Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Предисловие
к переводу Антологии современных
североамериканских хайку
"Мгновение хайку"



NOTES TOWARD AN INTERNATIONALIZATION OF HAIKU

by Bruce Ross



In September 2003 I joined a group of haiku poets from the United States, Canada, England, Hungary, Croatia, and Japan to follow Basho's "Oku no hosomichi" trail in Japan. Some of us spoke Japanese, but many did not. Most, however, had some command of English. A week and a half on a bus with twelve or so international haiku poets and support staff made me feel like a member of the pilgrimage depicted in Chaucer's "Canterbury Tales." We were on a pilgrimage and literally stopped at many temples and holy sites, each of us being respectful and mindful in his or her way. Such a shared experience, particularly in our shared readings of haiku, made me aware of the vital importance of world haiku.

A haiku poet can today feel that he or she is part of a worldwide haiku community. Haiku is now being written on every continent except Antarctica. In Southeastern Europe, haiku appears to be the most widely written form of poetry. In fact, it is possible, given that most American students have been asked to write at least one haiku, and that millions of Japanese write haiku, that haiku may be the most widely written specific form of poetry in the world. A number of wonderful haiku journals, both in print and online, are presently being published in many languages, usually with English translations. There are also many fine international haiku anthologies. There are a number of industrious international haiku clubs. And there are frequent international haiku meetings and contests.

Clearly there is a world haiku. Should all such haiku be the same as to form and content? This question includes the issue of the longstanding divisions between traditional and modern haiku in Japan, the birth mother of the form. It also takes into account the idea that haiku should develop within the context of a given country's own language and culture.

Although there are universal aspects to nature and humanity, the subjects of haiku, haiku is the poetry of the particular. Therefore a haiku poet's task, wherever he or she resides, is to explore the particulars in his or her daily life and to express those feelings in his or her own language.

But concentration on these particulars, these moments that are haiku, could be even more important. I have read essays suggesting that for some haiku is the only authentic way to connect with their environment. Many of us are living under the "postmodern condition" in which our reality is deconstructed before our own eyes. We are drawn into virtual realities and made to absorb simplistic and programmed ideas about what constitutes our reality or should constitute it. In an all too real way we, our very feelings, are being programmed. Haiku can help us to reconnect to our lives. A modern Russian poet has expressed this malady poetically as the "nostalgia for the present."

We do not want our humanity to be one-dimensional. We want to and need to connect to our authentic nature and the authentic nonhuman nature that surrounds us and to which we are a part of. We are not fish unaware of the water they survive in. We are able, through haiku, to connect with the cycle of seasons, weather patterns, flora and fauna, and our particular cultural environment in authentic ways.

Traditional haiku was founded on feelings connected with nonhuman nature and their interrelationship. Two feelings in one haiku are made to interact. The reader or listener is left with the job of completing this connection, this "absolute metaphor." In effect haiku and world haiku builds up a poetic grammar of authentic feeling.

As a modern Zen master living in America has said, "When you understand one thing through and through, you understand everything." The world haiku community can indeed promote our human authenticity on this planet. By focusing on the things around them, one at a time, in the language they know, haiku poets can moreover learn deep and wonderful, and sometimes playful, things about nature and human life.



4 April 2003




ЗАМЕТКИ  ОБ  ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ  ХАЙКУ


В сентябре 2002 я и группа поэтов хайку из Америки, Канады, Англии, Венгрии, Хорватии и Японии решили повторить путь Басё "Оку но хосомити". Кое-кто из нас знал японский, многие - нет. Зато большинство могло хоть немного объясниться по-английски.

Всего через полторы недели, проведенных в автобусе с дюжиной поэтов хайку из разных стран, я почувствовал себя одним из паломников, описанных Чосером в "Кентерберрийских рассказах". Как настоящие паломники мы замирали в храмах и святых местах, и каждый из нас, по-своему, был полон уважения и внимания к ним. Этот опыт совместного переживания, в особенности же - совместное чтение хайку, заставило меня осознать жизненную важность хайку в нашем мире.



Сегодня поэт хайку может чувствовать себя частью всемирного сообщества.

На всех континентах, кроме, разве что, Антарктиды, теперь пишут хайку. В Юго-Восточной Европе хайку, кажется, стали самой распространенной формой поэзии. Более того, если мы вспомним, что большинство американцев написали хотя бы одно хайку в школе, или что миллионы людей в Японии пишут хайку, то, возможно, окажется, что хайку - это самая распространенная форма поэзии во всем мире. Сегодня в печати и в интернете публикуется масса замечательных хайку журналов на самых разных языках, часто с английскими переводами. Кроме того, выходит множество международных антологий хайку. Активно работают интернациональные хайку-клубы. Постоянно проводятся международные встречи и конкурсы.

Очевидно, что искусство хайку всемирно. Но должны ли все хайку быть похожи по форме и содержанию? Этот вопрос относится и к давнему разногласию между традиционными и современными хайку в самой Японии, прародительнице жанра. Он (этот вопрос) также связан и с другим - должен ли жанр хайку развиваться в контексте языка и культуры каждой отдельной страны.

Хайку, хотя и исследует универсальные стороны природы и человеческой сути, все-таки является поэзией особенного, частного. Поэтому задачей поэта, где бы он ни был, является умение почувствовать нечто уникальное в каждом дне жизни и выразить эти чувства на своем родном языке.

Невозможно переоценить важность этой внутренней концентрации на особенном, мгновенном. Я читал несколько эссе, в которых говорится о том, что для некоторых людей хайку - это единственный настоящий способ связи с окружающим миром. Многие из нас живут под влиянием "ситуации постмодерна", где реальность распадается на части прямо на глазах. Нас затягивает в виртуальные реальности, мы усваиваем упрощенные, заданные извне понятия о том, из чего состоит наша действительность и какова она должна быть. Без особого преувеличения можно сказать, что во многом наше "Я", наши чувства и реакции программируются. Хайку может помочь нам восстановить связь с нашей жизнью. Один из современных русских поэтов лирически назвал эту болезнь "ностальгией по настоящему".

Мы не хотим, чтобы человеческая суть была одномерной. Мы можем - да что там, нам просто необходимо прикоснуться к сокровенному в нашей внутренней, внешней и окружающей нас природе, частью которой мы и сами являемся. Мы же не рыбы, не ведающие, что они живут в воде. Мы можем, посредством хайку, по-настоящему познать времена года, погоду, растительный и животный мир, равно как и нашу собственную культуру.

Традиционное хайку началось c восприятия природы и связи между ощущениями внешнего и внутреннего. В каждом хайку переплетены оба эти чувства. Читатель или слушатель должен суметь сам найти эту "абсолютную метафору" и продолжить связь. Таким образом, каждое хайку и весь мир хайку создают поэтическую грамматику настоящих чувств.

Как сказал один современный дзен-учитель, живущий в Америке: "Когда ты понимаешь что-то одно, но в совершенстве - ты понимаешь все." Мировое сообщество хайку может помочь жителям этой планеты осознать свое подлинное человеческое "я". Более того, поэты хайку, сосредоточиваясь по очереди и без спешки на предметах вокруг себя, узнают много чудесного, глубокого, а иногда и забавного о природе и человеческой жизни.



Перевод E.S. Watertank
при участии Елены Козаржевской и Михаила Сазонова




© Брюс Росс (Bruce Ross), 2003-2018.
© E.S. Watertank, Елена Козаржевская, Михаил Сазонов, перевод, 2003-2018.
© Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность