Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



НАДЕЖДА  НА  СПАСЕНЬЕ


* Каменный гость на болотах...
* Мне видится разверстая земля...
* Под сапогами листва умирает быстрее...
 
* Бессилие неначатых слов...
* Над старинным парком завис...
* Которую ночь одержимый...


    * * *

    Каменный гость на болотах -
    Творенье Петра.
    Не в янтаре, а в граните -
    Как бабочка, время.
    Смотрят века, отражая морские ветра.
    А по каналам и рекам снуют катера.
    Это туристы.
    Фотоаппаратное племя.

    Но равнодушен к движению крохотных сих,
    Город статичен;
    Он видел ещё не такое.
    Невские волны налиты свинцом и покоем.
    Тайну хранят и не выдадут,
    Как ни проси.

    Хочешь разгадку? -
    Попробуй на вкус глубину.
    Через перила Дворцового -
    Ласточкой в небо.
    Что там? Какая такая запретная небыль?
    Что за тоска и величие держат в плену
    Тех, кто единожды глянув,
    Увидели Дух?
    Дом ощутили и родину -
    Сумрачный город?

    В длинном пустом коридоре
    Скитается голос.
    Глух и невнятен.
    Влечёт - и пророчит беду...

    _^_




    * * *

    Мне видится разверстая земля.
    Воронка вместо проклятой столицы.
    Запрячусь в самой прорези нуля,
    Уже не тщась достигнуть единицы.

    Сожмусь комочком. Может, пронесёт.
    Зажмурю разум. Время - позабуду.
    Начну шептать мелодии Басё,
    Воображая маленького Будду.

    Беда минует, если очень ждёшь.
    Иначе просто никуда не деться.
    Магнитный смерч, метеоритный дождь,
    Явление железного младенца.

    Затянется вселенская петля.
    Армагеддонское столпотворенье.
    И только в тесной прорези нуля
    Останется надежда на спасенье.

    _^_




    * * *

    Под сапогами листва умирает быстрее.
    Лес обрывает увядшую ткань паутин.
    В средневековье бы умер уже на костре я.
    Время сменилось - я просто остался один.

    Бывший родник переполнен окурками лета,
    Бывшая речка - бутылками из-под любви.
    Бабочка стала сестрой проездного билета.
    Леший по-чёрному пьёт и бомжара на вид.

    Я подойду. Из кармана возникнет поллитра.
    Выпьем, покурим, потом потолкуем за жизнь.
    Возле оврага - сухая раздетая липа.
    Там и останусь, и буду с засранцем дружить.

    Стану его угощать до зимы самогонкой,
    Благо припрятана загодя в дальнем дупле.
    Не соблазняясь мирскою бессмысленной гонкой,
    Перезимую (когда б ещё ноги в тепле!)

    Листья родятся, никак им нельзя не родиться.
    Свежие, клейкие, пахнут, приятны на вкус.
    Каждое утро мне станет эротика сниться.
    Что ни берёза - то женщина в самом соку.

    Вот и хозяин. Призывно махну поллитровкой.
    Пить из горла не хотел - пригрозил молотком.
    Мы закусили-занюхали божьей коровкой.
    Дубль второй - как эстеты - сухим мотыльком.

    _^_




    * * *

    Бессилие неначатых слов.
    Огни святого Эльма - внутри.
    И каждую основу основ
    Разделим без остатка на три.

    Луна в ущербе, но не в долгу.
    Вселенная не имет стыда.
    Гадаю как во сне - на бегу,
    Какого цвета будет беда.

    Зарисовать бы внутренний мир
    Твоей квартиры.
    Жаль, я не вхож.
    От Сан-Франциско и до Перми
    Рассудок скорбный мой не тревожь.

    Пускай живым вернётся домой.
    Не к ночи, ладно. Можно к утру.
    Кивнул согласно мальчик немой.
    А мальчик был тот самый гуру.

    Луна в ущербе, но не в долгу.
    Сопит за стенкой плюшевый кот.
    Графиня убеждает слугу,
    Что завтра утром точно умрёт.

    _^_




    * * *

    Над старинным парком завис
    Месяц - однорогий бандит.
    Купол неба насквозь пробит,
    Словно прохудившийся щит.
    Звёзды кровью капают вниз.

    Мы идём на Остров Любви.
    Впереди щербатится мост.
    Там ещё Венерин форпост,
    Где Амур гнездовия вил.
    Двести лет тому.
    "Оживи!" -
    Я кричу, пытаясь вернуть
    Прежний дух свободы, но нет.
    Покосился и монумент -
    Времени заложник, в плену.
    Тишина - всегдашний ответ.

    Всё равно касаюсь руки.
    Оттолкнула робкую кисть -
    Никаких фривольностей, мол...

    Ну и вечер, ну и дерьмо.
    Ясно, что зверёк не у дел.
    Так бы и ушёл по воде -
    Вот тебе динамо! - домой.

    А рогатый над головой
    Пусть себе творит беспредел.

    _^_




    * * *

    Которую ночь одержимый
    (бессонница - бес!)
    Играю в футбол в пропитавшихся вонью подъездах.
    По лестничным клеткам
    Сознания - знания без,
    Жонглируя ловко мячом проржавевшим железным.

    Голы забиваю легко и красиво, как встарь,
    Хотя облачён в тяжеленный костюм водолаза.
    Рыдают защитники и шестипалый вратарь,
    К тому же больной легендарной болезнью "проказа".

    Партнёры мои (половина из них в кимоно,
    а кто и в доспехах воителей гроба Господня)
    Стоят за воротами, цедят сухое вино,
    Совсем как вчера.
    Это тактика и на сегодня.

    На мне епитимья, поэтому надо играть.
    На прошлой неделе грешил.
    А теперь искупаю.
    Забил, отдышался и снова бегу забивать.
    И что бы вы думали? Правильно!
    Вновь забиваю.

    Фанаты в экстазе (четвёртый и пятый этаж).
    Они на руках понесут меня, бога футбола.
    А штатный святоша - аббат (женолюб и алкаш)
    Пойдёт за орган
    И сыграет похабное соло.

    _^_



© Иван Рассадников, 2005-2018.
© Сетевая Словесность, 2005-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность