Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



АКТЕРСКОЕ  МАСТЕРСТВО

      Если платья рвутся, они сами в этом виноваты
      Антониони, "Затмение"

* я бесанулась ночью в три часа...
* боже, пошли мне безумного плотника в помощь...
* TIPPI FACCI
* ГУСИ-ЛЕБЕДИ
* Т.УАЙЕТТ, ЗАЗЕРКАЛЬНЫЙ БЕЛЫЙ ЗАЯЦ
* В ПАРИЖЕ Я ВЫЙДУ ЗАМУЖ
 
* О СОЛОВЬЯХ И РОЗАХ
* когда-нибудь...
* САД
* КРУТИТСЯ-ВЕРТИТСЯ ШАР ГОЛУБОЙ...
* Был ли такой человек на земле...


    * * * (я бесанулась ночью в три часа)

        (я сошла с ума, о мальчик странный - АА)

    1
    я бесанулась ночью в три часа
    меня оса
    слепая укусила
    прошла насквозь стрелою золотой,
    безумная,
    а я стою босая
    ах, злодейка,
    так беспощадно грудь мою покинуть!
    возлюбленный,
    не ты ли вместе с нею?
    2
    мне говорили, так бывает. полдень
    случился в полночь,
    бес явился дымом,
    а ангел - пеплом. дщерь явилась дурой,
    а отрок - крестоносцем-трубадуром,
    и надо всем звенящая оса,
    безумная, во золотой короне.
    3
    мне не сказали, что она войдет
    в меня и выйдет.
    где-то между глаз.
    чуть выше.
    чуть болезненно.
    бескровно.

    мы в салочки играли с провиденьем,
    меня осалила земная благодать.

    _^_




    (боже, пошли мне безумного плотника в помощь)

    боже, пошли мне безумного ангела и плотника в помощь
    мы построим корабль, уплывем так далеко, что и ты не вспомнишь,
    не вспомнишь и не достанешь ни мором ни благодатью
    господи у меня серебряные глаза в наследство от матери
    латунные медяки от отца в наследство
    ты дал мне сердце
    медяки я растратила, глаза выплакала, сердце разбила
    плотник вгонит в меня каленые гвозди сожмет осколки
    ангел подержит руки чтоб не дрожали
    господи мне не будет больно я обещаю
    обещай и ты что мне не будет больно

    _^_




    TIPPI  FACCI

    1
    а ты все спрашиваешь,
    как она, моя?
    зимой из неподатливого снега
    лепила герда кая. обливала
    водою на морозе и пытала:
    ты меня любишь? хочешь? или? или?
    а он молчал как троцкий и расстаял
    когда она с утра
    в истоме жаркой
    ворочалась во девственной кровати
    тогда и роза мира облетела
    и постучался к гердиной старухе
    один студент страдающий ангиной
    в младенчестве невинноубиенный
    но проживший заслуженную жизнь
    а герда встала и сказала: кай
    галатион эльфийский снежный рыцарь
    я вся твоя пигмейка пигматея
    возьми меня сегодня же возьми
    и вытащи пожалуйста осколок
    мешающий моей душе узнать
    что видят груди ускользнув случайно
    из бархатной тесницы декольте.
    2
    а ты все спрашиваешь что за странный хохот
    и вой и визг и нежное мычанье
    кто носится по потолку кто свет не тушит
    и душит спящих? это тинтажиль
    боится темноты и умирает
    а потому пытается увлечь
    с собою во вселенскую воронку
    кого-нибудь кому еще страшней

    и он зовет невиданных зверей
    неслыханною дудкой и они
    бесшумные над городом проходят
    сжимая осторожными зубами
    кто мальчика кто девочку с игрушкой
    любимой разлучив их и тогда
    игрушки собираются на битву
    отвоевать румяных невысоких
    любовников своих своих любовниц
    в ночнушках и пижамках кружевных
    и плюшевые сонмы медвежат
    печально маршируют под луною
    а ты все спрашиваешь почему мне с детства
    кружащаяся снится карусель
    3
    а ты все спрашиваешь как оно со мной?
    а гризабелла плачется в жилетку
    ах все ее наряды божежмой
    эпохи шелка пирамиды пуха
    сады атласа тюля и тафты
    флотилии корветов из вельвета
    пустые неприступные корсеты
    топорщащие свой китовый ус
    руины юбок соскользнувших с узких
    привычных бедер и двустволки брюк
    оружие не знавшее осечек
    империя переживает крах
    и остается только беладонна
    видение ушедшей красоты
    остановись, мгновение, потрогай
    живую плоть в которой ты когда-то
    на срок недолгий обрело покой
    потом тебя обманом усыпили
    и задержали на еще чуть-чуть
    потом еще немного и еще
    потом был принц целующий устало
    и чары спали. и один поэт
    сказал: я помню чудное мгновенье
    но ту в ком оно было не назвал
    и среди всех изысканных вещей
    оставшись лишь в одной ослиной шкурке
    святая гризабелла со слезами
    во голубых но выцветших глазах
    заучивает наизусть: зараза злюка
    о жизнь моя о молодость моя
    ты мне клялась что ни за что не бросишь
    но бросила на старость и на смерть
    пожалуйста вернись. всегда твоя
    4
    а ты все спрашиваешь, как оно со мной?
    бумажная вертушка-балерина
    кружась на ницшеанском барабане
    чернявого чертенка оседлав
    несется прямо в пламя - режиссер
    советовал ей вжиться в персонажа
    она станцует саламандру если
    конечно выживет но барышня слепа
    и беспощадна к собственному телу
    за этим терпеливо наблюдает
    безногий оловянный истукан
    с румяными торчащими ушами
    он автор этой милой мизансцены
    но к сожаленью абсолютно глух
    во всем что можно отнести - условно
    конечно же - к душе и иже с ней
    а потому не чувствует актеров
    ни в роли ни по жизни и его
    спектакли мертворожденны в зачатье.

    _^_




    ГУСИ-ЛЕБЕДИ

    когда мы превратимся в лебедей
    сестра моя сестра когда мы снова
    посмеем раствориться в небесах?

    я знаю ты стараешься для нас
    но глупые соседские девчонки
    меня прозвали ведьминым уродцем
    и больно щиплют правое крыло
    я знаю ты хотела чтобы мы
    отвоевали папино наследство
    но у меня всего одна рука

    (когда я прохожу мимо крестьян
    те мелко крестятся и и повторяют патер
    а те кто посмелей швыряют камни
    поэтому я ухожу к реке
    и в ней веночки из цветов пускаю
    пушистые и белые, похожи
    они на неуклюжих лебедят)

    вчера меня поймал суровый стражник
    и запер в комнате, а я сидел и плакал,
    а с кухни шел густой вишневый запах
    и я не знал, что я такого сделал,
    за что меня лишили пирога

    сегодня на рассвете было страшно
    когда меня ввели в большую залу
    и ты так неестественно прямая
    стояла, будто злилась на меня
    и я не понял, что там говорили
    большие люди в длинных рыжих рясах
    я съежился и я закрыл глаза.

    я знаю что они опять навалят
    на площади центральной хворост, хворост
    тогда скажи сестра мне будет можно
    обратно в лебеди?

    _^_




    Т. УАЙЕТТ,  ЗАЗЕРКАЛЬНЫЙ  БЕЛЫЙ  ЗАЯЦ

    1
    я сомелье болейн. унылый бог
    не смог придумать ничего болезней
    во мне молчит мужское естество
    мой вялый зверь не движется. не дышит.
    о спите девочки здесь мальчики невинны
    как сухостой бессмысленно высоки
    и как бессмертник розово-нежны
    о спите мальчики здесь девочки безумны
    о спите мальчики здесь девушки в цвету
    здесь девушки взрослеют слишком рано
    их прелести их тайные уродства
    их тонкие как паутинки руки
    их круговые темные глаза
    нас превращают в нервных импотентов
    и карликов, в потеющей руке
    сжимающих все то же - розу, розу
    в корсете, из которого вразлет
    пурпурный бархат - юбки, груди, ножки!
    (обиженно-дразнящее: мон шер,
    смотрите, нет, потрогайте) и дрожью
    рассыпавшийся - бисером, драже
    грохочущий - к ногам ее склониться:
    я вам готов реснички целовать
    и каждый волосок на нежной коже,
    нельзя, нельзя, сто тысяч раз нельзя,
    на сорок тысяч можно, можно, можно,
    о боль моя, о выхухоль моя!
    2
    вот мальчик, что над городом плывет
    и девочку невинную зовет
    подняться с ним туда, где спит Исакий,
    и Солсберри, и Пол, и Нотр-Дам,
    колокола которых улетели.
    а девочка та спит, а рядом с ней
    спит тучный карл, читаю по губам,
    что он благословенный император
    всея земли, ему лет тридцать шесть,
    а девочке от силы лет пятнадцать,
    а мальчику шестнадцать с небольшим.
    а мальчик высоко. Он невесом,
    почти невидим и почти неслышен,
    в его руке серебряный рожок,
    и тонкий, очень тонкий поводок,
    цепляющий высокие деревья.
    и он зовет туда, где нет луны,
    нет императоров всея земли, нет карлов,
    где девочек не превращают в женщин
    по мановенью палочек мужчин,
    а лишь несут в неведомые дали
    на лошадях-качалках, где легко,
    где купола напыжены, как юбки
    жеманных фрейлин, где уже с утра
    пажи терзают струны темных скрипок,
    где вишню подают на завтрак, где
    та девочка.... а девочке приснилось,
    что ей однажды голову отрубят
    и на тарелке карлу принесут.

    _^_




    В  ПАРИЖЕ  Я  ВЫЙДУ  ЗАМУЖ

    мы выступаем в поход на париж.
    я, шевалье арлекин с бархатной ленточкой на запястье,
    красный резиновый мячик, два оловянных солдатика
    из почетной гвардии Луи Пятнадцатого
    или Шестнадцатого, да какая разница,
    зато с барабанами и парадными мундирами,
    живой щенок, похожий на ореховую мартиру
    в кафе "Эстерхази", девочка с крыльями бабочки,
    смычок от виолончели с разбитым сердцем,
    проволочный дракон, набившийся нам в попутчики,
    мы выступаем в поход на париж.

    у нас на всех - одна шпага, и та из иголки,
    можно было бы пустить на вторую драконий хвост,
    но жалко дракона.
    он хоть и не огнедышаший, но игрушечный,
    кружевной и гибкий, как акробатик.
    а из смычка шпаги не сделаешь, пробовали, но не вышло
    у него сердце разбито, солдат из него никудышный.
    ну что же, зато дракон и девочка с крыльями бабочки
    умеют летать, смычок выступает канатоходцем,
    когда нужно переправляться,
    щенок движется с грацией гиппопотама,
    всех остальных я распрятала по карманам.
    сама я танцую танго.

    в париже я выйду замуж. мой шевалье арлекин
    в знак траура бархатной ленточкой перетянет горло,
    оставит на кухне записку: "он был влюбленным и гордым,
    похороните его на кладбище Пер-Лашез в коробке
    от ее подвенчальных туфелек". дурачок.
    красный резиновый мячик напорется на иглу
    и лопнет от крика. два оловянных солдата
    займут почетное место в личной гвардии моего мужа,
    сменят мундиры и маркитанток, барабаны заменят на мандарины,
    будут по пятницам храбро маршировать по перилам балкона.
    щенку подарят конуру, кенгуру и миску
    будут кормить мясом, чесать ему спинку,
    он будет играть с кенгуру в салки и делать лужи в моей постели,
    я буду врать, что он не нарочно.
    девочка-бабочка сбросит крылья, скажет, что надоели,
    станет певицей в кафе-шантане, будет жевать каштаны
    и морщиться, что у них вкус сладкой мятной картошки.
    на проволочном драконе вырастут тряпичные розы.
    смычок от виолончели обретет новое сердце,
    оно опять разобьется, тогда он сломается.
    в париже я выйду замуж.

    _^_




    О  СОЛОВЬЯХ  И  РОЗАХ

    я думаю, мой бог меня оставил,
    он лесенку к моей душе приставил
    и вышел вон, куда - никто не знает.

    (хор) ребенок розы в чепчике из роз
    пришел твой час, и бог тебя принес
    на монпарнас, и бог тебя оставил
    цветочницам своим на растерзанье.

    благословенна тайна мирозданья!
    о нежность! о спокойное дыханье
    заснувшего меж бедер соловья.

    учись, дитя, покуда жизнь проста,
    считать до ста, не верить во христа,
    играть в лапту, до кончика хвоста
    своей души бояться сна и смерти,
    как бабочка метаться в круговерти
    исподних юбок - с чистого листа
    любовные аферы начиная.

    ты одержим бесенком бытия,
    любя себя и сам того не зная.

    так ты перебираешь четки зол:
    ты слишком горд, ибо твой бог ушел,
    ты жаден, ибо он тебя оставил,
    ты сладострастен, ибо бог ушел,
    ты голоден, ибо твой бог ушел,
    .....
    я пол и голоден я голоден и гол
    о на кого же ты меня оставил?

    (хор) учись, дитя, свою тиранить плоть:
    то длинными иголками колоть,
    то распалить, то растянуть, то плавить,
    то ласковыми сверлами буравить,
    то заново иголками колоть.

    разобран чепчик твой по лепестку,
    ты выучил и патер, и тоску
    любовную и ласковые святки,
    кто о тебе гадал, тебя хотел,
    кого твой соловей познал=воспел
    кто помнит вкус твой, сладостный и сладкий,
    ты стольких перепробовал, ты в раж
    входил и в рай, тебя мандраж
    бил перед каждой женщиной и плавил
    кость, что должна была стоять как перст,
    о сколько жертв ты за спиной оставил,
    как - было время - бог тебя оставил.

    ну что же, ты прилежный ученик...

    _^_




    * * * (когда-нибудь...)

        и смотреть, как
        кончаются гласные звуки... пускай их вынут
        и положат рядом, чтобы впредь говорилось редко.
        А.К.  

    когда-нибудь, нас положат рядом.
    как тристана с изольдой, как альфу с бетой,
    когда-нибудь я буду одета лишь в шелковый саван,
    стянутая корсетом гроба, можно сказать, раздета
    и безымянна.

    когда-нибудь, я буду глуха и ревнива
    к розам - по лепестку,
    к женщинам - поименно,
    буду себя изнутри плавить,
    как по винтовой лестнице, кружиться по ребрам,
    буду лежать черная, словно слива.
    наверное, некрасивая. не такая красивая.
    впрочем, там в нас отменят память.

    когда-нибудь, ты оплетешь собой мои проросшие сквозь плоть кости,
    мои ключицы, торчащие, словно проволочный каркас из бюста,
    наконец-таки все получилось, мы стали настолько вместе,
    что сильнее смерти и роста,
    ты словно приходишь в гости в грудную клетку,
    чувствуешь в горсти мое сердце, говоришь ему здравствуй.

    почему же мне кажется,
    что тогда я буду несчастной?

    _^_




    САД

    что я делаю, боже? сажаю сад,
    из ветвей моих растут человечьи глаза,
    соловьиные языки, собачьи сердца, павлиньи мозги,
    тоска моя небо без дна и устья, голос моей тоски
    ветер, называющий по именам
    каждого из детей - это глаза Иоанна Павла Андрея Петра
    это язык безумца бездаря златоуста
    это сердце верного бедолаги дворняги дурня
    это мозги казановы актера феникса иностранца
    что вы видели пели чуяли что вам снилось
    бархатной сумасшедшей расхристанной ночью
    когда я пытала пламенных незнакомцев
    водяным столбом над душой стояла
    заводила в сад свой певучий зрячий
    милосердный сад мой, разумный сад мой
    превращала тела в деревья, впускала души,
    что я делала, господи? сад сажала.

    что ты делаешь, боже? пытаю сад,
    он теряет голос, он сипнет, слепнет,
    сходит с ума, становится бессердечным,
    ничего не помнит и знать не хочет
    в плоть мою словно в землю пускает корни,
    притворяяется срубленным во плоти, вишневым
    пьет мою кровь, щекочется в междуребрье
    (превращается в моей голове в джунгли,
    превращается в моем сердце в дебри,
    разлетается колибри, пыжится тигром,
    пялится на меня прохожими, кусается гончими)

    господи, неужели все кончено? неужели
    ты убил мой сад, затравил меня в тело,
    закрыл крышечкой темечка, не оставил окошечка,
    положил в колесо беспамятства,
    пустил по реке времени,
    плыви себе дикая, неприрученная,
    джунглевая, жонглерная, зазубренная,
    ибо я твой сад на крови, горячий
    сад живой, настоящий, певучий, зрячий,
    неразумный сад твой, жестокий сад твой.

    _^_




    КРУТИТСЯ-ВЕРТИТСЯ  ШАР  ГОЛУБОЙ...

    Крутится вертится шар голубой
    За ним кувыркается жадный зрачок
    Века страхующее полотно -
    Хлоп! Кувыркайся вслепую,
    Шар в голове моей, шар голубой,
    Барышня ждет кавалера.
    Бусы из круглой густой бирюзы
    Барышня разорвалась, и посы-
    Пались с неба шары голубые,
    У кавалера обвисли усы,
    Сердце покинули бесы.
    Бусины, бусины падают с неба,
    Бусину нищий зажал в кулаке,
    Вставил актер ее в глаз, как монокль,
    Бусина спит в шутовском колпаке,
    Катится бусина верным щенком за
    Столь непривязчивым кавалером.
    Только мой гений идет налегке,
    Он закрывает глаза, и в зрачке
    Крутится-вертится шар голубой

    _^_




    (Был ли такой человек на земле)

    был ли такой человек на земле или нет не помню
    знаю что ангел спустился с земли сказал господи там он
    ходит босой вокруг да около правды целует снег смеется как будто режут его по-живому
    господи да забери же его смотреть тошно а слушать страшно
    скажет еще кому, а ему поверят, поверят и возбоятся
    будет одним босым меньше одной душой больше забери его сразу
    знаю что дева мария в синем вечернем платье летела над миром смотрела в оба
    на грешников левым на праведных правым глазом
    видела как я кругами ношусь ноги дорогой режу
    отпустила меня восвояси к ясеню моему а ясень срублен
    лежит неподвижет ресниц на меня не поднимет
    вышла душа его вон а куда не знаю
    боже возьми меня в стаю свою красноухой гончей
    сверху с неба я душу его учую, вниз рвану, поймаю, зубами сожму, доставлю
    к телу, он встанет еще, ясень
    только боже ты отвечаешь рад бы
    взять тебя рыжеухой борзою в стаю розой ты в стае была бы
    но нет души у гончих моих; память их коротка и они не знают
    кем они были до неба до стаи моей охоты
    боже возьми меня в стаю свою я вспомню
    только запах родной почую рванусь завою
    стаю вниз поведу наведу могильный ужас на землю твою
    и родную душу к телу ее приведу чтобы встал мой ясень
    только боже ты отвечаешь рад бы
    взять тебя знаю какой бы гончей стала ты злобной красивой смелой
    стаю вела бы грозой на моих неверных
    только ясеня твоего голова что светлым
    золотом словно окована стала любимым ручным мячом марии моей марии
    ею она играет с утра и в полдень, так что даже над миром летать забыла
    господи боже мне больше нечего делать на белом свете
    возьми меня гончей своей ибо страшен гнев мой равен он боли моей

    _^_



© Ксения Щербино, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность