Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Сете-  или  -тура?

Псевдонаучное  псевдоисследование

  1. Актуальность, блин!
  2. Чего тут не будет
  3. Что мы имеем?
  4. Что хотим иметь?
  5. Как получить желаемое?
  6. Что же получается?
  7. Ну, и что?
  8. Так что же будет?
  9. И какой же будет эта сетература?
  10. Что же в итоге?
  11. Заключение
  12. Список использованной "сетературы"



1. Актуальность, блин!

В общем, это все нафиг никому не нужно. И пишу я лишь потому, что зло взяло. Три года спор идет: во множестве гестбуков, в "Словесностью" специально отведенной дискуссии, в оффлайновых изданиях; студенты про нас дипломы защищать собираются, даже немчура подключилась и нас анализирует. А толку нет, как нет.

Вопрос: а почему собственно? Ответ: просто за дело взялись литераторы. И проблема не в том, что все, как один, они бестолковы. Напротив. Все они таланты. И любовь их к слову, желание высказаться нетривиально и красиво приводит к изобретению терминов раньше, чем происходит осмысление понятий. Потом в прокрустово ложе неологизма каждый пытается втиснуть собственное представление о явлении, нимало не заботясь о том, чтобы оппонент вел речь о том же самом. И выходит вавилонское столпотворение. Кузьмин с его "Вавилоном" ни при чем...

Самые гордые заявляют:

        "...если Сетература и не признана де-юре как художественное направление, она де-факто выросла в отдельную отрасль культорологии со своей обширной теорией." (1)

Это странно. Ведь в трех с лишним десятках статей "теории" только в "Сетевой словесности" (а сколько еще понаписано!) речь - за редким исключением - идет о литературе. Иногда о гипертексте. Еще реже о мультимедиа и гипермедиа.

Удивительно, но теорией в этой "теории сетературы" вообще, честно говоря, не пахнет. Где определение понятий, терминология, классификация, выявление определяющих свойств, формулировка законов развития, прогнозирование? Ну, не мне же - недокандидату нелитературных наук - напоминать маститым "сетераторам", ныне отцам-основателям, а некогда обычным программистам, инженерам и прочим научным работникам, чем научное прогнозирование отличается от фантастики. И от прочих эссе, манифестов и мыслей по поводу...

Самое смешное, что, по большому счету, литераторам на все несуразности и нестыковки плевать. Им бы языки почесать, да перед собратьями по цеху покрасоваться.

А кроме литераторов никому это вообще неинтересно.

Вот такая вот актуальность исследования.




2. Чего тут не будет

Много чего не будет. Я постараюсь избежать, насколько сие возможно, теории сетей в чистом виде, протоколов функционирования локальных, региональных, глобальных компьютерных сетей и прочих чисто литературных аспектов.

Не будет здесь рассуждений и о "литературе в сети". Только определение этого понятия. А о том, кто там профессионал, кто дилетант и прочая, прочая, пусть судят-рядят Кузьмин (2, 3) с Быковым (4) и Дорфман (5).

Не будет - по возможности - ни литературных, ни сетевых примочек. Пресловутой интертекстуальности, бесчисленного множества гиперссылок (только в цитатах, и в качестве списка использованных источников), ненужных копирайтов и утомивших всех смайликов. Голая, гм, правда!

Почему я так делаю? Просто хочется, чтобы оппоненты ознакомились непосредственно с моими соображениями, а не бросались проверять каждую фразу по гиперссылке на другой конец земли. Там ведь можно и на порнушку наткнуться. И никогда к первоначальной статье не возвратиться. Вот дочитаете - и выясняйте на здоровье, что и у кого я спер, а что сам наврал.

Чего не будет еще?

Собственно, не будет научного исследования. А вы чего хотели? Чтобы я застолбил тему, написал диссертацию и выкатил ее на защиту в ученый совет Интернет-академии? Так там же не понимают в этом деле ни хрена. И не должны. Их роль - организовывать, представлять, лоббировать е.с. А в перерывах между заседаниями нетленки сочинять. Да и мне - по аналогичной причине - некогда серьезными изысканиями заниматься. Хотя идея весьма заманчивая: материал обширнейший, тропы нехоженные. Можно стать основоположником нового научного направления, школы; в конце концов, организовать Академию Сетературы, Союз Сетераторов, членские взносы...

Э-э-э. Стоп. Мы уже договорились, что этого не будет.




3. Что мы имеем?

Желание. Желание поковыряться в огромной куче мусора. И это уже немало.

В мусоре есть жемчужины - множество публикаций, в которых уже обрисованы различные аспекты вопроса исследования. Сразу соглашусь со всеми разъяренными их авторами: все, что я собираюсь сказать, вами уже сказано. Все, что я могу подумать, вами уже решено однажды и на века. Более того, я нагло намерен воспользоваться вашими гениальными мыслями.

Одной малости только не хватает имеющейся "теории" - упорядоченности. Нет мало-мальски стройной системы взглядов. Даже предмет споров так и не определен однозначно.

Ко всему этому мы имеем обширную зону пересечения множества смежных и не очень областей, нестыковку терминов, расплывчатость понятий и нежелание прислушаться друг к другу.

Чтобы перегавкиваться с будущими критиками сего скромного труда, я - по замшелой научной традиции - определюсь с терминологией и обрисую ограничения, при которых мои дальнейшие рассуждения будут иметь смысл.

Итак:



литература - творчество, которое пишется буковками или иными значками (символами, литерами). Неважно где. На бересте, папирусе, в изд-ве "Вагриус", на заборе, на прозе.ру.

При этом я специально не акцентирую внимания на неведомой мне в данном термине "-туре". Наверняка, это какой-нибудь приблудившийся суффикс. Но в мои задачи не входит исследование происхождения терминов. Так что пусть - в данном контексте - это будет именно признак "творчества" - вида человеческой деятельность, производящего материальные вещи (звуки, изображения, книги, скульптуры, соборы и проч.), воздействующие в основном на чувственную, эстетическую ипостась человека. Подобное творчество относится к сфере духовной. (В отличие от человеческих творений же, направленных на более утилитарные потребности: жрать, прятаться от дождя, ветра и холода... Их обычно относят к сфере материального производства).

Есть еще ряд уже устоявшихся терминов, без которых мы не обойдемся в нашем исследовании:

текст - некое множество литер. Он может быть и бессмысленным. А может содержать некую смысловую информацию (вообще об информации - чуть позже). Если в тексте заложен смысл, то - при восприятии его читателем - текст может апеллировать либо к разуму (информативные, научные тексты), либо к вышеупомянутым чувствам и попадать под определение продукта творчества. Если он отвечает требованию творчества, он и является основой литературы;

медиа - нечто информативное (отсюда: масс-медиа - средства массовой информации). Вид информации (визуальная, звуковая, да хоть тактильные воздействия!) не оговаривается;

мультимедиа - такой способ организации информационного воздействия, когда на бедного потребителя одновременно выливается ушат сведений, представленных в разных видах: тексты, изображения, фото, видео, звук. Запах не удосужились пока широкомасштабно использовать. Но и до этого дойдем.

гипертекст - способ организации текста (и вид текста), появившийся с внедрением в жизнь компьютерных технологий обучения. Дает возможность читателю, работающему с одним текстом, мгновенно получить на экране другой (чаще всего, поясняющий, раскрывающий смысл некоторого понятия глубже, чем текст первоначальный). А затем вернуться обратно и продолжить чтение основного текста. Глубина "вложенности" текстов формально не ограничивается. Связь текстов между собой организуется с помощью гиперссылок (линков). Ссылки могут быть и перекрестными;

гипермедиа - способ организации мультимедийной информации по образу и подобию гипертекста.



Ничего нового пока не сказал. И не собирался, честно говоря. Хочу лишь обратить внимание, что к "литературе" из вышеперечисленных способов организации и представления информации относится лишь "творческий" текст. И, пожалуй, аналогичный гипертекст. По определению. Извините.

Зачем я весь этот огород городил? Так ведь всем известно, что никому не известная "сетература" являлась первоначально гибридом "сети" и "литературы". Причем от последней осталось лишь египетская "ра" и определенная уже нами "тура". (Соображаете, к чему клоню? Соображаете...).

Но охватил я отнюдь не весь огород. "Сеть" совсем неогороженной осталась. Посему - продолжим:

сеть (прочь, прочь сразу приходящую на ум сказку о золотой рыбке, сетевое планирование и прочую литературно-научную ахинею!) - в узком, интересующем нас смысле, это лишь некоторое число компьютеров, соединенных между собой линиями связи. При этом существует нечто, позволяющее пользователю одного из этих компьютеров пользоваться ресурсами других. К этому "нечто" относятся специальные устройства, специальные программы и специальные стандартные соглашения - протоколы обмена информацией. Лично мне - по бурной юности - более знакомы протоколы милицейские, а о сетевых я упомянул для одного только. Чтобы тонко намекнуть: наименование протокола, с помошью коего связаны между собой все творения гипотетической "сетературы" - http - абревиатура фразы, в переводе с буржуазного на отечественный звучащей как "протокол пересылки гипертекста". Никакого знакомого уже термина не заметили?

интернет - то, что обитатели этой среды называют панибратски "сетью" или "паутиной" - всего лишь глобальное объединение разнородных компьютерных сетей. Топологически представляет собой сравнительно небольшое количество "узлов", соединенных магистралями связи, к этим узлам цепляется множество узелков, связанных линиями менее мощными, к каждому из которых - подключаются тьмы и тьмы обывателей, стремящихся к бессмертию, желающих отметиться в истории. Как? Очень просто - создать свой собственный "сайт".

Здесь мы ступаем на скользкую тропу неустоявшейся и по сю пору интернетовской терминологии. Рискуя быть оплеванным со всех сторон, просто назову понятия, которыми я буду пользоваться: сервер - один из узелков сети, предоставляющих потребителю некоторую услугу; веб-сервер/www-сервер (ВС или лучше все-таки WС?) - сервер, предоставляющий услуги по хранению и пересылке гипермедиа информации. Файл, хранящийся на ВС и могущий быть открытым для доступа любому пользователю сети - веб-страница (Вс). Это не обязательно гипермедиа и даже гипертекст, может быть изображение, классический текст... В предельном виде это может быть даже пустой файл. Совокупность Вс, связанных гиперсылками и объединенных по какому-либо (неважно: тематика, авторство и проч.) признаку, как правило, физически размещаемая на одном ВС - и есть пресловутый "сайт". А вот совокупность сайтов, достаточно тесно взаимодействующих между собой, имеющих множество точек входа и выхода из/во внешний по отношению к сети мир, плюс некое организующее начало - я бы обозвал порталом. Причем к нему не стал бы предъявлять драматического требования "единства места". Специалисты могут мне возразить. А мне - наплевать.

Еще мы имеет тот факт, что каждый, создающий сайт, волен наполнить его любым информационно-смысловым содержанием. Подчеркиваю: любым. Это важно для последующих рассуждений.

Пока же отмечу лишь, что изначально сыр-бор разгорелся вокруг сайтов, куда рвущиеся в историю любители литературы стали выкладывать страницы собственных нетленок. И первоначально вопрос ставился именно так:

    являются ли тексты, размещенные в интернете, ЛИТЕРАТУРОЙ?

Выяснению этого вопроса и посвещена львиная доля упоминавшейся "теории". Кто сомневается в моей кристалльной честности, судебной беспристрастности и прирожденной порядочности - нижайше прошу ознакомиться с первоисточниками: статьи Кузьмина, Фридман и Вербицкого, Левина, Быкова, Дорфмана и т.п.



Самое последнее, что мы имеем на текущий момент - огромный, размером с интернет, вопрос.

    Можно ли считать литературное творение, размещенное на сайте - "СЕТЕРАТУРОЙ"?

И еще пару - из него же вытекающих: если да (или нет), то почему? если не любое, то как отнести их к той или иной категории?

Вот теперь я могу с полной уверенностью заявить: все вышеизложенное ни на шаг не придвинуло нас к пониманию гениального термина "сетература".




4. Что хотим иметь?

Да, вроде бы, ответ на вышеупомянутый огромный вопрос.




5. Как получить желаемое?

Внимательнее присмотреться к тому, чего в упор не замечаем.

Для начала - к самому термину, вокруг которого кипят страсти.

Повторение известно мать чего. Итак, еще раз, по буквам: "с-е-т-е-р-а-т-у-р-а". Короче: "сете-ра-тура".

Про "туру" мы уже как-то незаметно для себя все уяснили. Речь о творчестве.

"Ра" - явный атавизм. Или рудимент? Неважно. Пережиток прошлого, а точнее - остаток от "литеры". Буквочки уже вроде бы изжили, но намек в новом термине все же сохранился. Более или менее оправданно можно полагать, что таинственная сетература все-таки некое отношение к породившей ее литературе иметь должна. Но каким видим мы не побочное, а основное ее наполнение? "Сете"вым, ясен пень. Смешно, но и это понимают почти все.

А дальше начинается сплошной волюнтаризм. Подходов к понятию "сетевой" литературы ровно столько же, сколько самих подходящих.

Лично мне очень мил приблизительно такой:

        "Кому-то эта литература виделась как многослойная чащоба текстовых ссылок: пойдешь направо - счастье найдешь, налево - коня потеряешь, а вот тебе клубочек, и так дальше, дальше, прыг-скок, по буеракам и оврагам в тридевятое царство. Или, например, можно будет исполнить давнюю мечту, и вытащить-таки Анну Каренину из-под паровоза. Интерактивность называется.

        К счастью, вовремя выяснилось, что литературу такого рода давно и успешно лепят производители ролевых игр и квестов, гребут на этом бабки, но литераторами себя называть при этом стесняются." (6)

Здесь, как минимум, имеется представление о том, что:

    - отдельные, присущие сети моменты, еще не делают литературу сетературой;
    - отдельные, присущие литературе моменты, не делают того, что барахтается в сетях, литературой.

И чтобы определиться, наконец, что же есть "сетература", хорошо бы уточнить, а какие-такие "моменты" вообще присущи двум ее составляющим.



Начну с того, что любой текст (из которого "состоит" литература) - информативен. В общем случае информация, с одной стороны, представляет собой степень неоднородности распространения материи в пространстве и времени (акцент тут на источнике возникновения информации), с другой, является свойством материи, тесно связанным с понятием отражения (а здесь акцент - на способе получения информации).

Обратите внимание на то, что между "писателем литературы" и читателем прослеживается явственная информационная связь. Не замечали? Догадайтесь с трех раз, кто в этой связке источник, а кто приемник и интерпретатор информации...

Кстати, об интерпретации.

Вообще говоря, любая информация состоит из набора элементарных информационных единиц (квантов), причем каждая из них обладает потребительской стоимостью (качеством) и характеризуется содержанием, формой, пространственным расположением и временем. Если уж писать научный труд, то нельзя упустить возможность начертать хотя бы одну формулу:


i = [{s},{f},{l},{t}]


Каждая из характеристик в процессе функционирования может меняться. Соответственно и процессы преобразования могут быть: содержательным, формальным, коммуникационным и временным.

Не буду углубляться в дебри. Вести глубокоумные речи об энтропии, о семантических и прагматических характеристиках информации, которыми оперируют при содержательном информационном преобразовании. Отмечу только, что - уж поверьте на слово - в информационной системе АП (автор-потребитель), к которой и относится литература, да и любое искусство, имеют место:

    - восприятие автором некоей информации и ее содержательная переработка (создание "новой" информации - произведения);
    - восприятие потребителем "новой" информации и ее содержательная переработка (получение собственной интерпретации произведения. А также всяческих побочных эффектов: радости, удовольствия, отвращения и т.п. - эмоций, и как следствие: учащение сердцебиения, перехваченное дыхание и прочие неприятные физиологические моменты).

То есть меняется содержательная сторона информации.

Формальный аспект преобразования включает в себя вопросы, связанные с кодированием и декодированием, структурированием, документированием, а также организацией хранения и выдачи информации. Эти литературные аспекты решали традиционно издательства, оптовые склады и книжные магазины.

Вопросы управления информационными литературными потоками, как и вопросы актуализации и старения подобной информации фактически не касались читательского представления о "традиционной литературе".

Что же в сложившийся веками порядок вещей привнесла сеть?

Возьмите любой задрипанный учебник, посвещенный компьютерным сетям. Вы непременно найдете там, помимо прочих самых разнообразных свойств сетей (их только ленивый не выявляет), два ярковыраженных. Отличающих сеть от прочих технических устройств и комплексов:

    - распределенная обработка данных;
    - коллективное использование сетевых ресурсов.

Я не придумал ничего умнее, нежели связать именно определяющие свойства сети и наш сакраментальный неологизм.




6. Что же получается?

Получается, что благодаря этим свойствам сети - о самом общем случае - обеспечивается много чего, в том числе:

    - повышение надежности (за счет интеграции ресурсов - в сетях высокий уровень неявного резервирования);
    - возможность специализации отдельных узлов сети на определенные функции и задачи;
    - реализацию распределенной своевременно актуализируемой базы данных в полном сответствии с принципами ее единства и минимизации;
    - совместный доступ к общим данным в масштабе времени, близком к реальному
    и прочие технические преимущества.

Под прочими я подразумеваю те, от которых ни литературе, ни неведомой сетературе ни жарко, ни холодно. А вот перечисленные нам пригодятся. Хотя бы потому, что внимательно на них взглянув и слегка поразмыслив, можно сделать вывод, что основные приоритеты сетей направлены как раз на организацию коммуникационного и временного преобразования информации.

То есть информационная система "автор-потребитель" (ИСАП) с развитием компьютерных сетей, и в первую очередь интернета, становится функционально полной. И традиционная литература (совокупность буковок), придя в сеть, имеет шанс стать "сетературой", если воспользуется теми возможностями, которые сеть ей предоставила.



Самое время теперь, имея основные термины и определения, кое-какие представления о сети, ее свойствах и преимуществах, попытаться сформулировать для себя понятие "сетературы".

Вероятно, речь идет о творчестве ("-туре"). То есть об информационном круговороте в ИСАП.

В некоторой степени это творчество должно быть основано на кодировании информации специальными символами - литерами (дань тому самому "ра").

Итог творческой деятельности - сетературные произведения должны допускать возможность проведения над информацией, в них заключенной, содержательного, формального, коммуникационного и временного преобразований. Как традиционно литературных, так и "сете"вых.

Итак, общее определение.

"СЕТЕРАТУРА" - основанный на использовании письменности вид творчества, конечный продукт которого (произведение) может размещаться на разнесенных в пространстве узлах компьютерной сети, видоизменяться (редактироваться) во времени и быть доступным многим потребителям из разных мест одновременно.

Под письменностью здесь понимается применение символов (литер), кодирующих человеческую речь.



Что нам дает наличие определения? Несколько основных признаков, по которым сетературную нетленку можно отличить от прочих. То бишь отделить козлищ от агнцев, зерна от плевел, а традиционную литературу и новомодный флэш-арт от "настоящей сетературы".

Признаки дают возможность классифицировать, разложить сетературные творения по полочкам, выделить направления, по которым развивается сетература и даже прогнозировать новые. Причем, не от балды, как это любят делать фантасты-литераторы, а на строгой логической основе.



Попытаюсь перечислить наиболее важные, на мой взгляд, признаки сетературного произведения, на основе которых можно проводить идентификацию и классификацию.

  1. Принадлежность к "творчеству" (в смысле, определенном в третьей главе. То есть реклама виагры, навязчивое предложение купить кирпич или отдохнуть на Канарах не канает).
  2. Использование литер в качестве главного инструмента.
    Тут поясню, пожалуй. Если буковки есть, но играют вспомогательную роль (подписи под картинками в игрушке Алексромы на темы Комара и Меламида (7)), то вряд ли можно относить его превосходное творение к сетературе. А в Жердевской страшилке (8) - напротив - на них все и основано. Однако, сетература ли это - тоже еще вопрос.
  3. Применение гиперссылок (кстати, линки - неотъемлемый атрибут сетературы. Ибо их наличие означает, что эта нетленка может быть разнесена по сети, даже если это пока по различным соображениям не сделано). Гиперссылки должны быть перекрестными. Перекрестность определяет границы сетературного произведения.
  4. Наличие динамики (возможность изменяться во времени).
  5. Употребление мультимедиа.
  6. Количество авторов.
  7. Транспарентность авторов.
  8. Тип обратной связи потребителя с автором (пассивная - читатель имеет возможность довести до сведения автора свое впечатление от работы, высказать совет или просьбу; активная - читатель может выступать в качестве соавтора, редактируя сетературное произведение).



Теперь я позволю себе обратиться к читателям с просьбой высказать собственные соображения по поводу этих самых признаков. Я обдумаю, дополню, исправлю... Потом. Если захочу. И вы получите яркий пример динамической наукообразной литературы с пассивной обратной связью. Но не сетературы. Почему?

А вот почему.

Ни один из признаков не является достаточным, чтобы произведение, им обладающее, было отнесено к сетературе.

Но первые три признака являются необходимыми, ибо только их совокупность отвечает определению сетературы. Необходим и распределенный доступ к сетературному произведению, но в качестве признака выделять его нецелесообразно, поскольку такой доступ всегда обеспечивается самой сетью. Динамика же относится не к определяющим, а лишь к классификационным признакам. По той причине, что автор сам определяет необходимость актуализации информации, содержащейся в его бессмертном творении.



Ну, что?

Попробуем воспользоваться итогами наших рассуждений? Попробуем.




7. Ну, и что?

Не так уж и мало для начала.

Во-первых, теперь я смело могу утверждать, что вопрос, вынесенный в заголовок данного опуса, неправомочен. Только недобрые дяди со стороны могут противопоставлять творчество и сеть. Если же "сетературу" понимать так, как я ее определил, вообще исчезает необходимость спорить о ее существовании.

СЕТЕРАТУРА ЕСТЬ.

Это новый вид творчества, корнями погруженный в литературу, но использующий новые технологии, которые без сети попросту невозможны.

Качество этого творчества оценивать будет продвинутая часть литературоведов и подрастающая когорта сетературоведов. Одним из первых в их ряды вольется Вернер Схелтйенс (9), уже влезший в это безнадежное дело. (Вырваться будет значительно сложней). Они придумают свои критерии; будет непременно приниматься в расчет художественность образов и прочая ахинея, которой оценивается любое творчество, помимо чисто технических параметров...



Во-вторых, даже то, что мы имеем сейчас, вполне можно применять на практике.

По горячим следам определим место новой работы Жердева в сонме ей подобных: "Драма в лесу" (8).

По пунктам:

  1. Да. Творчество.
  2. Угу. На смысле, заключенном в буковках "А" и "У", и на их нехитрых комбинациях все и построено.
  3. Гиперссылок нет.
  4. Динамики нет. Нет - в том смысле, что автор не позволяет в данном случае ни себе, ни тем более читателям (смотрителям?) оперативно вносить изменения в произведение. Он сам может, конечно, приляпать еще кусочек (положим, какое-нибудь "уа", символизирующее рождение, потом превратить в "ау". Далее - по "тексту"), но это будет уже скорее новое произведение, а не редакция старого. Типа повесть разрослась в роман.
  5. Да. Используется текст, звук, анимация, тыры-пыры.
  6. Автор один.
  7. Реален.
  8. Пассивная обратная связь.

Так, ну, и что? При всем уважении к Жоре, имеем творческую мультимедийную "презентацию", перфоманс, который можно (?) отнести к "кибературе" (кто бы еще разобрался с этим термином), размещенный на одном из сайтов сети. В данном случае речь о "сетературе" не идет, что и без моих научных выкладок понятно. Но зато с ними - обоснованно!



Могу сделать еще один сакраментальный вывод.

Гестбука - не сетература!

Почему? Пробежимся по пунктам.

  1. Спорно. Некоторые сообщения в гостевых несомненно являются творческими актами. Но даже на литературных сайтах в гестбуках хватает бытовых сообщений, рекламного спама и ругани, которая тоже порой творчески виртуозна, но отнести ее к явлениям культуры моя рука не поднимается.
  2. Да. Сплошные буковки. Чаще всего повторяются три. Иногда в сочетании с фамилиями известных сетевых деятелей.
  3. Линки бывают. Достаточно часто даже на литературные произведения. Но не перекрестны.
  4. Динамична. Более того - существует и функционирует в реальном времени.
  5. Используется слабо. Только в оформлении (мелькающие баннеры), да изредка умельцы какую-нибудь фишку типа открытки воткнут.
  6. Авторов зачастую больше, чем читателей.
  7. Чаще виртуальны, нежели реальны. Даже приветствуется создание оригинальных персонажей. Один автор может создавать несколько персонажей. Несколько реальных лиц могут выступать под одной маской. Злоумышленники могут натягивать чужое платье (создание клонов), что не приветствуется сетевым этикетом (нетикетом).
  8. Тип обратной связи: активная. Любой желающий может продолжить мысль, высказанную собеседником, либо опровергнуть, сподвигнув стороннего наблюдателя на собственное высказывание и т.д.

Что получается? Пункты 4,6,7,8 очень "сетевые", но не совсем творчество, во-первых, и локально размещаемое, во-вторых. Увы...

Можно, конечно спорить. И по поводу "творчества". И по поводу "локальности". Уверять, что назвать оппонента козлом - высокое искусство. Говорить, что гестбука изначально должна быть висящей именно в одном месте доской, на который любой заглянувший издалека может прочесть написанные разными людьми объявления и оставить свое. Да. Но коллективный доступ - то, чем обладает любой объект сети. Поэтому данным свойством нельзя пользоваться для классификации. Иначе сетератором по этому признаку станет и седобородый граф, ибо его романы в сетевых библиотеках вроде бы есть.

Но гестбука уже является отличным вспомогательным средством и традиционному литератору, вышедшему в сеть, и сетератору. Она уже используется как инструмент пассивной обратной связи (Это не ошибка. У самой гестбуки, как объекта исследования - связь активна. А прикладное ее использование - как раз для организации пассивной связи в ИСАП).

Теоретически гестбука вполне быть может использована, как составная часть сетературного произведения. Первый шаг в этом направлении уже сделан: закрепление за каждым литературным произведением в сетевых конкурсах своей гостевой книги. Догадываетесь, каким должен быть следующий?..



... Сей скорбный труд близится к логическому завершению. По крайней мере забрезжил свет в конце тоннеля. Чтобы эффектно поставить точку, дело за малым. Осталось тыкнуть пальчиком в "сетературное произведение", которое, якобы, есть, и показать, что оно-то как раз и отвечает всем, предъявляемым мной требованиям.

А еще неплохо бы перечислить, какие виды сетературы могут существовать в зависимости от разных значений перечисленных выше признаков.

Этим и займемся.



* * *

        "Иллюзии насчет того, что она (сеть - прим. автора) породит какую-то новую, небывалую литературу или заменит литературу бумажную (насквозь продажную, как полагают в рифму наиболее яростные сетераторы), давно и благополучно почили в бозе. В том, что никакой особой сетературы не существует, сходятся даже такие антагонисты, как Борис Кузьминский и автор этих строк - впрочем, крайности вечно сходятся" (11).

Может ли наука противопоставить хоть что-нибудь этому безапелляционному заявлению?

Достаточно легко заметить, что автор приведенного высказывания в очередной раз полемизирует сам с собой. Говоря за оппонента, он приписывает тому глупость, которую сам же затем "опровергает". Ему кажется, что блестяще. Возможно. Но на самом деле мало-мальски разумный собеседник вовсе не будет уверять, что "сеть должна породить небывалую литературу", "заменить литературу бумажную", и что "существует особая сетература".

Зная определение обычной (а не какой-то там особой) сетературы, можно утверждать, что яростный критик в данном случае вновь пытается оспорить наличие в сети особой литературы. Об этой литературе нет возможности судить в рамках моей скромной работы. Впрочем, особой литературы действительно нет. Об этом тоже спорить как-то странно. Есть новый способ публикации обычных литературных опусов. Да новый тип связи авторов друг с другом и с читателями. Этого уже немало, однако недостаточно, чтобы так вот яриться.



А "сетература - основанный на использовании письменности, вид творчества...". Далее - по тексту определения. Новый вид творчества, заметьте. Автор упомянутой обличительной речи вполне может судить и его - а кто ж ему запретит? - но тогда уж он не имеет права подменять понятия...



Но где же, где таинственная сетература?

А вот где.

Начнем постепенно:


    Юрий Нестеренко. "Комок сонетов". (12)
    1)-да; 2)-да; 3)-да; 4)-нет; 5)-нет; 6)-один; 7)-реален; 8)-пассивная ОС.
    Диагноз: гипертекст. Реализованный полиэкранно.

Сетература. Хиленькая пока. Не в смысле художественной ценности, разумеется. Ее оценивать я не собираюсь. А в смысле соответствия критериям. Только первых три - да. Остальное - не в масть. Но все же сетература? Да.

Любой художественный гипертекст с определенной натяжкой уже относится к сетературе. Об этом давно и не раз уже говорил Леха Андреев (13). Но, во-первых, литературные критики не слишком к нему прислушиваются, а дудят в свою дуду. И не утихают в сети литературоведческие диспуты... Во-вторых, он обосновывает три отличительных свойства жанра "невозможностью переноса на бумагу". И тут же приводит примеры доэлектронных гипертекстов. Как от этой натяжки избавиться?

Только волевым решением. Принять раз и навсегда постулат: соответствие нетленки первым трем классификационным признакам означает ее принадлежность к сетературе. По той простой причине, что такое творческое произведение, основанное на использовании письменности, МОЖЕТ быть разнесено в сетевом пространстве. И если бы у Борхеса или Набокова была возможность пользоваться сетью - они бы в своих гипертекстовых опытах предпочли бы ее бумаге. А вопрос размещения сетературной работы на одном сайте или на разных определяется целесообразностью...



Сейчас начнется... Уже началось...

Поскольку обещал избегать гиперссылок, придется скопировать прямо сюда возражения оппонента:

        > сетература - вид творчества, использующий свойства, присущие лишь сети.

        Нестеренковские сонеты прекрасно будут чувствовать себя на любой дискете. Так же, кстати, как и Борхес, и Набоков. Эти сонеты можно было сочинить и 10 лет назад, ничего не зная об интернете, а взяв за образец гипертекстовую справочную систему, скажем, моего любимого в те годы редактора Multiedit.

(Поясню сразу, что оперативные отклики на публикацию частей сего опуса можно отыскать в архивах моей персональной гостевой в Сетевой Словесности (17)).

Верно. Объяснил бы кто только: какое свойство этих сонетов позволяет при необходимости разбросать их по разным узлам сети?..

Что? Кто это кричит радостно: "А зачем?"?..

Да низачем! Вернитесь к пятой главе моего бессмертного труда. И убедитесь еще раз, что творческая информация, содержащаяся в сетературе, должна иметь возможность подвергаться преобразованию не только по s (как традиционная литература), но и по f, l и t.

Иначе это и не сетература, собственно говоря.

Без применения гиперссылок коммуникационного преобразования получить не удастся. Формальный же аспект преобразования информации реализуется непосредственно сетевой операционной системой и не требует от сетературы наличия специальных для того приспособлений. А вопросы старения и актуализации этой сетературной информации вообще решены самим фактом размещения произведения в сети.

И мы вынуждены либо объявлять сетературой любое попавшее в сеть литературное произведение, руководствуясь наличием в данном случае преобразований f и t, чего явно недостаточно, либо согласиться, что единственным критерием, определяющим возможность коммуникационного преобразования, является гиперссылка.

        Леха Андреев с самого начала был не прав, поставив гипертекст во главу сетературы - на это ему было указано тогда же, по горячим следам, в обсуждалке :)

Вот и получается, как ни странно, что Леха был прав с самого начала. И я гм... гм... научно это доказал! Пусть оппонент попробует обосновать свою точку зрения аналогичным образом...

Только не "во главу", а лишь как уникальный технический признак, отсутствие которого однозначно вычеркивает любого претендента на гордое звание сетературного произведения.

        Это важный инструмент, но по его наличию-отсутствию нельзя судить о принадлежности к жанру, иначе к образцам технической сетературы (есть же техническая литература?) придется отнести все виндосовские хелпы.

        > По той простой причине, что такое творческое произведение, основанное на использовании письменности, МОЖЕТ быть разнесено в сетевом пространстве.

        Ну, это, имхо, вообще ни в какие ворота. Если Борхес МОЖЕТ жить на бумаге (и прекрасно делает это уже столько лет) - сетература ли это?

Единственное, о чем тут вообще можно спорить: где провести границу, отделяющую сете- от несете- по степени соответствия выделенным мною восьми признакам. Очевидно, что на первые три вопроса должен быть дан положительный ответ (иначе спорить не о чем). Именно эту - нижнюю - границу я и принял, объявив Нестеренковский "комок" сетературой. И считаю это разумным по вышеизложенным причинам.

Можно, естественно, считать сетературой вообще только то произведение, которое максимально отвечает всем восьми требованиям. Тогда мы будем вынуждены констатировать, что в явном виде такого сетературного произведения пока не существует.

Попытки же расположить границу где-то между приведут к нескончаемым спорам: должен ли быть один автор или несколько, нужна ли мультимедийная компонента и т.п. до бесконечности. Но мы сегодня это, увы, уже имеем.



Поэтому я с радостью соглашаюсь с Жердевым: да, "виндосовские хелпы" - образец примитивной технической сетературы. Самой первой ее стадии, чуть-чуть еще недосетературы, если хотите "локальной сетературы" - той, что нецелесообразно разносить по разным узлам сети. И такое разнесение никогда не будет сделано. Но МОЖЕТ!

Неужели страшно признать такое допущение? Почему? Потому, что раньше никто так не делал?

Да, Борхес МОЖЕТ жить на бумаге. В виде буковок. Поэтому его произведения и называются литературой. Но если творческий гипертекст МОЖЕТ жить в сети, то он и сетература тоже. Неужели не лестно вести родословную от великих? Причем их сетература - опять же примитивна (Стоп, стоп! Не бейте! Я ведь не о художественной ценности...).



И еще одно возражение апологетов "динамичности и незавершенности" предвижу. Вот, мол. Даже дурацкую статью некоего Рябова сеть позволяет тянуть во времени. И по ходу дела дает возможность переругиваться с противниками.

Так что же? Это явные признаки сетературы?

Увы. Нет. Скрипя зубами и пером, утирая пот с натруженного на благо будущей сетературы лба, я вполне мог не вывешивать эту статью в сеть частями. Более того, я вообще мог публиковать ее на бумаге. (Иной вопрос: кому она там нужна? Впрочем, как и здесь).

Если бы мне необходима была обратная связь, я бы отправил Жоре письмецо с нашей неспешной почтой, через месяц получил бы ответ и точно так же вставил бы его реплики в текстовку статьи. А?



Итак, чтобы всех еще разок проняло:

Если я могу читать размещенное в сети произведение, общаться с его автором, даже править его (произведение, разумеется, а не автора), если я могу читать бесконечные его продолжения или бесчисленные его редакции и т.п. - все это ВОЗМОЖНО сетература.

Если я могу считывать фрагменты произведения, размещенные в разных уголках сети, но воспринимать при этом его как единое целое - это НАВЕРНЯКА сетература.

Насколько отвечает она восьми требованиям - каждый вполне может определить самостоятельно.

Мне дальнейшей классификацией заниматься уже скучно. Разве что когда-нибудь, на досуге...

Поэтому вместо того, чтоб и дальше раскладывать по полочкам имеющиеся сетературные опусы, предлагаю любителям на досуге прикинуть, чем, допустим, "Жидкое стекло"(14) отличается от, скажем, гипер-романа (15) ...

А я попытаюсь ответить еще на один вопрос.




8. Так что же будет?

Будет сетература.

И каждый, пользуясь предложенным инструментом, сможет определить относится ли какой-либо творческий акт в сети к сетературе. И если да, то к какому ее подвиду: "локальная" или "распределенная", "статическая" или "динамическая", "гипертекстовая" или "гипермедийная", "моноавторная" или "коллективная", "транспарентная" или "виртуализованная" и т.д. и т.п...



Сетература будет развиваться.

В одной из немногих работ, посвященных действительно теории сетературы (16) - с анализом и научными обобщениями - сделана попытка и спрогнозировать дальнейшее развитие этого творчества. Вплоть до распространения сетературного произведения до размеров всей сети. Возможно, такой подход не лишен оснований. Наверное, так и будет.

Не исключено также, что и сама сетература - явление краткосрочное. И вскоре погибнет. Это произойдет, как только авторы поймут, что готовый образ сильнее воздействует на потребителя, нежели его зашифрованное закорючками отображение (ну, положим, портрет героя вместо описания, какие у того были оттопыренные ушки). В этом смысле "алексромовая" "кибература" является прообразом такого нового творчества. А сетературу он давно отправил в "последний рейс" (1). Но кибературе предстоит еще научиться быть сетевой.

Разумеется, полностью не исчезнут ни литература традиционная, ни сетература будущая, но теснить их будет другое, более яркое, настырное, динамичное творчество...

Будет. Но послезавтра. Ибо сетературе есть пока куда развиваться.



В качестве попытки обрисовать перспективку применю известный в математике метод "от частного к общему", который на практике обычно выливается в не менее известный "на пальцах".

В роли пальца выступлю сам во всей красе.

Как, положим, я сам - без ансам... - могу соорудить сетературное произведение, сетевой текст (секст)?

Из восьми постулатов следует, что необходимо некоторые фрагменты текстов связать друг с другом перекрестными гиперссылками.

Удобно воспользоваться при этом уже размещенными в сети текстами, желательно такими, чтобы имели они точки соприкосновения: общий персонаж и т.п. По счастливой случайности "их есть у меня". Это повесть "Партизаны" и несколько "воспоминаний" одного постаревшего героя этой повести - Григория Рифова. Рассказики деда Грини размещены в "Словесности" и в "Сосисечной", повесть - в прошлом конкурсе "Арт-ЛИТО". То есть литературные нетленки размещены в разных местах сети.

Чтобы явилось миру некое сетературное произведение достаточно в тех местах каждого из рассказов, где есть упоминания о событиях, описанных в другом тексте, поставить гиперссылки. И если дед Гриня в "Виртуале" помянул изобретателя системы РЖС Колдрекса, а в "Антисексисте" ссылается на это изобретение, то ссылка тут вполне уместна. О покушении на диктатора и о взрыве гранаты, перенесшей Гриню из одной реальности в другую, упоминается и в "Антисексисте" и в "Виртуале", а само покушение описано в "Партизанах". Сам бог велел сделать гипертекст. Ссылка должна указывать именно на момент покушения, но давать также возможность и прочесть байку о "партизанах" целиком, если у читателя возникнет желание...

Размер такого сетературного опуса будет определяться тем, насколько ссылки позволяют возвращаться к произведению, с которого читатель начал гипертекстовое путешествие. Ибо вполне допустимы и ссылки на другие сексты и тексты.

Пояснение для непонятливых: чтобы был единый опус - ссылки должны быть как от "Виртуала" к "Партизанам", так и навстречу. В данном случае это можно устроить, хотя и с некоторой натяжкой: дать ссылку на один из рассказов из того места повести, где говорится, что тела Грини после взрыва не нашли.

Правда, у меня несколько выпадает из этого конгломерата "Попутчик", в котором нет отсылок к прочим перечисленным нетленкам. Зато из него легко сослаться на упоминаемый Ширяновский "Пилотаж". Там же есть упоминание о библиотеке Мошкова...

Ага! Вот тут-то сразу и всплывают из глубин подсознания ненужные сомнения: а вдруг читателю интересней про пилотажную "прештупную мать", нежели про старпера Гриню? А попав в обширную библиотеку, вернется ли нормальный любитель жанра к судьбе "партизана", если у Максима есть антиутопии Веллера или Кабакова...



Амбиции и неуверенность, сомнения эти и думы горькие странным образом трансформируются в кое-какие соображения и выводы. И подозреваю я, что буду писать очередную главу, а не то, что намеревался излагать дальше.



А хотел я дальше описать нехитрое преобразование гипертекста в гипермедиа: вставка звуковой дорожки, как в кинофильм. Тихая сопровождающая музыка с тональностью, соответствующей ситуации, ссылки на реальные музыкальные фрагменты там, где таковые упоминаются (например, баллады "Deep purple" в "Партизанах"), звуковые эффекты...

Вообще, на самом деле, можно писать скрипты для линейных участков секста. Хочет читатель сам листать страницы и кликать по ссылкам - флаг ему в руки; не хочет - выбирает удобную скорость просмотра. В одном окошке - либо бегущая строка, либо меняющиеся текстовые страницы, в другом - меняющиеся в соответствии с заданным темпом фотографии, видеофрагменты... Эдакий фильм с субтитрами наооборот.

Затем - открытие гостевой, где каждый читатель может высказать собственные соображения по поводу прочитанного, пожелания и советы автору: какая сюжетная линия, к примеру, заинтересовала и как ее следует продолжить, добавить ли видеоряд и куда, или убрать лишние, отвлекающие е.с.

И, как финальный мажорный аккорд: открытие доступа ко всем файлам секста на всех узлах сети, чтобы любой желающий мог ставить свои ссылочки на собственные фрагменты этого воистину всеобщего произведения…



Вот так бы я мог фантазировать, но не буду этого делать. Потому как - заврался. Вы заметили?

Не в том смысле заврался, что такого быть не может. Да запросто. Просто я отвлекся от "научной" составляющей в дебри ненаучной фантастики. Впрочем, как ни странно, мои фантазии движутся в русле еще одной вполне научной статьи (18). Где предполагается, что сетература примерно такой и будет. Вечной и бесконечной. И всем прямо-таки необходимой... Интересно, а какой она будет на самом деле?

Так что, рискуя превратить в вечно-бесконечную собственную статью, я, пожалуй, попытаюсь в последней главе ответить на последний вопрос.




9. И какой же будет эта сетература?

Не знаю.

Явно не такой, какая она теперь. Хиленькая, зачаточная, которой "большие дяди" отказывают в самом праве на существование...

Но подозреваю, какой она не будет. Точнее, какой она не должна бы быть.



Во-первых. Секст НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ БЕЗРАЗМЕРНЫМ.

Психологи утверждают, что нормальный человек способен одновременно следить, не ослабляя внимания, за пятью (плюс-минус два) объектами (читай: сюжетными линиями, главными героями и т.п.). Это - норма. Меньше - скучно, больше - тяжело, а значит тоже скучно.

Принимая во внимание то, что секст, возможно, будет создаваться в течение долгого времени и многими авторами - он неизбежно начнет обрастать побочными ветвями сюжета, будут появляться новые персонажи, даже эпизодов с главными героями будет становиться все больше и больше...

Георгий Далилович много внимания уделил этому феномену в своей статье (18). Он, правда, пишет о гипотетическом гипер-романе, но учитывая средства, которые используются для его написания (иллюстрации, аудиосопровождение, видеовставки е.с.) - мы оба ведем речь о сетературном произведении (сексте). Понимая, что секст с абсолютно свободным доступом как на чтение, так и на запись, обречен на безразмерность, Георгий предлагает будущим сетератором разнообразные уловки, в том числе "провокацию, доведенную до уровня мистификации" для привлечения внимания читателей.

Моя же точка зрения по этому вопросу следующая: безразмерный секст никому, кроме самих авторов, не интересен. Правда, авторов будет много. Возможно, вырастет новый тип автора: писатель-читатель (питатель), который и будет подпитывать жизнь безразмерного секста. Не исключены и читатели, которые изредка будут включаться в творческий процесс и дописывать тот или иной фрагмент секста (их можно обозвать чисателями). Но их интерес будет ограничиваться околосебяйным пространством. Однако, есть масса людей, которые не хотят, не умеют, не любят писать. Те, кто увлечен музыкой, разумеется, могут найти себя в звуковом сопровождении секста. Но у музыкантов и своих проектов хватает. На подобное произведение смогут переключиться и те, кто не в состоянии жить без сериалов. Но почитатели мыльных опер тоже не пожелают растекаться мыслью по древу и следить будут лишь за жизненными линиями нескольких полюбившихся героев. Традиционный же читатель, забредший в сеть, в скором времени потеряется в бесчисленных ссылках и потеряет всякий интерес к сексту. Не верите? Посадите не-интернетного знакомого читать РОМАН или Паутину...

Возможно, что и такая форма секста будет иметь практическую полезность из-за ее "общеподдерживающей терапии" (термин Далиловича), однако, как и большинство лекарств, секст в таком виде будет полезен, но невкусен.

Нет необходимости соединять в универсальный инструмент отвертку с отбойным молотком. Проще иметь-таки разные жанры сетературы, в рамках которых создавать ограниченные (размером, временем, количеством авторов и т.д.) сексты, которые будут интересны - каждый своей группе читателей (сетателей).



Следствие из "во-первых": из секста нежелательны ссылки на внешние источники информации. Здесь "внешние" - те, откуда нет ссылок для возврата в секст.



Из такого понимания проблемы следует, что:

Во-вторых, секст НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ БЕСКОНЕЧНЫМ ВО ВРЕМЕНИ.

В-третьих, автором секста НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЛЮБОЙ ЖЕЛАЮЩИЙ.

Я соображаю, разумеется, что вновь нарываюсь на упреки. Как же так: снова дискриминация. Снова кто-то будет решать, кого пущать, кого - нет...

Ничего подобного.

То есть, конечно, решать будут, не пущать будут. Но не кто-то. А бог и царь любого творческого акта - автор. Или авторский коллектив.

Никто ведь не сомневается в праве режиссера подбирать на роль определенного артиста из многих. Поскольку именно у него есть какой-то там загадочный режиссерский замысел, о котором никто не догадывается, пока не увидит конечный продукт. (Впрочем, часто сие остается тайной и после просмотра фильма.)...

Ассоциации с кинематографом явно не случайны. Фильм - всегда результат коллективного творчества. Этому искусству уже больше века - и за это время накоплен опыт такого труда, которым грех не попользоваться. В традиционной литературе тоже нетрудно найти аналогию : толстый периодический литературный журнал. Редколлегия и творческий административно-технический коллектив, подобный съемочной группе - вот то, что нам надо.

Грех не попользоваться - и попользовались: умнейший вездесущий Далилович.

Должен признаться, что считаю его статью (18) самой детальной проработкой схемы создания секста. Я не собираюсь ни соперничать с Георгием, ни опровергать его, тем более, что со многими его высказываниями, предположениями и прогнозами согласен полностью.

Однако, не могу не заметить, что:

1) он сам, ратуя за минимум ограничений, предлагает, однако, достаточно жесткую организационную структуру творческого коллектива с редколлегией во главе.

Это очень разумно и вполне соответствует моему "в-третьих". Только таким образом возможно оградить секст от бесталанных или явно провокационных похабных фрагментов. Более того, даже общую гостевую книгу, если она будет являться элементом связи "питателей" с потребителями, то есть с потенциальными соавторами, необходимо будеть сделать модерируемой, и оставлять лишь те записи, которые укладываются в понятие "к вопросу о даном конкретном сексте". Иные записи придется безжалостно удалять, ибо в ином случае мы имеем три варианта: или тошнотворно-анальные вау-импульсы, или, напротив, общение обитателей гестбуки на высоком творческом уровне, отвлекающем от непосредственно секста, или, что самое вероятное, обычный повседневный треп, который - по опыту сайта "Сетевая Словесность" - тоже зачастую привлекает больше внимания, нежели то произведение, к которому гестбука прикреплена. Полюбопытствуйте в статистике.



2) Георгий представляет секст в виде развивающейся открытой системы; при этом осознавая, что часть героев, поворотов фабулы, сюжетных линий (а следовательно и авторов, которые за эти сущности ухватились) - останутся невостребованными. И будут оседать в архивах, "умирая". То есть признает наличие жизненного цикла (ограниченности во времени) у фрагментов гиперромана. А читателю предлагается с помощью навигации самому выбрать из перипетий сюжета милых сердцу героев, время их действия, возможно, место е.с.

Аналогии и здесь просты: попробуйте выбрать в ресторане блюдо из меню, объемом, ну, хотя бы в полторы тысячи страниц. Полагаю, что либо вообще голодным останетесь, либо закажете то, что уже пробовали раньше, или, в конце концов, наугад пальчиком ткнете. И не факт, что вам понравится собственный выбор. Тогда в другой уж раз в этот кабак - ни ногой.

Впрочем, разумно попросить совета у официанта... Взять то, что он подаст...

Пипл хавает то, что ему дают! Эта фразочка может быть лозунгом нынешнего российского шоу-бизнеса. Но, уверяю вас, те ребята знают, что делают. И не надо напрягать непосильным выбором большинство сетателей, чтобы вовсе без них не остаться.

А с течением времени объем неограниченного секста будет расти, выбор усложняться...

Продолжать?



То есть, декларируя возможность развивать гиперроман до бесконечности, своими конкретными предложениями Далилович как раз и навел меня на мысли о неизбежности ограничений сетературного произведения по всем трем основным параметрам: по объему, продолжительности активного периода (то есть периода, когда секст может пополняться, видоизменяться е.с., в отличие от пассивного - когда его можно только читать), и числу соавторов.



Ну, и на что будет похожа такая сетература?

...На сайт.

Нет, я не призываю считать сайты, даже посвященные литературе, произведениями сетературы. Хотя бы по той причине, что ни один из них не подойдет по определению.

Но, скорее всего, сексты, по крайней мере те, которые появятся в ближайшее время, будут внешне напоминать эти сетевые гипермедиа-образования. Поскольку сайт почти всегда отвечает восьми требованиям, предъявляемым к сетературе. За исключением второго. Все-таки чтобы секст был секстом, надо видеть, воспринимать и переживать из-за того, что написано этими изжившими себя закорючками, именуемыми буквами.

И если создание сайта вообще - несомненно акт творческий, пусть для кого-то и рутинный, то творчество это все же больше техническое. А автор секста должен достучаться до читателя силой слова, а не теми мультимедийными примочками, которые уже есть и которые вскоре появятся.

И вообще. Как бы ни развивалась сетература дальше, как бы ни вырастала из декларируемых мной ограничений, какие бы новомодные технические средства не использовала, каких бы фенечек на себя не навешивала - уверен в одном:

от текста в этом творчестве мы никуда не денемся. Иначе это будет совсем другое творчество...




10. Что же в итоге?

Почти ничего.

Сделана попытка определиться с терминологией.

Предложено определение сетературы.

Выбраны восемь признаков, которые можно использовать для идентификации и классификации сетературных произведений.

Сформулированы три ограничения, которым должны отвечать будущие сексты.

Ну, очень тонко, почти незаметно - под видом взгляда в будущее - разрекламированы собственные нетленки...

На все это ушло около пятидесяти тысяч тех самых буковок, о которых я так радел.

Можно было ограничиться десятком строк...



Зачем я все это делал?

А хрен его знает...




11. Заключение

Всем известно: судить о том, что такое литература, можно Быкову, а не нам.

Кузьмин, разумеется, будет возражать. Но это их личные, а не сетевые, проблемы.

Пусть по вопросу существования литературы в сети они и спорят.

А вот о том, существует ли сетература, спорить попросту незачем. Слава провозвестника "сетературы" принадлежит Лехе Андрееву. И он с флагом в руках возглавляет шествие нового вида творчества по просторам паутины, все гуще опутывающей наш небольшой шарик.

Никто не может оспорить и приоритета Алексромы и Жоры Жердева в кибературе.

Невзирая на любые попытки их проклассифицировать, они регулярно выкладывают в сеть свои забавные инсталляции и даже ухитряются побеждать в смежных областях (7).

А жизнь идет вперед.

И всякое литературное произведение, любой живописный шедевр, каждая бессмертная симфония, даже эта скромная статейка - суть лишь тщетные попытки если не остановить мгновенье, то сделать слепок текущего, безвозвратно утекающего момента.



Поэтому огромная просьба не воспринимать мою раздутощекую писанину серьезно. Однако, вопреки моему же необдуманному заявлению во втором разделе этого неподъемного труда, можете считать данную работу скромной диссертацией на соискание ученой степени доктора сетературных наук.

Впрочем, вы, я вижу, и сами это понимаете :)




12. Список использованной "сетературы"



Спасибо за терпение.



© Геннадий Рябов, 2001-2017.
© Сетевая Словесность, 2001-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность