Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ИЛЛЮЗИОНАВТЫ

иллюзия в трех реальностях
или
реальность в трех иллюзиях


Сумасшедший мир. Дурацкое время. Люди совершенно разучились жить. Работа, работа, работа... Весь смысл жизни в работе. Все время чего-то ищут. Все время что-то строят. Зачем?
Братья Стругацкие, "Стажеры", 1960 г.

Весь мир занимается лицедейством.
Гай Петроний



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

АЛЕКСАНДР (САША)
НАДЕЖДА (НАДЯ)

ВИКТОР (ВИТЯ)
ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ (ПАША)
ЗИНАИДА ИВАНОВНА (ЗИНА)
ПЛЯЖНИК (СЛУЖИТЕЛЬ ХРОНОТЕКИ, ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ…)
КЛОУН
ГОЛОС


ЗДРАВСТВУЙТЕ!

Весёлое освещение. Весёлая музыка. Всё - динамичное. Общее впечатление - лёгкое, весёлое, цирковое, оптимистичное. Появляется клоун. Такое ощущение, словно он одновременно и отдыхает и выступает перед аудиторией. Нарядный. Из вспомогательного реквизита при нём возможно всё - мяч, цветочек, воздушный шарик, собачка (кот) на поводке, свисток, что угодно. Не исключён также клоун без реквизита - просто живой символ веселья, шутки и подтекста. Клоун оказывается почти на авансцене. Кланяется (то ли зрителям, то ли чему-то/кому-то, доступному лишь его восприятию).


К Л О У Н. (при чисто клоунской мимике) Здравствуйте, уважаемые! Молодые и перспективные! Да-да, именно молодые и перспективные. Молодые - потому что вы, действительно, молодые. Юные. Дети. С бородами, лысинами, животами, объёмными бюстгальтерами и даже с париками - но, все равно - дети. Кто согласен со мной - спасибо. Кто не согласен - тот ещё моложе. Но мы приветствуем всех! И начинаем. И мы, и вы. Или просто - мы все. Так что - расслабьтесь. Ничего не опасайтесь, ничего не бойтесь, никого не обижайте. Просто живите. И обязательно учитесь. Для начала хотя бы тому, что никто из нас - не один. Ни я, ни вы, ни те, кто наблюдает за нами. Понимаете? Конечно, понимаете. Ведь вы - перспективные. Почему? Да потому что не перспективных НЕ БЫВАЕТ. И даже если кто-то из вас наступит на голову другому, и начнёт прыгать на ней - всё пройдёт. Просто для того, кто прыгает, ВСЁ будет длиться дольше. А потом пройдёт. И наступит другое ВСЁ. А затем ещё другое ВСЁ. А затем ещё... И так будет всегда. Так есть всегда. Поэтому помните: мы все - в процессе. Отдыхайте. Играйте. И мы будем играть. Мы все будем играть. До скорой встречи!..


И клоун убегает.



ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ. КОНЬ В ПАЛЬТО

Если в вашей жизни сейчас темная полоса - радуйтесь. Впереди - светлая. Если в вашей жизни сейчас светлая полоса - насторожитесь. Впереди - темная.


1.

Три человека бредут по катакомбам, напоминающим подземный лабиринт. Первый Виктор, затем Надежда, последний - Александр. На спинах - рюкзаки. Освещение соответствующее. Антураж соответствующий. Александр ворчит.


А Л Е К С А Н Д Р. Блин!.. Мне уже надоело это однообразие! Земляные стены, земляные потолки, земля под ногами... Архитектурное уныние!.. Смешно и печально одновременно. Мы ведь уже живём в тотальном однообразии, а тут добавилось только то, что мы нырнули под землю. Среди бела дня. Типа нам надоела скука сверху, поэтому мы притворились оригинальными, и пошли вниз. И что? Никакой разницы. Что в Киеве - на улицах, что в Крыму - под землёй. Всё одинаково. В чём же прикол? А, дядя Витя, почему молчим?

В И К Т О Р. Прикол впереди. Обалденный прикол. Но я намекну о нём тогда, когда мы доберемся до большой пещеры. Кстати, мы уже где-то рядом. Так что нужно просто потерпеть.

А Л Е К С А Н Д Р. Потерпеть? Опять? Мы уже были в одной пещере, и тогда ты просто отмазался. Теперь мы идём к очередной отмазке?

В И К Т О Р. Вот! Мы пришли! Смотрите - пещера!..


Троица входит в большое пространство типа пещеры. Осматриваются.


В И К Т О Р. Всё. Здесь у нас будет привал. И я так чувствую, что это - последний привал. Ну, на пути к приколу. Так что отдыхаем и релаксируем. Наслаждаемся покоем (опускается на землю).

А Л Е К СА Н Д Р. (продолжает осматриваться) Наслаждаемся? Наслаждаемся... Нет. Нет! Я не наслаждаюсь. Хотя бы потому, что это - то же самое место, где мы недавно были. И, между прочим, именно в этой пещере мы предполагали, что забредаем в какой-то тупик. Заблудились. А это означает, что дальше нужно идти внимательнее. Согласились с этим, и пошли. И пришли туда же. Только теперь с другой стороны. Ведь тут несколько входов-выходов. Смотрите - вон там. И вон там. И наверняка где-то ещё. А вон то место, где мы в прошлый раз устраивали привал. О, вот бумажка от конфеты, которую "обронила" Надя... Узнаёте? "Три медведя"... Это что - про нас?


Обёртку, которую подобрал с земли Александр, рассматривают. Все, по очереди. Виктор пожимает плечами.


В И К Т О Р. Таких обёрток на Земле валяются миллионы. Навалом. И что нам теперь - на каждую бумажку реагировать?

Н А Д Е Ж Д А. (нюхает обёртку) На каждую - не надо. Но на эту - надо.

В И К Т О Р. Почему?

Н А Д Е Ж Д А. Потому. Она пахнет точно так же, как и мои духи. Значит, это - моя обёртка. А это, в свою очередь, значит, что мы ходим по кругу. И привал делаем там же, где уже делали привал. Пока что это ещё смешно. Но в следующий раз...

А Л Е К С А Н Д Р. Всё понятно. Опять однообразие. Никто ни о чём не думает...



2.

Троица рассаживается. Возможно, кто-нибудь что-нибудь ест. Отдыхают. Рассуждают.


А Л Е К С А Н Д Р. Ладно. Что есть - то есть. Осознали, успокоились. Что дальше? Опять будем кружить вокруг пещеры? И сколько таких кружков нужно навернуть? А самое главное - зачем?

В И К Т О Р. Так надо. Тот, кто заблудился, должен найтись. Причём самостоятельно. Потому что здесь нас никто искать не будет. Следовательно, нужно не останавливаться, не впадать в уныние, не поддаваться лени, и в итоге дойти туда, где нас поджидает ОЧЕНЬ приятное решение всех проблем. ОЧЕНЬ. Понимаете?

А Л Е К С А Н Д Р. Понимаем. Но не всё. Отдохнуть - это да. Всё остальное - бред. Потому что мы не знаем - куда идти, зачем идти, что делать там, куда мы придём - если придём - и как потом выбираться обратно. Если кому-нибудь есть что ответить на мои вопросы - пожалуйста. Но если толковых ответов нет - лучше молчите. А пока вы молчите - думайте. Например, о том, что для нас важнее - куда-то дойти и сдохнуть там, или выйти из этой бодяги и остаться с непонятками, но живыми? Всё. Мне больше сказать нечего. Пока нечего. Жду вашей реакции.

В И К Т О Р. А на что реагировать? На предложение обломаться и шевелиться обратно? Я против. Меня не устраивает идиотский вариант.

А Л Е К С А Н Д Р. Идиотский... Значит, я - идиот. А ты, видимо, идеал разумника. Тогда почему ты не где-нибудь в музее, как почётный экспонат? Не знаешь? Так может Надя знает?

Н А Д Е Ж Д А. Я не знаю. Я просто жду - когда мне скажут: куда и зачем мы идём. И сразу уточняю - рассказки о прикольном подземном путешествии - не катят. Ну?

В И К Т О Р. ОК. Тем более, что я обещал. Значит так - кратко и существенно - мы идём к тайнику. А тайнике спрятан конь - в натуральную величину. Но - ИЗ ЗОЛОТА. Золотой конь. Предыстория. Когда-то внук Чингисхана Батый - разорив Рязань и Киев - сбацал посреди степи свою новую столицу. Особой фишкой этой столицы было то, что всю дань, собранную за год, обратили в золото, а из этого золота отлили двоих коней. С рубиновыми глазами. Впоследствии ханом стал Мамай. Не козак, естественно, а другой. Так вот, одного коня вроде засунули в могилу Мамая. А где находится эта могила - забыли. То есть, официально один конь - типа "ускакал". А вот со вторым конём было интереснее. Его утащил дерзкий казачий разьезд. Ну, поскольку конь был тяжёлый, удирал разъезд медленно. Поэтому ордынцы вскоре догнали его, и всех перебили. Но коня НЕ ОБНАРУЖИЛИ... Куда он подевался? Ускакал в параллельные степи? Не факт. Улетел? Тоже не факт. Он же не Пегас, в конце концов... В общем, официально этот конь тоже "ускакал". Но. Те, кто соображает больше остальных, проигнорировали всякие информационные отмазки, и начали сами искать коня. И НАШЛИ. А я - с трудом, со сложностями, и с кучей всякого - раздобыл ценную информацию о том, где сейчас прячется золотой конь. И мы туда идём! Понимаете? И если мы возьмём от этого коня столько, сколько сможем унести - все материальные проблемы у нас отпадут. И не только материальные. Но это - раз. А два - в том, что всё золото мы не унесём. Поэтому конкретная драгоценная поддержка останется ждать нас в дальнейшем. Так что благополучие намечается на всегда.

А Л Е К С А Н Д Р. А пальто?

В И К Т О Р. Какое пальто?

А Л Е К С А Н Д Р. (смеётся) Золотое, естественно. Причем, лучше не одно, а несколько. Ведь чем больше золота - тем круче будет у нас благополучие. Так что лучше бы ты вёл нас не за конём, а, скажем, за... слоном. В натуральную величину. Всё. Баста. Я дальше не иду. Ибо слушать всякие разводы мне надоело ещё наверху. А под землей от таких слов дохнут даже червяки.

В И К Т О Р. Вот тут тебе виднее. Лично я на червяках не специализируюсь. А мнение коней в пальто мне просто не интересно. Посему идиоты вольны поступать как угодно. Но без меня. Ибо меня интересуют только разумные перспективы. И действую я согласно им. А ты, Надя?

Н А Д Е Ж Д А. Я? Ну... Я, конечно, доверяю вам обоим. Хотя и общаюсь больше с Сашей. Так получилось. Но сейчас мне кажется толковым то, что говорит Витя. И лично я вижу смысл идти дальше. А когда мы дойдём до золотого коня - будет вообще прекрасно. Так что я за то, чтобы продолжать. Между прочим, именно для того, чтобы строить хорошую жизнь. В том числе и семейную.

А Л Е К С А Н Д Р. С кем?

Н А Д Е Ж Д А. С нормальным человеком. Поэтому я делаю выбор в пользу Виктора. И не исключаю того, что в дальнейшем - в других вопросах - я могу сделать такой же выбор.

А Л Е К С А Н Д Р. Ага. Выбор в пользу Виктора... И ты - Брут... Вопросов больше нет.


Виктор встаёт. Надежда встаёт.


В И К Т О Р. Вот и чудненько. Считаем, что на этой оптимистической ноте привал закончен. Я иду дальше. Надя - как я понимаю - идёт со мной. Большинство продолжает путь. А коню в пальто желаем бесконечного отдыха, и удовольствия от себя же. Гуд бай.


Виктор и Надежда подхватывают свои вещи, и уходят. Меньшинство остаётся в одиночестве.



3.

Александр какое-то время смотрит вслед ушедшим. Затем встаёт. Разминается. Возможно, прохаживается.


А Л Е К С А Н Д Р. Красота... Жлобство в очередной раз оказывается сильнее всего остального. И что самое смешное - это происходит всегда. А я никак не привыкну. Мда... Проехали. Осталась мелочь - понять, что дальше. Сидеть? Скучно. Идти? Куда? Хотя, если неизвестно, куда идти, значит, можно идти в любом направлении. Идём...


Александр ходит по пещере, осматривает её, иногда вдруг находит всякие приколы...


А Л Е К С А Н Д Р. Здесь ложбинка, обходим её. Здесь горбик, тоже обходим. А вот здесь... Что это? Шарик... Вроде металлический... Небольшой такой, словно для пинг-понга... Тяжеленький... Забавно... А, может, он золотой? Только чем-то замаскирован. А что? Золотой конь бежал, устал, приостановился, натужился - и из него выпал шарик... Сейчас поцарапаем... Увы. Не золотой. Не интересно (выкидывает шарик). Идём дальше. Смотрим... Вообще интересно - какая-то слишком просторная пещера. То ли ее природа такой придумала, то ли здесь человечки что-то мудрили... Опа. Еще штучка. Кубик. Вроде деревянный... Один. И что он тут делает? Откуда взялся? Неужели здесь какие-то детёныши домики строили, или ещё что-нибудь? Но других кубиков не видно... У меня точно бред начинается. Или это глюки такие, своеобразные, местные... Не хочу (выбрасывает кубик). А что я хочу? Покой есть, тревоги нет, жрать не хочется, пить тоже не хочется... Конкретики? Понятности? Но конкретики и понятности чего? Или не так. Зачем я здесь? Почему я здесь? И традиционный - что дальше? Три вопроса. И ни одного ответа. Хотя, нет... Вот и ответ... наверное. Хм, пирамидка. Конструкция из треугольников. Пластмассовая. Небольшая. Игрушечного размера... А что если это не просто ответ, а подсказка? Подсказка к выходу? Вообще все эти - шарик, кубик, пирамидка - это такая совокупная подсказка к выходу отсюда? Причём, к такому выходу, который я даже не представляю? А если я себе не представляю этот выход, значит, он может вывести меня неизвестно куда. А если я выйду неизвестно куда, чем я там буду заниматься? Возможно, тем, что раньше мне и в голову не приходило? А что мне в голову не приходило? Что я умею летать? Что какие-нибудь тараканы за мной наблюдают, и все записывают на малюсенькие бумажечки? Или не тараканы, а инопланетяне. Или ещё кто-нибудь. Как за маленькими детьми, которые оказались на детской площадке, офигели от всего, что видят вокруг, и каждый - в своём воображении - тут же представляет себе мир, который конструируется только в его голове... А затем каждый человечек растет и продолжает жить именно в том мире, который он вообразил на детской площадке... Но при этом они все существуют в одном мире... Капец. Пора съесть печенье. А то извилины уже начинают перекусывать друг другом... Не хочу (выкидывает пирамидку).


Александр присаживается, достаёт из рюкзака пачку печенья, разворачивает ее, достаёт печеньку, ест...


А Л Е К С А Н Д Р. А теперь давай всё по порядку. Если посмотреть с одной стороны - я оказался в заднице. Еды мизер, воды - мизер, плюс потерялся по землёй. Так сказать, сам залез к себе в могилку. А что было бы, если бы я не приехал сюда? Блуждал бы по такому же лабиринту, но только в городе? В окружении лжецов, лентяев, равнодушных циников и жадных предателей? Плюс алкоголизм, наркомания, деградация и самоубийство? Короче - бегство. Куда? От чего? Бег на месте, что ли? Опять красота. А если с другой стороны - то здесь бежать некуда. Ну, в смысле, в любую сторону - это всё равно, что НИКУДА. Отлично. Значит, бежать не надо. Всё нормально. Поэтому суетиться и жаловаться неизвестно кому на неизвестно что - тоже не надо. Глупо. Можно даже рассмеяться над тем, кто станет это делать. Ха-ха-ха!... Уф, аж легче стало оттого, что я вдруг понял - напрягаться не надо. Лучше поступить наоборот - расслабиться. Настроиться на терпение. Выбрать местечко поудобнее... вот здесь, например... прилечь, раскинуть руки, улыбнуться, и... пока этот валютный конь где-то там прячется, здесь можно прикинуться медведем, и впасть в спячку. Одним медведем. Единственным!.. А остальные два пускай шатаются. Дошатаются.


И Александр устраивается отдыхать лёжа. Постепенно изменяется освещение. Свет периодически вспыхивает разными цветами, в разных местах. Раздаются непонятные звуки. Моментами видео и аудиопроявления напоминают о стробоскопичности. Блуждают некие тенеобразные существа. Короче, тотальные галлюцинации - то ли у Александра, то ли у тех, кто за ним наблюдает. Постепенно всё успокаивается.



4.

Возвращается тишина. Нормализуется освещение. Даже улучшается - ведь теперь оно не пещерное, а яркое, солнечное, дневное. А освещает солнце пляжное побережье. Шум волн, крики чаек, запахи песка и воды... Александр лежит там же, где и лежал. Но теперь он скорее не одет, а почти раздет. Чисто по пляжному. И спит. А неподалёку от него красуется шезлонг, в котором сидит ПЛЯЖНИК (СЛУЖИТЕЛЬ ХРОНОТЕКИ, ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ...). Александр просыпается. Приподнимает голову, смотрит по сторонам, трясет головой, словно вытряхивает из неё сновидческие остатки. Но, видимо, остатки не вытряхиваются. Тогда Александр вскакивает. Ошалело оглядывается. Он явно не понимает, где он. Но проходит несколько мгновений и Александр бросается с вопросами к мужику в шезлонге (на пляже больше никого нет).


А Л Е К С А Н Д Р. Мужчина... Извините... Но я ничего не понимаю... Где я?

П Л Я Ж Н И К. На пляже.

А Л Е К С А Н Д Р. Где именно?

П Л Я Ж Н И К. Тут. Под нами - песок. Над нами - солнце. Что ещё непонятно?

А Л Е К С А Н Д Р. А где пещера? А где остальные? И почему я здесь? Это что - сон?

П Л Я Ж Н И К. Ага. Детское сновидение. И мы, на самом деле, сидим в облаках. Только у меня большая белая борода, а у тебя куриные крылышки.

А Л Е К С А Н Д Р. Борода? Нет у вас бороды... А меня нет крылышек... Слушайте, я серьезно спрашиваю.

П Л Я Ж Н И К. А я серьезно отвечаю. Я пришёл, ты здесь лежал и храпел, чайки летали, море шевелилось, а теперь ты встал и начал спрашивать странные вещи. Ты случайно не псих? Или, может, с кем-то здесь конкретно перебрал? Хотя перегаром от тебя не несёт. Подозрительно.

А Л Е К С А Н Д Р. Я ничего и ни с кем не перебрал. Я просто не понимаю. А вы? Вы кто и откуда? И как долго вы... и мы - здесь? И почему я раздетый? И какой здесь поблизости город?

П Л Я Ж Н И К. (начинает проявлять раздражительность) Так. Не мешай. Видишь - я отдыхаю. Поэтому топай со своими вопросами вон туда. Там город Киев. Но он там, а я здесь. Так что вали отсюда туда, и там доставай кого угодно своими вопросами. Всё.


И мужик отворачивается. В смысле, разворачивает шезлонг спиной к Александру, садится шезлонг и закрывает глаза. Александр стоит в одних трусах возле шезлонга и порывается продолжить свои вопросы, но сдерживается. Затем неторопливо возвращается к своим вещам, и по пути размышляет вслух.


А Л Е К С А Н Д Р. Город? Киев? Но ведь это мой родной город... Значит, я никуда не уезжал? Странно. А точнее - полная фигня. Я же всё прекрасно помню - аж до того момента, как я прилег на землю в пещере, и вскоре отключился. А теперь, когда я включился, всё вокруг другое. Как это объяснить? Или сейчас все-таки сон? Но почему тогда всё такое реальное - песок, небо, вода, чайки, ветерок, мужик в шезлонге?..


Александр щиплет себя за руку - и вздрагивает. Больно. Машет рукой, остужая ее воздухом. Затем поднимает с песка ракушку, рассматривает её, нюхает, даже пробует зачем-то на зуб.


А Л Е К С А Н Д Р. Невкусно. Но всё вроде нормальное, настоящее... Где же тогда пещера? Где Надя? Где Витя? Мы, конечно, разбежались с ними в разные стороны, но ведь не на сотни километров. И где - в конце концов - этот дурацкий конь? Или он тоже - псих? Ну, то есть, не "тоже", а просто - псих. Или, все-таки, тоже? Допустим. Но тогда почему я-псих нахожусь на пляже, почти в одиночестве, безо всяких санитаров, или кто у них там? А может, я сошёл с ума только что, во сне? Тогда - почему? И зачем? А если я вижу пляж и мужика в шезлонге только в своём воображении, тогда что здесь на самом деле? А? Не слышу ответа. Точнее, слышу, но этот ответ - тишина. Хм, а ведь это логично. Если что-то спрашиваешь у тишины, то в ответ получаешь тоже тишину. А толку?.. Короче. Нужно идти туда, где людей больше, чем один. Нужно идти в город. И там всё выяснить. Ну, или хотя бы что-то.


Александр собирает свои вещи, одевается, и уходит. Пауза. Из шезлонга поднимается мужик. Оглядывается, и не обнаруживает Александра.


П Л Я Ж Н И К. Ага. Смылся псих. Ну, и слава Богу. Пускай теперь возникает со своими тараканами в голове в другом месте. Или в третьем месте. Где угодно, и сколько угодно. Всё равно потом успокоится. А то трындит, трындит, трындит... Эмоционально, нервно, испуганно даже как-то... Пускай лучше расслабится и забудет то, о чём бормочут его мозги и его язык. А то ещё вообразит себя каким-нибудь этим... конём. В пальто. И начнёт скакать туда-сюда, описывать своё пальто и искать ботинки. Или валенки. На пляже... Или вообще - вдруг вспомнит дорогу туда, куда ему знать её не положено. Никому не положено. Потому как ещё рано. Поэтому никто туда ходить, а тем более придти туда и затем пойти дальше - не должен. И не пойдёт. Никуда. По крайней мере, до тех пор, пока я ЗДЕСЬ нахожусь. И не только здесь. Везде, где надо. Хотя бы как иллюстрация к тому, что всё, что существует, существует не зря. Всё.


И мужик берет шезлонг, складывает его (или не складывает), и уходит - неспешно и почти степенно - в сторону, противоположную той, в которую ушёл Александр. Чайки кричат. Волны плещут. Солнце светит. Но - недолго.



5.

Освещение вновь меняется - на то, которое было изначально. Появляются Виктор и Надежда. Уставшие.


В И К Т О Р. (вздыхает) Опять пещера. Словно мы идём по цепочке пещер... Мне это уже начинает надоедать.

Н А Д Е Ж Д А. Осмотрись вокруг. Внимательно. И ты увидишь - почему мне это уже надоело. Это та самая пещера! О, а вот валяется та самая обёртка от конфеты! (подбирает бумажку, снова рассматривает её) Опять три медведя!.. Три - а не два, и не один. Значит, зря мы расставались? Значит, Саша был прав? А я была, и осталась дурой? Ё-моё... Противная бумажка... (прячет обёртку в карман) И где же теперь Сашка? (озирается вокруг) Нет его. Витя, где он?

В И К Т О Р. Понятия не имею. Пошёл куда-нибудь. Гуляет. Или дрыхнет. Или ещё что-нибудь. Или тебе уже не всё равно?

Н А Д Е Ж Д А. Куда он пошёл? Где гуляет?

В И К Т О Р. Да где угодно. Земля большая - идеи, куда хочешь, и гуляй, пока не надоест. Вот он и пошёл.

Н А Д Е Ж Д А. А мы? Опять притопали обратно? Но я же поверила тебе, пошла с тобой, и в итоге вернулась туда, откуда ушла. Выходит, что зря я поверила тебе.

В И К Т О Р. Так. Молчи и слушай. Ты чего ко мне прицепилась? Поболтать захотелось? Или я тебе что-то обещал? Не обещал. Так что теперь можешь повторить подвиг своего медведя, и топать отсюда хоть на все 444 стороны. А я пойду туда, куда я всё равно дойду. Даже сам. И сам буду богатый, обеспеченный и беззаботный. А всем, кто со мной не согласен, рекомендую валить от меня подальше. Хоть на берег синего моря. Или куда-нибудь в Рио-де-Жанейро. Бесплатно. Все свободны. И я - между прочим - тоже.


И Виктор уходит.



6.

Надежда остаётся одна и в растерянности.


Н А Д Е Ж Д А. Вот теперь я точно приехала. И ведь чувствовала - словно кто-то шептал внутри - что-то не так. А я не слушала. Не слушала саму себя. И в итоге оставила Сашку. И ушла от него. Задрала нос, сделала гордую физиономию, и свалила прочь, с этим Витькой. Боже, как стыдно... Саша, ну где ты? И как мне тебя найти? Чтобы хотя бы извиниться. Непонятно. И точно так же непонятно, что теперь делать мне. Прямо здесь. Кричать? Глупо. Идти? Куда? Пожрать? Не хочется. Ничего не хочется... Отдохнуть? А что ещё делать? Я ведь всё равно уже отдыхаю. Хотя и не помню, когда в последний раз нормально отдыхала. Не колбасилась, не гоцала и не зажигала, а просто отдыхала. Почему? А фиг его знает. Дура, наверное...


Надежда начинает осматриваться - в поисках удобного места. Ходит туда-сюда. Кое где пристраивается отдыхать, но тут же встаёт. Не устраивает данное место. Потом опять пробует пристраиваться на другом пятачке. Не нравится. Новый вариант. Ещё новый вариант... Тишина. Всё ей не нравится. Вот так постепенно Надежда и "отходит" - просто вдруг обломавшись искать и выбирать. Замирает. Расслабляется лежа. Тишина. Только слышна где-то падающая в воду капля. Потихоньку начинают доноситься крики чаек и шум моря. Освещение постепенно гаснет. Гаснет, гаснет, и вообще пропадает. Темнота.



ПРИВЕТ!

Освещение изменяется. Становится весёлым и динамичным. Оптимистичным. Появляется клоун. В новом прикиде. И снова такое ощущение, словно он одновременно и отдыхает и выступает перед аудиторией. Клоун выходит на авансцену и кланяется всем, кто его воспринимает.


К Л О У Н. (при чисто клоунской мимике) Привет, молодые и перспективные! Кстати, сразу обращаю внимание на уточнение. МОЛОДЫЕ И ПРЕСПЕКТИВНЫЕ - это не означает разделение. Это не яблоко и груша, не кони и медведи, не направо и налево. Хотя бы потому, что разделение уместно только в случае, если речь идёт о различных понятиях - высокий и низкий, внутри и снаружи, самостоятельность и деградация. А у нас разделения нет. У нас перечисление. Качества одного, единого, целого. Которое, как человек - живой и красивый. Как небо - большое и чистое. Как каждый из нас - белый и пушистый. Впрочем, разделение - хитрая штука. И порой маскируется под что угодно, лишь бы вползти туда, где ему не место. И вползает. И тогда белое и пушистое вдруг начинает выглядеть, как грязное и б/у. Или наоборот. Но это - снаружи. Потому что если снаружи ещё удаётся применять маскировку, то притворство внутри невозможно. Ибо, если вы изменяетесь внутри - вы изменяетесь и снаружи. Впрочем, слова - это всего лишь чешуйки. А вот если заглянуть под чешуйки, можно во многом убедиться молча. Ибо становится видно то, что обычно не видно. Становится возможным то, что считается невозможным. Становится понятным то, что зачастую не понимают, но своё непонимание просто маскируют диагнозом... Так что вперед, уважаемые. Видеть снаружи - вы уже начали. Теперь приучайте себя менять точки зрения. То есть, смотрите не только не только на грим и банковские счета. Зрите в корень!.. До скорой встречи!.. И клоун убегает.



ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ. ХРОНИКИ

Они не умели извиняться, и любую критику в свой адрес воспринимали как оскорбление. Им казалось, будто весь мир вращается вокруг них, да и сама Вселенная была создана только лишь для того, чтобы они могли жрать и развлекаться в свое удовольствие. Не имея других поводов для гордости, они хвастались своей национальностью и страной, в которой появились на свет. В их зловонных душах копошились мелочные обиды и несбывшиеся мечты, зависть разъедала их заплывшие жиром сердца. Они жаловались друг другу, что жизнь обошлась с ними несправедливо, что они достойны большего, однако им было нечем подкрепить эти притязания на величие. В действительности же они не заслуживали ничего, даже смерть была для них слишком большой честью, ведь по-настоящему умереть может лишь тот, кто действительно жил.
Tannarh


7.

Устанавливается нормальное освещение - типа лето, начало дня, всё свежо и радостно. Появляются Павел Петрович и Зинаида Ивановна. С разных сторон. Постепенно подходят друг к другу. Но общаться начинают ещё в пути.


П. П. Здравствуй, лапочка!

З. И. Здравствуй, пупсик!

П. П. Как ты сегодня прекрасно выглядишь!

З. И. А ты опять напоминаешь мне спелое яблочко!

П. П. Умничка моя, доброе тебе утро!

З. И. И тебе доброе утро, мой ласковый и нежный фрукт!


Сходятся, целуются.


П. П. Как дела? Как настроение? Какие планы на сегодня?

З. И. Всё прекрасно, дорогой. А у тебя?

П. П. И у меня всё великолепно. Даже не смотря на то, что дел много, загруженность сумасшедшая, и вокруг меня всё просто кипит.

З. И. Это чудесно. Значит, жизнь цветёт и пахнет. А всё почему? Да потому, что работа, забота о семье, забота о других, забота обо всех, и регулярные мысли о том, чтобы себе - ничего, а всё - окружающим помогают мне жить и действовать.

П. П. Молодец. Молодица. И в кого мы такие правильные и хорошие?

З. И. В себя, конечно. Ведь мы с тобой, можно сказать, эталоны.

П. П. Это точно. А эталоны чего?

З. И. Не важно. Ибо мне уже пора.

П. П. Да-да-да. Понимаю. Мне тоже пора. Удачи тебе, лапочка.

З. И. Взаимно, пупсик.


Павел Петрович и Зинаида Ивановна снова целуются и расходятся. В разные стороны. И уже почти скрываются из глаз, но тут у каждого из них звонит мобильный телефон. У кого-то чуть раньше, а у кого-то чуть позже. Мелодии звонков - обычные. Стандартные. Павел Петрович и Зинаида Ивановна останавливаются, оглядываются друг на друга, снова отворачиваются друг от друга, и начинают общаться с мобилками. Со стороны это звучит как разговор двоих людей с одним абонентом - ГОЛОСОМ - который каждой своей фразой общается сразу с Павлом Петровичем и Зинаидой Ивановной. Они отвечают ему - каждый своими словами (ведь это личный разговор), и даже не одновременно. Тем не менее, голос спокоен. И по его интонациям невозможно определить реальное количество говорящих с ним абонентов - в данной ситуации.


П.П. Алло. Здравствуйте.

З. И. Алло. Я слушаю.

ГОЛОС. Здравствуйте. Это вас беспокоят из хронотеки.

П.П. Очень приятно. А я уже собираюсь к вам.

З. И. Да. Я скоро буду.

Г О Л О С. У меня к вам традиционный вопрос - будете ли вы сегодня, как обычно, и что тогда вы собираетесь наблюдать, в чём участвовать, и какие вообще имеются пожелания?

П. П. Обязательно буду вовремя. Я не привык опаздывать. Но. Вы знаете, хотелось бы разнообразить палитру сеанса. Или просто обойтись безо всяких фантастических опусов. Оно, конечно, забавно, но в целом как-то... банально и скучно. В смысле, когда воспринимаешь книгу, или фильм - это ещё терпимо. А вот когда оказываешься внутри некоей ситуации, то многое видится, словно сшитым белыми нитками. На тяп-ляп. Так что давайте сегодня обойдёмся без фантазии. Пускай будет что-то современное, нынешнее. Но - необычное. Чтобы можно было и окунуться во всё знакомое, и постоянно удивляться. Словом, развлеките по-настоящему...

З. И. Однозначно буду. Но сразу предупреждаю - исторические экскурсы надоели. Ибо всё оказывается не так, как мы когда-то учили. Всё гораздо примитивнее. Хотя определённые приёмы, какими были, такими и остались. Ну, это когда говорится одно, а реализуется совсем другое, еще более тупое и глупое, чем то, что говорилось. Короче. Я хочу современность. Знакомость. Понятность. Но - непривычность и удивительность. Такое, в чём участвуют практически все, но никто не отдаёт себе в этом отчёт. Кроме меня, естественно - потому что для меня всё должно закончиться благополучно, радостно и хорошо. В общем, удивляйте, но не вышибайте в другую - глупую, раздражающую, неприятную и гадкую - реальность. Договорились?

Г О Л О С. Договорились. Всё будет так, как вы желаете. До скорой встречи.

П.П. Гуд бай.

З. И. Аривидерчи.


Павел Петрович и Зинаида Ивановна "отключаются". Оборачиваются друг к другу, и улыбаются друг другу. Могут даже помахать друг другу ручками.


П. П. Желаю тебе всего доброго!

З. И. Благодарю, пупсик. И тебе того же самого. Кстати, ты не видел нашего Сашу? А то у меня такое ощущение, словно он куда-то пропал.

П. П. Не видел. Но меня это не беспокоит. Куда он может пропасть? Трудится, ест, или спит. Или куняет в туалете. Всё нормально, лапочка.

З. И. Это хорошо. Я рада, что у Саши всё в порядке.

П. И. И я рад. Очень рад. Адью.

З. И. Ага.


Павел Петрович и Зинаида Ивановна окончательно расходятся. В разные стороны.



8.

Освещение то же. Появляется СЛУЖИТЕЛЬ ХРОНОТЕКИ (ПЛЯЖНИК, ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ...). Выносит два стула. Ставит их - не по центру, а на расстоянии друг от друга. Словно делит двумя стульями пространство на три части. Отходит, смотрит на стулья, возвращается к ним, поправляет, возможно, разворачивает их друг от друга. В процессе своих действий болтает.


С. Х. Хороший сегодня день. Свежий, солнечный, приятный. Тем не менее, некоторые клиенты именно сегодня припухли. Не хотят временной и пространственной экзотики, не желают садо, мазо и сексо. Отказываются от фантазии!.. А требуют реальности. Но особенной. Чтобы они принимали участие в чем-то знакомом, и при этом - удивительном. Знакомом! Да если бы они увидели реальность такой, какой она скомпонована в данной действительности - они бы охренели! Они бы не знали, куда убежать от такой реальности, которая везде! А она - реальность - между прочим - состоит - в том числе - и из вас, дорогие хроники! При этом, если бы вы узнали себя в ней, вы бы охренели окончательно!.. Но - ладно. Желаете реальности? Удивительной? Будет вам такая. НЕ внешняя, приукрашенная, витиеватая и булькающая, словно бухло на дне перевёрнутого стакана. А настоящая, внутренняя. В которой воплощается в действительность не то, что вы воображаете и изображаете, а то, чем вы являетесь при этом внутри себя. Только потом ни на что не жалуйтесь - реальнее реальности не бывает. Ведь сейчас вы столкнётесь с сами собой. Не замаскированными псевдовежливостью, макияжем и социальной бутафорией. А НАСТОЯЩИМИ. Любое зеркало при этом удавится от зависти. Надеюсь, вас это удивит. Или хотя бы познакомит с тем фактом, что вы живёте в мире, состоящем не из дяденек, тётенек, мальчиков, девочек и прочих лягушек. А из вас. И таких же, как вы. Так что, с новым этапом, дорогие.


Служитель хронотеки радуется. Его настроение заметно улучшается. Он даже принимает торжественную позу, расшаркивается и театрально кланяется воображаемому зрителю.



9.

А тут и клиент появляется. Павел Петрович. Держится немного "свысока".


П. П. Приветствую хронотеку "Мираж".

С. Х. И мы вам рады. Проходите сюда (приглашает Павла Петровича к левому стулу), получайте приспособление...


Служитель достаёт из кармана и вручает усевшемуся на стул Павлу Петровичу хроношлем - что-то вроде вязаной шапочки, но прикольной, с длинными ушами, с мягкими рожками, плюс индустриально-тегногенно-наворочено-смешной. Павел Петрович надевает шлем. Служитель достаёт из другого кармана приборчик, смотрит на него...


С. Х. Так, со временем жизни у вас всё в порядке. Оно есть. Желаю вам приятного времяпровождения. И напоминаю, что вычту у вас один час жизни клиента - взамен чего вы проведёте сутки именно такой жизни, которую захотели.

П. П. Благодарю вас.


Павел Петрович довольно откидывается на стуле и замирает. Стул "включается" (например, на нём загорается лампочка). Появляется ещё один клиент - Зинаида Ивановна.


З. И. Это хронотека "Фата Моргана"?

С. Х. А то вы не знаете... Здравствуйте, и проходите. (приглашает Зинаиду Ивановну к свободному стулу) Присаживайтесь.


Служитель достаёт из кармана и вручает усевшейся на стул Зинаиде Ивановне такой же (или похожий) хроношлем, какой вручал Павлу Петровичу. Зинаида Ивановна надевает шлем. Служитель смотрит на приборчик...


С. Х. Отлично. Со временем жизни у вас ОК. Напоминаю, что вычту у вас один час жизни клиента - и желаю приятно провести сутки именно той жизни, какую вы просили.


Зинаида Ивановна откидывается на стуле и замирает. Стул "включается" (на нём загорается лампочка). Служитель отходит от Зинаиды Ивановны, окидывает взглядом клиентуру, и остаётся удовлетворён. Идёт уходить...



10.

...Но не уходит. Ибо появляется Александр.


А Л Е К С А Н Д Р. Здравствуйте. Это хронотека "Майя"?

С. Х. Да. А что?

А Л Е К С А Н Д Р. Я желаю получить хроносеанс. У меня есть на то причина. Только я не знаю толком - что такое хроносеанс, сколько он длится, на каких условиях и какие у него возможности. Можно немного об этом, хотя бы вкратце?

С. Х. Можно. Хронотека - это своеобразный перевалочный пункт. Человек приходит туда, надевает на голову лёгенькую "шапочку", и "отключается". От обыденной реальности. И оказывается - не сам, конечно, человек, а его душа, астральный двойник, или что-нибудь подобное - оказывается в другом месте. В другой реальности, в другом времени, в другом чём угодно. И это "что-нибудь подобное" ощущает себя античным греком, скифом, рыцарем, заядлым фашистом, викингом, зеброй, котом, муравьём, дельфином, чайкой, хомячком, инопланетянином, звездой, пылинкой, микробом, сфинксом, или самым богатым на Земле тунеядцем. Любым живым существом. Когда и где угодно. Ибо возможно всё. Даже то, что человек себе представить не может. Посему клиент легко перемещается в любое место, хоть в такое, в отношении которого все люди уверены, что оно невозможно. И проводит там определенное время - в качестве наблюдателя, воплощенного в любое "тело". Общается, купается, кушает, пьянствует, трахается, дерётся, смеётся, паразитирует, манипулирует, притворяется мультфильмом, и хоть прыгает на голове. То есть, не просто смотрит кино, или спектакль, а участвует в том, что наблюдает. Наравне с другими представителями этой реальности. А поскольку такое "переселение" - акция непростая - то участники сеанса расходуют на участие в нём ВРЕМЯ СВОЕЙ ЖИЗНИ. Опытные исследования подтвердили, что 1 час человеческой жизни равен 24 часам участия в иной версии. При этом конкретную длительность человеческой жизни пока установить не удалось. Ну и что? Если клиенту суждено прожить, скажем, 77 лет, то - пережив невероятные сутки в любой реальности, он теперь имеет в своём жизненном активе 76 лет, 23 часа. Чувствуете?.. И заранее отвечаю на традиционный вопрос "Куда девается и на что используется время жизни, полученное от клиента?". На исследования. Например, того, чтобы определить точную длительность жизни человека. Это будет важным для многих. Ну, а то, что клиент может сковырнуться не послезавтра, а сегодня вечером - это уже его проблема. Он ведь сам решает - на что ему тратить собственную жизнь... Кстати, извините за любопытство - а какая у вас причина?

А Л Е К С А Н Д Р. Ну, во-первых, у меня непонятка. Я поехал с друзьями в Крым. Мы там путешествовали. Потом поссорились. Потом разошлись. Потом я потерялся, и в одиночестве лёг спать. А проснулся не там, где потерялся - под землёй - а на почти пустом пляже. В этом городе. С пляжа я ушёл. Но домой не пошёл. Не хотелось. Да и не уверен я, что это - точно мой город. Поскольку оказался я здесь непонятно как. В общем, днем гулял, вечером гулял, ночью гулял... Всё пытался понять, как так получилось, что я уснул в одном месте, а проснулся в другом. Увы - не понял. Зато вспомнил про хронотеки. И вот пришёл. Хочу попасть в другое место, и посмотреть - отличаются ли мои ощущения ЗДЕСЬ от моих ощущений ТАМ. Кстати, именно по этому поводу я хочу оказаться не в каком-то глюке эволюции, или литературографии. А в реальной реальности. В СВОЕЙ реальности - какой бы она ни оказалась. В ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. Это возможно?

С. Х. Возможно всё. Лишь бы у вас было время жизни. Мы это сейчас проверим.


Служитель достаёт из кармана приборчик, направляет его на Александра, и удовлетворительно резюмирует.


С. Х. Всё в порядке. А это значит, что ваш запрос будет исполнен. Для начала рекомендую переместиться на час. ТАМ вы проведёте сутки. И переживёте, и разберётесь, и вообще - всё, что захотите. Так что проблем нет. 1 час я с вас снимаю, и идёмте, я устрою вас в удобном месте. Между прочим, отключитесь вы в этом месте, и включитесь там же. Тут всё честно. Но при этом вы будете прекрасно помнить всё, что переживёте за сутки в своем сеансе. Нормально?

А Л Е К С А Н Д Р. Да.

С. Х. Идёмте.

Александр и служащий хронотеки уходят.



11.

Клиенты на стульях с горящими лампочками остаются. Лампочки начинают мигать - то вразнобой, то одновременно. Начинает звучать аудио, похожее на то, которое звучало тогда, когда Александр засыпал в пещере. Параллельно может изменяться освещение - в разных местах и в разных оттенках. Моментами аудио и видео проявления могут напоминать о стробоскопичности. Могут также блуждать тенеобразные существа. В общем, своеобразно повторяются видео, аудио и ещё какие-нибудь эффекты. Но это не копия того, что было, а просто нечто, организованное по той же принципиальной схеме. Постепенно всё успокаивается. Нормализуется освещение. И обнаруживается, что клиенты на стульях исчезли. Вместе со стульями. Никого нет.



12.

Но. Появляются Павел Петрович и Зинаида Ивановна. С разных сторон. Постепенно подходят друг к другу. Общаться начинают ещё в пути.


П. П. Здравствуй, лапочка!

З. И. Здравствуй, пупсик!

П. П. Ты ещё живая?

З. И. А ты не накрылся деревянным тазиком?

П. П. Нет. И пока не собираюсь. Потому что чувствую себя нормально. Хорошо. Даже намного лучше, чем ты.

З. И. Ага. Особенно если учесть, что если бы не стенки, ты бы и на ногах не устоял. Ползал бы тут, как дефективная черепаха.

П. П. Да ты что? А себя ты давно видела? Тебе ведь стенки мешают. Ты не помещаешься между ними. И в итоге ползаешь стоя вертикально. А если положить тебя горизонтально, то уже и ползать не сможешь. Только слегка шевелить ручищами и ножищами. Как больной таракан.


Сходятся, целуются. Затем отплёвываются.


З. И. Всё. Хватит вонять. Лучше расскажи, как у тебя день прошёл. Опять что-то лопнуло, провалилось, или рухнуло?

П. П. Нет. Всё на месте. И всё прекрасно. За исключением того, во что суешь свой нос ты.

З. И. О, и у меня так же. Если тебе о чём-нибудь рассказала, значит, будет гаплык. Словно твой дух витает надо мной и постоянно каркает. А как только увидит, на что можно насрать - тут же опорожняется. Причём, регулярно. И метко же, зараза...

П. П. Вот-вот. Глядя на тебя, я получаю ещё одно подтверждение тому, что каждый сходит с ума самостоятельно. Но, может, хватит уже? А то я устал жить в сумасшедшем доме.

З. И. А я вдвойне устала. Хотя бы потому, что я во всём права, а все, кто не я - идиоты. Вот попробуй, поживи нормально, если вокруг одни идиоты.

П. П. Но я же живу, лапочка...

З. И. Ты живёшь? Ты, максимум, паразитируешь, пупсик...


Появляется Александр.


А Л Е К С А Н Д Р. Привет, предки! Как дела? Что необычного?

П. П. Здорово, сынуля. У нас всё чудесно. А у тебя как?

А Л Е К С А Н Д Р. Хорошо...

З. И. Во - это у него от меня.

А Л Е К С А Н Д Р. Только странностей много стало. Но ничего, я разберусь...

П. П. А это - от меня. Желание разобраться, выяснить, доказать.

А Л Е К С А Н Д Р. Да ладно вам, предки. Ничего я никому не собираюсь доказывать. Просто хочется понять...

З. И. А это - от меня. Короче, не фиг тут рассусоливать. И так всё ясно. Всё хорошее у Саши - от меня. А всё плохое - от паразита Петровича.

П. П. Абсолютно верно. Только надо наоборот. Всё хорошее у Александра - от меня. А всё плохое у него - от этой самки.

З. И. Да? А вот когда он борщ варил - это что, ты его научил? Нет. А вот когда он в школе двойку по физкультуре отхватил - это точно от тебя.

П. П. Слышь, ты - Кикимора Ивановна - может ты ещё научила Александра полы мыть и мусор выносить? Сильно сомневаюсь. А вот бычки в окно выбрасывать - на головы прохожим - это твоё.

А Л Е К С А Н Д Р. (офигевает) Эй, предки, вы чего? Какой борщ? Я никогда его не варил. Какие бычки? Я не курю. И по физкультуре у меня никогда двоек не было. Да и мусор - между прочим - один я в этом доме выношу. Так зачем вы гоните? Кому это надо? Тебе? Или тебе? Молчите? Ну, тогда я скажу - у меня нет ничего плохого. Понимаете? НИ-ЧЕ-ГО.

П. П. А что у тебя есть?

А Л Е К С А Н Д Р. Ну... Гвозди забивать умею. Шашлыки хорошо делаю. На мотоцикле классно вышиваю. Гитару щекочу. Да и на работе на меня никто не жалуется - ни как на журналиста, ни как на сценариста...

П.П. Верю. А всё почему? Потому, что хорошее в тебе - от меня.

З. И. Заткнись и не воняй. Всё хорошее у Саши - от меня. Он потому и работает на хорошем месте, что я его таким воспитала. И всему научила. И пирожки готовить, и курицу общипывать, и покупать правильно, и вообще всему.

П. П. А вот это клевета. Потому что выбирать таранку научил его я. И яйца разбивать - куриные, конечно - тоже научил я. И это... пиво покупать! - научил его я.

А Л Е К С А Н Д Р. (офигевает снова) Эй! Предки! Вы что - окончательно крейзанулись? И то у меня от вас, и то, и это, и даже ещё что-нибудь такое, о чем я и понятия не имею. А что у меня от меня?

П. П. От тебя? Ничего. Всё - от меня. Хорошее, естественно. А плохое - от неё.

З. И. Закрой свою пасть, прилипала! Всё хорошее у Сашки - от меня! Всё остальное - от тебя!

А Л Е К С А Н Д Р. Круто... Значит, всё во мне - вас. А кто из вас учил меня читать? Дюма, Сервантеса, Честертона, Шекли, Брэдбери, Саймака, По?.. А кто учил рисовать - карандашом, ручкой, углём, чем попало? А играть музыку - на гитаре, губной гармошке, даже на барабанах? А баловаться с котятами? А кататься на велосипеде - да так, что ветер свистит в ушах? А кормить кролика морковкой, голубей сечками, а канарейку пшеном? А танцевать? А писать? А улыбаться?..

П. П. + З. И. (хором) Всё хорошее в тебе от меня, а плохое от другого предка!..

А Л Е К С А Н Д Р. (внезапно успокаивается) Хорошо. Вот теперь, глядя на двоих, мягко говоря, психанутых гаманоидов, я успокоился. Ибо знаю, всё, что я умею и люблю - я начинал сам. И бросал кое-что из того, что начинал, тоже сам. И не потому, что так захотел, а потому что самые близкие люди - ВЫ - игнорировали это. Игнорировали меня. И благодаря этому я не стал танцором, музыкантом, певцом, художником, артистом... кем угодно. Это, возможно, плохо. Возможно, хорошо. Возможно. Но при этом я, невольно - как ребёнок - копировал ВАС. И в то время, когда вы игнорировали меня, я начинал игнорировать вас. Представляете - до того докопировался, что стал игнорировать! Но! В итоге Я НЕ СТАЛ ВАМИ! Я - это не вы! Я - ЭТО Я. Самостоятельный. Ибо вместо того, чтобы всегда копировать вас, я начал - а точнее, начинаю сейчас - разбираться сам с собой. САМОСТОЯТЕЛЬНО. А что такое противоположность самостоятельности? Правильно - ДЕГРАДАЦИЯ. Это - вы. Так что валите - оба - отсюда. Хоть вместе, хоть по отдельности. Куда - сами знаете. А я остаюсь. ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. И если кто-то из вас вздумает наехать на мои территорию, самостоятельность и независимость - пеняйте на себя. Ибо мой ответ будет - как минимум - оперативный и антитеррористический. Или ещё жёстче. Я опять начну копировать вас - и тогда ваша деградация столкнётся с моей деградацией. Что из этого получится, я описывать не хочу. Вопросы есть? Вопросов нет. Скатертью дорога.


И Александр уходит - куда хочет, и делать то, что хочет.



13.

Павел Петрович и Зинаида Ивановна смотрят друг на друга. Каждый крутит пальцем у своего виска. Затем неспешно подходят друг к другу, рассматривают друг друга. И внезапно начинают драться - но это похоже не на борьбу, а на калейдоскоп пинков. То ли по-настоящему, то ли показушно, то ли и то, и то одновременно. При этом оба предка пытаются делать свои движения больше эффектно, чем эффективно. Хотя временами и пытаются нанести друг другу конкретные удары. И при удачном ударе, каждый тут же вопит: "ЭТО НЕ Я! ЭТО ОН!". Затем внезапно предки успокаиваются. Зинаида Ивановна достаёт мобильник и набирает номер.


З. И. Алло! Милиция? Наш сын сошёл с ума! Он побил своих родителей! Он нанёс нам увечья! Заберите его!

П. П. Немедленно.

З. И. Немедленно!

П. П. В психушку.

З. И. В психушку! В самую отвратительную! Ага... Ага...

П. П. Скорее.

З. И. Скорее! Ждём!..


Зинаида Ивановна "отключается". И тут же улыбается Павлу Петровичу. Павел Петрович улыбается ей в ответ. Оба улыбаются друг другу.


П. П. Лапочка моя. Ты, как всегда, гениальна.

З. И. Да. Не возражаю. И даже признаю твои заслуги. Небольшие, конечно, но заслуги. Эх ты, шалопай...

П. П. Не надо благодарности. Давай лучше это... заведём ещё одного ребёнка.

З. И. В смысле?

П. П. Ну, родим. И сделаем из него настоящего. Не недоделанного, а доделанного.

З. И. Это трахаться, что ли?

П. П. Ну да. Хотя... Про трахаться я не подумал. Тем более, с тобой. Б-р-р-р... Нет, не хочу. У меня не встанет.

З. И. Ой, нашёл проблему. Трахаться. Это я не хочу. Этот унылый кошмар, эта противная физиология... Б-р-р-р...

П. П. Слушай, а может усыновим кого-нибудь? Выберем симпатяшку, и сделаем из этого полуфабриката настоящего пушистика. А?

З. И. Хм. Хорошая мысль. Только лучше - удочерим.

П. П. Нет. Не хочу девочку. Именно усыновим. Мальчика.

З. И. Удочерим. Девочку. А то мальчик у нас уже был. И что получилось?

П. П. Это просто ты его плохо воспитывала.

З. И. Здрасьте! Это ты его совсем не воспитывал.

П. П. Усыновим.

З. И. Удочерим.

П. П. Усыновим!

З. И. Удочерим!

П. П. Дура!

З. И. Дурак!

П. П. Кретинка!

З. И. Дебил!

П. П. Черепаха Тортилла!

З. И. Пантагрюэль!

П. П. Тьфу на тебя!

З. И. А на тебя - дважды тьфу!..


Павел Петрович и Зинаида Ивановна расходятся в разные стороны. Затем оборачиваются, смотрят друг на друга, и снова крутят пальцами - каждый у своего виска. После этого у каждого звонит мобильник. Предки смотрят друг на друга, затем каждый - не отворачиваясь, отвечает на звонок.


З. И. Алло?

П. П. Алло?

ГОЛОС. Здравствуйте. Это вас беспокоят из хронотеки. Мы хотим уточнить. В следующий раз на сеансе вы что собираетесь наблюдать - то, что обычно, или то, что сегодня?

З. И. Я ещё не решила. Обычно - это, конечно, привычно. Но сегодня, оказывается ещё интереснее. Ну, я имею в виду предстоящий благотворительный этап.

П. П. Вы знаете, я ещё подумаю. А пока что мне нужно порешать важные вопросы. Я вам потом перезвоню. Обязательно.


Павел Петрович и Зинаида Ивановна "отключаются". Смотрят друг на друга.


П. П. Слушай, а ты не помнишь - ближайший магазин до когда работает?

З. И. Ближайший? Круглосуточно.

П. П. Все отделы? И вино-водочный?

З. И. Конечно. А почему?.. Ага. Я поняла. Ты думаешь, милиция скоро приедет?

П. П. Обязательно. Иначе мы им все колёса порвём. И фуражки поломаем.

З. И. Логично... Тогда отправляйся в магазин. И закусить возьми. А то в холодильнике пусто.

П. П. Одну?

З. И. Лучше две. Всё-таки, у нас праздник.

П. П. Значит, три. Эх, повеселимся!..


И Павел Петрович уверенным и деловым шагом уходит. Зинаида Ивановна смотрит ему вслед, затем улыбается, и горделиво уплывает. В противоположную сторону.



14.

Освещение приобретает медицинские тона. Появляется Александр. Упакованный в смирительную рубашку. Сбивчивым шагом он выходит на середину. Осматривается. Пауза...


А Л Е К С А Н Д Р. Опять сплошная непонятка... А точнее - диктатура непонятки. Зашёл домой отдохнуть. Как обычно. Вышел на кухню. А там предки грызутся. Тоже - как обычно. Невольно прислушался. И обалдел. Предки вовсю гнали на меня. На меня!.. И вешали на меня такие висяки, что они бы даже слона раздавили. Поначалу я терпел. Но недолго. Потому что терпеть эту какофонию было противно. Тем более, что предки уже достали - всю жизнь гонят. Как попало и на что попало. Ну, я и сказал это предкам - что они достали. И ушёл. А через полчаса появились здоровенные санитары, упаковали меня, как мумию, и куда-то увезли. За что, почему, куда и про всё остальное - ни звука. Хотя лично я сразу догадался - это всё устроили предки. Всегда притворялись родственниками, а как только я сказал им про свою самостоятельность, они быстренько проявили свои настоящие сути. Не человеческие. Сдали меня в психушку, а теперь наверняка бухают у меня в комнате... Уроды. Хроники. Колорадские жуки, которые живут только потому, что паразитируют. А меня дома - да и в любом другом месте - словно не существует. Типа Александра кто-то вычеркнул из этой жизни. И выдернул из этой грядки... Ну и что? Ведь я то знаю, что я есть. Вот только не понимаю, что мне теперь делать? Спать? Всё время спать? Лежать, как бревно, и ждать, когда какой-нибудь папа Карло сделает из меня Буратино? Бред. А других вариантов - кроме бреда - нет. И не было. Словно я - сновидение. Галлюцинация шизофреника. Блокпост. Точно - блокпост на границе между явью и бредом. Между иллюзией и реальностью. АЛЕСАНДР БЛОКПОСТ. Сам по себе. Не относящийся ни к одной из окружающих меня сторон. Хотя бы потому, что я не лгу. Очень стараюсь не лгать. А вокруг все лгут. Следовательно, и всё то, что я воспринимаю - тоже ложь. А избавиться от неё я могу только одним способом - уснуть. Другие способы мне сейчас не доступны. Да и противны. Может, и к счастью... А вот уснуть могу. И не потому, что мне лень делать что-то другое. Не лень. Просто руки связаны. Но. Если у меня связаны руки, это не означает, что я бездействую. Я действую. Не руками, а чем-то другим. И потому, что имею такую возможность, и потому, что уверен в эффективности своих действий, и потому, что тот, кто спит, рано или поздно, просыпается. И пускай он даже проснётся внутри сна, а потом опять проснётся внутри сна - всё равно однажды он проснётся окончательно. Не в иллюзии, и даже не в реальности. А где-то ещё, там, где никто никогда не лжёт. Вот так сделаю и я. Причём, не только проснусь, но и проснусь там, где я пожелаю. С учётом всех декораций и прочей бутафорики - географической, человеческой, социальной, магической... И окажусь там полноценно, а не так, как в хронотеке. Не в воспоминаниях, а в действительности. И делать буду не то, что предписано и положено, а то, что захочу. При абсолютном согласии с принципом "НЕ НАВРЕДИ"... Смешно сказать, но ведь на это способен любой! Стать круче хронотеки! Для этого достаточно только по настоящему хотеть, и не вредить при этом никому!.. Поэтому спокойной ночи - и тем, кто меня не слышит, и тем, кто меня слышит. Спокойной ночи - и тем, кто во сне ощущает себя санитарами, и тем, кто наблюдает в себе пациентов. Вообще всем. И приятного всем пробуждения. Особенно тем, кто самостоятельность предпочитает деградации.


И Александр уходит. Сбивчивым шагом.



ЗДОРОВЕНЬКИ БУЛЫ!

Освещение изменяется. Становится весёлым и динамичным. Оптимистичным. Появляется клоун. В прикиде, отличающемся от прошлого. И снова такое ощущение, словно он одновременно и отдыхает, и выступает перед аудиторией. Клоун выходит на авансцену и кланяется всем, кто его воспринимает.


К Л О У Н. (при чисто клоунской мимике) Здравствуйте, маленькие и перспективные. Притворяющиеся женщинами, и притворяющиеся мужчинами. Между прочим, учтите, кем бы вы ни притворялись, я все равно вижу вас теми, какие вы есть на самом деле. Не ваши скафандрики, а именно вас. Разных. Весёлых и находчивых. Сообразительных и оригинальных. Маленьких и перспективных шалунов и даже кудесников. Но каждый из вас пока спрятался в свою ракушку - чтобы обезопасить себя, и, как бы, между прочим, изучить окружающих. Изучайте. Всё, что вы воспринимаете - это ваше. Воспринимаете ВНЕШНОСТЬ морской звезды, космической звезды, любой звезды - значит, у вас накапливается один опыт. Воспринимаете ВНУТРЕННИЕ СУЩНОСТИ - значит, у вас появляется другой опыт. Воспринимаете и то, и то - у вас третий опыт. В смысле, опытов есть много, и со всеми вы ещё познакомитесь. А прямо сейчас предлагаю познакомится с четвертым опытом, опытом трансформации не только непосредственно вас, но и того, что находится вокруг вас - на любом расстоянии, в любом измерении. Конечно, этот опыт вытекает из предыдущих - поскольку вас касается всё - но предлагаю двигаться не спеша. Играючи. Спокойно, весело и надёжно. Вы практикуетесь по поводу реализации всего, что вам хочется, а всё, что вам хочется, практикуется по поводу реализации вас. В итоге нарабатывается опыт - и у вас, и не только у вас. Пробуйте. И притворяйтесь себе, кем угодно. Только запомните одно. Пока - одно. Смотреть на что-то удивительное - это здорово. А вот взять и сделать то, что воспринял - это ещё здоровее. Короче, не скучайте - у вас получится то, что вам нужно. И наоборот. Успехов, маленькие и перспективные! До скорой встречи!..


И клоун убегает.



ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ. ЦЕНТР ЦИКЛОНА

Ничто не может существовать без своей противоположности.

17.

Освещение такое же, как и в начале первого действия. Появляется Надежда. Идёт неторопливо, выйдя примерно на середину, останавливается. Оглядывается. Вздыхает.


Н А Д Е Ж Д А. Опять... Опять всё та же пещера. Идиотская пещера. Проклятая пещера. Гадкая, противная, сумасшедшая... Ведь это в ней мы расстались с Сашей. Я рассталась. И в этой же пещере я оставила Виктора. И затем сюда же возвращалась ещё три раза. Не специально и не нарочно, а просто так получалась. Уходила отсюда, шла, шла и приходила... сюда. (усаживается на землю там, где стоит) Такое ощущение, что я попала в мышеловку. В человеколовку. И всё. Всё захлопнулось. Еда закончилась. Вода заканчивается. Свет откуда-то немного проникает, но разве это свет?.. Что теперь? Кричать я уже кричала, да так, что чуть не охрипла. Ноль реакции. Словно я нахожусь не в глубинах Крыма, а внутри сна. Своего сна. Или не своего. Какая разница?... (в пещере появляется Александр с пакетом, но Надежда его не замечает, а Александр не афиширует своё появление, тихо присаживается на землю позади неё, смотрит, слушает) А что, может, так оно и есть? Но если я во сне, тогда возможно всё. Стоп. Всё? Но тогда возможно даже то, чего я и не предполагаю. Например, то, что эта пещера - живая. И не просто живая, а с каким-нибудь характером. И не просто с каким-нибудь, а с человеческим. Всякие там микробы и насекомые не в счёт, а вот человек - это звучит... Звучит. Хотя и не часто. Но если крутой экспонат есть только у тебя - это супер. Наверное. Тогда всё логично. Пещера не отпускает меня от себя, чтобы лично обладать единственным в мире человеком. Впрочем, не логично. Ведь это не по-пещерному. Это по-человечески. Заграбастать что-то. Усесться на это сверху, и не обращать внимания на целый мир, который ищет именно то, на чём ты сидишь. Ха-ха-ха... Смешно. Ведь такой человек получается один. Да и каждый человек - один. Ведь каждый что-то загребает, а затем прячет это что-то от всех. Поэтому он - один. И не потому, что он такой изначально, а потому что с самого рождения смотрит на то, как гребут все вокруг. Разное, разными способами, под разными поводами... Но гребут. И получается замкнутый круг. Все одиноки - потому что все одиноки. Я, наверное, сошла с ума. А если я сошла с ума, значит, мне теперь всё можно. Ну, то есть, официально мне ничего нельзя, но ведь здесь нет ничего официального. Здорово...


И Надежда внезапно вскакивает и начинает танцевать - почти как попало, дурачась, куражась, кружась, дергаясь, игнорируя пластику и любые приличия... Своеобразный крейзанутый шаманский дансинг для самого себя. Энергичное приближение к состоянию истерики. Но внезапно Надежда останавливается. Прямо перед Александром.


Н А Д Е Ж Д А. Я точно сошла с ума. У меня начались галлюцинации... Или не начались? Ты кто? Привидение? Или призрак?

А Л Е К С А Н Д Р. Бери выше. Я - Микки Маус. Или нет. Я - Супермен.

Н А Д Е Ж Д А. Странно... Я себе представляла супермена иначе. А ты похож на того, который пропал. Ну, который исчез и потерялся.

А Л Е К С А Н Д Р. Здрасьте. Я нигде не терялся. И никуда не исчезал. Я просто немного путешествовал.

Н А Д Е Ж Д А. Где?

А Л Е К С А Н Д Р. Хороший вопрос... Скажем так - по параллельным реальностям.

Н А Д Е Ж Д А. По каким?

А Л Е К С А Н Р. По параллельным. Ну, или по перпендикулярным. Я, честно говоря, точно не знаю. Но я там был.

Н А Д Е Ж Д А. Где?

А Л Е К С А Н Д Р. Сначала на пляже, потом в городе, потом в хронотеке, потом дома - но в реальности, слегка сдвинутой по фазе - потом в сумасшедшем доме, потом... вернулся сюда.

Н А Д Е Ж Д А. В сумасшедшем доме? Сдвинутый по фазе? Точно галлюцинация. Значит, всё нормально. В смысле, всё ненормально, но это и означает, что всё нормально.

А Л Е К С А Н Д Р. Абсолютно точно. Я тоже сначала думал, что вокруг творится полный пипец. Все врут, все воруют, все делают подляны, все норовят урвать побольше, но за счёт другого, а когда этот другой вдруг споткнётся и упадёт, все синхронно отворачиваются, и начинают ничего не замечать. Даже в зеркале. И при этом меня, который ничего гадкого не делал - ну, или очень стараюсь ничего такого не делать - вот эти ВСЕ называют сумасшедшим. Нормально?

Н А Д Е Ж Д А. Не знаю. Возможно.

А Л Е К С А Н Д Р. Возможно? Значит, я сейчас могу взять камень, стукнуть им тебя по голове, и это тоже будет нормально?

Н А Д Е Ж Д А. Возможно...

А Л Е К С А Н Д Р. Слушай, ты точно движешься в сторону палаты № 6. А я ведь помню тебя другой. Красивой, доброй, шустрой, весёлой, временами практичной, временами не очень... Живой. А сейчас ты становишься какой-то... отмороженной, что ли? Но это всё поправимо. Вот ущипни себя за руку.

Н А Д Е Ж Д А. Зачем?

А Л Е К С А Н Д Р. Так надо. Ущипни. Это такая техника - секретная, но очень серьезная. Давай.


Надежда щиплет себя за руку. И тут же вскрикивает.


Н А Д Е Ж Д А. Ай! Ты что - совсем дурак? Больно же!..

А Л Е К С А Н Д Р. Больно? Это хорошо. Это прекрасно, когда во время галлюцинации тебе больно. Теперь возьми камень и стукни себя по макушке. Можно несколько раз. А в паузах продолжай называть меня привидением и Микки Маусом. Давай.

Н А Д Е Ж Д А. Но ты - не Микки Маус. Ты - крокодил Гена! Ты - карикатура на крокодила Гену!

А Л Е К С А Н Д Р. Естественно. А ещё я Александр Блокпост. Ну, что - успокоилась?

Н А Д Е Ж Д А. Слушай... а где ты вообще был? Я же искала тебя, я звала тебя, я бегала тут, как хомячок в лабиринте, но тебя нигде не было. А потом раз - и ты появился. Откуда?

А Л Е К С А Н Д Р. Оттуда.

Н А Д Е Ж Д А. Откуда - оттуда?

А Л Е К С А Н Д Р. Из параллельных миров. Или из других реальностей. Или ещё откуда-нибудь. Я не знаю, как это называется. Но я этим пользуюсь. И ничего. В смысле, ничего сложного. Меня это устраивает.

Н А Д Е Ж Д А. Не понимаю...

А Л Е К С А Н Д Р. Ну и плюнь на это понимание. Ты же смотришь на радугу, ты же улыбаешься этой красоте, хотя вряд ли сможешь объяснить ее с точки зрения квантовой биохимии.

Н А Е Ж Д А. Ну да. Смотрю. Улыбаюсь. И сейчас начинаю улыбаться. Потому что ты появился, и мне уже стало легче. Спокойнее. Проще. А можно я тебя потрогаю?

А Л Е К С А Н Д Р. Только не щипайся, ладно?

Н А Д Е Ж Д А. Ладно.


Она подходит к Александру вплотную и осторожно трогает его пальчиком. Где-нибудь. Потом ещё раз трогает. Потом гладит своей рукой по его руке, опускает свою головку Александру на грудь, и всхлипывает. Александр гладит Надежду по голове.


А Л Е К С А Н Д Р. Ну, всё, всё. Всё хорошо. Всё в порядке. А где этот, Виктор?

Н А Д Е Ж Д А. Не знаю. Он ушёл от меня. А куда - не знаю.

А Л Е К С А Н Д Р. Как ушёл? Почему?

Н А Д Е Ж Д А. Не знаю. И не хочу знать. Главное, что ты вернулся. Теперь мне легче. Теперь я не одна. Прости меня, пожалуйста.

А Л Е К С А Н Д Р. За что?

Н А Д Е Ж Д А. За всё...



18.

И тут появляется Виктор.


В И К Т О Р. О! Вот вы где!.. Хотя раньше вас тут не было... Я приходил сюда - не потому, что сюда шёл, а просто я больше никуда не прихожу. Но вас тут не было... А теперь вы появились. Это здорово. А где вы были?

А Л Е К С А Н Д Р. В разных местах. А ты? Нашёл своего коня?

В И К Т О Р. Какого коня? Я тут даже таракана не нашёл. Я сам бегал, как таракан. А теперь устал бегать. И ничего уже не хочу. Ни коня, ни бегемота, ни гиппопотама. Только батон хочу. И котлету - большую, сочную, горячую... Не золотую, а настоящую. И домой хочу. Только этот проклятый лабиринт меня не отпускает. Да и вас, я вижу, он тоже не отпускает. Что делать будем?

А Л Е К С А Н Д Р. Кушать котлеты. Вот здесь, у меня в пакете, они спрятались. И батон - порезанный. И огурцы, и помидора, и даже редиска. И сок. Извините, только вишневый.

В И К Т О Р. Сок? Помидоры? Я не понял, ты что - выходил из катакомб?

А Л Е К С А Н Д Р. Да.

В И К Т О Р. А потом вернулся?

А Л Е К С А Н Д Р. Да.

В И К Т О Р. Зачем?

А Л Е К С А Н Д Р. Котлеты вам принёс. Огурцы, помидоры, редиску... Берите, кстати, хрустите.

В И К Т О Р. Нереал какой-то...А как ты отсюда вышел? Ты нашёл выход?

А Л Е К С А Н Д Р. Нет. Он сам нашёлся.

В И К Т О Р. Как это - сам? Где он?


Параллельно разговору Виктор берёт кулёк у Александра, достаёт оттуда свёрток, усаживается на землю, разворачивает свёрток, достает продукты, хрустит...


А Л Е К С А Н Д Р. Понятия не имею. Предполагаю, что у меня в голове. Или в животе. Или ещё где-нибудь. Какая разница?

В И К Т О Р. Ну, с одной стороны - никакой. А с другой стороны, нам что теперь - тебе в голову залазить? Или - в живот?.. Кстати, присоединяйтесь. А-то я всё слопаю. Я - голодный.


Александр отстраняет от себя Надежду, усаживает ее на землю, делает бутерброд, дает его ей. Та ест.


А Л Е К С А Н Д Р. Не заморачивайтесь. Вышел я - выйдем и все мы. Как - пока не знаю. А то, чего не знаю, объяснять не буду. Но выйдем. Куда именно - пока тоже не знаю, но - наружу.

Н А Д Е Ж Д А. Но мы не потеряемся? В смысле, мы останемся вместе, или как?

А Л Е К С А Н Д Р. Вместе. Я так думаю. По крайней мере, кто как хочет, так у него и получится. И если кто захочет потеряться - не вопрос.

Н А Д Е Ж Д А. Я не хочу. Я даже буду держать тебя за руку - чтобы никто не потерялся.

В И К Т О Р. О, красота... Вот теперь я однозначно подобрел - и внутри, и снаружи. Аж подремать захотелось. Но нет. Сначала - выход. Сначала доиграем этот триллерчик, а потом посмотрим.

А Л Е К С А Н Д Р. Смотрите. Только внимательно и аккуратно. А то вокруг - сплошные триллерчики. Причем, что ни человек - то что-то своё. Но, как правило, - всё однообразное. Чёрный юмор, стёб, ржачка... Ну, не тотально, конечно, но повсюду. Какой-то сплошной примитивный театр. Впрочем, это моё мнение. А на самом деле всё может быть по-другому. В этом я уверен. Это я видел. Чувствовал. И вообще. Так что - прыгайте по нашей планете осторожно. А то допрыгаетесь.

Н А Д Е Ж Д А. Куда?

А Л Е К С А Н Д Р. Не знаю. Да и неважно. Скорее всего - вниз. Не вверх, а вниз. Можно, конечно, прыгать и строго по горизонтали, но тогда тоже допрыгаешься. Так что вариантов немного. Но выбор есть - или сорвать аплодисменты зрителей, или удалиться с этой странной сцены на носилках. Красивая картинка?

В И К Т О Р. Нормальная. Любая картинка нормальная, если на нее не смотреть. Ха-ха-ха! Ну что, господа присяжные золотоискатели, на выход?


Встает. Надежда тоже встает.


А Л Е К С А Н Д Р. Если все поели - тогда вперед. Или назад - кому как нравится.

В И К Т О Р. Главное - на выход. А там мы развернемся.

Н А Д Е Ж ДА. Только дай мне руку. Пожалуйста.


Александр протягивает Надежде руку, та берет её в свою руку. Виктор стоит рядом. Александр берет и его за руку. Виктор не возражает.


А Л Е К С А Н Д Р. А теперь просьба. Закройте глаза. На всякий случай, но по-настоящему.


Все закрывают глаза.


А Л Е К С А Н Р. Закрыли? Точно? Отлично. Теперь делаем шаг вперёд. Р-р-аз!..


Все дружно и почти синхронно делают шаг вперёд.



19.

Освещение изменяется - на естественный свет солнечного дня.


А Л Е К С А Н Д Р. А теперь открываем глаза...


Все открывают глаза. Виктор и Надежда издают возглас изумления, можно - каждый своё (Оба-на! Ух ты! Мамочки! Ё-моё!..)


В И К Т О Р. А где это мы? Холмы какие-то... симпатичные. Но незнакомые. И что это за город, вон там - впереди, внизу?

Н А Д Е Ж Д А. Птички поют. Причем, не каркают, а именно поют. Фит-фить... Тьох-тьох... Тиу-тиу... Ку-ку, ку-ку... И даже чик-чирик... Слышите? И пахнет здорово...

А Л Е К С А Н Д Р. А ты ещё посмотри внимательнее. Подробненько. С интересом, с любопытством, с уважением... Потому как я вам не экскурсовод. Ну, что - узнаете?

В И К Т О Р. Узнаете? Я что здесь - был?

А Л Е К С А Н Д Р. Был. Возможно, не именно здесь, но был.

Н А Д Е Ж Д А. И я была?

А Л Е К С А Н Д Р. Была.

В И К Т О Р. Странно. Непонятно. Ничего не узнаю. Город, как город. Обыкновенный. Почти примитивный. Явно не европейский. Но слишком чистый. Местами даже приятный. Со стороны.

Н А Д Е Ж Д А. Он весь приятный. Но везде по-разному. Где-то смешной. Где-то пушистый. Зеленый и пушистый. А где-то ещё какой-то. Разный... Но мне нравится. Только я его не помню. Да и не могу помнить. Я его не знаю.

А Л Е К С А Н Д Р. Вот это похоже на правду. Не знаешь. И он не знает. И я не знаю. Но мы здесь были. И сейчас туда пойдём. Это наш город. Наш родной город. Мы здесь живём, и здесь... и дальше будем жить. Кто как сумеет.

В И К Т О Р. Наш? А как он называется?

А Л Е К С А Н Д Р. Вот тут уж извини. Если ты не знаешь, как называется твой родной город, тебе не поможет даже то шизанутое место, в котором я побывал. Впрочем, решайте сами. Лично я со своим городом знаком. Не со всем, конечно, а так - кое-где и по чуть-чуть. Но знаком. А вы со своими городами разбирайтесь сами.

Н А Д Е Ж Д А. Но мой город - Киев. Это Киев?

В И К Т О Р. Киев? Не похоже как-то. Да и выглядит не привычно - не грязно, а как-то необычно аккуратно. И пахнет - чувствуете - не самоварами и мазутом - а почему-то вишней и салом с чесноком. Подозрительно...

А Л Е К С А Н Д Р. Вам виднее, господа сограждане. А я пошел домой. Вот умом не хочется, а сердцем - хочется. Так что я пошел. А вы можете двигаться хоть в Рио-де-Жанейро.

В И К Т О Р. Жанейро? Ты шутишь?

А Л Е К С А Н Д Р. Вам виднее.

В И К Т О Р. Хотя, мне туда не надо. То есть, надо, конечно, но не сейчас. Сейчас я хочу домой. К себе домой.

А Л Е К С А Н Д Р. Вперёд.

В И К Т О Р. Ха. Вперёд... Лучше я пока назад... (разворачивается) Упс. Не понял. А где эта... дверь какая-нибудь? Или дырка? Или ещё что-нибудь такое, через что мы сюда попали? Тут пусто. Как мы сюда попали?


Героиня тоже разворачивается назад.


Н А Д Е Ж Д А. Прикольно. Тут, действительно, ничего нет. Где мы?

А Л Е К С А Н Д Р. Всё, достали. Вы в Карангаде. А я пошел в Киев. Или полетел. Редкий Копперфилд долетит до середины Днепра. А я долечу. И полечу дальше.


И Александр идёт - в любую сторону, с любой скоростью.


В И К Т О Р. Нормальный ход... И что нам делать в Караганде? Лучше бы я в пещере остался. Уже привыкать начал...

Н А Д Е Ж Д А. Ну и оставайся. Или возвращайся. Сам решай. И сам ищи себе котлеты. А я пойду. Неважно куда, но пойду. Эй, Саша! Подожди! Я с тобой!..


И Надежда бежит вслед за Александром. Догоняет его. Берет его за руку. Дальше они идут вместе. И вместе уходят.


В И К Т О Р. Валите-валите. Тоже мне - путешественники, золотоискатели, авантюристы... Дилетанты! Я и без вас обойдусь. И сам коня найду. Не здесь, так ещё где-нибудь. Не коня, так лошадь. Но - золотую. Драгоценную. Без пальто, естественно. И заживу тогда так, что все от зависти обделаются. А бумаги туалетной рядом не будет. Ничего не будет. Вот смеху!..



20.

Появляется ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ (ПЛЯЖНИК, СЛУЖИТЕЛЬ ХРОНОТЕКИ...).


Ч. С Р. Ваши документы?

В И К Т О Р. В каком смысле? Зачем? Блин, паспорт в рюкзаке остался... А рюкзак в пещере. А пещера в Крыму. А я здесь. Нет у меня документов. Ну, то есть, они есть, но они дома.

Ч. С Р. Дома - это где?

В И К Т О Р. Где? А вон там - в городе. В столе у меня лежат. А что?

Ч. С Р. А ты что здесь делаешь?

В И К Т О Р. Гуляю. Наслаждаюсь пейзажами. Уважаю чистоту. Иногда загораю. А что - нельзя?

Ч. С Р. Нельзя. Здесь - нельзя. Здесь частная территория. Так что дуй отсюда поскорее, а то я сниму с плеча ружжо, и тебя сдует моментально. Куда-нибудь. Короче, как в хронотеке.

В И К Т О Р. Где?

Ч. С Р. Ты что - не понял? Или туго соображаешь, что если увидел ружжо, значит, оно может выстрелить? Не веришь? Считаю до трех!..


Человек с ружьём снимает ружье с плеча. Передергивает затвор. Направляет ружьё на Виктора.


В И К Т О Р. (бледнеет) Все понял. Удаляюсь. Законно, но с достоинством. (примирительно поднимает руки и пятится назад) Ой, а кто это у вас сзади?..


Человек с ружьём оборачивается. А Виктор в это время срывается с места и моментально скрывается. Удирает. Человек с ружьем оборачивается обратно и опускает ружье.


Ч. С Р. Уф... Нелегкий мне достался период. Ладно ещё - стандартные. Прикрикнешь - и они тут же послушные. Спрячутся в ямку и не высовываются. А такие, как тот, первый - эти неугомонные. Словно у них ломка происходит. А собственно она и происходит. Ведь они уже не формат, но еще и не бабочки. Вот и колбасит их - не внешне, а изнутри. Внешне они бывают спокойные, почти летаргические, а вот внутри у них порой такое творится - словно десяток Вселенных одновременно рождаются... Ну, ничего. Помучаются-помучаются - а затем захлопают крылышками, и полетят. Куда - мне неведомо. Кто до середины Днепра, а кто и подальше. Но лишь бы от меня. Отсюда - и куда-нибудь туда. А я отдохну. Тут неподалеку, в своей гримёрке. А то что-то у меня внутри тоже возбуждение шевелится. Или это и меня колбасит? Ну-ну, тогда этот, последний, стандартный, пускай бежит побыстрее. А то когда я из очередной куколки вылезу, бегать от меня станет бессмысленно. И не только бегать. Всё станет бессмысленно. Хотя, это я сейчас так говорю. Потому что я не знаю, как я потом скажу. Но скажу. Главное, чтобы меня услышали. И увидели. Главное, чтобы были зрители! И человек с ружьем уходит.



ДО СКОРОЙ ВСТРЕЧИ!

Освещение изменяется. Становится весёлым и динамичным. Оптимистичным. Появляется клоун. В очередном новом прикиде, не похожем ни на один из предыдущих. И снова такое ощущение, словно он одновременно и отдыхает, и выступает перед аудиторией. Клоун выходит на авансцену и кланяется всем, кто его воспринимает


К Л О У Н. (при чисто клоунской мимике) И опять - здравствуйте. Всё еще маленькие, но всегда перспективные. Несмотря ни на что. Ни на половую принадлежность, ни на творческую стезю, ни на экономический балласт, ни на физический экстерьер. Ни на что. Даже на то, что вы всё воспринимаете - в прошлом, в настоящем, в будущем... В любом периоде, который вы можете вообразить, потрогать и трансформировать. А вы можете. Естественно, пока что вы даже не предполагаете того, что вы можете. Более того, ваши оболочки моментально влепят диагноз тому, кто попытается честно обрисовать вам ваш, так сказать, ассортимент возможностей, способностей, потенциалов, резервов и всего остального... Что ж, такова се ля ви. Не исключено, что горе-экспериментатор просто осваивает опыт терпения, или опыт адаптации зрячего к миру слепых. Возможностей навалом. И у него, и у вас. Да-да, и у вас. Поэтому, выписывая вышеупомянутый диагноз, подумайте о том, что когда-нибудь вы тоже можете оказаться в роли пациента. Подумайте. Об иных способах сканирования внутренних, внешних и прочих проявлений того калейдоскопа, фрагментами которого вы являетесь, вы ещё узнаете. Вы много чего узнаете, когда выйдете за пределы нашего центра циклона. Смешно сказать, но сейчас я даже понятия не имею обо всём том, что вы узнаете. Но. Возможность у меня есть. Перспектива у меня есть. И всё остальное у меня тоже есть. У всех это есть. Именно поэтому - до скорой встречи!


И клоун убегает.


Благородный муж в душе безмятежен. Низкий человек всегда озабочен.
Благородные люди живут в согласии с другими людьми, но не следуют за ними. Низкие следуют за другими людьми, но не живут с ними в согласии.
Благородный муж знает о своем превосходстве, но избегает соперничества. Он ладит со всеми, но ни с кем не вступает в сговор.
Благородный муж помогает людям увидеть то, что в них есть доброго, и не учит людей видеть то, что в них есть дурного. А низкий человек поступает наоборот.
Конфуций



Занавес


Киев, 2013-2014
Авторские права зафиксированы




© Сергей Щученко, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность