. Какие?

М А Т В Е Й. Кто?.. А, наработки. Массажные, например...


Дарина и Матвей уходят. Илья остаётся один. Криво усмехается.


И Л Ь Я. Оставить рационального человека, и уйти с нерациональным - это чисто по-женски. Точнее, так поступают блондинки. А Дарина - брюнетка... Что ж, она - видимо - снаружи брюнетка, а внутри - блондинка. Это разумно? Не факт. Это полезно? Нет. Значит, мне - в другую сторону.


И Илья уходит - в сторону, противоположную той, куда ушли Дарина и Матвей.



10.

Появляются Дарина и Матвей. Матвей знакомит Дарину с местом, где будет проходить презентация выставки-продажи подушек.


М А Т В Е Й. Ну вот - мы пришли. Возможно, тебе здесь кажется так себе, но уверяю - это хорошее место. Хотя, конечно, придолбаться можно даже к отсутствию столба. И если задаться такой целью, то можно раскритиковать не только всё здесь, но и всё вокруг здесь.

Д А Р И Н А. Успокойся. Я не собираюсь ничего критиковать. Нормальное место. Даже с учетом того, что бывают лучше, и бывают хуже. Правда в тех, что лучше порой происходят такие гадости, до которых местам похуже никогда не вырасти. Так что - всё в порядке. Успокойся. И покажи мне подушки.

М А Т В Е Й. Так вон же они. На стеллажах, в ящиках, в коробочках, везде. Надежно и аккуратно. Чисто и уважительно. Хотя бы потому, что подушка - это не просто прокладка между головой и чем-нибудь. Подушка - это симпатичность, упругость, доброта и всё, что создаёт пользователю подушки такое настроение, которое содержит в себе перечисленное. И ещё много чего. И когда ты ложишься макушкой на этот мягкий конденсатор, то чувствуешь, что сейчас твой отдых отличается от того, когда ты елозил ушами по жестокому и неприветливому отстою. Понимаешь?

Д А Р И Н А. Да. Это как природа. Пускай звучит непонятно, но это - как природа.

М А Т В Е Й. Да. Понятно. Это, действительно, как природа. Ну, может, не полностью, и не абсолютно, но не хуже - это точно. Наверное. А что? Всё может быть. Ведь у нас кроме традиционных подушек, есть фигурные - круг, треугольник, гармошка, цветок, сосиска, морковка, банан, котлета, яблоко, собачка, дельфин, ладошка, боксерская перчатка - музыкальные, цветные, большие, маленькие, конструктор из подушечек...

Д А Р И Н А. А подушка-пчела? Ну, чтобы она внешне напоминала такую прикольную жужжалку, от которой хочется не убежать, а наоборот - прильнуть щёчкой...

М А Т В Е Й. Хм. Идея прекрасная. Я обязательно предложу такой вариант, и вот увидишь - душка-пчёлка у нас обязательно появится.

Д А Р И Н А. Это хорошо. Это добавляет плюс вам, и тебе лично. А если я предложу ещё варианты - мне будут плюсики?

М А Т В Е Й. Уже есть - за пчёлку. Но ты продолжай, продолжай...

Д А Р И Н А. Подушка-солнце, подушка-ягода, подушка-радуга, подушка-дождинка, подушка-зебра, подушка-жираф, подушка-осьминог, подушка-звезда, подушка-пингвин, в конце концов (смеётся) - подушка-какашка...

М А Т В Е Й. Офигеть! Да ты просто живая и симпатичная копилка идей! И... слушай, от одного твоего присутствия, у меня мысли в голове начинают шевелиться!.. Ароматизированная подушка!..

Д А Р И Н А. Что-то такое есть, но идея хорошая. А ещё?

М А Т В Е Й. Подушка-поцелуй! Ну, такая, с нарисованными губками, которую хочется и обнять, и поцеловать и заснуть на ней с улыбкой на губах...

Д А Р И Н А. Браво! А если этот поцелуйчик будет ещё и ароматизированным, душечку захочется носить с собой. Лично мне уже хочется. А тебе?

М А Т В Е Й. Мне? Ой, мне много чего хочется. Но вот прямо сейчас мне хочется... хочется... подарить тебе цветок!


Матвей достаёт из мешочка на одном из стульев подушечку в форме симпатичного цветка, и торжественно вручает этот "цветок" Дарине. Дарина балдеет. Принимает "цветок", нюхает его, улыбается.


Д А Р И Н А. Спасибо. Я уже и не помню, когда мне в последний раз дарили цветы. А такой цветок я получаю впервые... Спасибо!


И Дарина неожиданно целует Матвея. Матвей в шоке. То есть, ему приятно, но он всё равно в шоке. Он счастлив. Дарина отстраняется.


М А Т В Е Й. Это... Ну, в смысле.... Ну, ты понимаешь...

Д А Р И Н А. Расслабься. Мне всё равно сейчас нужно убегать. Но мы еще обязательно встретимся. Не на презентации, а просто так. Ну, чтобы я убедилась, что в моём присутствии у тебя в голове что-то шевелится правильно. Договорились? (Матвей молча - но энергично - кивает головой сверху-вниз) Тогда пока-пока! (убегает, вместе с подушкой-цветком).

МАТВЕЙ. Уф... Вот это да. Я и представить не мог, что подушки приведут меня к такому... зигзагу. Меня распирает! А чем меня распирает? Чем-то таким... радостным и... невероятным. Хочется прыгать. Хочется кувыркаться. Хочется... мне всего хочется! Это, наверное, счастье, да? А вот интересно - оно рациональное, или как? И вообще - бывает ли рациональное счастье? А нерациональное? И вообще, как мне теперь понимать то, что с Дариной я могу всё? Ну, в смысле, не с ней, а вместе с ней. В натуре! Даже мировоззрение меняется - и то, что раньше было катастрофой, теперь становится смешным! Э-ге-ге!.. О-го-го!.. Ха-ха-ха!..


И Матвей уходит. А точнее убегает. И если он в процессе убегания вдруг кувыркнётся - никто не удивится.



11.

Появляются Илья и Настя (в идеале - с разных сторон). Увидев друг друга, направляются друг к другу. Сходятся примерно в середине.


Н А С Т Я. А почему ты один? А где Дарина? Мы же обычно встречаемся втроём - ты, Дарина и я. А сейчас наша встреча выглядит как-то... неполноценно. Что случилось?

И Л Ь Я. Ничего. Просто у Дарины очередной шарик в голове закатился за очередной ролик. Поэтому она включена не на встречу с нами, а на встречу с каким-то продавцом подушек.

Н А С Т Я. Продавец подушек? Интересно... А какой он?

И Л Ь Я. Обыкновенный. Даже банальный... То есть, внешне он ещё потянет на продавца подушек, но вот внутри - явно сквозняки.

Н А С Т Я. Почему? В чём это проявляется?

И Л Ь Я. Нет в нём перспективы. Нет неожиданности, умноженной на эффективность. Только стандартность. Скукотища...

Н А С Т Я. Подожди. А в чём должна быть неожиданность? И в чём её полезность? Только конкретно.

И Л Ь Я. Ой, да зачем тебе это? Ты что - собираешься продавать подушки?

Н А С Т Я. То, что я собираюсь - собираюсь я. А вот что собираешься ты? Бурчать налево и направо? Печально. Ибо выходит, что с твоим появлением ничего не меняется.

И Л Ь Я. Ещё как меняется.

Н А С Т Я. Докажи.

И Л Ь Я. Как?

Н А С Т Я. Элементарно. Представь, что тебя взяли на работу продавцом подушек. Продашь нужное количество - молодец. Продашь быстрее - заработаешь больше. Продашь так, что к тебе выстроится очередь - станешь главой клана продавцов. Ну, а не продашь ничего - свободен. Твои действия?

И Л Ь Я. Ага. Хорошо. Я продам. Хотя мне и не интересно продавать. Я могу придумать, как это делать прикольнее, лучше, но менять подушки на бабки - не хочу. Это не моё.

Н А С Т Я. А что твоё?

И Л Ь Я. Моё? Совершенствовать, улучшать, экономить, подсказывать, находить неизвестное и использовать его на пользу. Короче, помогать. Но не в том смысле, что продавая подушку, я помогаю хозяину подушки зарабатывать, а иначе.

Н А С Т Я. То есть, продавая подушку ты, во-первых, всё-таки, помогаешь продавцу и, во-вторых, помогаешь покупателю - спать не на доске, а на обаяшке. Своеобразный сутенёр. Да?

И Л Ь Я. Близко. Только сутенёра убери, а то получится не бизнес идеология, а порнуха.

Н А С Т Я. Я пошутила.

И Л Ь Я. Я понимаю. И я могу продать эти подушки, но не для того, чтобы кто-то заработал на этом, а для того, чтобы кто-то... обрадовался этому. Удивился этому. И повторил это. Короче, офигел, и захотел участвовать.

Н А С Т Я. Всё. Теперь я поняла окончательно. И ты сразу вырос в моих глазах. А Дарина... я почему-то перестаю её понимать

И Л Ь Я. Обломайся. Просто она развлекается. Пускай. Как говорится - чем бы дитя не тешилось...

Н А С Т Я. Так-то оно так, да не совсем так. Что именно - пока не знаю. Но чувствую, что это знание внутри меня прячется от меня.

И Л Ь Я. Ничего. Устанет прятаться - найдётся.

Н А С Т Я. Не спорю. Но мне нужно, чтобы оно нашлось сейчас.

И Л Ь Я. Зачем?

Н А С Т Я. Затем. Просто я познакомилась с одним человеком. И мне кажется, что вокруг него можно собрать несколько разных частичек, которые - когда соберутся вместе - смогут делать нечто такое, чего они не делают по отдельности. И вот ты мог бы быть одной из таких частичек.

И Л Ь Я. Это приятно. Только я не частичка. Я - частища.

Н А С Т Я. Это само собой. Каждый - частища. Только живёт почему-то как частичка... В общем, так. Ты подумай. И над подушками, и над частичками, и над тем, как собрать эти частички вместе - но не как мусор веником, а чтобы все офигели, и захотели принимать участие. Я тоже подумаю. Ну что?..

И Л Ь Я. Подожди. А зачем ты приходила сюда?

Н А С Т Я. Я? Чтобы сказать тебе, что ты не частичка, а частища.

И Л Ь Я. Так я это и сам знаю.

Н А С Т Я. Отлично. Теперь я знаю, что ты знаешь. Ура - нам!.. Пока.


Настя уходит. Илья остаётся один.


И Л Ь Я. Смешная... Но порой интересная. Цветок ей, что ли подарить? Или подушку? О, блин, опять эти подушки в голове летают. Кошмар какой-то бессонный...


Уходит.



12.

Появляются Алёша и Матвей. Общаются нормально. Но. Теперь Алёша ведёт себя, как ведущий (интонации, жесты, осанка, прочее), а Матвей - как ведомый.


А Л Ё Ш А. ...Ты не волнуйся. Спокойно рассказывай - что у тебя нового, в чём происходят успехи. Рассказывай.

М А Т В Е Й. Да всё вроде прилично. Нужную информацию я распространяю, нужной продукцией людей заинтересовываю, нужные продажи происходят. Может быть, всё не так суперобъёмно, как надо, но ведь и я пока раскачиваюсь, набираюсь опыта.

А Л Ё Ш А. Логично. Ты сейчас в стадии становления. Но этого уже мало. Первый этап пройден. Теперь нужно что-то ещё. Новое. Неожиданное. Удивительное. Чтобы покупатели не просто интересовались подушками, а чтобы они дико хотели покупать их. Короче, нужно усилить реализацию. И ещё. Насколько мне известно, ты взял некий экземпляр. Уникальный экземпляр. Исключительно выставочный, привлекающий, провоцирующий на покупку. Теперь его нет. Как это понимать?

М А Т В Е Й. (смущается) Просто данная штука мне понадобилась... Зато, благодаря этому, произошло несколько покупок. Так что всё сработало. Или как?

А Л Ё Ш А. (повышает голос и начинает "командирствовать") Сработало? Это шутка? Да приобретённое приобрели бы и так. Днём раньше, днём позже - не важно. А вот уникальный экземпляр был своеобразным лицом. Но ты устранил это лицо. Теперь предприятие осталось обезличенным. Это что - провокация? Да ты - при таком поведении - никогда не рассчитаешься за свои действия!.. А что теперь делать мне? Терпеть и дальше непрофессионализм? Зачем? Ради чего? Или это и есть именно то, чего ты - на самом деле - хочешь? Принести вред моему предприятию, и лично - мне? Да? Зачем?..

М А Т В Е Й. (в шоке) Послушайте, я не хочу ничего такого. И если надо - я готов оплатить...

А Л Ё Ш А. (смеётся) Оплатить? А как можно оплатить пропавшую репутацию? Или это опять - шутка? Так учти - мне не смешно. Поэтому и действовать я буду не смешно. Штрафовать за халатность. Арестовывать за разгильдяйство. Наказывать за всё, что ты делаешь вопреки мне. Кстати, это и есть "благодарность" за добро от меня? И как теперь восполнять эту "благодарность" будем? Не слышу? Думаешь? Чем?..


Матвей растерян и унижен. Алёша высокомерен.



13.

Появляется Илья.


И Л Ь Я. Здравствуйте.

М А Т В Е Й. Здравствуйте.

И Л Ь Я. Простите, вы не подскажете, как здесь найти Алёшу?

А Л Ё Ш А. Зачем?

И Л Ь Я. Меня направила сюда Настя... Ну, мы с ней общались по поводу эффективности и рациональности - и Настя сказала, что мне надо встретиться с Алёшей, и поведать ему свои мысли по поводу подушек. Так где мне найти Алёшу?

А Л Ё Ш А. Алёшу искать не надо. Он уже здесь. Это я. А это, кстати, Матвей - сотрудник, который доспотыкался именно о подушки. А вас как зовут?

И Л Ь Я. Я - Илья. Ага. А вы - главный по подушкам?

А Л Ё Ш А. (усмехается) Для кого-то я - главный по подушкам. Для кого-то - главный по синхрофазотронам, для кого-то - главный по ещё чему-нибудь. А для себя я - просто главный. Итак, что именно вы хотите мне сообщить?

И Л Ь Я. Дело вот в чём. Я считаю, что подушки нужно не столько рекламировать, сколько демонстрировать их разнообразие, практичность и удобность. В плане разнообразия можно создать такие объекты, как - например - подушка-пчела, подушка-солнце, подушка-ягода, подушка-радуга, подушка-дождинка, подушка-зебра, подушка-жираф, подушка-осьминог, подушка-звезда... А в плане демонстрации можно устраивать акции - бросание подушками, объятия с подушками, поцелуи с подушками... При этом информационно-подушечная волна должна быть тотальной. Это если вкратце...

А Л Ё Ш А. Звучит любопытно... Матвей, смотри и учись - человек с ходу предлагает такое, о чём ты даже не заикался. С ходу! А что будет дальше? Да он просто забросает меня ментальными жемчужинами! А не так, как ты - ни бе, ни ме, ни кукареку.

М А Т В Е Й. Вообще-то я собирался предлагать вам то же самое. Но он меня опередил.

А Л Ё Ш А. Довольно!.. Сейчас я желаю общаться с ним наедине. Поэтому отправляйся на склад - убирать и думать. Ты меня понял?

М А Т В Е Й. Да. Так точно.

А Л Ё Ш А. Свободен.


Матвей послушно уходит - в любую сторону. Алёша улыбается Илье, берет его под руку, и уводит в противоположную сторону. Про пути, естественно, начиная общение...


А Л Ё Ш А. А вы знаете, когда, кем - и зачем - была изобретена первая подушка?

И Л Ь Я. Нет.

А Л Ё Ш А. А я вам сейчас расскажу. Вы похожи на умного человека, поэтому я вам такое расскажу...



14.

Появляется Матвей. С метлой. Подметает. Параллельно бурчит.


М А Т В Е Й. Штрафовать за халатность... Арестовывать за разгильдяйство... Наказывать за всё... А ведь сначала он был похож на человека, которому хочется и нравится помогать. И ведь соответствовал - обещал отблагодарить за помощь. И отблагодарил - начал устраивать всякую хренотень. А сейчас вообще - обвиняет меня в хищении предмета, который типа очень ценен и нужен... Меня!..


Появляется Дарина. Но поскольку Матвей её не замечает, она тоже решает себя пока не афишировать. Застывает в сторонке, наблюдает за Матвеем, слушает его.


М А Т В Е Й. ...В хищении!.. Конечно, эта душка-цветок симпатичная и классная. Мне она нравится. И это правильно. Ведь не стал бы я дарить Дарине то, что мне не нравится. А так я подарил ей этот цветок и мне приятно оттого, что ей приятно. Вот и всё. А иначе на кой мне этот предмет? Чтобы я радостно подметал? Ха-ха-ха! Фиг вам. Дулю тебе, Алёша. Вот такую! (тщательно конструирует из пальцев дулю, любуется ею) Это и будет моя благодарность - в ответ на твою благодарность...


Дарина демонстративно покашливает.


Д А Р И Н А. Привет, Матвей!

М А Т В Е Й. О, Даринка, здравствуй. Ты как? К кому пришла?

Д А Р И Н А. К тебе. Хотя, ты сейчас занят...

М А Т В Е Й. Не обращай внимания. Это производственная гимнастика. Какое у тебя дело?

Д А Р И Н А. Маленькое. Я хочу вернуть тебе подушечный цветок. Но не потому, что он меня пугает. Наоборот. Он меня очень радует. Просто я подумала, а вдруг это какой-то важный предмет? И у тебя - из-за его отсутствия - возникнут неприятности. А так неприятностей не будет. Правда, здорово?

М А Т В Е Й. Не правда. Мои проблемы - это мои проблемы. А мои подарки - это подарки. И баста.

Д А Р И Н А. Да? А давай тогда сделаем по-другому - непривычно.

М А Т В Е Й. Ну?

Д А Р И Н А. Баранки гну. Короче, ты берёшь своё начальство - ну, образно говоря - и забиваешь на него. Что хочешь и как хочешь. Потом идешь ко мне, и мы вместе отправляемся в путь по лини БИО. Биологический уклон. Биологическая цивилизация. Биологическое всё. Человек - он ведь тоже - биологический объект. А не механический, не экономический и не какой-нибудь наркотический. Вот и выходит, что уклон человека в сторону БИО - это уклон в сторону себя. Нравится?

М А Т В Е Й. Не знаю. Не думаю. То есть, думаю, но это не факт, что сказанное тобой мне нравится.

Д А Р И Н А. Почему?

М А Т В Е Й. Смотри сама. Уклонимся мы туда, куда ты говоришь. И что с нами произойдёт? Начнём гавкать, как собаки? Гав-гав!.. Мяукать, как кошки? Мяу-мяу!.. Улыбаться, как дельфин? (изображает улыбку, указательными пальцами рук растягивая уголки рта в разные стороны) Фыркать, как ёжики? Фр-р-р-р-фр-р-р-р-фр-р-р-р... Иль плеваться, как верблюды? Продемонстрировать? Тогда пригнись...

Д А Р И Н А. Слушай, у тебя по-моему извилины в голове перепутались. Или вообще слились. В одну - как в заднице. Поэтому не надо гавкать. Не надо мяукать. Не надо квакать, чирикать, рычать, мычать и хрюкать. Даже плеваться не надо. Надо просто быть собой. Настоящим. Тёплым. Помогающим себе и другим. Зрящим в корень, а не в монитор. Летающим среди пушистых облаков, а не среди виртуальных объектов. То есть, если ты к природе по-человечески, то и она к тебе - по живому. А не воняя бензином и палёной пластмассой. Это в лучшем случае. Понимаешь?

М А Т В Е Й. Гав-гав. Хрю-хрю. Ква-ква.

Д А Р И Н А. Тьфу на тебя... Ты к нему как к близкому, а он в ответ хрюкает. Всё. Мети дальше. И не останавливайся, пока не прометешь дырку на другую сторону планеты. Гуд бай.


Дарина резко разворачивается и уходит туда, откуда пришла. Матвей остаётся с метлой. Он понимает, что совершил глупость, но что теперь по этому поводу сказать, или изобразить - не знает. Так и стоит - "в непонятке". Появляется Настя.


Н А С Т Я. О, а ты что - уже дворником устроился? Полностью, или халтуришь?

М А Т В Е Й. Дворником? Да. Именно дворником. Я ведь им и был изначально. Только не всегда метла под рукой оказывалась. Но ничего - дворника принимали и без метлы. И этот придурок Алёша, и эта выпендрёжная не скажу кто, и эти шагающие дальше, чем плюют, верблюды, и все эти вообще все... Так что быть дворником - это моё призвание.

Н А С Т Я. Ну-ну. Я уже встречала у тебя такие стадии. Но в этот раз я тебя ни успокаивать, ни воспитывать не буду. Только замечу, что других ругает тот, кто сам такой же. При этом, изменить других, не изменяясь самому - невозможно. Делай выводы.


И Настя уходит. А Матвей остаётся практически там же, где и был. Практически в той же непонятке. Впрочем, вздыхает.


М А Т В Е Й. Вот что это всё значит? День неудачный? Планеты где-то не теми местами стукнулись? Или у аппарата мирового круговорота шестерёнка сломалась? И что теперь? Что мне изменить в себе - причём так, чтобы это повлияло на изменения других? На фиг. У каждого свои тараканы. Не буду же я теперь подстраиваться под каждого таракана... Или буду? Изменять в себе, то, что не нравится мне. А что мне не нравится в себе? Непредусмотрительность? Ну и что? Непунктуальность. Ну и что? Обидчивость? Ну и что? Склонность к выдумке и выпендрёжу? Это есть у каждого. Лень? Тоже есть у каждого. Критиканство, капризность, хамелеонство?.. Кошмар. Хамелеонство - между прочим - помогает мне не притворяться, а адаптироваться. Но, всё равно - кошмар... Вывод? Изменяться? Типун мне на язык...


Матвей медленно уходит, волоча метлу за собой. При этом продолжает бурчать. Но уже нечленораздельно.



15.

Появляются Алёша и Илья. Алёша относится к Илья позитивно.


А Л Ё Ш А. Ты - молодец. Причём, не просто так, для галочки, а реально. Твои идеи приносят прибыль. Пускай пока не баснословную, но это только пока. Я это чувствую. Поэтому, не взирая на "пока", я начинаю гордиться тобой.

И Л Ь Я. Мне приятно. Я тоже горжусь собой.

А Л Ё Ш А. Превосходно. Это означает, что мы оба - молодцы.


Появляется Настя. Алёша сразу замечает её, и устремляется к ней. Естественно, увлекая за собой Илью.


А Л Ё Ш А. Здравствуй, Настя! И спасибо тебе огромное - за Илью. Это находка. Это сюрприз. Это чудо!..

Н А С Т Я. А Матвей?

А Л Ё Ш А. Что Матвей? Ах, Матвей... Ну, тут уж извини. Матвей - лузер.

Н А С Т Я. Между прочим, это мой брат.

А Л Ё Ш А. Это здорово, что у тебя есть брат. Жалко только, что он лузер. Хотя бы потому, что лузер - это неудачник, лох... Винит в своих проблемах кого угодно, только не себя. Всегда надеется на обстоятельства. Жалуется на всех, любит отмазываться... Короче - лузер.

Н А С Т Я. А Илья?

А Л Ё Ш А. А Илья - это юзер. Пользователь. Даже суперюзер - опытный пользователь. А лузер и юзер - две большие разницы.

Н А С Т Я. Хорошо. Допустим. И даже не будем произносить фразу "всё относительно". А напомним, например, что Илью прислала я.

А Л Ё Ш А. Так ещё раз тебе спасибо. Юзер реально компенсирует лузера. Свою ошибку ты исправила.

Н А С Т Я. Ошибку? Между прочим, Матвея я к тебе не приводила. Это он меня привел к тебе - потому что ты пригласил его. В итоге Матвей оказывается лузером. Это и есть благодарность?

А Л Ё Ш А. Не передёргивай. Я предоставил Матвею все возможности на пути к тому, что он хотел. А он этим не воспользовался. Более того, он нанёс вред. Теперь мне что - благодарить его за это? Не хочу. Потому что меня спасает от вреда умница Илья.

Н А С Т Я. Что тебя послушать, что в телевизор повтыкать - эффект одинаков. Банальная подтасовка фактов. Ты говоришь, что юзер - это умница, а телевизор вещает, что украинцы тикают из Украины. Ты говоришь, что любое общение - это товарообмен, а телевизор паразитирует на товарообмАне. Ты говоришь, что каждый, кто хочет того, чего не хочешь ты - это дерьмо. А телевизор заявляет, что дерьмо - это позитивно, питательно и лечебно. А тому, кому оно воняет, нужно просто сходить в аптеку и купить себе затычки в нос. Короче, Геббельс отдыхает...

А Л Ё Ш А. Я не болтаю о лишнем. Я работаю. И других учу работать. Впрочем, если ты говоришь, что Матвей - твой брат, теперь мне понятно, у кого он научился больше молоть языком, чем действовать.

Н А С Т Я. Ты имеешь в виду меня?

А Л Ё Ш А. Я ничего не имею в виду. Я просто делаю выводы. Матвей - лузер. Илья - юзер. Матвей - вредит. Илья - помогает. Плюс компенсирует минус. И если бы не он, сначала у Матвея, а затем и у тебя были бы неприятности. А так Илья эти неприятности от тебя отвёл. Разрешаю погладить его по голове. Но недолго. Потому что мы спешим. Не рассказывать сказки, а действовать. Хотя, тебе это сложно понять. Ты же - не юзер. Ты - сестра Матвея (поворачивается к Илье). Пойдём, Ильюша. Нам пора. Нас ждут великие дела...


Алеша и Илья уходят. При этом Алёша держит себя горделиво и величаво. Илья старается не смотреть на Настю. Алёша не старается. Он позволяет себе смотреть на Настю - снисходительно. Настя остаётся одна.



16.

Настя не в настроении.


Н А С Т Я. М-да. Тотальная фигня. С любой точки зрения. Причем не только здесь и сейчас, а всегда и везде. Один хает другого, другой ругает третьего, третий гонит на первого - и все продолжают активно обвинять друг друга в чём попало. А дело, которое нравится каждому из них - или кому-нибудь из них - спотыкается и мыкается. Потому что у его "начальника" нет времени и сил на то, чтобы посвятить себя тому, что лично ему по душе. Потому что очень много этих сил и времени уходит на то, чтобы гавкать на других, и отгавкиваться самому. Лай стоит по всей Земле... Или именно такое гавканье людям приятно? Воистину - суета сует. И мы во всём этом живём. Почему? Не знаю. Зачем? Не знаю. На хрена? Тоже не знаю. Блин, а какой тогда смысл? Никакого. Вывод? В кармане...


Настя достаёт из кармана верёвку, делает петлю, вешает петлю себе на шею, поднимает свободный конец верёвки над головой - так, словно она сама себя держит. Для полноты эффекта вываливает язык.


Н А С Т Я. Хр-р-р-р-р... Блин, тоже не похоже на смысл. И хотя так делают - ого-го ещё сколько делают! - всё равно не похоже. Следовательно, говорить о смысле нет смысла (опускает руку и остаётся с верёвкой на шее). А о чем тогда? Кстати... А что если свора людей перестанет быть сворой? Что если они перестанут гавкать друг на друга? У них отпадёт необходимость отгавкиваться! Они перестанут быть конкурентами! Они начнут помогать друг другу! Они станут партнёрами! Партнёрами в жизни и по жизни!.. Оба-на... И ведь было же у меня - и есть - желание не бежать в какую-то одну сторону. А желание бежать одновременно во все стороны. Чтобы тот, кто вырывается вперёд слева - был мной. И тот, кто вырывается вперёд справа - тоже был мной. И спереди, и сзади, и сверху, и снизу, и в любом направлении. Хоть в виртуальном. Везде - я. Герой - я. И при этом герой - не какая-то единственная индивидуальность, а собрание таких индивидуальностей. Не поведённых на азарте, порнухе, наркоте и обмане, а объединенных чем-то, не похожим на бутылку бухла. Может быть, всё тем же смыслом. А что - когда рождается человек, есть же смысл в том, что у него две руки, две ноги, два уха, но голова - одна. Ведь это человек, а не Змей Горыныч. Мутанты и последствия родителей-уродов не в счёт. Поэтому - если левая нога, плюс правая нога, плюс левая рука, плюс правая рука, плюс голова и даже задница, в сумме дают человека, значит, один человек, плюс другой человек, плюс третий человек, плюс и так далее, в сумме дают тоже нечто новое. Не толпу, и даже не эгрегор, а гораздо круче. Потому что люди притягиваются друг к другу не на уровне ума, а на уровне, допустим, сердца. То есть, на уровне ума тоже притягиваются, но это не люди. Максимум - шакалы. Уровень шакалов. Блин, прямо гейм какой-то... Про один за всех, и все за одного... Хорошее желание? Хорошее. Было оно у меня? Было. Есть оно у меня? Есть. Будет оно у меня? Будет. И не только у меня. У всех. У всех, кто говорит "НЕТ ВОЙНЕ". Не сразу, конечно. Сразу двоих свести - сердце к сердцу - порой очень сложно. Но не зря же говорят: лиха беда начало. Сначала сведём вместе двоих. Затем нескольких. А ещё затем... несколько начнут помогать друг другу. И целое станет больше, чем просто сумма его частей. Хотя бы потому, что сумма частей - это сумма частей. А сумма, у которой есть душа - это нечто живое. Человек. Компания друзей. Семья любимых. Народ. Человечество. И так далее. Естественно, пределы Солнечной системы в данном случае пределами не являются. А являются всего лишь лингвистической фантазией людей. Впрочем, про фантазию - в другой раз. Ибо у нормальных - с виду - людей порой возникают такие фантазии, которые могут материализоваться только в виде шизоидной интервенции. Об этом потом. Может быть. А сейчас - важно сейчас. Важно сделать шаг. Причём не теоретически - с этим мы уже знакомы миллионы лет - а практически. Только так этот единственный шаг длиной пускай в несколько сантиметров оказывается тем самым шагом, с которого начинается путь в тысячу миль... Итак, Матвей. Где Матвей? Братишка, где ты? Хороший мой, умненький мой, симпатичный мой, обидчивый мой, ленивый мой, оболтус, которого обзывают лузером, ты где?.. Я хочу тебе помочь! И я могу тебе помочь. Ау!..


Настя оглядывается вокруг, но отсутствующего Матвея не видит. Тогда она просто убегает. Куда? Спросите у неё.



ДЕТСТВО

Появляются три человека. Двое мужчин и одна женщина. Алеша, Илья, Дарина. Каждый - на своей "ментальной территории". Остальные двое - для каждого - почти как элементы обстановки. Слышен шум подземной станции метро. Приближается состав. Прибывает. Двери открываются. Слышно объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "АВТОРИТЕТ". УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СВОИ ВЕЩИ.


Три человека входят в пустой вагон.


ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ. СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ "УРОЖАЙ". ПРОСЬБА ЗАРАНЕЕ ПРИГОТОВИТЬСЯ К ВЫХОДУ.


Двери закрываются. Состав трогается. Шум движения постепенно сходит на нет. Или остается - фоном. Оживает рекламный монитор. На нем появляется глаз - большой, но натуральный. То есть, понятно, что у носителя глаза есть другой глаз, нос, рот, уши, причёска и т.п., но все это - за кадром. Глаз смотрит туда-сюда. Начинает звучать голос. В процессе говорения три человека могут обращать на глаз внимание, а могут и не обращать. Как им угодно. Поезд идет.

Г О Л О С. Уважаемые пассажиры!.. Требуются! Приглашаются!.. Один. Спокойный энтузиаст. Безмятежный. Хладнокровный. Лишенный тревог и забот. Способный одновременно сделать открытие, замочить врага, и не впасть в истерику. Целеустремленный. Склонный к тому, чтобы создавать все из ничего. Два. Оптимистический пессимист. Общительный. Жизнерадостный жизнелюб. Депрессивный эгоист. Интеллектуальный фаталист. Требование одно - регулярно быть реалистом. Невзирая даже на себя. Три. Трудолюбивый лентяй. Может быть мечтателем и бездельником, но прогресс обязан продвигать не в воображении, а наяву - себе и другим в удовольствие. Главное, чтобы он это не только мог. И всегда видел смысл в своей деятельности. Особенно, когда спит на унитазе. По всем вакансиям гарантируются социальные пакеты и достойная оплата. Ждем обращений.


Монитор гаснет. Три человека переглядываются. Затем каждый крутит пальцем у виска. После этого каждый снова абстрагируется. Поезд идет. Звучит очередное объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "УРОЖАЙ". КОНЕЧНАЯ. ПОЕЗД ДАЛЬШЕ НЕ ИДЕТ. ПРОСЬБА ОСВОБОДИТЬ ВАГОНЫ. ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СВОИ ВЕЩИ.


Поезд останавливается. Двери открываются. Люди выходят. Состав уезжает. Люди расходятся (Алеша в одну сторону, Илья в другую, Дарина - следом за Ильей).



УРОЖАЙ

17.

Появляется Матвей. Грустный, но с виду спокойный. Выходит на середину, останавливается, осматривается. Вздыхает. Затем вдруг совершает некий чечёточный пассаж - отбивает оптимистичный ритмический узор.


М А Т В Е Й. Ну вот. Я изменяюсь. Честно-честно. Учусь учиться. Начинаю воспринимать не только себя, но и вокруг себя. Стараюсь быть приятным себе и окружающим. Радуюсь сам, и радую других. Конечно, кое-кто воспринимает меня сейчас, как отстой. Мол, тот, кто не гребёт под себя - своим существованием мешает тому, кто гребёт. Я понимаю это. Не согласен, но понимаю. Ведь гребли под себя человеки не одну сотню лет. И не одну тысячу. И догреблись. Застряли. Упали, воткнулись и торчат. Только конечностями елозят, совершая движения загребания. Но эти движения не продвигают их ни на миллиметр. Хотя бы потому, что передвигаться способен тот, кто не отягощён. А тот, кто отягощен, способен только перевернуться на спину и пинать руками и ногами людей, зверей, птиц, облака... Так и проходит жизнь. А всё живое и динамичное просто обходит то место, где шевелится муляж, и - рано или поздно - нечто шевелящееся остаётся в полном одиночестве. Гордо воняет в золотой пустоте. Ну и пускай. А лично я вонять не хочу. Я хочу жить. Воспринимать проблемы, как задачи, и решать их. Творить - не всегда понимая, что, зачем и как - но творить. И тем самым помогать - и себе, и не только себе. Сажать зерно, выращивать растение, радоваться его цветению, и дарить натуральный цветок каждому, кто делает то же самое. Жить. Не суча на месте ручонками и языком, а пускай даже молчать - но на ходу...


Появляется Алёша.


А Л Ё Ш А. О, это ты. Ну что - придумал, как компенсировать убытки?

М А Т В Е Й. Да.

А Л Ё Ш А. Хорошее начало. Ну, давай, удивляй меня дальше.

М А Т В Е Й. Могу отдать деньгами - но не придуманную стоимость, а настоящую. Могу подметать. Могу продавать. Могу всё. Тебя что интересует?

А Л Ё Ш А. Подожди. Дай переварить... Ты - и "могу всё". Это похоже на галлюцинацию. Хотя... Я понял. Тебе хочется денег. Это нормально. Ненормально только то, что этого хочется тебе. Потому что там, где хочется мне, остальным хотеть нечего. Не потому, что почему-то, а просто так. Типа - нельзя. Так что - пока есть возможность - рекомендую убежать по-хорошему. Иначе завтра такой возможности не будет. Спасибо за внимание. Гуд бай.


Алёша уходит. Но прежде, чем он уходит окончательно, появляется Дарина - прямо навстречу Алёше.


А Л Ё Ш А. Вы ко мне?

Д А Р И Н А. Нет. А вы - кто?

А Л Ё Ш А. Тогда ненадолго (уходит, на ходу). Сумасшедшая...

Д А Р И Н А. (к Матвею) Это кто?

М А Т В Е Й. Да так. Ходячая мания величия. Кстати, а если ты не к нему, то к кому?

Д А Р И Н А. К Илье.

М А Т В Е Й. К Илье? Неожиданно... Впрочем, он ведь теперь приблизился к кормушке...

Д А Р И Н А. Заткнись. Илья - это мой брат.

М А Т В Е Й. Ой. Прости. Извини, пожалуйста. Я неправ. И раньше был неправ. Эх, остаётся только подумать - а был ли я прав, когда родился?

Д А Р И Н А. Когда родился - ты был прав. А сейчас - дурак.


Появляется Настя.


Н А С Т Я. Всем привет. О, вы наконец познакомились...

М А Т В Е Й. Дарина, я не знал, что ты - его сестра.

Д А Р И Н А. И что?

М А Т В Е Й. Ничего. Просто не знал. Теперь знаю.

Д А Р И Н А. И что?

М А Т В Е Й. Ничего.

Д А Р И Н А. Понятно. О чём у тебя ни спроси - ответ всегда один. НИ-ЧЕ-ГО. Разнообразие обалденное.

М А Т В Е Й. Просто я подумал, что вы ухажёры - ну, и... А вы, оказывается, не ухажёры.

Д А Р И Н А. Да, мы не ухо-жёры, не руко-жёры, и не ного-жёры. Не каннибалы, не шашлычники, не свиноеды и даже не куропаткоглотатели. Впрочем, это я лично о себе. Потому что я - уважаю всё, что бегает, летает и плавает. И оно уважает меня.

М А Т В Е Й. Отлично. Я тоже бегаю и плаваю. Даже иногда кувыркаюсь. И я тебя уважаю. И надеюсь, что ты - ну хоть немножечко, ну хоть временами - уважаешь меня.

Д А Р И Н А. Временами. Немножко. Возможно.

Н А С Т Я. Эй, уважаемые! Вы что - офигели? Или вы просто не понимаете того, что мы встретились здесь не случайно?

М А Т В Е Й. В смысле?

Н А С Т Я. В прямом. Ничего случайного не бывает.

Д А Р И Н А. В смысле?

Н А С Т Я. Нет, вы точно офигели. Но я терпеливая. Я - очень терпеливая. Поэтому я сяду здесь на полу, и буду ждать. Кстати, Дарина, предлагаю составить мне компанию. Во-первых, вдвоём будет веселей. Во-вторых, есть шанс, что мы дождёмся. И, в-третьих, если мы дождёмся, то хорошо будет не двоим, и даже не троим. Присоединяешься?

Д А Р И Н А. Легко. Только попутно подскажи - что именно мы будем ждать?

Н А С Т Я. Увидишь. Почувствуешь. Поймёшь. И уверяю - тебе это понравится.


Настя и Дарина усаживаются на пол. Улыбаются. Типа медитируют. Матвей обходит вокруг них.


М А Т В Е Й. Эй, девочки. Барышни. Сестрички!.. Вы чего? Ау. Ау-у-у!.. У вас психика зашаталась? Третий глаз зачесался? Серое вещество ползает по позвоночнику?.. Молчат. Игнорируют. А я что? А я - ничего. Я же изменяюсь. И если раньше я воспринимал бы всё это по одному, то сейчас воспринимаю по другому. И даже иногда по третьему. Эх!..


Матвей отбивает чечёточный оптимистичный ритмичный узор. Оборачивается к Насте и говорит одновременно и к ней, и ко всем, кто его слышит.


М А Т В Е Й. Настя, прости меня, придурка. Я вечно заморочен, и воображаю совсем не то, что есть на самом деле. Иногда во мне просыпается кто-то живой и маленький, но тараканы набрасываются на него, и он снова засыпает. Прости меня, пожалуйста. Хотя бы потому, что я люблю тебя... (оборачивается к Дарине, и говорит одновременно и к ней, и ко всем, кто его слышит) Дарина, прости меня, крейзанутого. Хотя бы один раз. Хотя бы в силу того, что я начинаю понимать свою глупость, и именно в этом понимании появляется шанс на излечение от этой глупости. Хотя бы потому, что я люблю тебя - не только как того, кто бегает и прыгает, а как... цветок. Живой цветок. Вот. Ну, а теперь давайте молчать вместе.


И Матвей присаживается на полу. Затихает. Так они и сидят - то ли в ряд, то ли треугольником, то ли как попало. Но недолго. Ибо Настя вскакивает и обращается сразу к Матвею, и к Дарине.


Н А С Т Я. Ой, ребята, как здорово, что вы вместе, да ещё и со мной!.. А всё потому, что мне нужна ваша помощь. Поможете мне? Пожалуйста...

Д А Р И Н А. (встаёт) Да.

М А Т В Е Й. (встаёт) Да.

Н А С Т Я. Спасибо. Но это только первое спасибо. Теперь шагом марш за мной - туда, где всех поджидают остальные спасибо.


И Настя стремительно идёт, и уходит. Дарина и Матвей смотрят ей вслед, затем смотрят друг на друга, затем идут вслед за Настей. По пути могут взяться за руки. Причём, кто именно будет инициатором - неизвестно. Например, мне симпатичен Матвей. Но это не значит, что Дарина хуже. И это не значит, что Дарина лучше. Это вообще ничего не значит. Ничто ничего не значит.



18.

Появляются Алёша и Илья. Алёша - по отношению к Илье - ведёт себя как бы равноправно. Но чувствуется, что какой бы Илья ни был хороший, главный здесь - именно Алёша.


А Л Ё Ш А. Ты молодец. Ты разработал целое направление, целую перспективу. И такое впечатление, что польза вот-вот удвоится. Дважды молодец.

И Л Ь Я. Пускай хоть утраиваются. Здесь решать и наслаждаться тебе. А мне достаточно всего лишь удвоить зарплату.

А Л Ё Ш А. Ага. Зарплату. Удвоить. Понимаю. Ты тоже хочешь денег. И естественно - побольше. Не вопрос. Но тогда - для этого - нужно рассмотреть и кое-что другое.

И Л Ь Я. Давай. Тем более, что у меня возникли новые любопытные мысли.

А Л Ё Ш А. Превосходно. Только с новыми мыслями мы повременим. А то будет, как со старыми.

И Л Ь Я. Не понял. Почему?

А Л Ё Ш А. Потому что непонятка.

И Л Ь Я. Какая?

А Л Ё Ш А. Обыкновенная. Они не работают. То есть как-то шевелятся, но никуда не продвигаются. Бег на месте...

И Л Ь Я. Почему?

А Л Ё Ш А. А я откуда знаю? Вот, например, за вчерашний день не продано ни одной подушки. Но акции проводились. Исполнители бросались подушками, танцевали в обнимку с подушками, и даже целовались с подушками... Толку с этого никакого. Все, на кого рассчитаны эти заманухи, ушли в другую сторону.

И Л Ь Я. Почему?

А Л Ё Ш А. Мне самому интересно. Они должны быть у меня. Даже не они, а их финансы. Но они эти финансы оставили в своих кошельках, и побежали прочь. Словно на курорт какой-то... Куда побежали? К нашим конкурентам. Хотя они не называют себя конкурентами. Они просто дарят подарки. Такие малюсенькие подушечки, получив которые потребители тут же хотят себе ещё подушечек, подушек и подушищ. И покупают их. Не у меня. И несут свои финансы не ко мне. То есть, ведутся не на твои идеи, а на чьи-то другие. А если конкретно, то ведутся на идеи Матвея и твоей Дарины. Которые теперь называются "Компания "Мандарина". Как это понимать?

И Л Ь Я. Дарина - это моя сестра. Только сестра. А Матвей - это её прикол. Игрушка.

А Л Ё Ш А. Игрушка? Между прочим, подушки-игрушки они тоже продвигают в сторону потребителя. Они, а не мы. Это у вас такой семейный бизнес, да? И вашим мозги запудрить, и нашим. И с ваших бабло скачали, и с наших. Хороший эффект. Сначала у нас подушку активизировали, потом не у нас её реализовали. Умницы. Только меня всё это не устраивает. Категорически. Ибо мозги можно компостировать тем, кто марширует вдоль витрин. Но не мне. Меня не интересуют твои огрызки идей. Меня интересует прибыль. А её нет. Поэтому засунь свои идеи к себе в задницу, и отправляйся делать так, чтобы кошельки маршировали ко мне. И вот тогда - когда финансы начнут вести себя так, как хочу я, а не так, как хочет не я - мы, возможно и поговорим о зарплате. Которой пока, разумеется, не будет.

И Л Ь Я. Как это? Почему?

А Л Ё Ш А. По кочану! И пока то, что делают этот, блин, Матвей, и эта, трахдибидох, Дарина, не станешь делать ты - зарплату буду платить не я тебе, а ты мне!

И Л Ь Я. Я? Тебе?

А Л Ё Ш А. Да! Удвоенную! За то, что у меня не они, а ты! За то, что они крутые, а ты - идиот! Вопросы есть?

И Л Ь Я. Ну... Да.

А Л Ё Ш А. Отлично. Но учти - за каждый твой вопрос ты становишься должен мне одну зарплату. Это - если по доброму. А если по недоброму - к чему я начинаю резко склоняться - то не одну зарплату. Кстати, за вопрос "почему" - сразу 10 зарплат... Теперь давай, спрашивай. Быстро!..

И Л Ь Я. Нет, вопросов нет. Извините. Спасибо. В смысле, до свиданья.

А Л Ё Ш А. До скорого свиданья. И если я не получу того, что ты мне обещал, хреново будет всем. Понял?

И Л Ь Я. Понял.

А Л Ё Ш А. Аривидерчи, дегенерат.


Алеша стремительно уходит.


И Л Ь Я. Кошмар... Тиран недоделанный. С деспотически-педагогическим уклоном. Условия ставит. Угрожает. Больной, что ли? На голову, или вообще? А ведь сначала был таким вежливым, таким добрым, таким порядочным... Кстати, интересно, что там замутили Матвей и Дарина? Причём такое, что народ переметнулся к ним... Они что - гении? Или каждый из них - половинка гения? А когда сходятся вместе - получается целый гений. Или даже больше. Надо выяснить. По крайней мере, это будет разумно.


Илья уходит.



19.

Появляется Настя. Утомлена, немного растеряна. Возможно, усаживается на стул.


Н А С Т Я. Наступила тёмная полоса. Неожиданно, но подозрительно уверенно. Сразу начали наезжать внутренние органы. Не физиологические, естественно, а с погонами. Тут же - вокруг и повсюду - начали возникать мутные личности. То кто-то что-то ограбит. То кто-то к кому-то пристанет. Тот кто-то кого-то обворует и побьёт. Вдруг поперли всякие комиссии - налоговая, санэпидемстанции, пожарная, экологическая, сантехническая, электрическая, археологическая и прочие маловразумительные. Активизировались проверки. Неопределенные фраги спортивного телосложения стали собираться в группки, и скандировать, что они протестуют против всего, что им не нравится. И заодно требуют прекращения манипуляций с тем, что нормальный человек кладёт себе под нормальную голову. Пусть и не с первого раза... И тут же приводят в пример подушки Алёши. И заявляют, что - в идеале, и в перспективе - все подушки мира должны быть, как минимум, похожими на Алёшины. А как максимум - должны быть Алёшиными. Кстати, если они требуют доминирования всего Алёшиного, то так ли уж всё неожиданно? А может совсем наоборот? И все эти органы, бандиты, проверки, тетушки, гопники и прочая шушера зашевелились не просто так, а по инициативе конкретного Алёши? И что дальше?


Появляются Матвей и Дарина. Чуть позже - с другой стороны - появляется Илья.


Н А С Т Я. О, ребята, привет. Как дела?

М А Т В Е Й. Никак. Ну, не потому, что ничего не происходит, а потому что, то, что происходит, стыдно описывать нормальными словами. Вот мы и говорим нейтрально - только шишка на голове болит...

Н А С Т Я. Понятно. А у тебя как, Дарина?

Д А Р И Н А. Плохо. Производство остановлено, распространение закрыто, реализация арестована. Полная задница. Короче, шишка на голове таки болит... Зато Алёша, наверное, танцует от радости.

Н А С Т Я. А вы уверены, что это Алёша?

Д А Р И Н А. А кто же ещё? Кто у нас главный конкурент? Алёша. Кто стремится заграбастать под себя максимум всего? Алёша. Кто готов на любые подляны, лишь бы всё было так, как хочется ему? Алёша. Кто с виду разумный благожелатель, а внутри - сумасшедший паразит? Алёша. Следовательно, кто натравил на нас колорадских жуков со всех сторон? Алёша.

Н А С Т Я. Понятно. Я пришла к тем же выводам.

И Л Ь Я. И что теперь?

Н А С Т Я. Думать. Целенаправленно и сообща. И тут же действовать так, как надумаем. А поскольку мы все уже здесь, думаем немедленно. Но толково. То есть, не хватаем клюшки и не бежим делать массаж Алёше, а действуем как-то иначе. Так, чтобы людям не стыдно было прикасаться головой к нашей подушке. А наоборот - чтобы им это было приятно. И чтобы хотелось гордиться - за себя, за подушку, за нас. Кто что уже придумал? Тишина... Понятно. Значит, так. Тогда так. Илья - ты у на человек технологический - поэтому отвечай конкретно. Как наказать подлеца - быстро и эффективно - но так, чтобы ему это было в реальное назидание, а нам в опыт?

И Л Ь Я. Ну... Ответ у меня один. Тем же оружием. Но необычно. Например, взять автомат и отшлепать им по заднице. А в нашем случае, можно взять кучку младенцев и усадить перед офисом Алёши. Пускай агукают на нас, и пукают на Алёшу.

Д А Р И Н А. Подождите, зачем издеваться над малышами? Есть и другие. Защитники природы, вегетарианцы, экологи, солнцееды, любители животных, представители естественного развития человека, дрессировщики, просто огородники, а не подонки...

М А Т В Е Й. Слушайте, я уже чувствую, что смогу всех вот этих организовать, направить и даже скорректировать. По крайней мере, сначала. Ну а в потом надо просто следить за тем, чтобы они не начали разбегаться в разные стороны.

Н А С Т Я. Не начнут. Потому что отвечать за цельность нашего пучка буду я. И я вам обещаю, что ни одна веточка не отвалится. Наоборот. Когда мы начнём отгонять мух, и выметать мусор - совокупным веником - то мухи быстро пропадут, а мусор исчезнет. Отлично! Я начинаю понимать - для того, чтобы научиться вставать, сначала нужно упасть. Да. А иначе, как ты поймёшь, что наступает светлая полоса, если ни разу не видел тёмную? Никак. Поэтому будем считать, что землю мы уже удобрили. Можно сказать, собой. Теперь наступает время выращивать цветочки. А красоту, эффективность и экологичность букета я гарантирую.

И Л Ь Я. Воистину, не плюй в пруд, а то он выйдет из берегов и сметёт нафиг производителя слюны.

Н А С Т Я. Аминь. За работу, мандаринщики!..


Все уходят.



20.

Небольшая пауза, после которой быстро (почти выбегают) появляются Матвей и Дарина. Останавливаются в центре.


М А Т В Е Й. Секс?


Дарина отвечает ему молча, красноречивым жестом из двух рук, где одна рука пересекает другую - в локте.


М А Т В Е Й. Кошмар?


Дарина отвечает ему тем же жестом, только теперь руки меняет.


М А Т В Е Й. (вздыхает) Понятно. Значит, и то, и то, и ещё хрен знает что. В итоге - ФАНТАСМАГОРИЯ!

Д А Р И Н А. ФАНТАСМАГОРИЯ!


Оба расходятся в разные стороны, и начинают разговаривать друг с другом, постепенно сходясь.


М А Т В Е Й. Любимая!

Д А Р И Н А. Любимый!

М А Т В Е Й. Солнышко!

Д А Р И Н А. Звездопадик!

М А Т В Е Й. Рыбка!

Д А Р И Н А. Червячок!

М А Т В Е Й. Цветочек!

Д А Р И Н А. Букетик!

М А Т В Е Й. Птичка!

Д А Р И Н А. Зёрнышко!

М А Т В Е Й. Ёжик!

Д А Р И Н А. (останавливается) Кто ёжик? Я?

М А Т В Е Й. Ну да. Симпатичный такой, с яблочком сверху.

Д А Р И Н А. Иди ты на фиг со своим яблочком. Ёжик, это значит - маленький, серый, колючий... Да?

М А Т В Е Й. Ну... Это не то, что я имел в виду.

Д А Р И Н А. А мне чихать на всё, что ты имел в виду, если я имею в виду совсем другое.

М А Т В Е Й. Хорошо. Ты не ёжик. Ты эта...

Д А Р И Н А. Кто? Черепашка? Гипотенуза? Мандрагора? Энцефалограмма?..

М А Т В Е Й. У тебя что - галлюцинации? Я тебя называю ласковыми словами, так, словно каждый раз нежно укладываю на подушку от Алёши, а ты? Той же подушкой, но утрамбованной в конкретный молоток, отвечаешь мне за мою доброту!.. Это и называется Любовь?

Д А Р И Н А. А при чём тут любовь? Ты + Я = семья. И всё.

М А Т В Е Й. Семья? Без любви? Это совокупление!

Д А Р И Н А. На подушках Алёши?

М А Т В Е Й. Да хоть на спине гиппопотама! У меня встал - иди сюда. У меня упал - иди отсюда. Это и есть семья? Дура!

Д А Р И Н А. Дурак!

М А Т В Е Й. Кикимора!

Д А Р И Н А. Дегенерат!

М А Т В Е Й. КвазиМОРДА!

Д А Р И Н А. МегаЛОХ!

М А Т В Е Й. Мда... Слушай, может, хватит? Ну, понятно, если бы мы выпендривались для зрителей, если бы матюкались и этим зарабатывали себе на хлеб... Но ведь выкаблучиваемся друг перед другом. Ты передо мной, а я перед тобой. Срываемся на крик, лезем в гадости, купаемся в отвратительностях. Зачем?.. Мы ведь всё давно простили друг другу - и то, что было, и то, чего не было - так на фига нам теперь кувыркаться в грязных словах? На фига нам врать - и себе, и тому, кто нас, возможно, слышит?

Д А Р И Н А. Не знаю. Привычка, наверное.

М А Т В Е Й. Глупая привычка. Я понимаю - кушать, спать, ходить в туалет, или под дерево, одеваться, в конце концов, но врать? Ведь, если ты врёшь кому-то, значит, ты считаешь этого кого-то придурком. А я не считаю тебя такой. И никогда не буду считать... Поэтому давай мы эту привычку пошлём подальше. И впредь будем её посылать. Оба. И не только оба. Давай?

Д А Р И Н А. На подушках "Мандарины"?

М А Т В Е Й. Естественно. Ведь хорошее хорошему не мешает. Ну, если мы оба считаем хорошее хорошим. Хорошо?

Д А Р И Н А. Хорошо.

М А Т В Е Й. Тогда - Ура?

Д А Р И Н А. Ура!

М А Т В Е Й. Да здравствует ФАНТАСМАГОРИЯ!

Д А Р И Н А. В любой реальности!

М А Т В Е Й. Правильно! Потому что без лжи сон становится явью! Чувствуешь это?

Д А Р И Н А. Да здравствует ФАНТАСМАГОРИЯ!


И Матвей с Дариной убегают. Возможно, взявшись за руки.



21.

Появляется Алёша. Неспешно. Такое ощущение, что он никуда не спешит. То ли везде уже успел, то ли везде уже опоздал. Находится в некоторой растерянности - не потому что нечто его достало, а потому что чего-то он просто не догоняет. Останавливается.


А Л Ё Ш А. ...А собственно, какая разница? Бред, умноженный на маразм, или маразм, умноженный на бред? Никакой разницы. Результат - во всех вариантах - одинаков. Мои подушки перестали покупать. И твои - тоже. Наши подушки!.. И ведь никто не заявляет о том, что они - плохие. Ни одного негативного слова, даже звука. Их просто игнорируют. Вообще. Что?.. Да, конечно, реагировать надо. И я реагирую. И то, что получается в итоге, даже в кошмарах не показывают. Хотя некрофилы смотрели бы с удовольствием... Они вообще смотрели бы с удовольствием многое на экране моего воображения. Особенно, если бы ты - мой типа симбионт - не возникал тогда, когда тебя об этом не просят. В смысле, когда Я об этом не прошу. Все остальные - это так. Это мишура, это декорации, это мусор... И если убрать этот мусор напрочь, то я останусь Пусть даже в пустом, но - в чистом. Что?.. Кровь? Выпустить всю, и смыть остатки. Чувства? Утопить. И тоже смыть. Воля? Не смеши меня. Я тебя умоляю - где ты видел волю? В нашем - моём! - мире, какую-нибудь волю, кроме моей? Нигде? Правильный ответ. Но. Кое-кто пытается сделать его неправильным. Пытается привнести в мой мир что-то своё. Без моего разрешения. Получают по морде, остаются с пустыми карманами, на костылях, в пробирках, под небом в клеточку, не всегда живые!.. Но всё равно пытаются. Почему?.. Молчишь? Почему молчишь? Нечего сказать? А у меня есть чего. Хотя бы потому, что подушки - это не то, что стоит во главе угла. Они вообще отношения к углу не имеют. Но. Вдруг почему-то все начали забивать и на прочие мои направления. Например, на игрушки. И ты думаешь, мне это нравится? Понимаешь?..


Появляется Матвей с жёлтым надутым надувным шариком. Матвей весел, активен и жизнерадостен. Алёша наблюдает за ним - как за облаком, купающимся в озере, а Матвей Алёшу просто не замечает. Он играет с шариком. Подбрасывает его, ловит, размахивает шариком, удерживает его в воздухе руками-ногами-головой, и тому подобное. Постепенно Матвей оказывается в районе авансцены, ловит шарик, оглядывается с приложенной ко лбу рукой (козырьком), откашливается и произносит спич.


М А Т В Е Й. Игрушка - это не обязательно погремушка. Игрушка - это сказка и удовольствие. Игрушка - настоящая, интересная и увлекательная - это всегда сюрприз. Всегда. От младенчества до глубокой старости. Начиная от прикольной соски, проходя через куклы, учебники, краски, солдатиков, конструкторы, велосипеды, инструменты, сковородки, автомобили, дома, самолеты, пароходы и ракеты, через различные общественные и социальные структуры, экономические ситуации и политические головоломки, и вплоть до упаковочной коробочки для человека в его последнем земном путешествии - всё это игрушки. И их суть всегда остаётся неизменной, не зависящей от того, где и кем производится данная игрушка - на кухне детскими руками, или на конвейере манипуляторами. Развлекать, увлекать, помогать украсить время и пространство. Поэтому подросток, рассекающий на роликовых коньках, капитан атомной субмарины, крадущейся в глубинах, и я - весело буцающий этот надувной шарик (тут же слегка подкидывает шарик, затем буцает его своей прической) - занимаемся одним и тем же. Живём. Так что любите игрушки - и они ответят вам взаимностью. А радостно воспринимать мир, который радостно воспринимает тебя - это круче, чем тыкаться в магазины Алёши. Живите, улыбайтесь, смейтесь!..


И Матвей, продолжая баловаться надувным шариком, перемещается немного в сторону, так чтобы по центру оказался Алёша. И там продолжает забавляться.


А Л Ё Ш А. Я же говорю - забили. На все мои сферы. Например, на продовольствие... (оглядывается вокруг, ожидая подвоха) ...на строительство...


Тут появляется Дарина. Выходит стремительным деловым шагом, все движения совершает чётко и отлажено, обосновывается в центре, как бы оттесняя Алешу куда-то в сторону, и произносит свой спич.


Д А Р И Н А. Здравствуйте. Говорить буду коротко. Ибо лишнее - не нужно. Но - маленькое уточнение. Убрать лишнее - это НЕ означает оставить голый кубик, или шарик, или вообще точку. Убрать лишнее - это означает убрать не нужное. А что такое "не нужное"? Приведем пример. Известно, что где попало и как попало может жить только зомби. А настоящий, нормальный человек - он живой, веселый, добрый и оригинальный. Соответственно, и его жильё должно быть таким же - живым, весёлым, добрым и оригинальным. Вывод: не нужное - это то, что мешает быть жизнерадостным. То, что использует любую палитру только в целях кладбищенской эстетики. Не верите? Посмотрите на комфортабельные гробики и многоэтажные заначки от Алёши. Оно вам надо?


Дарина усмехается, разворачивается на месте - как по команде и отправляется к Матвею, где присоединяется к забавам с жёлтым надувным шариком.


А Л Ё Ш А. Ну вот... И теперь скажи, что это не глюк. Куда ни ткнись, где ни попробуй делать что-то полезное - везде возникают завихрения, которые как бы ничему не мешают, но в итоге - всё останавливается. Люди перестают делать то, за что они получают деньги! В любом направлении, в любом секторе!.. Будь то хоть развлечения, хоть одежда, хоть что угодно. И что теперь - мочить всех? Между прочим, всех включает в себя КАЖДОГО. Учти это. Кстати, одежда - коротенькое слово, но в нём скрыто столько возможностей...


Появляется Настя. Переодетая Настя. Сейчас она одета неожиданно прикольно и симпатично - необычно, но умопомрачительно. Ведёт себя свободно и раскованно. Находится в прекрасном настроении. Естественна. Проходится как по подиуму. Останавливается. Произносит спич.


Н А С ТЯ. Итак. Вот перед всеми я. Ну, или кто-нибудь другой... Кому как повезло. Естественно, я одета. Хотя перед кем-то может быть кто-то и раздетый. Опять же - кому как НЕ повезло. Но в моем случае я говорю не столько о личной обаятельности и сексуальности, сколько о том, что их подчеркивает и акцентирует. Одежда. Та самая, которая выражает сущность человека. Ибо если человек носит то, что ему удобно, приятно, комфортно, и вызывает добрую улыбку - у него и окружающих - то этот человек - и внутри, и снаружи - однозначно отличается от того, кто в малиновом пиджаке восседает на золотом унитазе. Поэтому мы и не предлагаем тех "чехлов", которые нужны только для того, чтобы прикрыть тушки, или пылиться на складах у Алёши. Мы спрашиваем: "Чем вам помочь?" А затем помогаем. И ещё никто не ушёл от нас, выглядя хуже, чем пришёл. Делайте выводы, дамы и господа!..


Закончив, Настя не присоединяется к Матвею и Дарине, а начинает ходить вокруг Алёши, и присматривается к нему. То ли снимая с него мерку "на глазок", то ли просто - соблюдая спиральную траекторию своего движения.


А Л Ё ША. Делайте выводы!.. Легко сказать, особенно если на тебе сейчас то, что подчёркивает твою соблазнительность. А мне нечего усиливать!.. Стоп. Что я такое сказал? Нечего - в смысле - незачем, или нечего - в смысле - ничего нет? Капец какой-то. Я уже заговариваться начинаю. А потом приедут санитары и начнут на меня примерять смирительную рубашку. И что теперь? Опять всех мочить? ВСЕХ?.. Но ведь тогда я останусь один сухой. Как последний осенний лист. Как пылинка. Как единственная точка в бесконечном пространстве. Естественно, без тебя, мой симбионт, абонент, симулянт... Оно мне надо? Не факт. А что мне надо? Ничего не делать? То есть, ничего не надо? Что значит - не надо? Вообще-то здесь я решаю - что надо, а что не надо. Потому что я могу всё. В том числе и ничего. Но тогда возникает вопрос. Бац - и я смог всё. Затем бац - я смог ничего. А дальше что?


Настя подходит к Алёше.


Н А С Т Я. Привет.

А Л Ё Ш А. Привет.

Н А С Т Я. Не спрашиваю "как дела" - потому что история "Мандарины" это и есть ответ на мой гипотетический вопрос. Впрочем, имеется вопрос и не гипотетический - что собираешься делать дальше? Притворяться психом, сбегать куда-то, бандитствовать в овечьей шкурке, или жить себе в удовольствие и другим в радость?

А Л Ё Ш А. (психует, но сдерживается) Не знаю, что ты имеешь в виду. Вообще ничего не знаю. Но если тебе интересно, уточняю - да, я хочу жить нормально, себе и - возможно - другим в радость. Но как это сделать тогда, когда тебя не понимают? Не желают понимать. Или все же понимают, но именно поэтому делают наоборот.

Н А С Т Я. Глупо советовать там, где каждый решает самостоятельно. Могу только заметить, что если у человека некая штучка - игрушка, обновка, протез... - не приживается, то эту штучку удаляют. Не воюют с ней, не тратят силы и энергию, не изображают что-то для кого-то, а просто удаляют. Да это может быть больно, неприятно, опасно, даже порой безвыходно. Но лишнее все равно выбрасывается. Ибо оно - постороннее. Оно мешает. Точно так же мешают и лишние действия - ибо являются тем, за счёт чего набивают свои желудки и унитазы обыкновенные паразиты. Ну, в смысле, люди кусают сами себя, и в процессе - например - вырабатывается слюна, которая и является кормом для паразитов.

А Л Ё Ш А. И что?

Н А С Т Я. С одной стороны - ничего. Но с другой стороны, если ты воюешь с кем-то - ты воюешь с собой. Паразиты завтракают. Если ты преследуешь кого-то - ты преследуешь себя. Паразиты обедают. Убивая кого-то - ты убиваешь сам себя. Паразиты вообще обжираются... А вот помогая другому - ты помогаешь себе. Даже если эта помощь заключается в том, что ты выпалываешь сорняки. Паразиты от этого голодуют и чахнут. Понимаешь?

А Л Ё Ш А. Временами. И местами.

Н А С Т Я. В конце концов, перед светлой полосой всегда неизбежна тёмная. Но если штучка - игрушка, обновка, протез... - приживается, то вскоре она становится частичкой целого. Штучка становится своей. Вписывается в медаль, которая есть у каждого человека. И у этой медали - между прочим - две традиционные стороны. Один за всех, и все за одного. Вразумительно?

А Л Ё Ш А. Вполне... И что дальше?

Н А С Т Я. Решай сам. Только помни - не нужно увеличивать скорость там, где она естественна. Нужно просто не мешать. Да, иногда величайшая помощь заключается в том, чтобы не мешать... Кстати, мы с тобой сейчас можем помешать другим, у которых явно нашлась своя штучка. И тогда им может присниться не эротика. А банальный ужас. Или пародия на него. Которыми и так переполнен наш эфир... Поэтому давай лучше удалимся. Вместе.


Алёша и Настя уходят. Остаются Матвей и Дарина, которые балуются шариком, и постепенно выдвигаются на передний план.


Д А Р И Н А. Всё, я устала. Давай отдохнём?

М А Т В Е Й. Устала баловаться мандаринкой? Ты что - взрослеешь?

Д А Р И Н Ы. Не знаю. Всё может быть. Нет, я могу сейчас сделать целую кучу всякого. Только не знаю - зачем? Потому и хочется успокоиться, и посмотреть по сторонам, в небо, ещё куда-нибудь, и просто подумать, поулыбаться... Ты не против?

М А Т В Е Й. Нет, конечно. Как я могу быть против чего-нибудь, что хочется тебе?

Д А Р И Н А. Можешь. Нормальный человек может всё. Или ты - ненормальный?

М А Т В Е Й. А какая разница? Вот, я уверен в том, что ты не захочешь чего-нибудь гадкого, отвратительного, противного и так далее. Это нормально?

Д А Р И Н А. Однозначно.

М А Т В Е Й. Вот потому я и не против всего, что ты пожелаешь.

Д А Р И Н А. Хм. Звучит логично. Но. Есть одно но. Например, я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Твои действия?

М АТ В Е Й. Ну... Честно говоря, я стесняюсь. Но если ты хочешь, а то, что ты хочешь, не бывает гадким и неприятным, то я...


Матвей стремительно приближается к Дарине, и целует её. И тут же пытается отстранится, но теперь его удерживает Дарина. Поцелуй продолжается... Затем Дарина отстраняется от Матвея.


Д А Р И Н А. Ты чего? Ты что это делаешь?

М А Т В Е Й. Я? Учусь надувать шарики.

Д А Р И Н А. Какие ещё шарики? Или ты - всё-таки - ненормальный?

М А Т В Е Й. А неважно. Всё равно понятие "нормальный" придумано явно ненормальным. А я не придумываю. По крайней мере, не всё время придумываю. Я делаю.

Д А Р И Н А. Что ты делаешь?

М А Т В Е Й. Сейчас я надуваю шарик.


Матвей достает из кармана синий надувной шарик и начинает надувать его. Надувает (ШАРИКУ ЗАПРЕЩЕНО ЛОПАТЬСЯ!), завязывает на шарике узелок, и протягивает надутый шарик Дарине.


М А Т В Е Й. Вот. Это планета. С ней можно играть. Но АККУРАТНО и НЕЖНО. Хочешь?

Д А Р И Н А. Хочу... Если мы будем играть вместе.

М А Т В Е Й. Будем. Уже есть. Мы есть. Вперёд?

Д А Р И Н А. Вперёд. С солнышком и с Землей в руках. Ура!..


И Матвей (подхватив жёлтый шарик), и Дарина (с синим шариком в руке) убегают.



ДЕТСТВО

Появляются пять человек. Трое мужчин и двое женщин. Люди знакомы. И все находятся на одной, общей "ментальной территории". Причем, не просто находятся, а явно заинтересованы тем местом, где они есть. А заодно и всем, что-кто находится в этом месте. Слышен шум подземной станции метро. Приближается состав. Прибывает. Двери открываются. Слышно объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ КОНЕЧНАЯ. УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СЕБЯ. А ПРИ ВХОДЕ ВСПОМИНАЙТЕ - ЗАЧЕМ ВЫ СЮДА ВОШЛИ


Пять человек входят в пустой вагон. Возможно, кто-то садится. Или не садится никто.


ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ. СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ "ДЕТСКАЯ". ПРОСЬБА ЗАРАНЕЕ ПРИГОТОВИТЬСЯ К ВЫХОДУ.


Двери закрываются. Состав трогается. Шум движения постепенно сходит на нет. Или остается - фоном. Оживает рекламный монитор. На нем появляется цветок. Или не один цветок, а другой. Или не просто цветок, а много цветов. А еще лучше, если возникает слайд-шоу - цветы. Разные, смешные, грустные, красивые, обалденные, в различных видах, пропорциях и соотношениях. Понятно, что вокруг цветов может быть все, что угодно. Но это все - за кадром. Возникает голос. Он говорит. В процессе говорения пять человек могут обращать на голос внимание, а могут и не обращать. А могут и вообще махать желтым и синим шариками, дирижировать воображаемыми оркестрами, кувыркаться и даже посылать воздушные поцелуи за пределы вагона. Как им угодно. Поезд идет.


Г О Л О С. Уважаемые пассажиры!.. Вы приглашаетесь всегда. В различных количествах и модификациях. Например, в виде хронотуриста. Обязательны: сообразительность, здравый смысл без глюков, ориентация в любых условиях и адаптация в любом времени, способность к фиксации всего - разными способами, ради различных целей... Здоровье, пол и возраст значения не имеют. Или в виде трансформера-хамелеона. Обязанности - умение преобразовываться самому и помогать преобразовываться другим. Требования - постоянно произвольные. Ибо для истинного трансформера это не проблема. Или. В виде энергетического дизайнера. В этом варианте главное - творческий процесс создания любой вещи, в которой эстетика определяет суть и форму результата, а технологии - форму и суть. В любом месте. В любой момент. В любой Вселенной. Благо свободная энергия всегда в вашем распоряжении. В любом качестве. И так далее. По всем вариантам - даже по тому, который вы придумаете сами - гарантируются социальные пакеты и достойная оплата. Конечно, если кому-то это еще интересно, или нужно. Ждем обращений!..


Монитор гаснет. Но не факт, что пять человек как-то на это реагируют, или прекращают делать то, что они делали. Поезд идет. Звучит очередное объявление для пассажиров.


СТАНЦИЯ "ДЕТСКАЯ". ОНА ЖЕ - НАЧАЛЬНАЯ. УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ, ПРИ ВЫХОДЕ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ НИЧЕГО.


Поезд останавливается. Двери открываются. Люди выходят. Состав уезжает. Люди выстраиваются в ряд на перроне, берутся за руки, и дружно кланяются. Затем - возможно - расходятся.

Или.

Не расходятся. А хором говорят: ЗДРАВСТВУЙТЕ!..

Или...


Занавес


Киев, 2013-2014
Авторские права зафиксированы




© Сергей Щученко, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность