Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Изгнание духов бытия
из Элизабет



    Элизабет в зарослях печени


    генетик в беспардонной гимнастерке
    среди коров на линии огня
    лечил кротов выкапывал им норки
    и закопал меня

    но я ждала где небо исчезало
    плела сады и делала любовь
    а по утрам на льдинах погибала
    выращивая кровь

    он уходил такой благополучный
    платочки расплетая и маня
    раскучивая трепетные тучки
    окучивал меня

    а я ждала инопланетной болью
    терзая его крохотный оскал
    и долго люди находили поле
    где он упал




    Элизабет в городе цистерн


    Мне б такие города
    Чтобы в них машины
    Как бы счастливо тогда
    Люди жили!

    Нам бы горы кораблей
    И копны железа
    Это было бы ей-ей
    Ой-ёй небесполезно!

    Нам бы сахарный прокат
    И обрез плаката
    Лучше б было в много крат
    Правда же, ребята?




    Элизабет на башне трубы


    Это какая-то сказка из прошлого
    Тонкие ключики ваших цепей
    Как я тогда вас невинно опошлила
    Мой ненасытный пучок-сельдерей

    Веткой несмелою всех вас наделаю
    Но не вернется уже никогда
    Та ненаглядная блядь опустелая
    Кисленькой корочкой льда




    Элизабет в семейной позе


    Извержение вигвама:
    Дочка-сын и дочка-мама
    Приходили в небеса
    Перепутав адреса

    Рядом господи на блюде
    И невидимые люди
    Назначают анапест -
    Не то робот, не то крест

    Одноглазые как блюдца
    На луне слоны ебутся
    Затмевая в полный рост
    Миф о путанице звезд

    И никто их не осудит
    Как все было, так и будет:
    Папа сходит в небеса
    И уснет на три часа




    Элизабет в номинальных объятьях


    Нет другой такой конструкции в моем репертуаре
    Где бы сразу были овцы, топоры и городки
    Вот мой суженый выходит в безупречном пеньюаре
    Как прозрачны его перстни и педали коротки

    Он – не брошенное нечто, из неведома летящий
    Я спрошу его по праву: ты ли солнце, ангел мой?
    Раз никто не усомнился, значит облик – настоящий
    Плачь, дружок, и плачь, подруга, ваша пища – неживой

    А моя лихая поросль через небо исчезает
    В незапятнанные дали, где в цепях среди витрин
    Неопознанный, нездешний поглощает стаи чаек
    Мой единственный всемирный неизбежный господин




    Элизабет носит галстуки морю


    Чу! Прошуршало туманное древо – отнюдь ли?
    Чаю ли? Тешу ли? Радость ли кем-то молю?
    Знают ли тело увядшего низкие люди?
    Знает ли тело, кому я так страстно стелю?

    Не разбуди его, папенька, в свой муравейник,
    Не загрусти его тонкостями бытия,
    Я накопаю для милого крохотный веник
    И утоплю его… впрочем, о чем это я?




    Элизабет вечного пути


    Пускай ты съеден весь. Пускай тебя не будет
    Пускай огонь не огнь, не щур, не дщерь,
    Я буду ты как в масле сыра бубен
    Как лакомая птица коростель

    Как ты – такие не: не умирают, не голосят,
    Не простодушный пыж,
    Бреду в бреду, земля еще сырая,
    Ты съедена, но до сих пор не спишь.

    Ответь мне! Из тумана выползая,
    Холодный червь касается небес,
    Бреду в бреду, земля еще сырая,
    Но ты уже живешь в стране чудес…




    Элизабет внешне похоже XVIII века


    Надумаешь строить дом, или копать яму, или разведать месторожденье –
    Это все суть одинаковые телодвиженья,
    Послушай давнее поученье:

    Поперву найди где солнце прочнее восходит и бесспорней,
    Выкорчуй все деревья, пока неясны их оккультные корни,
    Лопатой двигай с чувством и попроворней
    И не связывайся с расово нечистой дворней,
    Люк клади не просто так, а поверх штольни

    Чтобы сделать штольню позови немецких инженеров,
    Они знают, что это такое,
    Впрочем, возможно это только модное суеверье.

    Агнцов заблудших гони со всей дури клюкою
    (Спроси у старцев, клюка – они знают, что это такое),
    Если какой помрет – побрызгай красной, желтой и зеленой водою,

    Ежели не поможет – значит народная медицина бессильна.

    Вот собственно и все, остальное – детали,
    В конце концов все делается не ради результата,
    А ради чистоты эксперимента,
    И это научно.
    (Спроси у главврача – он знает, что такое научно).




    Хоккейные грибы Элизабет.


    Элизабет Канадиенс - Элизабет Рэйнджерс, 4:3 (1:0, 3:1)
    Буффало Элизабет - Элизабет Иглз, 6:1 (2:0, 5:0)
    Элизабет Прекрасная – Элизабет Великая 8:8 (2:2, 4:4)
    Элизабет Элизабет – Элизабет Элизабет, давай – давай! (шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу! шайбу – шайбу!)




© Сап-Са-Дэ, 1999-2018.
© Сетевая Словесность, 1999-2018.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность