Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ВОДЫ  ФИНСКОГО  ХОЛОДНЫ


* Окоёма прозрачной весны не коснуться рукою...
* Переменились времена...
* Всё случится, что дoлжно быть...
* ПАНИХИДА
 
* Все тополя пометил август...
* Нарисую лебедя на окне...
* Разбудили в ночи, хохотали-болтали...
* Нет ни осени, ни весны...


    * * *

    Окоёма прозрачной весны не коснуться рукою.
    Все мелодии сыграны: снег, первоцвет, листопад.
    И кому говорить, чтоб тебя вспоминали такою:
    Мимолётною, снежною, нежною... всё невпопад.

    Расколдованный ветер, играющий веткою голой,
    Самолёт-чудотворец, несущий возлюбленных нам,
    И анютины глазки на клумбе за старою школой
    Вспоминают тебя, повторяют твои имена.

    Помнят каждую букву и пишут на лунной странице
    Буки-веди любви, заклиная далёкий рассвет.
    Лучше поздно, чем так.
          Пересилить, вернуться, открыться.

    Но лежит на ладони холодное твёрдое "нет".

    _^_




    * * *

    Переменились времена
    И город тих.
    На белом свете ты одна
    И нет других.

    В потёмках выйдешь на крыльцо
    Преддверьем дня.
    Луною полное лицо
    Найдёт меня.

    Решать не стану: быть - не быть;
    Пешком уйду
    Туда, где золото судьбы
    Таит беду.

    Без колебаний, без надежд
    В седую даль.
    Ты спросишь, что тебе надеть.
    Скажу: печаль.

    И ветер старые дома
    В клочки порвёт.
    И будет горькою зима,
    Солёным - лёд.

    Нет, не небес достигну - дна.
    Всё - не сбылось.
    На белом свете ты одна,
    Но мы - поврозь.

    _^_




    * * *

    Всё случится, что дoлжно быть...
    За тугой пеленой дождя
    На другой стороне судьбы
    Не оглянешься уходя.

    Бесполезно судить-рядить,
    Тыкать пальцем, кричать: "Вернись!"
    Эка невидаль - уходить.
    Дело верное. Не винись.

    Небо плачет, а ты не плачь.
    Полно хмуриться. Улыбнись.
    Твой девчоночий синий плащ
    Вспоминает:
        летели вниз
    Трижды тридцать апрельских лун,
    Жёлтых бабочек - в белый свет...

    Исполать твоему теплу,
    Уносимому в синеве.

    _^_




    ПАНИХИДА

    Больше в лето не вернётся
    Кто ещё - в продленье ряда?
    Мир беспомощно качнётся.
    Панихида листопада.

    Белый свет иссяк до срока.
    Стихли звёздные хоралы.
    В одиночку - одиноко
    Посреди пустого зала.

    Тишина. Тоска. И тайна
    Посреди сырого леса.
    Не глядите так печально.
    Не грустите. Было - лето.

    Положите соль и порох
    Уходящему в дорогу.
    Скоро - следом. Следом - скоро.
    Заберите тьму-тревогу.

    Путь намечен. Чётко задан
    Той провидицей слепою.
    На закат, на алый запад
    Журавлиною тропою.

    Утром станет небо синим.
    Листопад.
    Глупа обида.
    Не прервать. Не пересилить.
    Длится, длится панихида.

    _^_




    * * *

    Все тополя пометил август.
    Покрасил лаком.
    Где тут Арго и где тут Аргус...
    Не надо плакать.

    Не соглашаются безвинны.
    Бросай монету.
    Твои вторые половины
    Летят по свету.

    Когда луна ополуночит
    И звёзды - долу,
    Прильнёт щенок - почти сыночек -
    Лицом к подолу.

    И не найдёшь печали краше,
    Красы - печальней.
    И тополя, не сняв рубашек,
    Стоят в молчанье.

    _^_




    * * *

    Нарисую лебедя на окне,
    Придыханием изморозь растоплю.
    Все дороги сходятся в вышине.
    Наши жизни в розницу - по рублю.

    Где стелилась - помнится - трын-трава,
    Где ласкались - чудится - голубки,
    Февраля метелица-голова
    Разметала памяти лоскутки.

    Не отыщешь, сколько бы ни плутал,
    Домика заветного в два окна.
    Не поймёшь, как водится, ни черта,
    Не напишешь лебедю имена.

    _^_




    * * *

    Разбудили в ночи, хохотали-болтали,
    За собою тащили и так зазывали,
    Что не мог я противиться, вышел на свет
    Фонарей, как безумец в толпе карнавальной,
    Распростившись до времени с маской печальной.
    И не видел, что шёл босиком и раздет.

    И горел предо мной то ли взгляд, то ли факел.
    И в мозгу воспалившемся вился brainfucker,
    Нарезая бесчисленно полукруги.
    Лопотали вокруг непонятные фразы
    И струились вокруг веселящие газы.
    И кто должен кому - отдавали долги.

    Я доподлинно видел - мир сдвинулся с места.
    В золочёном гробу возлежала невеста,
    А на козлах корячился пьяный жених.
    Он не мог удержать чёрно-белую лошадь.
    И, когда выезжали на главную площадь,
    Та рванулась в галоп - только видели их.

    Мы вошли в особняк, отороченный светом
    (Седовласый швейцар представлялся скелетом),
    И поднялись по лестнице, чинно бранясь.
    Колыхались в глазах, как ладьи, анфилады,
    На паркетном полу танцевали дриады,
    Призывая вступить в непорочную связь.

    Откликаясь на эти немые призывы,
    Обуздать не пытались желанья, порывы,
    Обретали галантность, просили тангo.
    И, внимая неслышимым звукам оркестра,
    Все порхали, как бабочки, с места на место,
    Не стесняясь, пожалуй, уже ничего.

    Так и я между ними порхал и смеялся.
    Сам себе совершенным созданьем казался.
    Но мгновенная смена - и факел потух
    Оттого, что в каком-то незнаемом месте,
    В деревеньке глухой, на прогнившем насесте
    Прокричал троекратно голодный петух.

    И, бессилен хоть что-то понять и исправить,
    Я себя обнаружил в проточной канаве
    Без одежды лежащим. Проснувшись на треть,
    Я почувствовал сильный удушливый запах,
    Словно сам очутился в удушливых лапах.
    Это свалка дымит.
        Постоянно гореть -
    То ли крест её, то ли такая причуда.
    А душа моя, верно, горбатей верблюда,
    Если только она существует - душа.

    Ничего. Утрясётся. Видение - в руку.
    Это место хорошее.
    Ну - за разлуку!
    Вот сейчас поднимусь и пойду не спеша.

    _^_




    * * *

    Нет ни осени, ни весны.
    Нет ни памяти, ни вины.
    Бесконечности чёрной гладь.
    Воды Финского холодны.

    Как слепому неведом свет,
    Так и мне кроме слова "нет"
    Невозможно найти слова,
    Невозможно сложить ответ.

    В десять дней зарастёт тропа.
    Пусть за триста шагов толпа
    Обойдёт те места, где мой
    Голос платьем цветным упал.

    Слёзы неба несолоны...
    Спите, я вам дарую сны.
    Город водами отражён,
    Но - не ведает глубины.

    _^_



© Иван Рассадников, 2004-2018.
© Сетевая Словесность, 2004-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность