Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность



В  СТИЛЕ  ВЫСОКОГО  ПОРНО


* Выйти из дома, пройти мимо старой котельной...
* Брошусь в майскую пену...
* А у нас тут 100-процентная зима...
* Мы легко нарушаем границу обычной любви...
* Переспать это лето без имени, возраста, адреса...
* не говори о Прусте...
* Осторо... осторожнее...
 
* На ночном берегу, между этой рекою и той...
* Ю
* Я учу тебя приземляться в районе губ...
* Сны размалеваны страшными красками...
* сигареты кофе черный блюз...
* ВЛАЖНАЯ ДАНИЯ



    * * *

    Выйти из дома, пройти мимо старой котельной,
    Школы, церквушки - и дальше, такая идея.
    И заблудиться - и выйти на берег кисельный,
    Господи, где я?

    Вечер - на вдохе - густой, словно каша из гречки,
    Сотни июльских мурашек промчались по коже:
    Девушка с парнем лениво выходят из речки -
    Голые, Боже!

    Медленный танец и ангельский звук песнопений,
    Краски смешались и стали почти неземными.
    Что это с ней... почему он встает на колени...
    Что это с ними?

    Мне этот мир недоступен... отравленный воздух -
    Выдох... вжимаюсь всем телом в березу, как дятел.
    И наблюдаю за тайными играми взрослых.
    Я - наблюдатель.

    - Кто это там, в голубом полумраке прищура
    Целится взглядом безумным, как камень в полете?
    - Тише. Смотри, этот мальчик похож на амура,
    Только из плоти.

    _^_




    * * *

    Брошусь в майскую пену
    Сада, и как назло,
    Встречу девочку Лену
    Вместе с Гришкой-трепло.

    И обидой морозной
    Захлебнувшись всерьез,
    Побегу сквозь колхозный
    Сад, ослепший от слез.

    Пролечу мимо детства
    Пестрой тенью скворца,
    С разорвавшимся сердцем
    Семилетний пацан.

    Мама с полною крынкой
    Встретит возле крыльца:
    - Что случилось, кровинка,
    На тебе нет лица?

    И разломится утро
    Половинками дня.
    - Мама, Ленка-лахудра
    Разлюбила меня!

    - Дурачок, разве кроме
    Ленки нету девчат...
    И сметаной накормит,
    Добродушно ворча.

    Смажет ссадину йодом
    Чуть повыше локтя.
    И покажется медом
    Жизнь земная моя.

    _^_




    * * *

    А у нас тут 100-процентная зима -
    Чистый хлопок, шелкография и гжель.
    Ты сама сказала мне, что ты сама
    Мне постелишь по-восточному постель.

    Это ложе, эта лажа, эта ложь
    Азиатская - ни сердцу, ни уму,
    Потому что за окном сегодня сплошь
    Площадь Ленина и памятник ему.

    А вдали стоят панельные дома -
    Порноклассика советского кино.
    Ты сама мне говорила, что с ума
    Сходишь, если надеваешь кимоно.

    Отменяются навек запреты дня,
    И в постели что-то типа айкидо.
    Ты сама призналась мне, что до меня
    Кама-Сутру изучила от и до.

    Что Госстрах нам в эту ночь или Минздрав:
    В ожидании весеннего дождя
    Мы сплетаемся корнями диких трав
    На глазах окаменевшего вождя.

    Пусть он смотрит сквозь проталину стекла,
    Как мы любим до безумия в крови,
    Как империя мистического зла
    Превращается в империю любви.

    _^_




    * * *

    Мы легко нарушаем границу обычной любви под воздействием опия.
    И в запретном пространстве на глупый вопрос: "Was ist das?"
    Я вокруг озираюсь, и вдруг понимаю, что прошлая жизнь - только копия.
    Настоящий роман начинается здесь и сейчас.

    Мы сжигаем одежды - и в пламени лица мерцают безбожными ликами.
    Я по старому шву разрываю мистический рай:
    Наша жизнь наполняется лаем, стрельбою, рыданьем, молитвою, криками,
    И разбуженный Штраус выплясывает: "Ein, zwei, drei..."

    Я - полночный портье: и целуясь с тобой, прижигаю соски сигаретою,
    А потом твою плоть обжигает невидимый кнут.
    Ты смеешься в ответ - и схожу я с ума, наслаждаясь картиною этою,
    Прижимаюсь к тебе и кричу: "Alles!.. Alles, kapytt!"

    И когда завершаются все превращения: ну, например, головастика -
    В лягушонка, а встреча с Христовой невестою - в стих,
    У тебя на плече сквозь наколку креста проступает фашистская свастика,
    И ты шепчешь мне на ухо ласково: "Ich liebe dich".

    _^_




    * * *

    Переспать это лето без имени, возраста, адреса,
    Все на свете забыть, кроме этой безумной, земной
    И короткой любви с увядающим вкусом арахиса
    На губах, что слагают молитву сейчас надо мной.

    Переждать эти дни, эти ночи, сплетенные в месяцы,
    Словно косы узбечки, которые в жизни иной
    Буду я расплетать, поднимаясь по каменной лестнице,
    Что усыпана вся - сверху до низу - павшей листвой.

    Переплыть эту жаркую заводь в объятиях женщины,
    Обнаженной от пальчиков ног до коротких волос,
    Веря только в одно: всё, что в жизни когда-то обещано
    Было, даже не сбывшись ни разу, почти что сбылось.

    _^_




    * * *

    не говори о Прусте
    выгнув дугою бровь
    нас не найдут в капусте
    там, где хмельное устье
    речки или допустим
    где налилась морковь
    в девственном захолустье
    сперма сплошная и кровь
    в каждом невинном хрусте

    пьяный скворец на иве
    плачет: а счастье где
    Боже как он наивен
    здесь даже мерин сивый
    как недоступный Стивен
    Кинг для пардон блядей
    хоть в голубой крапиве
    хоть в золотой лебеде

    церковь колодцы срубы
    печка шесток сверчок
    засвиристел у Любы
    полураскрыты губы
    и за щекой стручок
    первой любви на рубль
    поздней на пятачок
    лето идет на убыль

    голым стоять на вахте
    сплевывать слово рак
    ом или спрашивать: как ты
    через витраж катаракты
    смотришь в бесстыжий мрак
    там в каждом третьем акте
    с умыслом или так
    Бог отбивает такт

    _^_




    * * *

    Осторо... осторожнее,
    Не пролей впопыхах
    Из пустого в порожнее:
    Эти - ох! Эти - ах!
    Всеми русскими гласными
    Обжигая гортань,
    Жизнь уходит оргазмами
    Прямо в Тмутаракань.
    Никакого события
    С точки зрения Ра:
    Ну, любовь, ну, соитие -
    Ломовая игра.
    Привкус щавеля конского
    На бесстыжих губах.
    В переводе с эстонского
    Только - ох или ах!
    Так предсмертными стонами,
    Что уже не сберечь,
    По осенней Эстонии
    Разливается речь.

    _^_




    * * *

    На ночном берегу, между этой рекою и той,
    За которой кончается жизнь полосой золотой,
    Ты меня обнимаешь, как будто боясь заблудиться.
    Смолкли вдруг, оглушив тишиной, на сто верст соловьи.
    Липнет мед на губах, выпирают соски из-под ситца,
    И сочится желанная влага сквозь пальцы мои.

    На пустом берегу, между этой рекою и той,
    Ты меня обжигаешь последней своей наготой.
    Увеличилась плоть под волшебным стеклом лунной лупы,
    И так сладко, забыв обо всем, замерев наверху,
    Пить бутоны грудей, целовать посрамленные губы,
    Разжигая огонь в заколдованном рыжем паху.

    На чужом берегу, между вечностью и бытием,
    Мы с тобой на край света в смертельных объятьях плывем,
    Расплескав сон и явь... Мир, наполненный счастьем, двоится.
    Раскачав этот гибельный край, не кричи, не рыдай...
    Крыльев шум: то ли ангел взлетел, то ли грешная птица,
    Намекая, что где-то поблизости должен быть рай.

    _^_




Ю

Светает. Начнем одинокое плаванье вниз по реке под названием Ю -
На запах кувшинок и лилий, на свист зимородка, на шум водопада, на юг.
Я буду все время грести: с двух до трех, с четырех до пяти и с пяти до шести,
Я буду тебе повторять: не грусти. Водопад отключается в восемь, прости.
Вдоль правого берега, видишь, и левого берега, словно сквозь утренний сон -
Крадущийся в зарослях тряпочный тигр, затаившийся в чаще бумажный дракон.
Бамбуковый мальчик блеснет наготой, и пройдет по воде, снова станет водой.
Наверное, в полдень начнет припекать, как всегда. Ты разденешься медленно до...
Неважно. Я буду грести за двоих, за троих - по реке под названием Ю:
Люблю, - вспоминать, говорить, бормотать, повторять, бредить и забывать, - не люблю.
Глаза закрываю: две цапли на цыпочках мимо проходят и две стрекозы
На ощупь за нами летят и летят... На щеке жгучий след от случайной слезы.
Сквозняк воробьиный скользит вдоль спины, вдоль бедра, вдоль... Неважно. Фейерверки в душе.
Бумажные змеи - зеленые, красные - дружно взлетают из-за камышей!
Китайский фонарик мелькнул за деревьями пьяной луною. И я говорю:
Какая большая, глубокая эта чужая река под названием Ю.
Темнеет. Поет золотистый тростник. И бумажные змеи спускаются вниз.
С востока на запад плывут облака по двенадцать юаней за штуку. За жизнь.

_^_




* * *

Я учу тебя приземляться в районе губ -
На табачный дым, проходить нагишом миры.
Это новый уровень нашей с тобой игры
Типа super-марио, загнанный в super-куб.

По ландшафту тела скользит азиатский взгляд,
Но из всех лазутчиков - кто я? Такой же некто,
Пригубивший яду. А впрочем, какой там яд,
Наливай по полной, фанат из восточной секты.

Я учу тебя террористом врываться в клуб,
Обольщать врагов, принимать от волхвов дары,
Разводить мосты и гасить до утра костры
На изнанке жадных, почти негритянских губ.

Пей джин-с-тоником из фальшивого серебра,
Super-марио c мисс Европой уже в Тамбове,
Кубик Рубика, Стэнли Кубрик, etc.
Старый гей из кусочков льда мастерит game over.

Я учу тебя проходить между медных труб,
Сквозь огонь, и воду, и свет... Но в конце игры
У тебя в запасе есть Чехов и три сестры,
А за мной мелким бесом шляется Сологуб.

_^_




* * *

Сны размалеваны страшными красками -
Крымско-татарскими, крымско-татарскими...

Ночь пробежала волчонком ошпаренным,
Ты изменяешь мне с крымским татарином.

Горькой полынью - а что ты хотела -
Пахнет твое обнаженное тело.

Соль на губах, на сосках, и в промежности -
Солоно... Я умираю от нежности.

Я забываю, что нас было трое,
В синей агонии Черное море.

Дальние волны становятся близкими,
Берег усыпан татарами крымскими.

День догорает золой золотою,
Чайки парят надувною туфтою.

Щурься, не щурься в замочные скважины -
Палехом наши оргазмы раскрашены.

Пусть я отсюда уеду со всеми,
Вот тебе, Азия, русское семя!

Смазаны йодом окрестности Крыма
В память о ревности Третьего Рима.

_^_




* * *

сигареты кофе черный блюз
плюс интим с воздушным шоколадом
на губах - и тех и тех и плюс
индивидуальный урфин джюс
фаллоимитатор с римским ядом

полумрак вылизывает мех
аромат субтропиков и тундры
секс без рук уже почти не грех
словно рыбы по теченью вверх
то ли стикса то ли кама-сутры

отзываться всхлипами на чушь
на полуземном пути обратном
спермою разбавленная тушь
и в глазах рябит от лунных луж
в час меж волком и его собратом

месячных страстей антисемит
и фанатка грязного поп-корна
в тот же вавилон войдем повторно
все что ты поставила - стоит
в стиле пост-классического порно

сигареты кофе белый джаз
и рассвет с приподнятою бровью
урфин джюс с отравленною кровью
смотрит не насмотрится на нас
с дикой запоздалою любовью

_^_




ВЛАЖНАЯ  ДАНИЯ

          Х. К.
Знаешь, а я здесь давно не живу,
Это из датского
Прошлого: Дания, дождь, дежа вю -
Памяти Чацкого.

Женщины тонут в объятьях мужских,
Мокрая - каждая
Пятая. Дания в чреве тоски -
Влажная, влажная.

Вечер сползает рубашкою с плеч,
Нижнее - горсткою...
Я уже путаю русскую речь
С финно-угорскою.

Что в эту ночь передать журавлю,
Мимо летящему?
Дождь, - передай, передай, - дежа вю,
Только по нашему.

_^_



© Валерий Прокошин, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность