Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность




СКАЗКА


Жил-был король. Его жена, королева скончалась при родах, оставив ему дочь. Король любил жену и тяжело переживал ее кончину. Месяц он не выходил из своих покоев. Затем велел созвать войско, сел на коня и отправился воевать. А надо сказать, что наш король отличался воинственностью. В отличие от других королей, он не ограничивался лишь наблюдением в подзорную трубу из безопасного места за ходом битвы, а лично участвовал в сражениях. Воины ценили его ум, отвагу и знание ратного дела и смело шли за ним в бой, так что армия короля не знала поражений.

За пять лет, что король провел в походах, он покорил множество графств, герцогств, княжеств и даже одно королевство. Но однажды он велел играть сбор и поскакал в свой замок.

Вернувшись, он первым делом отправился на могилу жены, где долго стоял, склонив голову.

На пути в покои, королю встретилась худенькая девочка с большими глазами, показавшимися ему знакомыми. Король спросил, кто она? Ему ответили - Ваша дочь, Ваше Величество. Он внимательно посмотрел на ребенка. В чертах девочки он узнал черты умершей жены. С этого дня король и дочь не разлучались. Он сам учил ее наукам (а надо сказать, король он был образованный) - философии, астрономии, геометрии, богословию и фортификации. А также верховой езде - тут равных ему не было. И даже фехтованию - и в этом мало кто мог с ним сравниться.

Он очень пекся о здоровье дочери - требовал, чтобы во дворце закрывали форточки и двери, иначе ребенок простудится на сквозняке. Приказывал греть воду в огромном чане (под ним разводили костер) и выливать в озерце, где была устроена маленькая купальня для принцессы. Что, заметим, не нравилось рыбам.

Девочка росла здоровой, умной и красивой.

Теперь они вместе носили цветы на могилу королевы. Король много рассказывал дочери о ее матери, и той стало казаться, что она ее знала.



Настал день, когда принцессе исполнилось шестнадцать лет. Король постановил праздновать совершеннолетие дочери целую неделю. Первый день - пир. Второй - театральное представление. Третий - маскарад. Четвертый - турнир. Пятый - бал. Шестой - фейерверк. Седьмой - охота.

Гостей съехалось видимо-невидимо - изо всех покоренных и пока еще непокоренных графств, герцогств, княжеств и королевств. А следует заметить, что в те времена умели отделять войну от празднеств. И соперники на поле брани, сняв доспехи и отложив копья, мечи и щиты, мирно усаживались за пиршественный стол и славно пировали.

Утверждают, что на пиру было съедено пятьдесят быков, сотни поросят, без счета дичи. А также - сто корзин фруктов и сладостей. И выпито двадцать бочек вина.

Для театрального представления пригласили лучшую заморскую труппу. Для маскарада сшили тысячу костюмов - по числу участников. Говорят также, что на турнире сломали двести копий. Что для освещения зала, где проходил бал, потребовалось пятнадцать тысяч свечей. И что на фейерверк ушло сто тонн пороха.

Словом, праздник удался. И в центре его принцесса. Выглядела она прелестно. Заметим, что и другие девушки хорошо смотрелись, но никто не мог сравниться с виновницей торжества.



Среди прочих молодых людей на празднике присутствовал юный принц, сын одного короля, чье королевство оставалось пока непокоренным (главным образом, потому, что наш король был чрезвычайно занят воспитанием дочери, и времени на остальное у него просто не оставалось).

Единственный ребенок своих родителей, принц унаследовал (как то иногда случается) их лучшие качества - красоту, ум, отвагу. Зная, что однажды он станет королем, принц готовил себя к военному поприщу. Он изучал военные науки - историю войн, стратегию и тактику, фортификацию и баллистику. Готовя себя к походной жизни, он закалял тело и дух - окна его спальни не закрывались и зимой, умывался он водой из колодца, питался лишь солдатской пищей. Владению мечом, копьем, арбалетом, а также верховой езде его учили лучшие фехтовальщики, стрелки и наездники королевства.

С детства принц слышал о военных подвигах нашего короля. Рассказы о них и восхищали его и заставляли задуматься - рано или поздно воинственный король пойдет войной и на их земли. И хотя войско короля-завоевателя считалось непобедимым, принц готовился дать ему отпор. Теперь же он ехал на торжества, чтобы кроме всего прочего, посмотреть на своего кумира и соперника вблизи.



Во время пира взгляды принца и принцессы встретились. На театральном представлении они уже сидели рядом (что запросто у молодежи). Во время маскарада все обратили внимание на две маски - золотую и серебряную, танцевавших в центре зала. Ими, конечно же, оказались принц и принцесса. На турнире принц демонстрировал чудеса храбрости и получил от принцессы в подарок розу. За шумом фейерверка никто не заметил, что ни принца, ни принцессы нет среди гостей - они наблюдали за полетом петард и шутих из беседки в глубине парка.

Когда же шум смолк, вы не поверите, вышла луна и зазвучал соловей. Тут принц встал перед принцессой на колени и попросил ее руки. И та ответила ему согласием. Они тут же отправились на поиски родителей, чтобы просить их благословения.

Замечу, что папа и мама принца с радостью приняли новость. И дело не только в том, что принцесса им очень понравилась, а еще и в том, что они опасались, что после завершения празднеств ее папа пойдет на них войной. А какой он воин, они хорошо знали. Брак же их сына и принцессы снимал войну с повестки дня. Словом, все произошло к всеобщему удовольствию.

Тут же объявили о помолвке, что вызвало всеобщий восторг. А десять дополнительных бочек вина из подвалов короля (чтобы отметить событие) его только усилили.



Завершала празднества королевская охота. Несмотря на некоторую, как бы это выразиться, усталость, а от десяти вчерашних бочек ничего не осталось, на охоту отправились все. День выдался погожим. Ловчие гнали на охотников кабанов, а те, соревнуясь в охотничьем искусстве, разряжали в них арбалеты и мушкеты.

Король держал принца подле себя, видно, ему хотелось посмотреть на будущего зятя в деле.

Вдруг случилось непредвиденное. Потревоженная ловчими, из чащи выбежала огромная медведица. Она, было, бросилась в сторону короля и принца, но затем повернула к группе всадников, где находилась принцесса. Принц стрелой полетел ей наперерез. Соскочив с коня, он преградил ей дорогу. Схватка длилась недолго. Когда король с другими охотниками подскакал к месту, все было кончено. Медведица билась в последних судорогах. Принц же лежал бездыханным.

Принцесса, видевшая все, потеряла сознание. Она упала бы с коня, не поддержи ее свита.



Прошло пять лет. Принцесса очень изменилась. Куда делась ее веселость? Куда пропал ее интерес к нарядам? Она по-прежнему была внимательна к отцу, но между ними не стало той дружбы, что была раньше. Другими стали и ее занятия. Она редко покидала свои покои, проводя время в молитвах, либо же за книгой. Иногда она просто сидела у окна задумавшись.

Король пытался хоть как-то развлечь ее. Он устраивал празднества, или же возил дочь на праздники в другие земли с тайной надеждой, что ее заинтересует кто-нибудь из молодых людей. Но принцесса не обращала ни на кого внимания. Нет, она улыбалась, иногда даже смеялась, но стоило ей остаться одной, как лицо ее грустнело, и появлялось столь знакомое королю выражение задумчивости.

Однажды он сказал ей, что хотел бы видеть ее счастливой супругой и матерью, что он мечтает о внуках.

- Я помолвлена, - ответила принцесса.

Сердце короля сжалось. Больше о замужестве он не заговаривал.



Король состарился. О походах речи уже не шло. Даже замок покидал он редко. Опустив голову и заложив руки за спину, часами ходил он по огромному залу, где когда-то гремели празднества и пиры. И никто не знал, гимнастика ли это, или он обдумывает что-то.

Однажды, прервав прогулку, он отправился в покои принцессы. Лестница далась ему нелегко. Несколько раз он остановился, чтобы перевести дыхание.

Принцессы у себя не оказалось. Король давно не бывал здесь - с самых отроческих лет принцессы. Убранство простое. У кровати, на столике он увидел портрет принца. Взяв портрет в руки, он долго смотрел на него. Юное лицо, веселый взгляд, в нем торжество молодости - смерти нет, впереди лишь нескончаемый праздник жизни.



На шум прибежала камеристка. Они увидела лежащего короля и рядом портрет принца с разлетевшимся стеклом.



Когда к королю вернулось сознание, он увидел дочь, сидящую у его постели. Он хотел позвать ее, но язык, губы не повиновались ему. Он даже не мог пошевелить рукой. Его ужаснула мысль, что он не объяснится с дочерью перед смертью, что его тайна уйдет вместе с ним, и он умрет непрощенным. И она не узнает, что в день роковой охоты медведицу выпустили по его распоряжению. До того ее держали в яме без корма. Так он хотел испытать принца. Он не верил в его храбрость. Но он ошибся. Да, он ошибся... Нет... это... ложь. Ложь, чтобы оправдаться перед собой. Затея с медведицей - не ради испытания принца. А чтобы посрамить его. Он думал, что принц струсит, уронит себя в глазах принцессы. Он не хотел отдавать дочь никому. Пусть все останется как прежде - их занятия, их прогулки, их беседы. Им никто не нужен. Видеть ее влюбленные глаза, обращенные к принцу, выше его сил.

Так и случилось. Она осталась при нем. Вот она сидит без движения с погасшим взором. Ее молодость, ее жизнь кончились в день гибели возлюбленного.

А все могло быть иначе, не соверши он того, что совершил. Он уходил бы из жизни, окруженный любовью детей и внуков, спокойный за судьбу дочери и королевства.

Слеза поползла по его щеке. Первый раз король плакал. И последний.



Хоронили короля с воинскими почестями. Проститься с ним приехали его друзья и недруги - столь велико было уважение к королю-воину. Гроб, покрытый его походным плащом, поместили на лафет и отвезли на фамильное кладбище, где покоился прах его жены.



На следующий день принцесса созвала Государственный совет.

Сановники с недоверием поглядывали на хрупкую фигурку на троне, на котором они привыкли видеть короля. Нет, никто не оспаривал ее права на престол - она единственная наследница усопшего монарха. Но принцессу мало знали, последние годы она почти не появлялась на люди. Однако когда они услышали ее голос и почувствовали на себе ее взгляд - так напоминавшие голос и взгляд короля - их сомнения рассеялись. Принцесса (нет, теперь королева) заявила, что у нее нет выше заботы, чем забота о благосостоянии ее подданных. Ее первый указ - расширение Государственного совета, куда теперь войдут представители всех сословий. Второй указ - отмена военного налога, так как завоевательных войн она вести не намерена. Совет встретил указы овацией.



Когда весть о коронации молодой королевы и об ее указах (стараниями герольдов) разнеслась по городам и весям, подданные возблагодарили небо за то, что оно послало им столь мудрую и добрую правительницу. Любовь народа к королю перешла на его дочь. По всему королевству проходили празднества и гуляния, где народ воздавал должное усопшему королю и прославлял наследницу престола. Поднимались бесчисленные тосты за ее здоровье и процветание страны под ее монаршим правлением. Песням, танцам, ликованию не было конца.



Еще не смолк шум празднеств, как королева отправилась с визитами в государства, покоренные ее отцом. Она объявила, что отныне все графства, герцогства и королевства обретают независимость. Но только при условии реформы государственного устройства - советы при королях, графах и герцогах должны включать не одну лишь аристократию, но и горожан, и селян. Она также потребовала сокращения армий государств, так как опасности для них больше не существует.

Принимали ее везде с большими почестями. Первое из королевств, которое она посетила, называлось Винляндией и не случайно - оно славилось своими винами - почти все его жители занимались виноделием.

Выращивали в Винляндии лишь виноград. Остальные продукты винляндцы ввозили из других мест, обменивая их на вино. А винляндцы производили множество разных вин и в больших количествах. И каждый из них считал, что его вино лучшее в королевстве. Из-за чего довольно часто возникали споры и даже, случалось, потасовки. Чтобы разрешить вопрос о том, чье же вино лучшее, ежегодно, по осени устраивались конкурсы-дегустации. На них приглашались знатоки вин из соседних стран. Они и решали, какое вино объявить вином года. После присуждения мест и раздачи медалей победителям, устраивались народные гуляния. Длились они целую неделю. В первый день выставлялось вино-победитель. На второй - вино, получившее серебряную медаль. На третий - бронзовую. А далее - все прочие вина, так как к тому времени никто уже не мог отличить одно вино от другого.

Надо сказать, что король Винляндии также занимался виноделием. Он владел обширными виноградниками и винокуренным заводом. Но от участия в конкурсе он отказывался. Так, во всяком случае, он заявлял. Тщеславие, как он утверждал, удел тех, кто мечтает о славе, но не имеет ее. У короля же, как все понимают, славы достаточно.

После объявления результатов конкурса он обычно закупал (к радости победителя - шуточное ли дело, сам король запивает твоим вином жаркое) сотню дюжин бутылок вина года.

Но, открою вам тайну, король все же выставлял свое вино на конкурс, но инкогнито, под чужим именем. Ему, как и всякому виноделу королевства, хотелось знать, хорош ли его напиток. Он понимал, что если выставит вино под своим именем, судьи, утратив объективность, объявят именно его бургундское вином года.

Однако, странное дело, вино короля ни разу не получило даже бронзовой медали, даже поощрительного приза! Что удивляло, а иногда и сердило короля. Случалось, он говорил с досады: "Они ничего не понимают в винах!" (имея в виду судей). Но в глубине души король знал, что это не так. Он не мог не согласиться с решением дегустаторов - вино, названное ими вином года, действительно превосходило его продукцию. "Они знают какой-то секрет" - бормотал он, теперь имея в виду виноделов: "Из того, что я король, не следует, что я во всем превосхожу моих подданных. Без сомнения, среди них есть такие, кто сильней меня физически. В чем нет унижения для короля. Среди них множество даровитых, трудолюбивых людей. Чему-то и я могу поучиться у них. Что также не унизительно для короля. Стыдиться мне следовало бы, если среди них нашлись такие, кто лучше меня разбирается в государственных делах, кто более искусен в дипломатии, кто смелей меня на поле брани".

Поразмыслив таким образом, король успокаивался и наливал себе еще стаканчик вина года.



Королеву он потчевал лучшими винами из своего подвала, а в нем хранилось множество бутылок урожаев разных лет.

- Взгляните, - король поднес бокал к светильнику, - драгоценный рубин не способен соперничать с игрой этой влаги. Он блекнет перед ней. Она же своим сиянием способна заворожить ваш взгляд, опьянить вас до того, как вы пригубите ее.

- Но все же не следует ей слишком долго любоваться, не пора ли перейти к делу? - ввернул словечко королевский шут. Вид его выражал нетерпение.

- Вначале вы вдыхаете аромат вина. Ваше первое знакомство с ним, - продолжал король, не обращая внимания на шута.

- К чему эти выкрутасы, если все кончится тем, чем обычно кончается, - отозвался тот.

- А он сложен, в нем множество оттенков, но вместе они составляют гамму, нет - гармонию, и у каждого вина она своя. Теперь вы готовы сделать первый глоток. Но задержите его во рту, не спешите проглатывать...

- А я проглотил. Что же теперь делать? - засуетился шут, - Может быть, сделать еще один глоток?

Королева рассмеялась, а вслед за ней король и все присутствующие.

- Я вас утомил своими рассуждениями, моя королева. Шут прав, пора переходить к делу. Прошу Вас, угощайтесь.



За тостом следовал тост. За блюдом блюдо. Слуги едва успевали уносить пустые бутылки и ставить новые.

Король произнес тост за здоровье королевы. Первый министр королевы ответил тостом за здоровье короля и процветание его королевства. Шут предложил выпить за его, шута здоровье, что, уже изрядно повеселевшее собрание, и сделало.

Ко времени десерта на короля вновь напало красноречие.

- Сколько веселья дарит нам эта влага! Сколько чудесных историй рассказано за бутылкой доброго вина.

- И небылиц, - подхватил шут.

- Ни один праздник не обходится без него. А где праздник - там и танцы...

- И потасовки, - вновь ввернул шут.

- Вино - напиток любви, - не замечая шута, продолжал король, - оно возжигает страсти, наполняет огнем взоры и сердца...

- Что верно, то верно, - согласился шут, - когда подгулявшего муженька жена встречает со скалкой в руках, в ее взоре столько огня, хоть заливай водой.

Тут король, наконец, посмотрел на шута.

- Ты глуп, а п-от-ому я лишаю тебя слова, - язык короля слегка заплетался.

- Хорошо. Одно слово я пропущу, а остальные скажу.

Но король его уже не слышал. Голова его опустилась на грудь, глаза закрылись - король спал. Слуги бережно взяли его под руки и отвели в покои.

- Вот видите, я же говорил, все кончится так, как кончается всегда, - на голове шута, откуда ни возьмись, вместо шутовского с бубенцами появился ночной колпак, - Восхитительнейшая королева, дамы и господа и все прочие, спокойной вам ночи.



Утром, простившись с королем-виноделом, который преподнес ей в подарок корзину с дюжиной бутылок вина, королева отправилась дальше.

В Цветалию она прибыла поздно вечером. Утром королева проснулась от звуков музыки и запаха цветов. У ее кровати стояла огромная корзина роз. А на лужайке, под окном музыканты, соревнуясь с пением птиц, исполняли менуэт.

За завтраком, указав на букет в центре стола, королева спросила, кто выращивает эти совершенные розы? Король Цветалии ответил, что он сам - цветоводство его увлечение - и что ему помогают дети. Их у него пятеро - возрастов от двух до десяти лет, и воспитывает он их также сам, так как его супруга скончалась более года назад.

- Цветы и дети нуждаются в одном - любви, - добавил он.

Королева попросила познакомить ее с детьми, что король с охотой и сделал. Он гордился своими отпрысками. Дети - два мальчика и три девочки - очаровали королеву. Она побеседовала с каждым из них, и все получили от нее подарки.

Королева поинтересовалась, каков размер армии Цветалии, и собирается ли король ее сокращать? Тот отвечал, что армии в стране нет вовсе.

- Гостей мы встречаем цветами, - улыбнулся он.

Король предложил совершить прогулку - гостья непременно должна осмотреть его оранжерею.

Их сопровождали дети. У каждого из них имелась собственная грядка, на которой они самостоятельно выращивали цветы. И каждый стремился показать гостье результаты своих трудов, так что у королевы закружилась голова, и она опустилась на скамейку.

- Сколь прекрасен этот цветок, - король держал в руках дамасскую розу, - В нем все совершенно - форма, цвет, аромат. Но не слишком ли он красив? Не изменил ли природе вкус?

- Вкус изменяет нам, - возразила королева, - Природа не знает, что такое дурной или изысканный вкус. Оценки вносим мы.

- Пожалуй, Вы правы, - согласился король.

Затем он объявил, что им совершенно необходимо осмотреть сады в окрестностях замка.

- Ура! - запрыгали дети, и королеве ничего не оставалось, как согласиться на предложение - огорчать их ей совсем не хотелось. Каждый из малышей стремился занять место подле нее с тем, чтобы давать пояснения, что за растения и цветы им встречались. Королеву удивили их познания в ботанике, тем более что сама она плоховато знала предмет - в детстве ее ему не учили. Она указывала на растение, а дети, перебивая друг друга, выкрикивали его латинское название.

- Matricaria - ромашка!

- Taraxacum - одуванчик!

- Genista - дрок!

- Верно, planta genista, - подтвердил король.

- Ваш предок, - обратился он к королеве, - Жоффруа Пятый, граф Анжуйский, идя в бой, украшал шлем веточкой дрока, за что и был прозван Плантагенетом.

- Вы, я вижу, интересуетесь не только розами, но и историей, - отозвалась королева.

- В той мере, в какой она связана с цветами, - рассмеялся король, - историю войны Алой и Белой роз я знаю в деталях.



Вечером, после ужина все перешли в библиотеку, где взрослые уселись в кресла, а дети разместились на полу, на шкурах. Каждый вечер отец читал им что-нибудь из истории их страны. Но только он открыл книгу, как у младших, а затем и у старших стали слипаться глаза - за день на свежем воздухе все устали. И слуги увели их, а тех, кто уже уснул, унесли на руках.



- Это, должно быть, Ваша жена? - королева указала на портрет молодой женщины.

- Да, - кивнул король.

- Расскажите мне о ней. Расскажите вашу историю. Как вы встретились. Как полюбили.

Король улыбнулся.

- Я способен рассказать лишь внешнюю сторону. Но она ли Вас интересует? Думаю, что нет. То, что происходит между двумя людьми, открыто лишь им... Так что, боюсь, у меня ничего не получится. Простите...

- Это Вы меня простите за бесцеремонные вопросы...

- Ну, что Вы...

- Думали ли Вы... о новом браке? Вашим детям нужна мать, или та, кто заменит ее.

- Да, я думал об этом. И, возможно, когда-нибудь...

- Когда-нибудь? Я убеждена, что любая молодая женщина королевства (и не только) сочтет за честь и счастье стать Вашей супругой.

- Я не хочу торопить событий. Если тому суждено произойти, пусть произойдет само собой и в свое время. Когда раны заживут, и почва созреет...

- А если, не заживут?

- То в этом и ответ.

Король замолчал.

- Но и на месте заживших ран остаются рубцы, и, случается, что и боль. Вы же не сможете забыть жену и, мне думается, не уберете портрет, даже когда в этот дом войдет другая.

- Забыть жену я не смогу и портрета не уберу.

- Следовательно, Вы предложите лишь часть себя Вашей новой избраннице, другая часть принадлежит той, кого уже нет. Справедливо ли это? Каждая получит лишь частицу.

- Справедливо? Не знаю.

- Я дивлюсь на себя... что позволяю себе допрашивать Вас. Вы вправе не отвечать... Но, поверьте, не одно лишь любопытство движет мной... Мало кто из женщин способен удовлетвориться частью... И, потом, готовы ли Вы жить с чувством вины перед Вашей первой супругой?

- Я понимаю, о чем Вы говорите. Выход, если он имеется - в честности. В честности к той, кто с тобой рядом и честности с самим собой. Обман и самообман сделает несчастными и вас, и ее. Но и честность не есть залог мира и покоя в вашей душе и вашем доме. Тот, кто сам пережил утрату, в чьем сердце эта работа уже совершена, если и не поймет вас до конца, то, хотя бы, примет вас с вашей болью и из любви и уважения к вам не посягнет на то, что вы прячете от всего света. Но почему... Вы спрашиваете об этом?



Утром король сообщил, что на сегодня приглашены комедианты для театрального представления. На завтра намечен музыкальный вечер. Послезавтра же... Но королева прервала его. Поблагодарив за гостеприимство, она объявила, что после завтрака отбывает в свое королевство.

Король не смог скрыть огорчения. Он, было, принялся уговорить ее остаться хотя бы на один день, но в ответ услышал: "Благодарю Вас, меня ждут дела".



Дети вышли проводить гостью. Они держали ее за руки до самого последнего момента. Когда же карета тронулась, они стали махать ей и кричать: "До свиданья!"



Королева вернулась в свой замок, где ее действительно ожидало множество дел, ведь на монархе лежит ответственность за ее страну и народ.

Каково же было ее удивление, когда утром у дверей своей спальни она обнаружила большую корзину роз. Она, конечно, догадалась, кто прислал ей их. Розы появились и на следующий день и еще через день. Ее день начинался с того, что она открывала двери спальни и опускалась на колени перед цветами. Каждое утро она находила разные розы - иногда крупные, иногда поменьше, а иногда совсем малюток. Они отличались цветом и запахом. Иногда она находила корзину с желтыми розами, или розами в крапинку. Но всегда они были только что с куста. Вечером она гадала, какие розы найдет утром? Конечно же, цветы не мешали ей заниматься государственными делами и исполнять королевские обязанности. Напротив, она заметила, что обязанности эти не столь обременительны, если день начался с роз.

Но однажды, открыв дверь, она обнаружила, что цветов нет. Что ее удивило. Более того - огорчило, обеспокоило, разочаровало. Роз не оказалось и на второй день, и на третий. На четвертый день она велела отправить верхового в замок короля Цветалии с тем, чтобы тот справился, здоров ли король, и не случилось ли чего с детьми. Верховой вернулся с ответом, в котором король благодарил королеву за ее Высочайшее Внимание и сообщал, что все, слава Богу, живы и в добром здравии, чего он от всей души желает и Ее Величеству.

Королева поняла, что попалась, как ребенок. Но, странное дело, гнева она не ощутила.

На следующее утро корзина роз ждала ее у дверей спальни. При виде ее она рассмеялась и велела отослать детям короля-садовника щенков породы Щи-Цу, преподнесенных ей на днях посланником Китайского Императора.



- Не уделит ли Ее Величество пяти минут Ее драгоценного времени...

- Для Вас, уважаемый, у меня всегда найдется минута, - прервала королева Первого Министра.

Тот, отвесив почтительный поклон, внимательно взглянул на нее, пытаясь разгадать причину ее веселости.

- Ваше Величество, не без колебаний решился я поднять эту... тему. Но предмет, о котором я решаюсь говорить с Вашим Величеством, столь важен для благополучия нашего государства, что даже если мой поступок навлечет Ваш гнев на мою бедную голову...

- Переходите к делу, - чуть нахмурилась королева.

- Я желаю Вашей Милости долгих лет жизни, здоровья и процветания... Но все мы смертны, когда-то Всевышний призовет нас к себе... И наш долг подумать о том, что станет после нас. История полна примеров смут и междоусобиц, наступавших после кончины бездетных монархов. Тот час объявляется множество претендентов на престол. Начинаются интриги, закулисная борьба. Что ведет к расколу и беспорядкам, а то и войнам. Вспомните Ланкастеров и Йорков... Когда же имеется законный наследник...

- Я Вас поняла.

- Ваше Величество, - продолжил министр, - Вам необходимо выйти замуж и иметь детей.

- Я обдумаю то, что Вы мне сказали, - королеве хотелось остаться одной.

- Ваше Величество, разрешите мне быть с Вами откровенным до конца, - вид министра указывал на то, что он подошел к самому трудному.

- Говорите.

- Внимание и дружба, которую Вы выказываете королю Цветалии... при том, что он благороднейший и достойнейший человек и знатного рода, беспокоят не только меня, но и других членов Совета.

- Вот как. От чего же? - королева не поднимала глаз.

- Человек он достойнейший...

- Вы уже это сказали.

- Если предположить, что Вы заключите с ним брак, то наследником престола станет представитель другой династии - старший сын короля Цветалии.

- Но у нас, если предположить, что я выйду замуж за короля Цветалии, могут быть свои дети.

- Верно. Но они будут много моложе детей короля от первого брака. А что вы прикажете делать им? Не исключено, что в их незрелых головах возникнут некие фантазии - увы, такова человеческая природа - и что от фантазий они перейдут к делу - борьбе за престол.

- Что же Вы предлагаете? - от веселости королевы не осталось и следа.

- Ваше Величество посетило королевство Винляндии и встретилось с его королем...

- Но ведь он же пьяница! И вы мне прочите его в мужья?!

- Ваше Величество хотели сказать - ценитель и знаток вин.

- Да, большой ценитель.

- Согласен, у короля Винляндии, как и у всякого человека, имеются достоинства и недостатки. Я позволю себе опустить недостатки и сразу перейти к достоинствам... Первое. Он не женат и у него нет детей. Второе. По материнской линии он...

- Кто дал Вам право решать мою судьбу, вмешиваться в мою личную жизнь?

В голосе королевы министр различил интонации, показавшиеся ему знакомыми.

- Боже упаси, такого права у меня нет, - произнес он, - Я лишь, в меру своего разумения, пытаюсь дать Вашему Величеству совет. Но, кроме того, я возьму на себя смелость напомнить Вашему Величеству, что наряду с правами у Вашего Величества имеются и обязанности, и первейшая среди них - забота о благополучии народа и государства. Вашему родителю, покойному королю, не надо было объяснять этого...

- Хорошо. Я подумаю. А теперь оставьте меня.



Цветы больше не радовали королеву. Она велела отдавать их горожанам - всегда у кого-то именины, крестины, свадьба или же поминки. Теперь она реже появлялась на люди. Ее видели на кладбище, на скамье у надгробий отца и матушки, где она просиживала долгие часы.



Через некоторое время в Винляндию отправили посольство, и поползли слухи, что королева выходит замуж за короля этой страны.

Затем объявили о приеме в королевском дворце, на который приглашались все короли, герцоги и графы соседних королевств, герцогств и графств без исключения. Приглашение отправили даже графу графства Дебошир, кого не очень-то жаловали из-за его буйного нрава. Поговаривали, что во время приема объявят о помолвке королевы и короля Винляндии. Всем очень хотелось присутствовать при этом. Поэтому приехали не только сами суверены, но и их родня - начиная с детей и кончая древними старушками, о которых все думали, что их давно нет в живых.



Прием проходил в тронном зале, специально убранном по этому случаю. Дамы блистали драгоценностями, нарядами и прическами. Мужчины - оружием, инкрустированным золотом и серебром.

Вокруг короля Винляндии образовался кружок - царедворцы уже искали его дружбы, шутка ли в деле - без пяти минут король могущественного королевства! Он же посматривал на них с горделивой улыбкой.

Говор смолк, головы почтительно склонились, когда фанфары возвестили о выходе королевы. Все обратили внимание на то, что она грустна и необычайно бледна. Тут и там слышался шепот - что бы это значило?

Гости поочередно подходили к королеве с приветствиями, соревнуясь в искусстве поклонов и произнесения дифирамбов.

Не ускользнуло от внимания присутствующих и то, что королева еще больше побледнела, когда к трону подошел король Винляндии. Казалось, она близка к обмороку. Король же, целуя ей руку, задержал ее в своей чуть дольше, чем то предписывал протокол.

Но тут произошло нечто неожиданное - в наступившей тишине вдруг раздался звук прочищаемого носа. Какая дерзость, кто осмелился заниматься подобным делом в присутствии королевы!? - оглядывались присутствующие в недоумении и негодовании. Нарушителем протокола оказался ни кто иной, как шут короля Винляндии.

- Простуда, насморк, - произнес он с виноватой улыбкой.

Раздался хохот. Улыбнулась и королева и даже кивнула шуту. Он же, взмахнув над головой платком, отвесил ей церемонный поклон.



Пришел черед короля Цветалии приветствовать королеву. Он приблизился к возвышению, на котором находился трон, и вдруг опустился на колени. По залу пробежал ропот - снова нарушен протокол! Король же, смиренно склонив голову, молчал. Молчала и королева.

- Чем я могу быть Вам полезна? - наконец спросила она.

- Ваше Величество, я пришел просить разрешения на брак, - произнес король.

Наступила тишина.

- Вы женитесь?

- Да, Ваше Величество.

Тишина стала полной.

- Не слишком ли много женихов в этом зале? - негромко произнес шут, но так, чтобы его услышали.

- Но я не понимаю, о каком разрешении Вы хлопочете? Вы свободны поступать, как Вам заблагорассудится, - самообладание вернулось к королеве.

- И все же, без Вашего на то согласия этот брак состояться не может, - ответил король.

- Вот как, отчего же?

- Так как я прошу Вашей руки, Ваше Величество.

Впервые королева не нашлась, что ответить. Но тут двери распахнулись, и в зал вбежали дети короля Цветалии и встали за его спиной. Умытые, причесанные, в нарядных одеждах - на них любо-дорого было смотреть. Прибывшее подкрепление нарушило равновесие, и крепость пала.

- Я согласна, - сказала королева после некоторой паузы, - на Ваш... на наш брак.

- Но Ваше Величество, - выступил вперед Первый Министр, - как это возможно? Имеются договоренности и обязательства! Вот Ваш жених!

Он указал на короля Винляндии, потерявшего, казалось, способность не только двигаться и говорить, но и моргать.

- Как возможно, Вы говорите? - королева улыбнулась, - Отчего ж невозможно?

- Я приношу свои извинения королю Винляндии, - продолжала она, - и благодарю за честь, которую он мне оказал. Простите меня великодушно. Но мое сердце принадлежит другому.

Бедняге ничего не оставалось, как склонить голову. Шут участливо обнял его - мол, сочувствую, в жизни всякое бывает. В его руках, откуда ни возьмись, оказалась бутылка вина - выпьем, приятель.

- Но позвольте... - начал, было, Первый Министр, но так и остался стоять с открытым ртом и простертой в сторону королевы рукой.

- Далее. Я намерена изменить устройство нашего государства. С сегодняшнего дня управление страной переходит к Государственному Совету, который, не откладывая дела в долгий ящик, проведет выборы с участием всех жителей королевства - нет, теперь республики - в Парламент страны. Парламент же, в свою очередь, назначит главу правительства - премьер-министра. Я же... слагаю с себя корону.

Королева действительно сняла с головы корону.

- Более я не королева, а лишь гражданка этой страны. Таким образом, снимается проблема престолонаследования. Мои дети, те, которые у меня уже имеются, - она обняла детей короля Цветалии, окружавших ее, - и те, которые, возможно, появятся, не станут претендовать на престол, по той простой причине, что престола больше нет. Таков последний указ вашей королевы, и обжалованию он не подлежит.

Трудно описать, что тут началось. Все разом заговорили, заиграла музыка, раздались крики "Ура!" Но больше всех старался шут - его колпак с бубенцами то и дело взлетал в воздух.



Не стану описывать празднества по случаю брака короля и королевы и провозглашения республики. Скажу только, что в те времена умели веселиться.

Король же Винляндии, рассудив, что холостяцкая жизнь наряду с минусами имеет и плюсы (в чем его поддержал шут, сам закоренелый холостяк), тот час утешился и объявил, что по случаю торжеств выставляет десять бочек бордо из своих подвалов.

Королева - до того, как распечатали бочки - обратилась к королям, герцогам и графам с призывом также отказаться от своих титулов и привилегий и в своих королевствах, герцогствах и графствах заменить монархию республикой.

Те обещали подумать.



Однако граждане новой республики не захотели так вдруг расстаться со своей королевой, которую они очень любили. Они просили ее стать их почетной королевой, матерью всех жителей страны. И она согласилась. Государственными делами королева больше не занималась, в ее обязанности входило лишь утверждение премьер-министра, назначаемого Парламентом, а также принятие его отставки, если Парламент его отзывал. Так же - участие в государственных церемониях и празднествах. Что, согласитесь, не очень обременительно.



Что ж, наша история, слегка похожая на сказку, подошла к концу.

В завершение лишь скажу, что королева и король прожили долгую и счастливую жизнь и умерли в один день.




© Николай Павлов, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность