Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



        НЕТЕРПЕНИЕ  ПУСТОТЫ


        * НА НАБЕРЕЖНОЙ
        * AUSENCIA
        * Равновесие моря и солнца. Минута покоя...
        * ПОСЛУШАНИЕ
        * МИНИМУМ
        * ИЗ БУДУЩЕГО
         
        * КОММУНИСТИЧЕСКОЕ, ИЛИ ПРОДРАЗВЕРСТКА ЛЮБВИ
        * БЕЗРАЗЛИЧИЕ ТËПЛОГО ЧАЯ
        * ВСЕ ПЕСНИ О НОЧИ
        * НОВЫЕ ПЕСНИ ОБ ОСЕНИ
        * МУТАЦИЯ, ИЛИ ВСЕ ПЕСНИ О ЛИЧНОМ БУДУЩЕМ


          НА  НАБЕРЕЖНОЙ

          ...и этим мальчишкой в обнимку с подружкой Марией-Хуаной,
          глядящим на блики в реке, где буруны бегут, как бараны...

          ...и этой девицей, с компьютером в сумке, в лице ни кровинки,
          мобильно болтающей с брокером в Токио о недоимке...

          ...и этим - огромным в объëме, угрюмым на вид господином,
          с глазами на женщинах (как без газеты на месте причинном?)...

          ...и той медноскулой, залëтной, округлой, в плену самоката,
          с электроподпиткой и с портом приписки - Japan, Ниигата...

          ...и этой собачкой, устроившей взбучку семейству кошачьих,
          спешащей оставить отметку на бочке у брëвен лежачих...

          ...и стаей скворцов, нецивильно щебечущей в поисках юга,
          помëтом пометившей сцену под липами птичьего круга...

          ...и каменным идолом, с соколом на голове твердолобой,
          на грустной кобыле у кромки воды - дотянуться попробуй...

          И этой, и этим хотелось бы стать и не быть обречëнным
          смотреть в уходящую узкую спину в бездумии чëрном...

          _^_




          AUSENCIA

          Разгадав гороскоп, пролистал облетевший гербарий.
          (Поклянусь всем святым, поклонюсь камышам и цветам.)
          Опасаюсь, дрожу - это раньше нас черти не брали,
          а теперь - каждый сам, за себя, по себе, каждый сам...

          Всë пространство пошло на углы и на чëрные дыры.
          Там, где - было недавно - скользило, играло, лилось,
          не успеть добежать до столба, закричать "палы-выры"...
          Так и в детстве когда-то мне спрятаться не удалось:

          разыскали, остригли и выдали взрослую пайку,
          научили считать - для поверки на первый-второй.
          Даже - помнишь - когда мы с тобою гуляли по парку
          нас деревья хлестали ветвями, как гнали сквозь строй.

          Но вдвоëм навигация - так, безобидная шалость,
          недосуг и вести исчисленье несчастных дробей.
          Мы - глазами в глаза и спиною к спине защищались.
          (А теперь каждый сам по себе, каждый сам по себе.)

          В переходе метро трепетанье газетной бумаги,
          в переводе на русский гербарий дурных новостей.
          Заклинанья бессильны, бесчинствуют злобные маги,
          пожиратели снов, раздуватели мелких страстей.

          Разнесëнные врозь, наблюдаем часы и от скуки
          примеряем движенья планет, как корону плебей.
          Всë слова; и "разлуки", и "муки" - лишь мëртвые звуки.
          Каждый сам, за себя, по себе, каждый сам по себе.

          _^_




          * * *

          Равновесие моря и солнца. Минута покоя.
          Барабанщик не бьет, и горнист не сзывает на чай.
          Что волна говорит, разбиваясь на капли прибоя?
                        Прощай.

                        Как же?..
          Прокатилось, замолкло. Осела искристая взвесь.
          Ни следа не осталось. Дорогу никто не покажет.
          Застывает "сейчас" - навсегда - в бесконечное "здесь".

          _^_




          ПОСЛУШАНИЕ
          (МАРШ)

                ...и тогда любой из нас не против
                хоть всю жизнь служить в военном флоте...

          Значит, делать нечего, пойду служить
          в армию
          спасения
          души от тела.
          Ангел машет крылышком: иди и виждь
          за порогом
          болевого беспредела.

          Духовая музыка небесных сфер,
          божия роса
          нечищенных гальюнов,
          невечерний свет наставник-офицер,
          радость зуботычины на лицах юных -

          принимаю с радостью удар и дар,
          взвешенные за, отвешенные против...
          Как иначе утишать бесовский жар
          безутешной этой, несмирëнной плоти?

          _^_




          МИНИМУМ

          Разве мало того, что живая, живой,
          что глядишь на потëртый паркет мостовой,
          что возможно заснуть или вовсе не спать,
          что рукою до низкого неба подать?

          За глазами рябит от дрожащих осин.
          Счастье стОит пятак, а несчастье - алтын,
          и как будто сама набирает рука
          горсть алтынов и ни одного пятака.

          Раскалëнные лижет подошвы асфальт,
          воробьиный и детский сливается гвалт.
          Разве мало? но ты проклинаешь судьбу
          за лежание в минималистском гробу.

          Ты не хочешь один, без неë, без неë,
          и судьба принимает проклятье твоë
          и дождëм прибивает гадюку-жару,
          - Погоди, - говорит.
              - Погожу, не умру.

          _^_




          ИЗ  БУДУЩЕГО

          Что ей, Гекуба, в имени моëм?
          Давно уже на карте амнезии
          оно обозначает водоëм,
          разлившийся слезой на пол-России.

          Мессия в Бруклин не пришëл, хотя
          он клялся многотысячным евреям.
          Она ему не родила дитя,
          пускай была чувствительна к хореям.

          (Старея, я и сам не разберу
          дороги в череде местоимений.
          Что было с ним? со мной?
          Но я умру -
          кому тогда кого винить в подмене?)

          На день и ночь вернуть бы день и ночь,
          когда в одно местоименье слились,
          и в ступе было что и чем толочь,
          и радовались боги, а не злились,
          когда (почти) был честен шарлатан,
          что обещал на всех чудес и хлеба.

          ...и имя что-то означало там,
          где не дождалось нас седьмое небо.

          _^_




          КОММУНИСТИЧЕСКОЕ,
          ИЛИ  ПРОДРАЗВЕРСТКА  ЛЮБВИ


          Какая гадость! всë одно и то же.
          Скрипит луна, за тучею фонарь.
          На улице - аптекарские рожи.
          Мусор, вонь, гарь.

          На фонарях качаются Пероны,
          Мадонна с Евой вылились в одну.
          Ты падаешь - и хор поëт казëнный:
          "Иди ко дну!"

          Она меня со скуки. Но за муки,
          глядишь, полюбит и к себе прижмëт.
          Товарищи! дадим друг другу в руки
          пулемëт.

          Она тебя... опомнись, Бог тобою
          играет в шашки, ею - Сатана,
          und umgekehrt. Вы заняты любовью?
          Это война.

          _^_




          БЕЗРАЗЛИЧИЕ  ТËПЛОГО  ЧАЯ

          Я привык к растворимому чаю
          в затаившей дыханье воде.
          Я себя с отраженьем сличаю
          в страшном зеркале, как на суде.
              Чëрствым крошкам просроченных чувств -
              дотлевать в потаëнном кармане.
              Каждый день говорю: a domani,
              завтра будет не хуже ничуть.

          Наказание пуще неволи:
          календарь не отсчитывать вспять,
          позабыть и мечтать о крамоле
          (позабыть - и мечтать, и мечтать)...
              И стоять в ноябре на мосту
              в холодящем давлении ветра.
              Слышишь: память размерного метра
              вобрала поездное "ту-ту".

          (И не поезду - в поезде кто-то другой -
          но себе - на себя? - помашу я рукой.)

          _^_




          ВСЕ  ПЕСНИ  О  НОЧИ

          Месяц ясный, но не греет,
          тихомолкою луна.
          Колидоры, ранжереи,
          тишина.

              Чу - не слышу, то ли ворог,
              то ли ворон, то ли вран,
              шорох растревожил ворох
              вспоминаний, обуян,

          выхожу по саду к пруду,
          где на брег бежит волна,
          и душа открыта чуду
          и полна.

              Время дела, час разврата,
              миг любовных чистых встреч,
              брат, не познающий брата,
              распустившаяся речь, -

          Ночь! от уханья совина
          до последних петухов.
          Ночь! виновна и безвинна
          в бездне слов.

              Чëрные струятся тайны,
              смята девичья постель,
              и подслушанный случайно
              ворон шепчет: "Аннабель"...

          _^_




          НОВЫЕ  ПЕСНИ  ОБ  ОСЕНИ

          Осень в ее неминучей плакучести,
          медленности, неизменности, бренности,
          листиев тысячелетней падучести,
          жëлтой и красной лесов откровенности...

          Где наше всë? мне ли петь об обещанном,
          будущем в прошлом-условно-несбыточном?
          Я упрощаю: мужчина и женщина,
          счастье продажное в домике пыточном,

          глянец журнальчика и интерьерчика,
          след от колëс на лужайке подстриженной,
          вместо клубнички увядшей - мы перчика:
          к осени стиль максимально приблИженный,

          к жизни приглаженный, к моде подкрученный,
          слитый с пейзажем до неразделëнности.
          Что, рядовой, молодой, необученный:
          мне ли с тобой толковать о влюблëнности?

          _^_




          МУТАЦИЯ,
          ИЛИ  ВСЕ  ПЕСНИ  О  ЛИЧНОМ  БУДУЩЕМ


          Я изменюсь. Я стану впредь счастливей.
          Я буду заразительно смея...
          Я выращу настурцию на сливе -
          у каждого есть миссия своя.

          Не буду жить в глуши анахоретом
          и онанизмом низменно страдать.
          Женюсь зимой. Затем весной и летом
          на женщине такой, что всë отдать.

          Отдам. И приплачу.
          Под дождик выйду
          и в море, и на сушу разных стран
          и, никого себе не дав в обиду,
          обогащу себя и свой уран.

          Я изменюсь, я испрошу прощенья
          у тех, что мной не будут прощены.
          Молиться станет на меня священник.
          А тëщу приглашу я на блины.

          Всë будет так, что не найдëшь и лучше:
          в лице - ни всхлипа, в горле - ни комка.
          Малиной жизнь. Наземным раем кущи.
          И явью сон, но явь ломка, ломка.

          _^_



          © Михаил Сазонов, 2001-2018.
          © Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность