Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



      СТИХОТВОРЕНИЯ

      *МП-140
      (На Украине Западной, в районе Березновском...)
       
      *МП-190
      (Перемешавшись с гарью площадей...)
       
      *МП-100
      (Так старательно чеканил для меня...)
       
      *МП-216
      (Гражданка Хрыстич, урожденная Собачиц...)
       
      *МП-129
      (На Аха ты похож, а я - на Оха...)
       
      *МП-161
      (О старец из далекого села...)
       
      *МП-125
      (Их были мириады, и вот сверкнула пропасть...)
       
      *МП-242
      (Так и манит отборными ценами ЦУМ...)
       
      *МП-189
      (Испаряются волны фанатов, любителей, модников...)
       
      *МП-205
      (Я когда-то в парном молоке Чертороя...)
       


        МП-140

        На Украине Западной, в районе Березновском,
        а может быть, под Киевом, в районе Ирпеня
        в саду играли школьники. Насобирали воска
        да хворосту, да ветоши - и сделали меня.
        Тут грянул громовой раскат - и ливень зашуршал в листве;
        сад опустел в мгновение - исчезли все гурьбой...
        Рыдая, сообщили мне классические розы две,
        что дети впопыхах меня забыли взять с собой.

        Раскланявшись с настурцией, гвоздикой и геранью,
        собрав пожитки жалкие, покинул я свой сад,
        и в мир такой заманчивый глаза мои бараньи
        глядели и надеялись, что все пойдет на лад.
        А вы, мои создатели, за эти годы выросли;
        как варежки, меняете машины и дома...
        Наверняка не помните, кто в слякоти и сырости
        лежал, где зрела терпкая, как жизнь моя, хурма.

        Вы нынче предлагаете мне роскоши различные,
        дворцы и автотехнику, поездки в казино -
        да вот моя конструкция соломенно-тряпичная
        гласит, что и шутом мне быть, пожалуй, не дано.
        Я спал среди лесных коряг на простыне из доллара;
        не съел меня ни лев еще, ни тигр, ни барс, ни волк -
        я лишь в своем блондинистом шипучем "Лондаколоре"
        купался и расчесывал волос белесый шелк.

        Скривился, видя облик мой под дубом, даже леший,
        и больше в преисподнюю манить меня не стал.
        Я, может, сам когда-нибудь приду к нему с депешей,
        в которой сообщу ему: "Какой же ты нахал!".
        От нынешнего голода вы сами стали тощими,
        а мне не надо сладостей - мне правды бы вкусить!
        Не стану вас я спрашивать, за что вы слабых топчете,
        зачем меня вы сделали, хотелось бы спросить.

        Попробуй доказать теперь, что все это серьезно!
        Начитанная, умная не верит ребятня
        о том, что было век назад близ города Березно,
        а может быть, под Киевом, в районе Ирпеня.

        _^_



        МП-100

        Так старательно чеканил для меня
        Высший Разум неподкупную свободу,
        шлифовал, словно напильником, до блеска -
        и засунул результат мне в генотип.
        Но и дьявол был, как видно, не дурак:
        он пипетку окунул в святую воду,
        стала клейкой та вода, и кругозор мой
        боком смазанным к троллейбусам прилип.

        Пару пятен, пару клякс - и мир готов.
        "Заходи! - услышал я. - Чего же мешкать?"
        Этот мир был легок, хрупок и прозрачен -
        и непрочен, словно полиэтилен.
        Показалось, что вообще не свете нет
        столь дурацкого явления, как спешка...
        И родился не калекой, и не в силах
        перед транспортом отважно встать с колен.

        В перспективе ждет меня одна страна:
        там свобода, говорят, цвета и краски!
        Там запреты по подземной почте к черту,
        а идею и уверенность - с собой.
        Лишь троллейбусов коснется разговор -
        начинаю я вести себя по-рабски,
        и свобода в сердце плачет крокодилом
        от такой идеологии слепой.

        Сквозь небьющийся колпак, куда ни глянь,
        по природе группы радостных туристов
        бодро ходят, и нектаром разнотравья
        так и веет от зеленых джемперов.
        А под этим колпаком, где я сижу,
        вслед за "мыльницей" проносится "тиристор" -
        и, повизгивая жалобно, он просит:
        "Отвлекись от наших штанг и номеров!"

        Хорошо, что дал мне знать Сенной базар,
        какова на вкус лесная земляника.
        Чаще думаю о том, что, вероятно,
        мне бы следовало вырасти в селе.
        Высший Разум мне твердит: "В конце концов,
        блага жизни - для тебя, и ты - владыка!"
        Но смущаюсь я в ответ, и семя рабства
        сорняком произрастает на земле.

        Обещаю, что я сам сумею кран
        перекрыть, чтоб больше страх не тек по жилам.
        Я пословицу старинную запомнил:
        захотелось атаманом стать - терпи!
        Только очень вас прошу: не надо мне
        в мозг свободу силой вдалбливать зубилом:
        дайте выехать отсюда - и поеду
        "Шевролетом" по некошеной степи...

        _^_



        МП-129

        На Аха ты похож, а я - на Оха.
        Возможно, так велела нам эпоха.
        На мотоцикл садишься - рад и пес
        знакомому гудению колес.
        Надеюсь я, ты помнишь этот мультик,
        где чистил Ах сноп солнечных лучей,
        а Ох-ворчун замкнулся в мертвом культе -
        и хоть по голове зубилом бей.

        Берешь лопату - рады даже свиньи.
        Пьеро так был не рад своей Мальвине.
        Картошечку копаешь налегке -
        "любота" на полянском языке.
        Строгаешь доски - рады даже козы:
        чего ж грустить? В работе нет вреда.
        Никто не знал моей метаморфозы -
        ведь охом был таким я не всегда.

        Я в детстве думал: быстро все освою
        и вверх пойду дорогой столбовою,-
        достаточно лишь только, чтоб была
        рука длиннее дрели и сверла.
        Что значит детство!.. Я не горевал бы,
        когда бы прав был в этом хоть на треть!
        Сейчас моя рука длинней кувалды,
        а толку, что она висит, как плеть?

        На Оха я похож, а ты - на Аха.
        Но, чтобы избежать большого краха,
        все клетки столь уверенно твердят,
        что крах настанет, когда грянет ад.
        Ах с Охом - это только лишь комедия,
        игра похожих слов, а вот в аду
        такие раздаются междометия,
        каких никто не слышал на роду.

        _^_



        МП-125

        Их были мириады, и вот сверкнула пропасть -
        пещера, а возможно, открывшийся кингстон.
        Ромашки, апельсины и остальная кротость
        "Пишите письма!" - крикнули - и на небосклон...

        Не тьма, не легионы и даже не гугол:
        клянусь своим здоровьем, их были мириады!
        Страны фантазий ярких заманчивый посол
        провозгласил их верным сюжетом для баллады.

        Их были мириады... Вы спросите - чего?
        А кто их, право, знает... Частичек безымянных.
        Лишь знаю, что они излучали волшебство,
        и розы расцветали от них на свежих ранах.

        Бултых! - ушли в трубу... Я думал, телескоп,
        но запах в этих трубах - сантехника сплошная...
        При них я был поэтом. Без них я - землекоп:
        копался в редких рифмах, а нынче грунт копаю.

        А в грунте - ничегошеньки, кроме мириад
        обглоданных больших невзрачных кочерыжек,
        как символ аксиомы, что нет пути назад...
        Красивый горький рок, торжественно-бесстыжий.

        И как под кожуру запретного плода
        без спросу вдруг мое забралось любопытство?!
        Я слышал, как журчала пахучая вода,
        которая просила: "Выпей из копытца!"

        А выпить мне нетрудно - и на глазах у вас
        несчастный круторогий вегетарианец;
        я пил простую воду - не пиво и не квас -
        меня не упрекнешь, что я из рода пьяниц.

        Шныряет, как по райским рощам птицелов,
        тот ветер, что мечту на радостях развеял.
        Их были мириады... Чего? Да просто слов,
        которые я знал тогда, когда не блеял.

        _^_



        МП-189

        Испаряются волны фанатов, любителей, модников...
        Я один не меняюсь, под Питера Пэна кося.
        Затерялся мой луч меж Теличкой и островом Водников -
        незаметный и тихий, но в нем кровь и плоть моя вся.
        Комсомол опрокинут вверх дном, пионерия съедена,
        носорожьи глаза вышибал стали рыскать в метро...
        С неземной ностальгией напомнила энциклопедия,
        как во имя грядущего гнали мы план ГОЭЛРО.
        Грешным делом представлю Отрадный нетронутым хутором,
        где, не зная фосфатов, над лугом жужжали хрущи,
        и отвечу судьбе, приказавшей мне стать дистрибьютером:
        "До конца кайнозоя мужчину во мне не ищи!"
        Быть мальчишкой -награда. Болезненно быть неприкаянным.
        Неужели не ясно, что если к брюнетам примкну, -
        луч романтики сразу отвергнет такого хозяина
        и от стрижек штампованных даст стрекача на Луну?!
        Понимаю, что плата растет за нетронутость имиджа:
        на братишек моих все суровей с годами лимит...
        Рэкетиры звереют от правил, что созданы ими же:
        без добычи остаться угроза над ними гремит.
        Шевелюра моя опрометчиво взбесит охранника
        казино "Рэд & Блэк" на пропахшей вином авеню;
        лишь тому, кого в хохот повергнет их глупая паника,
        я дарю золотой гладиолус и жму пятерню.
        У Днепра есть нетронутый холмик, детьми облелеянный,
        с идеальной пропорцией горно-хрустальных пород.
        Он не в честь юбилея ЧК и не имени Ленина;
        там мальчишек Господь из цветочной пыльцы создает.
        И, когда разыщу, соберу их по мере возможности,
        мы наполним пунцовой разметочной краской ведро
        и украсим бессмертным призывом майдан Незалежности:
        "Мужики, превращайтесь в мальчишек и сейте добро!"

        _^_



        МП-190

        Перемешавшись с гарью площадей,
        от вязкой лимфы высыхали фибры.
        Зевал во сне рассвет-прелюбодей,
        а ветер по степям писал верлибры.

        Тончайший дождь звенел по кораблю,
        где два баклана танцевали польку...
        И в этом сельском клеверном хмелю
        мне исполнялось - страшно вспомнить сколько.

        Всем этим чудом Вовка управлял -
        мой снежный барс и мой ушастый гоблин;
        а я мечтал доплыть до корабля,
        ни к дрейфу, ни к ветрам не приспособлен.

        Сквозь дождь я посылал привет стрижам,
        но через миг очнулся в едком смраде,
        как будто в два ноль пять задребезжал
        будильник, запылившийся в шухляде.

        Покуда снился рай, сменилась власть:
        вон Костик вместо Вовки тучку лепит...
        Его нога безжалостно впилась
        в комочек нервов, в их извечный трепет.

        Не слышно гулких птичьих увертюр,
        и не зовет лесник на посиделки,
        и даже старой лампы абажур
        тускнел и гас, почуяв дух подделки.

        Я сам мечтал, чтоб Костик занял трон,
        не разглядев, что прячется под кожей
        один сплошной нейлоновый нейрон,
        ни для чего природного не гожий.

        Забудь о прошлом, Вовка, но представь
        себе пейзаж за склянкой кока-колы:
        с бумажных роз картонного листа
        пьют купорос пластмассовые пчелы.

        _^_



        МП-216

        Гражданка Хрыстич, урожденная Собачиц,
        по телефону созвала своих подрядчиц,
        помпезно высморкалась, выставив жиры
        от дряблых щек до набухающей икры;
        сопящим носом затхлый воздух пылесося
        и смачно выплюнув на блюдце хвост лосося,
        заговорил в ней обезумевший бульдог:
        мол, слушать старших - твой святой сыновний долг!

        Сначала сник я, как скворчонок, что подстрелен,
        на четвереньки встал при виде грозных фрейлин,
        охотно веря, что они, наверняка,
        авторитетны и мудры до мозжечка.
        Чтить старость - долг... Но почему же долг сыновний?
        Быть сыном каждой - кем закон сей установлен?
        Чтоб на любую из растяпистых миног
        похожа мать моя была - избави Бог!

        Уже прощал им было алчную крикливость:
        ну, ладно, думаю, - неврозы; ладно - климакс;
        им отвязаться бы, по норам разползтись -
        и там бы век перемножать хвосты мантисс,
        но как же так! Высокочтимые персоны -
        и чтоб мозги мне не дырявить пуансоном!
        "Мы позаканчивали вузы... Мы мудры!.."
        Взглянул в конспекты - Боже, сколько там муры!

        Вы страстно рвались в руководство, пани Хрыстич,
        чтоб хохолки мальчишкам форменные выстричь.
        Не как наставника вас племя наше чтит,
        а как добытый в миоцене сталактит.
        О вашей старости потомки отзовутся...
        Хоть вы и вовсе не из нашего кибуца,
        но в каждой клетке разожгли протеста жар.
        Пока вы живы, жив и наш памфлетный жанр!

        _^_



        МП-161

        О старец из далекого села,
        страдающий склерозом и гангреной!
        Ты хочешь, чтобы доброй дочь росла -
        Зачем же ты назвал ее Лореной?

        Укутанный ватиновым тряпьем,
        лежишь, не в силах сдвинуться, на койке.
        Дочь за тобой охотится с ружьем
        и труп отца брезгнет убрать с помойки.

        Несчастный ты старик! Она ж тебя
        вот в эту сбросит сточную канаву...
        Но, бешеную дочь свою любя,
        промолвил мудрый сельский Дон Густаво:

        - Ты прав. Но у меня уже был сын,
        отнюдь с Хуаном Карлосом не схожий.
        Надежд не оправдав и на алтын,
        гангрену он мою лишь приумножил.

        Я избивал его и умолял,
        чтоб в людях он не выделялся дурью,
        чтоб он учился, с девками гулял
        и честь мою берег, бровей не хмуря.

        Но у него такая развилась
        апатия к кино, науке, спорту,
        что я, едва восьмой он кончил класс,
        решил: да ну его, пошел он к черту!

        Мой сын до самой смерти продолжал
        играть в любимый с детства паровозик;
        в последний миг мой брат его застал
        в младенческой и пародийной позе.

        Ружьем и пулей дочь мне не страшна -
        и так я скоро стану горстью тлена...
        Пропал мой сын. Так пусть же хоть она
        машину водит лихо, как Лорена.

        _^_


        МП-242

        Так и манит отборными ценами ЦУМ
        богачей к побрякушкам и крепким бальзамам.
        Что ж ты тринькаешь свой капитал, толстосум?
        Полюби же мою горемычную маму!

        Все равно ж просвистишь свой земельный надел:
        сын убит, дочь погибла на харьковской трассе...
        Часть машин ты уже в казино прогудел;
        хоть шкафы да ковры сохранить постарайся!

        Разместив у залива грядой гаражи,
        с исполкомом за место под солнцем скандалишь.
        Может, ты и достоин меня пережить,
        но с таким безразмерным циррозом седалищ...

        Подарил бы поэту потертый седан
        да удрал от болячек в горняцкий поселок...
        Ты всерьез, что ли, жаждешь любви от путан?
        Нуварыш дарагой, не смеши перепелок!

        Мать соседских проныр принимала в постель:
        инженера, врача, адвоката - самцы ведь!
        Удаляла зародыш спустя пять недель,
        но вкусила всего - от мацы до сациви.

        А сыночки! Взгляните на Юркин прикид
        или Сашкин - пацан пацана колоссальней!
        Лишь для детского глаза слегка ядовит
        сероватый цвет брюк с цветом джипа в ансамбле.

        Не поклонник машин я - скорей фетишист
        фаэтонов, что в паводке бездны размылись.
        Бью челом пред тобою, фирмач: распишись
        с госпожой, из которой когда-то я вылез!

        Поделись содержимым швейцарских сберкасс:
        дай избавиться маме от вечной рутины!
        Мы лишь соков накупим, сыров да колбас,
        дабы весело справить твои девятины!

        _^_


        МП-205

        Я когда-то в парном молоке Чертороя
        находил манускрипты с планеты Мимоз.
        Брат по разуму сетовал: "Лето сырое,
        а не то я тебя насовсем бы увез".
        А пионы твердят, что не мог он от влаги
        заболеть на планете, лишенной греха,
        и беззвучная память под слоем бодяги
        шлет сигналы за тысячи лет до Р.Х.
        Край блаженства, бледнея от лунного снега,
        после райской сюиты напряг демпфера.
        Молоко вместе с кровью солдат-печенегов
        повернуло в нирвану из русла Днепра.
        Черторой, утопающий в илистой хляби,
        мне напомнил вчера: обещанье дано
        не подкидышем, найденным в листьях кольраби,
        и не жалким шутом из немого кино.
        Тот, который за мной прилететь не решился
        при Навуходоносоре плюс-минус год -
        по осанке донской, по улыбке чеширский -
        до сих пор, видно, чинит космический флот.
        Приближаются к нужной волне аппараты:
        восемь, семь...
            Два, один...
              Долгожданное: "Пуск!".
        Только хватит ли слез, если слезет по трапу
        вместо брата-спасителя - скользкий моллюск?..
        Я же помню, как вальс, успокоивший нервы,
        был внезапно обрублен на вздернутом "ре".
        Чтоб заметить, что он неестественно прерван,
        вовсе незачем быть комиссаром Мегрэ.
        Прерван подло, как жизнь модельера Версаче:
        видно, мысль толкователя снов не пуста.
        Мне же снились дворцы надувные...Ты плачешь?
        Вот и мне без братишки - хоть прыгай с моста.
        ... Освещает луна глинозем ноздреватый,
        рыбьи всплески, песчаной косы кривизну,
        где надежды - ноль целых и кукиш десятых;
        где, казалось бы, грех слепо верить лгуну.
        Даже Млечная трасса изогнута тильдой,
        словно танков прошелся по ней караван;
        и, встряхнувшись от слез, я смотрю: не летит ли
        ну хоть что-то похожее на космоплан?..

        _^_



        © Вячеслав Рассыпаев, 1999-2018.
        © Сетевая Словесность, 1999-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность