Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СНЕЖНЫЙ  ВЕК


 


      СМУТНАЯ,  ЧУДНАЯ

          "Смутная, чудная"....
              Г.И.

      Не поможет музыка. Не жди.
      Никому она не помогала.
      Хорошо, что кончились дожди,
      что не очень давит одеяло.

      Даже если смысла в этом нет,
      музыка присутствует и плачет.
      И плывёт её закатный свет
      над твоей вселенской неудачей.

      _^_




      МУЗЫКА  НЕ  ДЛЯ  МАЛЕНЬКОГО  ПРИНЦА

      Бросят все. Отвернутся друзья.
      От врагов не останется следа.
      И тогда лишь - смычки заскользят,
      поведут меж собою беседу.

      Чтобы ты обратился на ты
      всеми фибрами, всею душою
      к одинокой заре пустоты
      над планетой твоей небольшою.

      _^_




      ЛЮБИМАЯ

              Н.П.

      Ты стоишь, прозрачною спиною
      к зрителю - ко мне - обращена,
      с тишиной нездешней, неземною,
      этою спиной породнена.

      За окном - дряхлеющее утро,
      рыхлое, как блядское лицо,
      солнечная розовая пудра,
      голубиный - по карнизу - цок.

      Это утро почему-то наше.
      Почему - и сам я не пойму.
      Радио, захлёбываясь, пашет,
      сеет, пожинает кутерьму.

      Далеко от этой самой кухни
      я курю четвёртую подряд,
      то осядет, то опять набухнет
      дыма никотинового яд.

      В чём же дело? Далеко. Далече.
      Светотень. Печаль. Неблизкий свет.
      Но дороже, чем вот эти плечи,
      ничего и не было и нет.

      _^_




      ШКОЛА

      Я хлебнул раскалённую злость.
      То, что было, то было. Прошло ли?
      Злость вогнали в макушку, как гвоздь,
      в до сих пор не оконченной школе.

      Научили прощать, не простив,
      покраснеть и сказать "извините".
      А ещё я умею мотив
      притянуть за непрочные нити.

      Чтоб садящимся в чёрный вагон
      с красной надписью "выхода нету",
      напевать "до свиданья" вдогон,
      выдавая фальшак за монету.

      _^_




      НЕ  ГРУЗОВИКИ

      Неизвестно мне, куда дойду.
      Что за этой, следующей, дверцей?
      Может быть, я весь уже в аду.
      Может быть, не весь, а только сердце.

      Алое молчание садов,
      яблоки упавшие догнили.
      И грохочет за спиной засов -
      не грузовики-автомобили.

      _^_




      NOUVELLEVAGUE

      Душа моя! Зачем тебя я вижу,
      и ты в глаза мои в ответ глядишь -
      клошаркою на улицах Парижа?
      На кой нам сдался этот вот Париж?

      Ты бродишь по стране свободных галлов
      и пьёшь взахлёб дешёвое вино.
      Быть может, оттого, что воспитало
      тебя прекрасной Франции кино?

      И ты ползёшь себе бродяжкой старой,
      мелькают кадры, музыка звучит.
      Ты засветилась в фильме у Годара
      и потемнела в нищенской ночи.

      _^_




      БЕЗВИЗОВЫЙ  РЕЖИМ

      Это темы ранней осени -
      хризантемы и дымок -
      сердце взяли и подбросили
      в неба дальний уголок.

      Чтоб оно воздушным шариком -
      улетающим без виз.
      Чтобы там его нашарили
      руки Тех, Кто смотрит вниз.

      _^_




      О  ЕСЛИ  БЫ

      О если бы на самом деле
      последний просверкал закат
      и тихо ангелы пропели,
      что ты ни в чём не виноват.

      Что ты - ни молодой ни старый -
      родившийся в СССР,
      простыл, сдавая стеклотару,
      и поднялся до самых сфер.

      _^_




      ГОЛУБИ

      Жил на свете обычным чудилой,
      но судьбу не винил, что груба,
      ведь порой, хоть не часто, будила
      отщепенца такая труба!

      И пылает и медью клокочет.
      И поднявшись с постели своей,
      видел он, что архангельский кочет
      человечьих пасёт голубей.

      _^_




      КОЖА

      Мы заняты нечистым делом.
      В ознобе лёгком голова,
      когда мы говорим о белом
      свои ненужные слова.

      О синем. Розоватом. Сером.
      О свежем. О грачином вдрызг.
      О принимаемом на веру
      апрельскою порою брызг.

      О покрывающем дороги,
      берлоги, степи, вороных.
      Уже лежащем на пороге
      другой - нездешней - стороны.

      Об окровавленном и чистом.
      О чём возможно, но нельзя,
      на санках ритмики речистой
      по коже родины скользя.

      _^_




      СТО  ТЫСЯЧ  ЛЕТ  НАЗАД

              Т.Н.

      "Помни это!" Ничего не помню.
      Вечером, сто тысяч лет назад,
      мне ль напоминал каменоломню
      розовый крошащийся закат?

      И на дне бутылки оставалось
      ровно столько, что твоя рука -
      маленькая, бьющая на жалость,
      превратилась в сердце паука?

      Так она пульсировала мелко,
      так невыносимо задрожав,
      между мёртвой белизной тарелки
      и живым мерцанием ножа.

      _^_




      ПОЭЗИЯ

      Пишут тебя человеку и веку.
      Мне же хотелось - прости! -
      словно иду по январскому снегу,
      снег под ногами хрустит.

      Столько стеклянных осколков-снежинок.
      Будь они больше чуть-чуть,
      я бы сумел без дешёвых ужимок
      ими себя полоснуть.

      Чтобы, согласно забытым условьям
      распределения слов,
      зарифмовалась с багровою кровью
      белая эта любовь.

      _^_




      ПОЭЗИЯ,  ХХ  ВЕК

      Всё в ажурной и розовой пене,
      а над пеной мерцает свеча....
      Нет. Поэзия ходит по сцене,
      кандалами своими бренча.

      Ведь она - каторжанка-старуха,
      эта Муза российских полей.
      Не шепчи комплименты ей в ухо,
      лучше полную чарку налей.

      И не слушай, не слушай, не слушай,
      что бормочет она, захмелев.
      Пусть минует обычные уши
      необычный ритмический гнев.

      _^_




      РУССКОКЛАССИЧЕСКОЕ  ТРИ  ВАРИАНТА

      1
      Наверное, Снежный

      Тёплая вечность одета в тулуп.
      Снежный карман. Так уютно в кармане.
      Узкая улочка. Ф. Сологуб
      вот на такой персонажей тиранил.

      Жили да были. Какой нынче век?
      Я не отвечу. Наверное, Снежный.
      Всё обусловлено тяжестью век:
      ртутное сердце, свинцовая нежность.

      Я им завидую. Что-то не так.
      Сорокалетняя, блин, одиссея
      вывела в дамки больной полумрак,
      где персонажи надолго косеют,

      бродят и бредят, уходят во мглу,
      в снежный карман. Так уютно в кармане.
      Плыл и приплыл. И фонарь на углу
      зимней тоскою меня протаранил.

      2
      Намного тоньше

      Возможно, так, возможно, что иначе,
      но разницы, в итоге, никакой:
      немолодая девушка заплачет,
      не зная, что накликала покой,

      как будто ты уже сидишь в вагоне,
      разносит чай услужливый Харон,
      на каждом пролетающем перроне
      обилие осадков и ворон.

      И это всё намного тоньше грусти,
      спокойная смертельная тоска.
      Случается, и Чехова попустит
      Ответственный за участь волоска.

      3
      Особенно

      Нету водки - довольствуюсь квасом
      и хожу по кленовым аллеям.
      Из меня никудышный Саврасов.
      Мыльный снег - так себе бакалея -

      не приманит собою грачей.
      Полумглою отвергнутый ветер
      убежал восвояси - ничей,
      как и всё остальное на свете.

      Расписались бродячие псы
      хрипотою в весенней тетрадке.
      В безнадежные эти часы
      безнадежное кажется сладким.

      _^_



© Владислав Пеньков, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность