Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность




СКАЗКА  О  КОРОЛЕ-ТРАВОЕДЕ


В давние времена на том месте, где сейчас бушует суровое студеное море, находилось прекрасное королевство. Правил этим королевством старый мудрый король. Жил король в огромном красивом дворце, и окружали его преданные министры и верные слуги.

Была, однако, у его величества странная особенность. Любил король есть своих подданных и ни о какой другой еде даже слышать не хотел. А люди в этом королевстве так любили своего правителя, что с ночи выстраивались в очередь у дверей королевской кухни, желая попасть на завтрак, обед или, в крайнем случае, на ужин обожаемому монарху. Меню из добровольцев составлял главный королевский повар. Он тщательно осматривал и ощупывал очередников, отбирая жирных и мясистых на обед, а всяких там тщедушных на ужин и завтрак.

Надо заметить, что в своих гастрономических пристрастиях его величество был поистине демократичен и не видел большой разницы между простым подданным и ближайшим министром. Тот и другой могли удостоиться одинаковой чести быть поднесенными королю на золотом блюде под винным или горчичным соусом. Правда, выбор министра для королевских пиршеств происходил более увлекательно и романтично .В какой-нибудь из прекрасных вечеров, а надо сказать, что во дворце все вечера были прекрасными, король, улыбаясь в седые усы, предлагал:

-Давайте, господа министры, поиграем в считалочку.

Министры радостно хлопали в ладоши и наперебой утверждали:

- Ваше величество, мы только об этом и мечтаем.

Тогда главный хранитель неугасимого огня народной любви к королю ставил у трона круглый столик и рассаживал вокруг него дрожащих от ожидания министров. Удостоверившись, что каждый сидит на предназначенном ему месте, хранитель громко провозглашал:

- Начали!

Король подымал короткий указательный палец и принимался считать.

- Раз, два, три... - медленно раздавалось с трона. Министры напряженно ждали завершающую игру цифру, волнение их усиливалось от того, что король, будучи слаб в арифметике, мог назвать ожидаемое число не в том порядке, в каком ему следовало находиться. Наконец палец короля останавливался на одном из министров на счете семь, и монарх, ухмыляясь, объявлял:

- Вот тебя-то я и съем!

Вся компания весело смеялась, а его величество, пожелав министрам спокойной ночи, уходил в спальню.

После этого между главным хранителем и удачливым министром происходил примерно следующий диалог:

- Вы, конечно, понимаете какая вам выпала честь?

- Несомненно, - хватал воздух ртом министр, - но я недостоин...

- Недостойные побеспокоились заранее, - улыбался хранитель, позвякивая золотыми монетами.

- Все еще можно исправить, - лепетал министр.

Но хранитель был неприступен.

- Идите, - ласково подталкивал он королевского избранника к кухне, - не надо терять калории.

Министр понуро плелся на кухню, где уже весело гудела печь и главный королевский повар точил широкий нож, примериваясь к жертве из-за блестящих стекол пенсне в золотой оправе.

Утро следующего дня начиналось с торжественного завтрака, который его величество устраивал в честь министра, отдавшего жизнь за короля. Лучшие куски король поедал сам, похуже отдавал хранителю, остальные довольствовались министерскими внутренностями. После обильного завтрака монарх забавлялся с любимой собакой, а министры занимались государственными делами. Они подсчитывали количество жителей в стране, добровольцев на кухню и, приравнивая их к аппетиту его величества, с глубоким удовлетворением отмечали непрерывно растущий уровень жизни подданных короля.

Так бы и протекала размеренно и счастливо жизнь в королевстве, не случись из ряда вон выходящее событие.

Молодая женщина, недавно вышедшая замуж, наотрез отказалась отдавать своего мужа на съедение королю.

- Подданных у короля много, - заявила она, - а муж у меня один.

И затем добавила такое, что не смели повторить члены местного королевского комитета, отбиравшие добровольцев на королевскую кухню.

- С королем ничего не случится, если один раз он съест мясо дикого зверя.

Упрямство молодой женщины объяснялось тем, что муж ее не был похож на всех остальных мужей королевства. Все они ели, спали и готовили себя к самопожертвованию. Этот же помогал своей жене по хозяйству, охотился вместе с ней, и молодой женщине очень не хотелось терять такого редкого мужа.

Тогда члены местного королевского комитета пошли на хитрость. Как-то утром женщина услышала протяжные жалобные крики:

- Спасите! Помогите! Дикий зверь гонится за мной!

Она тут же схватила самострел и кинулась на крик, но по дороге провалилась в искусно замаскированную травой яму.

Члены королевского комитета, так ловко обманувшие женщину, схватили ее мужа и повели на королевскую кухню. Молодая охотница, с трудом выбравшись из ямы, вместо того чтобы плакать и писать жалобные письма, бросилась выручать своего мужа.

Она подбежала к воротам дворца и громко закричала:

- Король в опасности! Надо спасать короля!

Стражники с испуга выпустили из рук оружие, а молодая женщина ворвалась во дворец и бросилась к ногам короля.

- Ваше величество, не ешьте моего мужа! Он болен страшным иноземным гриппом.

- Ты просто жалеешь своего мужа для короля, - заявил главный хранитель.

- Жалеешь, жалеешь, - хором повторили министры.

Однако король боялся болезней не меньше, чем заговоров своих министров, и немедленно распорядился:

- Приведите сюда охотника.

Муж молодой охотницы тем временем отмокал в ванне, залитый уксусом и усыпанный луком, отчего из глаз его непрерывно лились слезы. Слуги, вытаскивая его из ванны, второпях опрокинули ему на голову банку с перцем, и он, с трудом сдерживая рвущийся из носа чих, предстал перед королем.

Его величество взглянул на красное, залитое слезами лицо добровольца и со страхом спросил:

- Ты болен, несчастный?

В ответ охотник замотал головой и, не сдержавшись, оглушительно чихнул.

Король схватился за сердце и в ужасе закричал:

- Вон из дворца, немедленно!

Обрадованная женщина, быстренько подхватив своего полуфабрикатного мужа, исчезла, а король немного придя в себя, пристально взглянул на главного повара.

- Стало быть, ты решил заразить своего короля, неблагодарный?

- Неблагодарный, неблагодарный, - вступил хор министров.

Повар в страхе попятился, наступил на хвост королевскому псу и, схваченный острыми собачьими зубами за ногу, с воплем свалился на пол.

Король улыбнулся и ласково потрепал по шее собаку.

- Нет у меня вернее друга, чем этот пес.

Потом он погладил собаку по спине, пощупал теплый живот, облизнулся, сглотнул слюну и неожиданно приказал лежащему на полу повару:

- Зажарь мне это прекрасное животное, король иногда тоже нуждается в разнообразии.

Главный повар схватил пса за золотой, украшенный драгоценными камнями ошейник и бросился выполнять поручение короля. Он так торопился и так волновался, что запек пса, забыв снять с него драгоценное украшение. Порядком изголодавшийся король с такой жадностью принялся есть собаку, что не заметил, как проглотил тяжелый золотой ошейник. Как же тут плохо стало его величеству. Король обильно пускал пену и стонал:

- Врача! Скорее врача!

Но приближенные только испуганно переглядывались, ведь именно врачей король съел первыми еще в ранней юности.

Главный хранитель, желая спасти короля, сунул свою длинную руку в рот его величества, доказав, что в жизни еще есть место подвигам. Ведь как ни слаб, был король, а руку все же мог и отхватить. Однако все его старания оказались безуспешны. Вместо ошейника хранитель выдернул из живота короля кроваво-серый клубок, после чего его величество широко раскрыл глаза, громко рыгнул и тут же помер.

Великое горе охватило королевство. Люди рыдали дни и ночи напролет. Слезы так обильно текли из их глаз, что превратились в реки, и жителям приходилось вплавь добираться к своим домам. Не обошлось, конечно, и без жертв. Потому что в реках всегда есть утопленники. Однако любому горю когда-нибудь приходит конец. Слезы кончились, реки высохли, а добровольцы, которых не успел съесть несчастный король, вернулись домой. Количество жителей королевства стало много больше, а вот диких зверей в лесу поубавилось. Люди стали недоедать и недовольно говорили друг другу:

- Эти глупые министры ни на что не способны, нам нужен новый король.

Во дворце тоже было несладко. С тех пор как нарушилось равновесие между рождаемостью жителей и поедаемостью их королем, министры совершенно сбились со счета. Вконец отчаявшись, они собрались на министерский совет.

Главный хранитель, вытянув длинные ноги к камину, предложил:

- Давайте выберем короля.

Министры разом зашумели, и каждый принялся предлагать себя в короли. Хранитель от возмущения чуть не попал ногами в ярко светящиеся угли.

- Как вы смеете, я был первым человеком при его величестве!

- А карманы нашим золотом кто набил? - пискнул один из министров.

- Кто? Кто? - повторили министры.

Хранитель попытался было оправдаться, но тот же министр нахально пропищал:

- На пенсию!

- На пенсию, на пенсию, - радостно подтвердили министры.

Лицо хранителя скривилось от злости и стало похоже на засушенный перец.

- Вы еще вспомните обо мне, - пригрозил он министрам и удалился в одну из дворцовых башен, где заперся на тяжелый крепкий засов.

Министры вновь приступили к выборам, но так как каждый из них считал себя наиболее достойным, ничего кроме ссоры и ругани у них не получилось. Тогда они вспомнили о мудрецах, проживающих в дворцовых подвалах, и решили просить у них совета. Мудрецы были люди ученые и тут же стали спорить между собой. Они трясли бородами и вырывали из рук друг друга большую красную книгу. В этой книге одни мудрецы читали, что править должен король, но... Другие - король должен править без всяких "но". Наконец они успокоились, и самый старый из них предложил:

- На самом краю нашего прекрасного королевства живет чудесный маг волшебник. Из него мог бы получиться отличный король.

Предложение мудрецов поначалу смутило министров. Этот маг жил на краю страны за то, что дружил с травоедами. Травоеды же были злейшими врагами покойного короля. Они прятались в лесу, выращивали фруктовые деревья и очень ругали тех, кто ест человеческое мясо. Однако, поразмыслив, министры решили, что лучше королем будет малоизвестный маг, чем свой кровожадный брат министр.

Когда маг явился, министры заявили ему:

- Мы сделаем тебя королем, но ты должен править так, чтобы мы были сыты, народ доволен и дикие звери не исчезали в лесу.

Маг хитро прищурился, щелкнул пальцами, и перед каждым министром появилась глубокая серебряная тарелка с горячей и сладкой манной кашей. Министры постукивали ложками и причмокивали от удовольствия, они ведь ели кашу первый раз в жизни. Когда в донышках тарелок стали отражаться их лица, министры дружно подняли ложки и провозгласили мага королем.

Маг, не теряя времени даром, соорудил на дворцовой площади котел, который всегда был полон манной кашей, сколько бы из него не черпали. Министры наполняли свои серебряные тарелки и громко кричали:

- Да здравствует король-маг и его манная каша!

Народ выстраивался в длинную очередь у котла и тоже кричал:

- Да здравствует!

В королевстве наступил настоящий праздник. Жители бросили охоту и с утра до вечера насыщались кашей. Дикие звери выскакивали из леса, выбивали из рук людей тарелки и вылизывали их, жмурясь от удовольствия. Но вскоре интерес к каше почему-то стал ослабевать. То ли котелок начал варить как-то не так, то ли приелась каша, во всяком случае, очередь у котла стала уменьшаться, а затем и вовсе исчезла. Женщины выливали оставшуюся в домах кашу на улицу и жаловались на своих мужей:

- Эти кашелюбы, - говорили они, - совершенно перестали нас веселить.

На что их мужья справедливо возражали:

- На одной каше веселитесь сами.

Охотники снова вышли в лес в поисках добычи. Министры же, завидев мага, улыбались и стучали ложками о тарелки, но как только новый король исчезал, с отвращением бросали ложки и отдавали слугам тайные приказания. Министерские слуги под видом охотников проникали в лес, набрасывали сети на охотившихся одиночек и быстренько тащили их во дворец для министерского обеда.

Один маг жил в счастливом неведении. Однажды, выглянув в окно, он решил, что наступила зима.

Но, присмотревшись, понял, что принял за снег манную кашу. Она вытекала из котла и уже покрыла всю дворцовую площадь и прилежащие улицы.

- Каша стала непопулярна, - сообщил король-маг собравшимся министрам, - пора переходить на травоедство.

Министры зааплодировали и закричали:

- Да здравствует травоедство!

Правда, один из них, тот самый нахальный, все же пропищал:

- Народ нас не поймет.

- Поймет, - заверил маг, - надо только суметь объяснить.

Когда новый король ушел, министры заволновались.

- Травоедство - это подрыв королевского авторитета, - сказал один.

- Травоеды не станут нас слушать, - сказал второй.

- Травоеды не станут нас кормить, - хором закричали они и бросились в дворцовую башню, где в течение многих дней страдал в одиночестве главный хранитель.

- Стало быть, понадобился, - усмехнулся он, подражая покойному королю, - и выслушав жалобы министров, загадочно изрек: - Кто не желает кормить других, будет съеден сам!

С того дня по королевству стали бродить переодетые горожанами министерские слуги. Они заходили в дома, останавливали людей на улицах и тихо шептали:

- Маг хочет превратить королевство в царство травоедов. Мы будем, подобно животным есть траву.

Горожане слушали и вздыхали:

- Эх, короля - людоеда бы нам сейчас.

Прослышав об этом, маг собрал на совет мудрецов.

- Поиграй с министрами в считалочку, - посоветовал один из них, - тогда они будут любить тебя.

- Нет, - покачал маг головой, - мне не нравится эта игра.

- Сделай так, - предложил другой, - чтобы каждый житель нашел утром у своего дома плод фруктового дерева. Людям понравятся фрукты, и они станут дружить с травоедами.

Это предложение пришлось магу по душе, но ни он, ни мудрецы не знали, что стены комнат дворца отражают звук по всем закоулкам. Ранним утром первыми подобрали плоды министерские слуги. Они бросились на землю, стали дрыгать ногами и кричать:

- Травоеды отравили нас! Травоеды всех нас погубят!

Возмущенная толпа горожан двинулась к дворцу с криками:

- Смерть травоедам!

Слуги министров шли сзади и кричали:

- Долой короля травоеда!

Маг, увидев грозную толпу у дворца, ринулся было к министрам, но они уже сами шли к нему во главе с хранителем, который страшно щелкал зубами.

- Что будем делать? - спросил их маг.

- Поиграем в считалочку, - хором завопили министры, а главный хранитель навел палец на мага и громко рявкнул: - Семь!

Когда игра закончилась, один из насытившихся министров заметил:

- Надо бы поделиться с народом.

Кости мага были брошены в толпу, и люди, успокоившись, разошлись по домам.

С этого времени в королевстве наступили черные дни. Главный хранитель с министрами так увлеклись считалочкой, что вскоре не осталось ни одного министра, а сам хранитель иссох от голода в своей башне. Королевство быстро и страшно разрушалось. Улицы покрылись толстым слоем льда, жители уже не ходили, а ползали, сжимая в зубах длинные ножи и палки. Каждый думал, как бы кого-нибудь съесть, а самому остаться целым.

Весной лед растаял, и королевство ушло под воду. Лишь чудом уцелевшие дикие звери обзавелись плавниками и стали самыми свирепыми морскими хищниками. От бывшего прекрасного королевства остался небольшой остров, на котором до сих пор благополучно проживают травоеды. Когда вы будете совершать кругосветное путешествие, обратите внимание на флаг, развивающийся над островом. На этом флаге нарисован череп, перечеркнутый красной чертой. А что это означает, автор надеется, что читатель поймет без разъяснений.




© Александр Шахнович, 2004-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность