Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




        В  ЛУННОМ  СВЕТЕ

        * Жить, сверяясь с луной...
        * Прохожу переулками звездными...
        * Снова мысли перо погружаю...
        * ПОЛНОЛУНИЕ
        * Илы великих рек, известняки морей...
        * Окукливаться - право насекомых...
        * Итак - песок. Раскрошенность колонн...
        * Прилив. Под ним - созвездия...
         
        * Луна - подорожник...
        * Свет луны средиземен. Как море...
        * Средиземные льются моря...
        * Квадрат окна - Малевича квадрат...
        * Луна беременна. Тем, что лежит под ней...
        * Луна была обломком...
        * Луна повечерне сходила к востоку...
        * Смотреть сквозь сетку-штору...


          * * *

          Жить, сверяясь с луной. И - не знать: где - апрель, где - нисан.
          Рукописное время заказывать старым часам.
          Рукописное время... Терять и опять находить
          в нем - себя, этот город... Но нить, эта вечная нить...

          И вычеркивать что-то, и что-то вставлять - и опять
          в посиневших страницах все - все, кроме нити - терять.
          И - опять находить, и - опять... И - опять... Кто бы - мог?
          ...И - для скрипок - сушить балки лунных - когда-то - дорог.

          _^_




          * * *

          Прохожу переулками звездными
          феврали, январи, декабри...
          Собираю ночами морозными
          дни свои - от зари - до зари,

          собираю - осколками гулкими -
          то чем был я, иль буду богат...
          Я плутаю во мгле переулками -
          все не выйду на звездный Арбат.

          _^_




          * * *

          Снова мысли перо погружаю
                в чернильницу - ночь
          И апреля огни достаю из ее глубины.
          Ветер мчится к луне,
                ветер к звездам уносится - прочь,
          В переулках души фонари загораются - сны.

          _^_




          ПОЛНОЛУНИЕ

          1

          У улицы надтреснуто пенсне.
          Глаз вечера огромен, пуст и черен.
          Дом гривенник окна дает луне.
          Деревья с небом все о чем-то спорят.

          Желтеющее масло фонарей
          на тротуары Аннушкой пролито,
          и через этот мир - мглы и теней -
          зеленым глазом смотрит Маргарита.


          2

          Был без конца и края Млечный путь.
          Мы шли, скрипели звезды под ногами.
          Ты мысль свою упорно излагала
          и предлагала на луну взглянуть.

          Вдруг все погасло. И - глаза из тьмы
          твои. В моих руках белеет свиток,
          я должен это утвердить, и мы...
          И снова тьма. Она густеет в слиток

          будильника и бесконечный звон.
          Мелькает мысль - о дне, что без заката.
          Всплывает и уходит первый сон -
          мы спорили про Понтия Пилата.

          _^_




          * * *

          Илы великих рек, известняки морей,
          песчаники озер и - лунной - пыль дороги.
          Те, первые, всегда влекли к себе людей,
          и города росли, и прибыли... Эх, боги...

          И лишь она - пуста. По ней прошли -
                    вдвоем...
          Но путь любой - река. Пусть -
                  сквозь созвездий дюны.
          И в дельте - города, рожденные песком.
          Но - не земным уже. Ее. Дороги. Лунной.

          _^_




          * * *

          Окукливаться - право насекомых,
          но - не дорог. Они - чтобы вести
          от улиц, окон, крыш - давно знакомых -
          хотя б к Луне. Чтобы по ним - идти.

          А - споры?
            Звезды, звезды... Как их много...
          Переплетенье нитей, кокон... Связь?
          Свернулась в город лунная дорога,
          чтобы развиться, прядью становясь.

          _^_




          * * *

          Итак - песок. Раскрошенность колонн,
          луны и молний, воздуха и света,
          пергамента...Но он не помнит это.
          Он бел - и слеп. Движение времен...
          Нет времени... Но все-таки- века?..
          Он чем-то был... Конечно, мысли будит.

          За россыпями этого песка
          нет ничего. И времени. Но - будет.

          _^_




          * * *

          Прилив. Под ним - созвездия... И снег,
          вдруг ставший- морем, и- еще немного...
          И тянется изгибами к Луне -
          молекулою - белая дорога...

          Нет, лучше - две. Чтоб встретиться в пути,
          полоской света стать (а может, нервом),
          чтоб подниматься дальше и - вести
          сквозь время, звезды... Точка - там, на первой.

          _^_




          * * *

          Луна - подорожник,
              приложенный к капле рассвета.
          Все та же округлость,
              жилкованность дугами фаз...
          Шуршанье травы - под ногами -
              моими и ветра.
          Иду, собирая
              расколотый ночью рассказ.

          Полоска песка.
              Это берег июльского неба.
          "Я вам расскажу..." - начинаю,
              но ветер: "Зачем?"
          Вглядеться в ковыльность
              упавшей со стебля Венеры?
          В ней много других,
              подходящих для случая тем.

          А за горизонтом
              качаются - травами - лица,
          Шумят поезда...
              И рассвет продолжает идти.
          Восток, север, запад...
              Двумерность дороги - страницы.
          Луна - подорожник,
              растет на трехмерном пути.

          _^_




          * * *

          Свет луны средиземен. Как море.
          Тьма - и город. Но город - не тот.
          Из осколков широт и высот -
          зданья. Улицы. Ночь - в разговоре

          окон. Тьма... Но - теперь не слежу
          за изломами. Трещин отроги -
          не нужны мне. Уже ухожу
          с черенками от лунной дороги.

          _^_




          * * *

          Средиземные льются моря,
          начинаясь, кончаются грозы,
          разрастаются в реки- березы
          и... За ветками- свет фонаря.

          Переулки - и небо. Миры.
          И - над крышами - Марс. Окна, тени...
          А в Луне прорастают углы
          и - настольная лампа желтеет.

          _^_




          * * *

          Квадрат окна - Малевича квадрат,
          но только - расколовшийся. Разбитый
          о белизну - о фон. А после - сшитый,
          пусть наспех? Нет. И - там, за ним, - горят
          и фонари, и желтых окон спины...
          Взгляните в небо - видите: во мгле...
          Но от Луны осталась половина
          одна. Другая - тянется к земле.

          _^_




          * * *

          Луна беременна. Тем, что лежит под ней:
          пространствами, степями, городами,
          деревьями и временем; и нами,
          и выветренным светом фонарей...

          А также - промелькнувшей в небе птицей,
          зажегшейся над крышею звездой
          и - рядом с ней - растущею луной...
          А может быть, ей это только снится?

          _^_




          * * *

          Луна была обломком. Веткой
          гиперболы, растущей в ночь
          и звёзды.
            Под созвездий сеткой -
          земля, огни... И поезд, прочь
          от городов идущий в небыль;
          дороги, степь, туман, весна...
          А мне - сквозь окна - снилось небо
          и в нем - гипербола-луна.

          _^_




          * * *

          Луна повечерне сходила к востоку -
          к восточному краю закатного неба;
          она становилась ночною. Быть может,
          пришел в этот город я - только за ночью?
          За звездами, что, в отраженьи белесой
          водою пролива, должны показаться
          мне - белыми, без синевы атмосферной?..

          Я сам стал проливом, вводящим из Мира
          созвездья и лица в строку-меотиду.

          Луна обживалась в ущербе, снимая
          все, ставшее лишним, - с себя, с начинаний
          и мыслей моих; все вело - к новолунью.

          _^_




          * * *

          Смотреть сквозь сетку-штору - на деревья
          и полную, как никогда, луну.
          Заснуть. А после, много лет спустя,
          в огромном полнолунии увидеть
          те - непонятно-детские миры
          с травою звезд меж прядей конской гривы...
          Начать писать - переводить в стихи
          вселенных этих краски и событья...

          Судьбу свою случайно сделать - нитью
          в узорах шторы на ночном окне.

          _^_



          © Юрий Серебряник, 2000-2018.
          © Сетевая Словесность, 2000-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность