Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность




МОЙ  ДЯДЯ  ГЕНРИХ  I

Комедия в трех действиях


Действующие лица:

Крис - банковский служащий, житель Ливерпуля, 27 лет.
Генрих I Боклерк - король Англии, 32 года.
Кэтрин - его племянница, 18 лет.
Роджер - епископ Солсбери, канцлер и верховный судья Англии, 50 лет.
Матильда - жена Генриха, 26 лет.
София - фаворитка Генриха, 24 года.
Роберт III Куртгёз - старший брат Генриха, герцог Нормандии, 45 лет.
Джером - глава стражи, 30 лет.
Миссис Темплтон (Пегги) - мать Криса.
Королева Англии Елизавета II.
Гарри, Ричард, Мария, Марта, Джулиан - друзья Криса.
Стражники, придворные, слуги.


События 1-го и 2-го действия происходят в Англии начала XII века.
События 3-го действия - в Англии наших дней.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена 1.

Король Генрих и Роджер в Палате шахматной доски.



Генрих: Шахматы? Брат Роберт научил меня игре. Он игрок из сильных, и победить его мне редко удавалось.

Роджер: Древняя игра оттачивает ум. Кто в шахматах силен, кто на доске крушит врагов, теснит их и на поле брани.

Генрих: Мысль хороша.

Роджер: Игра к нам завезена из Индии торговыми людьми.

Генрих: Пилигримы сказывают, что Индия страна чудес. Каждый год там две зимы и два лета. В высоких, до самых облаков лесах растут невиданные деревья: у одних - листья шириной с дом йомена, у других - огромные, с виду красивые плоды, внутри полные пепла. Орехи там с человеческую голову, а виноградные гроздья такие тяжелые, что можно унести не более одной. У змей вместо глаз - драгоценные камни. А реки выносят на берег золотые самородки. Говорят также, что Индию населяет множество народов, один чуднее другого. Иные людоеды: они пожирают своих родителей. Другие, обросшие волосами, питаются одной лишь сырой рыбой и пьют морскую воду.

Роджер: Стоит ли доверять сказителям? Спроси их - никто не видел чудес далекой страны своими глазами, а лишь слышал от других бродяг.

Генрих: Пожалуй... Хоть шахматы и удивительная игра, но как же приспособить ее к нуждам казначейства?

Роджер: О нет, милорд, игра здесь не при чем. Мы используем клетчатую ткань для целей счета. Отсюда и название - Палата шахматной доски. Но разрешите изложить все по порядку. На Святую Пасху и Михайлов день шерифы графств держат отчет о собранных налогах и расходах. Мы сверяем их цифры с тем, что поступило ранее в казну. Сей абакус...

Генрих: Абакус?

Роджер: Да, приспособление для счета... позволяет - посредством перемещения фишек - складывать доходы и вычитать убытки.

Генрих: Вот как? Объясните, как же так получается?

Роджер: Извольте... (Взглянув в окно.) Пресвятая Дева! Это что еще такое?

Генрих: О чем Вы, Роджер?

Роджер: Шар, а под ним корзина, спускается с небес!

Генрих: Что?

Роджер: Взгляните сами.

Генрих (подходит к окну): Да хранит Святой Георгий Англию! Мне снится это?

Роджер: Тогда и мне.

Генрих: Что же там такое? Знамение?

Роджер: Ума не приложу.

Генрих: Джером!



Входит Джером.



Генрих: Видишь шар на площади? Разузнай, что там такое. Причастных возьми под стражу и сюда веди.

Джером (кланяясь): Милорд.



Джером удаляется.



Роджер: Средь бела дня, у самого Тауэра... Не нравятся мне такие дела.

Генрих: У Вас есть соображения?

Роджер: Первая мысль о нашем неприятеле. Не их ли рук дело?

Генрих: Корзина на земле.

Роджер: Герцогство Нормандии готовится к войне.

Генрих: Вы полагаете?

Роджер: Совершенно убежден, как и в том, что светило наше восходит на востоке. Мне донесли, что братец Ваш среди баронов сеет смуту.

Генрих: В корзине человек!

Роджер: Один? Не разберу.

Генрих: Один. Он схвачен.

Роджер: Что ж, скоро мы узнаем, что за птичка к нам залетела.

Генрих: Клянусь мощами Святого Иеронима, мне не доводилось видеть ничего подобного. Летать по воздуху, словно плавать по воде!

Роджер: Позвольте, милорд, провести дознание. Кто бы ни был путешественник, у нас он заговорит.

Генрих: Нет, я хочу сам допросить летуна.

Роджер: Как прикажете.



Входит Джером.



Джером: Милорд, в корзине оказался человек.

Генрих: Ведите его.



Стража ведет Криса.



Генрих: Отвечай, кто ты?

Крис: Я... я попал в грозу, меня утащило черт знает куда. Где я нахожусь?

Генрих: Ты послан Робертом?

Крис: Робертом? Каким Робертом? Я знаю одного Роберта, но он...

Генрих: Моим любезным братцем.

Крис: Нет...

Генрих: Ты сакс?

Крис: Пожалуй. А здесь что, кино снимают? Или...

Генрих: Из каких ты мест?

Крис: Я из Ливерпуля.

Генрих: Ли-вер-пуля? Не слышал о таком. Там что - деревня, крепость? Можешь показать на карте?

Крис: Конечно, могу.



Роджер развертывает карту.



Генрих: И где твой Ливерпуль?



Крис подходит к столу, смотрит на карту.



Крис: Его почему-то нет на вашей карте. Ливерпуль расположен примерно здесь. Вот и река Мерси. Какая-то странная карта... Мне снится сон?

Генрих: Не хочешь говорить?

Крис: Говорю же, что я из Ливерпуля.

Генрих: Но такого поселения нет.

Крис: Уверяю Вас, Ливерпуль существует. Это огромный город... А Вы...

Генрих: Хорошо, о Ливерпуле позже. Ответствуй, что у тебя за шар? И как он летает?

Крис: Это баллон. Вы что не видели баллонов?

Генрих: Баллон?

Роджер: Магия и колдовство - не иначе.

Крис: Какое колдовство? Вы видели мыльные пузыри? Вот и у меня такой пузырь, только большой.

Генрих: Любой предмет падает на землю, а твой шар летает. Как же так?

Крис: Как вам объяснить... Ну, вот дым из трубы идет вверх, верно? Потому что горячий. Если наполнить горячим дымом шар, он тоже устремится вверх.

Генрих: Гм... А ведь так оно и есть.

Роджер: Милорд, проходимец морочит нам голову. Сочиняет сказки о шарах и дыме, чтобы скрыть главное - кто послал его и с какой целью. Позвольте мне...

Генрих: Он явно чужестранец, но в его словах есть смысл. Оставьте нас одних.

Роджер (кланяясь): Милорд...



Роджер и стража удаляются.



Крис: Скажите, где я нахожусь?

Генрих: У короля в гостях.

Крис: У короля?

Генрих: Слышал о Генрихе Боклерке, сыне Вильгельма?

Крис: С... слышал... в школе проходили. Вы Генрих?

Генрих: Волей Божьей.

Крис (указывая на окно): А там Лондон?

Генрих: Лондон.

Крис: А какой же сейчас год?

Генрих: Господа нашего 1101-й.

Крис: Ну, меня и занесло!

Генрих: Сознайся, ты алхимик?

Крис: Нет, что Вы? Я работаю в банке.

Генрих: В банке? Что такое банк?

Крис: Место, где люди хранят деньги, где выдают ссуды.

Генрих: Ссуды?

Крис: Разве у вас нет учреждений, где совершают операции с деньгами?

Генрих: У нас есть неугодные Богу менялы и ростовщики.

Крис: Уже ближе. С них все и началось. А теперь мы как мухи в паутине. Все повязаны. Когда Lehman Brothers пошел ко дну, такое началась...

Генрих: В твоих словах много необычного. И ты не величаешь меня, как надлежит. Почему?

Крис: Простите, милорд. Я все еще... надеюсь проснуться.

Генрих: А скажи, что за ожерелье у тебя на шее?

Крис: Айпод, моя музыка.

Генрих: Музыка?

Крис: Да, музыка. Хотите послушать?



Крис протягивает Королю айпод.



Крис: Вставьте в уши, милорд... Вот так.



Генрих осторожно надевает наушники. Крис включает айпод. Генрих тут же срывает наушники.



Генрих: Демоны! Их голоса!

Крис: Демоны? Скорее черти.

Король: Черти?

Крис: Но ручные. Нажмешь кнопку - поют. Нажмешь еще раз - молчат.



Генрих надевает наушники, слушает.



Генрих (снимая наушники): Музыка, говоришь?

Крис: Вам нравится, милорд? Вставляет, а? "50 сент".

Генрих: Забавно. Но на музыку не похоже.

Крис: Кому что нравится.

Генрих: Музыка в церкви, на пиру.

Крис: И в церкви музыка, и "50 сент" музыка - о вкусах не спорят. Там у меня еще есть Битлс.



Крис нажимает на кнопки. Генрих какое-то время слушает.



Генрих: Много лучше.

Крис: Говорю же, Вам понравится. У меня около 500 треков.

Генрих: Треков?

Крис: Песен.

Генрих: В этой коробочке?

Крис: Да хоть 5 тысяч, память у айпода немереная. Вот что, возьмите его себе. В подарок.

Генрих: Принимаю твой дар. А вот смотрю, ты странно одет.

Крис: Облачение путешественника. Хотите примерить? Мы с Вами одного роста, да и сложения тоже.

Генрих: Что ж... я не против.



Крис снимает каскетку и куртку и протягивает Генриху.



Генрих: Мне не доводилось видеть такого сюрко.



Генрих надевает одежду Криса. Крис ему помогает. Затем Генрих подходит к зеркалу.



Крис: Cool! Смотритесь отлично.

Генрих (смеясь): Пресвятая дева! Костюм разве что для карнавала.

Крис: А ведь мы очень похожи с Вами, милорд. В каскетке - не отличить. Вот так номер!

Генрих: Верно.

Крис: Позвольте подарить Вам эту одежду, у меня в корзине есть смена.

Генрих: Благодарю. Принимаю твой дар. А ты прими мой - плащ и калотт.

Крис: Огромное спасибо, милорд.



Крис надевает одежду короля.



Генрих (смеясь): Сходство поразительное.

Крис: Да, дела!

Генрих: Я назначил бы тебя моим двойником и королевским бифитером, но пока еще мало тебя знаю.

Крис: Бифитером? В каком смысле?

Генрих: Пробовать пищу короля, не отравлена ли она?

Крис: Я... я польщен.

Генрих: Скажи, как тебя зовут?

Крис: Крис.

Генрих: Крис? Имя необычное.

Крис: То есть, Кристофер.

Генрих: Иное дело. Имя христианское, так зовут мужчин и у нас. Мне доставляет удовольствие с тобой беседовать, Кристофер... Крис. Хочу надеяться, мы станем друзьями.

Крис: Я тоже. То есть... хочу сказать, что я польщен.

Генрих: Но не раньше, чем мы убедимся, что у тебя на уме нет злого умысла.

Крис: У меня нет такого умысла.

Генрих: Так все говорят. Если ты, как утверждаешь, путешественник, тебе ничего не угрожает. У тебя будет все - еда из королевской кухни, вино из королевского подвала. В одном лишь я тебя пока ограничу - в свободе. Джером! Увести его!



Вошедшие стражники, приняв Генриха за Криса, берут короля под руки.



Генрих (в ярости): Вы что, олухи, ополоумели?!



Джером бьет Генриха палицей по голове. Король теряет сознание, и стражники его выносят. Ошеломленный Крис стоит, не зная, что сказать.



Входит Роджер.



Роджер: Милорд.



Крис поспешно усаживается за стол - так, чтобы Роджер не видел его джинсов и кроссовок.



Крис: Да?

Роджер: Воображаю, каких небылиц наговорил здесь коварный плут.

Крис: Мне думается, он просто путешественник, сбившийся с пути.

Роджер: Известны нам такие путешественники. Вынюхивают и высматривают все вокруг. Мое мнение, если милорд позволит его высказать, он лазутчик. И с ним следует поступить, как с лазутчиком - провести дознание и вздернуть.

Крис: Даже волос не должен упасть с его головы. Отвести ему приличествующие покои, кормить и поить с моего стола. Но и осторожность не помешает. Ни привез ли он издалека какой-нибудь болезни? Поэтому назначаю три недели карантина. Из покоев чужестранца не выпускать, и никаких сношений с внешним миром.

Роджер: Осмелюсь посоветовать, заключить его в Белую башню. Уж там он ни с кем не сможет общаться.

Крис: Так и поступим. Я Вас больше не держу.

Роджер (кланяясь): Милорд.



Роджер выходит.



Крис: Джером!



Входит Джером.



Крис: Куда препроводили пленника?

Джером: В подземелье, милорд.

Крис: Переведите его в Белую башню.

Джером: Будет исполнено, милорд.

Крис: Пленник никого не должен видеть. Даже тебе запрещается говорить с ним. И вот еще что: шар, на котором он прилетел, содержать в целости и сохранности, ничего не должно пропасть из корзины. Отвечаешь головой.

Джером: Я отдам распоряжения, милорд.

Крис: Исполняй.



Джером, поклонившись, направляется к выходу.



Крис: Постой. Вот возьми.



Крис берет из шкатулки, стоящей на столе, несколько монет и протягивает их Джерому.



Джером: Благодарю Вас, милорд. Но, видит Бог, Джером готов служить своему королю и без наград, и если надо, умереть за него. Джером не забывает благодеяний, ведь Вы спасли мне жизнь, отбив у шайки Редлэнда.

Крис: Как же... помню. Возьми в награду за услугу, которую ты мне сегодня оказал... верный Джером.

Джером (целуя руку Криса): Милорд...

Крис: Теперь ступай.



Джером выходит. Слышен удар колокола. Крис смотрит на свои часы, затем подходит к окну и какое-то время стоит, наблюдая жизнь снаружи.




Сцена 2.

Утро следующего дня. Крис в покоях короля.



Крис: Генрих Боклерк... Что о нем рассказывала наша историчка? У него был брат Вильгельм Руфус с красной рожей. Руфуса кто-то шлепнул на охоте и, кажется, Боклерк стал королем. Черт! Больше ничего не помню. Ах, миссис Пикфорд, как же Вы правы - история очень нужный предмет. Как звали его жену? Есть ли дети?
И что за тип его советник? (Листает книги на полке.) Жития, жития... Писание, Книга Страшного суда... Неужели оригинал? Но мне вряд ли поможет. Постой! Айфон! Там же оксфордский словарь!



Крис достает айфон и склоняется над ним.



Крис: Вот он голубчик! "Генрих I, 1068-1135, младший сын Вильгельма I, он же Завоеватель..." Папаша знаменитый! "Правил с 1100 по 1135 год. Его единственный сын утонул в 1120, и хотя Генрих заставил баронов поклясться в верности его дочери Матильде, в 1127, после его смерти почти сразу началась гражданская война". Не густо. Выходит, Генрих царствует всего-то год! И ему сейчас 32-33, почти как мне.



Стук в дверь. Входит Кэтрин.



Кэтрин: Как Вы почивали, милорд?

Крис: Превосходно, спасибо.

Кэтрин: Хотела справиться о Вашем здоровье. Вы пропустили заутреню.

Крис: Я здоров. Но вот дела...

Кэтрин: Дядюшка, молитва важнее земных дел.

Крис: Ты так думаешь, племянница?

Кэтрин: Как же начинать день без вознесения молитвы Господу Нашему?

Крис: Конечно, конечно...просто замешкался... а так-то я...



Пауза.



Крис: Ты хотела что-то сказать?

Кэтрин: Милорд, прибыл ли ответ из Анжу, от Вашего кузена?

Крис: Из Анжу? Постой, что-то есть. Посмотрим. Так, послание от нунция... А вот - от Фулька. Он пишет... что оказать тебе, Кэтрин, гостеприимство для него особая честь и удовольствие, и что его сын Жоффруа мечтает о том дне, когда его невеста ступит на землю его предков... Ну, и так далее.

Кэтрин: Святая дева! Я предчувствовала это. Мне привиделся сон, будто я плыву на корабле. Но только...

Крис: Что только?

Кэтрин: Только корабль плыл не среди волн, а в облаках.

Крис: Интересно... Кэтрин, я вижу, тебя не очень радует перспектива перебраться в Анжу?

Кэтрин: Я... я не знаю... Это мой долг перед людьми и Небом, ведь мы с Жоффруа помолвлены. Волей Божьей призвание женщины - служить своему господину, родить ему детей и заботиться о нем и о семье. Мужчине же защищать ее и покровительствовать.

Крис: Ты действительно так думаешь?

Кэтрин: О да, милорд.

Крис: Но, подозреваю, не все женщины разделяют подобные мысли?

Кэтрин: Напротив, милорд, так думают все добропорядочные девы.

Крис: Это со временем пройдет.

Кэтрин: Что пройдет, милорд?

Крис: Так, к слову...

Кэтрин: И в то же время... я не хочу расставаться с Вами, дядя, покидать моих друзей, отца Иеронима, наш сад...

Крис: Вопрос серьезный. Здесь спешка ни к чему.

Кэтрин: Но это уже третье письмо!

Крис: Ничего, подождут.

Кэтрин: О да, ведь Жоффруа всего 13 лет.

Крис: Тринадцать? Не муж, но мальчик. А туда же, жениться!

Кэтрин: Ваш кузен хотел, чтоб до совершеннолетия его сына я жила в Анжере. Должно быть, Жоффруа скучно, ему нужен напарник для игр.

Крис: Разлука с тобой... мой ангел, уже сейчас печалит меня. Говорю от чистого сердца.



Крис берет Кэтрин за руку.



Кэтрин: Если бы Вы только знали, как я дорожу Вашим расположением, милорд. Вы заменили мне батюшку с матушкой.

Крис: Я не дам тебя в обиду. А юный Джефри подождет. Я напишу его папаше.

Кэтрин: Благодарю Всевышнего за то, что Вы у меня есть, дядя.

Крис: Скажи, племянница, имеются ли у тебя еще какие-нибудь просьбы? Буду рад исполнить их.

Кэтрин: Да, есть... Не хочу, чтобы моя матрона ходила везде за мной. Я уже не ребенок. Я люблю гулять в саду... Надо выйти пораньше - до утренней молитвы... Тогда услышишь дивные песни небесных птах. И если закрыть глаза, то окажешься в раю... А матрона своим ворчанием все портит.

Крис: Нет, ты еще ребенок... Что еще ты любишь?

Кэтрин: Читать Писание.

Крис: Только Писание?

Кэтрин: Ах, должно быть, Вам рассказала тетушка...

Крис: Тетушка?

Кэтрин: Тетушка Матильда дала мне книгу. Предание о доблестном рыцаре Тристане и белокурой принцессе Изольде, исцелившей его от смертельных ран. О короле Марке, воспитателе Тристана Гувернале и служанке Изольды Бранжьене.

Крис: Насколько мне известно, история грустная.

Кэтрин: О да, Тристан и Изольда умирают...

Крис: От чего?

Кэтрин: Так получилось, что они разлучились - Изольда становится женой короля Марка, Тристан тоже женится.

Крис: Тристан сам предложил Изольду королю Марку. Так?

Кэтрин: Да. Ведь король Марк вырастил и воспитал его.

Крис: В сказках и не такое случается.

Кэтрин: Это не сказка, а быль!

Крис: Ты так думаешь?

Кэтрин: Конечно! Иначе, зачем же рассказывать такую печальную историю?

Крис: Это аргумент. И что ж там дальше?

Кэтрин: Тристан и Изольда не перестают любить другу друга. Раненый отравленным оружием, умирающий Тристан хочет в последний раз увидеть Изольду. Однако из-за козней жены Тристана Изольда опаздывает: когда она приходит к ложу Тристана, он уже мертв. Но Изольда не надолго переживет его. Не мысля жизни без возлюбленного, она ложится рядом и тоже умирает.

Крис: Жизненно. Ты меня убедила, так похоже на правду. Твоя история напомнила мне другую - тоже о влюбленных, которые не захотели жить друг без друга - их звали Ромео и Джульетта. Но она пока не написана, до Шекспира еще лет 500. Ведь даже и Чосер еще не родился.

Кэтрин: А как же... откуда же Вы, дядюшка, знаете о ней?

Крис: Хороший вопрос...



Стук в дверь. Входит Роджер.



Крис: Кэтрин, мы еще поговорим о литературе...



Кэтрин целует Криса и подходит к Роджеру под благословение.



Роджер (крестит Кэтрин): Benedicite Dominum.



Кэтрин выходит.



Роджер: Хорошо ли почивали, милорд?

Крис: Прекрасно, спасибо.

Роджер: Милорд, наш вчерашний разговор остался незавершенным. Ему помешало появление чужестранца.

Крис: Разговор? Какой разговор?

Роджер: Об устройстве Палаты шахматной доски.

Крис: Палаты чего?

Роджер: Шахматной доски, милорд.

Крис: Ах, да. Из-за необыкновенных событий у меня в голове все перемешалось. На чем же мы остановились?

Роджер: На абакусе.

Крис: Абакусе? У вас... то есть у нас имеется абакус?

Роджер: О да, милорд, Вы изволили его видеть.

Крис: Напомните мне.

Роджер: На столе, покрытом клетчатым холстом, мы помещаем фишки. Перемещая их из клетки в клетку, мы ведем счет, а результат записываем на пергаменте.

Крис: Покажите.

Роджер (подает свиток): Извольте, милорд.

Крис: О Господи! Римские цифры. Здесь черт ногу сломит!

Роджер: Что, милорд?

Крис: Кто ж нынче пользуется римскими цифрами? Ведь среди римских цифр нет нуля. И как же вы выкручиваетесь?

Роджер: Не понимаю Вас, милорд.

Крис: Нам пора переходить на арабские.

Роджер: Милорд...

Крис: Я объясню - все очень просто.

Роджер: Милорд, Ваша ученость меня восхищает.

Крис: Какая там ученость - это любой школьник знает. Я подумаю, как лучше переделать ваши счеты, а пока хочу взглянуть на книги.

Роджер: На что, милорд?

Крис: Ну, книги, бухгалтерию, ваши свитки - как вы их там называете? Хочу их проверить. Аудит - моя специальность.

Роджер: Помилуйте, милорд! Ужель Вы сам станете сверять их? Если у Вас имеются сомнения, я прикажу все пересчитать.

Крис: Сколько потребуется времени на это?

Роджер: К полнолунию управимся, я полагаю.

Крис: Что? Это же две недели!

Роджер: Боюсь, раньше не получится.

Крис: Свитки должны быть у меня на столе сегодня вечером.

Роджер: Как Вам угодно, милорд. Только что Вы...

Крис: Уже мое дело. Что у Вас еще?

Роджер (подает пергамент): Милорд, извольте утвердить указ о наказании еретика.

Крис: Еретика? Что же он такого натворил?

Роджер: Нечестивец не только проповедовал ересь, но и замечен в колдовстве - колдун и чернокнижник.

Крис (читает): Наказание плетьми и клеймлением лба... Сурово! Роджер: Ваше решение, милорд.

Крис: Мое? Я... э... тогда погорячился. Так он чернокнижник, говорите?

Роджер: Да, милорд.

Крис: То есть умеет читать и писать?

Роджер: Без сомнения, милорд.

Крис: Заменить приговор другим.

Роджер: Каким же, милорд?

Крис: Раз он грамотный, то и послужит нам. Отвести ему... келью где-нибудь в монастыре, и пусть переписывает Святое писание. Так и душа его просветлится, и другим польза.

Роджер: Милорд, кто из смертных с большей мудростью и великодушием разрешил бы столь непростое дело? И я так считаю - вера есть предмет убеждения, а не насилия.

Крис: Договорились?

Роджер: Ваше слово - закон для Ваших подданных.

Крис: Вот и прекрасно. Да, Роджер, прикажите снять копии с наиболее важных документов...

Роджер: Копии, милорд?

Крис: Сделать списки, а то, не ровен час, пожар или наводнение, и мы останемся ни с чем.

Роджер: Прекрасная мысль, милорд. Я распоряжусь.



Роджер кланяется и выходит. Входит Матильда.



Матильда: Милорд, хорошо ли Вы почивали?

Крис: Тронут всеобщей заботой о моем сне. Я спал нормально, а Вы как спали?

Матильда: Милорд, вы знаете, я сплю спокойно лишь, когда Вы рядом.

Крис: Дела задержали меня до поздней ночи, и я не стал Вас беспокоить.

Матильда: Какое беспокойство? О чем Вы?



Пауза.



Крис: Что новенького? О чем толкуют при дворе?

Матильда: Все разговоры о чужестранце.

Крис: И что же говорят?

Матильда: Одни, что он красавец и благороднейших кровей. Другие - что лазутчик. А третьи - мол, то и другое. Кто же он на самом деле?

Крис: И сам хотел бы знать. Одно ясно - он прилетел на чудо-шаре из дальних стран, столь дальних, что о них у нас никто не слыхивал.

Матильда: Как интересно!

Крис: Я запер его в Белой башне. Пусть посидит недели три. Карантин. А тогда посмотрим.

Матильда: Вы покажете его нам?

Крис: Возможно.

Матильда: Милорд, не смею больше отрывать Вас от дел. Я шла лишь справиться о Вашем здоровье и...

Крис: Что "и"?

Матильда: И напомнить, что Ваша Матильда... Ваша Тильда ждет Вас всегда.

Крис: Тильда, крошка!



Крис обнимает Матильду.



Крис: Как освобожусь, так сразу...

Матильда: Я жду смиренно.

Крис: Да, Тильда...

Матильда: Что, милорд?

Крис: Нельзя ли распорядиться, чтобы по утрам мне приносили побольше воды, кувшин меня не устраивает.

Матильда: Воды, милорд?

Крис: Да, воды.

Матильда: Позволено ли мне спросить, для чего милорду вода?

Крис: Как для чего? Умыться и обтереться, раз нет душа. А как Вы сама умыва... совершаете утренний туалет?

Матильда: Как все, мою руки и рот.

Крис: Как рот? А лицо?

Матильда: Всем известно, что лицо мыть вредно.

Крис: Вредно? Отчего?

Матильда: Через поры проникнет хворь.

Крис: Как так?

Матильда: Вместе с дурным воздухом.

Крис: А как же тогда мыться?

Матильда: Мыть тело неполезно по той же причине.

Крис: О Господи! Так Вы что ж - вообще не моетесь?

Матильда: Лишь при крещении в купели и перед свадьбой.

Крис: Что!? Всего два раза в жизни?

Матильда: Да, милорд. После крещения не моются, чтобы не смыть святой воды. Разве в Нормандском герцогстве иные обычаи?

Крис: А голову? А волосы?

Матильда: Их посыпают пудрой и мукой.

Крис: Ну и ну! Вот так номер!



Крис ходит по комнате.



Крис: Вот что: отныне у нас все будет иначе.

Матильда: Иначе? Вы меня пугаете, милорд.

Крис: Матильда, ты ведь знаешь, какое у меня прозвище?

Матильда: Да, милорд - Боклерк.

Крис: Ты в курсе, что оно означает?

Матильда: Да, милорд, Ваше прозвище означает "ученый".

Крис: Так вот, как ученый человек, набравшийся мудрости из умных книг, заявляю, что от воды нет никакого вреда, а одна лишь польза.

Матильда: Милорд, но Святая церковь...

Крис: К черту! То есть, я хотел сказать... Послушай, болезни не от воды, а от ее отсутствия. Они от грязи, а не от чистоты. Хоть раз в неделю все тело следует мыть теплой водой. А лучше каждый день.

Матильда: Но, милорд...

Крис: Не перебивай! Кто здесь король? Прикажи, чтобы принесли большие лохани и каждое утро доставляли два ведра горячей воды...

Матильда: Милорд...

Крис: Если хочешь, чтобы я приходил к тебе, то так и поступишь.

Матильда: Милорд, пощадите!

Крис: Никаких отговорок! Правила гигиены распространяются на всех придворных без исключения! Под страхом смертной казни! Вам понятно? Аудиенция окончена!




Сцена 3.

Вечер того же дня. Королевские покои. Слуги вносят свитки и кладут на стол. Свитков множество. Входит Крис. В руках у него айфон.



Крис: Дьявол! Глухо, как в танке! Нет сигнала, хоть ты тресни! Как мы там сыграли с Шеффилдом? Вот в чем вопрос. А, вот и работенка. Посмотрим, что в их книгах интересного? Чтобы не потерять квалификацию, так сказать.



Крис засучивает рукава и принимается за дело, используя айфон как калькулятор. Входит София.



София: Вот где мой котик.

Крис: Мы знакомы?

София: Шутник!

Крис (игриво): Я где-то Вас видел.

София: Шалунишка! Не узнает свою Софи.

Крис: Ах, Софи! Как же, как же - припоминаю.



София садится Крису на колени.



София: Ты забыл ко мне дорогу.

Крис: И правда, в замке легко заблудиться. Как-то шел к тебе, а попал совсем в другое место.

София: Кого ж ты там застал?

Крис: В том то и дело, что никого.

София: А тем временем бедная Софи ждала своего котика...

Крис: Прости, так уж вышло.

София: Лгунишка, не верю ни одному твоему слову.

Крис: Как хочешь.

София: Расскажи мне о чужестранце: откуда он, и кто такой?

Крис: И ты о том же. Довольно странный тип. Впрочем, у себя на родине он, должно быть, обычный человек.

София: Когда ж ты нам его покажешь?

Крис: Софи, малышка, ты слишком любопытна. Я запер его. Что если он принес с собой заморскую болезнь?

Софи: Жаль, но болезнь - спаси нас, Господи! Когда разразилась чума, наш край обезлюдел, поля не зеленели, дороги не пылили, мужчины шарахались от женщин, женщины - от мужчин. Но не было и войн.

Крис: Да, я читал...

София: Что ты сказал?

Крис: Неважно.

София: Чума не щадила ни серва, ни сеньора. Тогда повывели всех кошек, и все же...

Крис: Кошек? Причем здесь кошки?

София: Как причем? Кошки слуги дьявола, они и принесли хворь.

Крис: Что ты болтаешь? Ты в своем уме?

София: Ты вспомни, как горят у них глаза во мраке.

Крис: О Господи! Глаза горят отраженным светом! Бедные животные! Вы стали жертвой людской дремучести. Не кошки повинны, а крысы. Кошки как раз уничтожали крыс, а вы их извели.

София: Хворь попадает в тело через воздух. На улицах жгли костры, чтобы его очистить.

Крис: Глупости! Чуму переносят блохи. Сначала блоха укусит больную крысу, а потом человека - и готово. С крысами и блохами следует бороться, а не воздух очищать и кошек гонять.

София: Но Святая церковь... Святой престол...

Крис: Что церковь? Что престол? Ну что они понимают?

София: Как что? Антихрист на свободе, и чума - его проделки. И Страшный суд грядет.

Крис: У меня нет желания с тобой спорить. Могу только засвидетельствовать, что заседание Страшного суда откладывается по меньшей мере на 1000 лет.

София: Ты говоришь загадками.

Крис: Знай вы то, что известно мне...

София: Успокойся, котик. Пусть печали покинут твое сердце. Бокал вина и мягкая перина избавят тебя от них. Мне ждать тебя сегодня?

Крис: Нет. Дела.

София: Не перетрудись, уже вторая свеча на половине.

Крис: Вторая? Верно, перед твоим приходом я зажег другую свечку.

София: Законы запрещают работы после захода солнца.

Крис: Но я король, не забывай. Я издаю законы - и вправе их нарушать.

София: Ночь - время напастей, измен, убийств и поджогов. Время привидений и духов. Ночью бес караулит под дверью. Разве ночь не страшит тебя?

Крис: А тебя?

София: Ночь страшит каждого.

Крис: Но ты-то спокойно разгуливаешь по замку. Уж ни дух ли ты? А может, ты привидение?

София: Как знать.



Слышен колокол.



София: Вот и монах звонит хвалитны.

Крис (взглянув на наручные часы): Если он намеревался звонить в 3, то он поспешил.

София: Как поспешил? Он звонит всегда в одно и то же время, когда доходит до "Хвалите Господа с небес".

Крис: Ты уверена, что в одно и то же? Один читает быстро, другой - медленно. Думаешь, во всех монастырях звонят в один и тот же миг?

София: Какое странное рассуждение.

Крис: Что ж тут странного? Впрочем, у вас... никто особенно временем не дорожит - полчаса туда, полчаса сюда - какая разница?

София: Когда Бог творил мир, то времени он создал в избытке.

Крис: В XXI веке думают иначе.

София: О чем ты?

Крис: Так, мысли вслух.

София: Пусть сладостные сны баюкают котика до самого утра. И не забывай свою Софи.

Крис: Спи спокойно, крошка.



София целует Криса и выходит. Крис прохаживается по комнате.



Крис: Еще и она на мою голову. Ай да Генрих! Какие еще сюрпризы он приготовил? Кабы знать! Но как же так? Мне известно, что произойдет с Англией, Европой и со всем миром в следующее тысячелетие. Вроде как смотреть футбольный матч в записи: знаешь кто, кому и на какой минуте закатит гол. Я в роли Бога и знаю все... Кроме того, что станет со мной завтра. Будут ли мне поклоняться - или разоблачат и... Нда... Ведь здесь не шутят. Суд здесь короткий, а приговор суровый. А хотелось бы знать, выберусь ли я из этой переделки? Да, дела... Что ж, вызов принят, и посмотрим, кто кого?




Сцена 4.

Утро следующего дня. Покои короля. Крис спит, положив голову на стол. Входит Роджер.



Роджер (с беспокойством): Милорд?

Крис (просыпаясь): А, Роджер, проходите. У меня к Вам разговор.

Роджер: Милорд...

Крис: Я проверил счета, цифры сходятся.

Роджер: Милорд, Вы сделали все за ночь? Как такое возможно?

Крис: Возможно, друг мой, и не такое возможно. Но вот что мне думается - казна недополучает налогов.

Роджер: Милорд, и я того же мнения.

Крис: Цифры соответствуют переписи, проделанной еще моим отцом - ну, книге Страшного суда. Однако население выросло с тех пор, и соответственно, должны увеличиться поступления в казну.

Роджер: Милорд, Вы читаете мои мысли. Я как раз хотел говорить с Вами о налоговых сборах.

Крис: Ну, так говорите. У Вас имеются какие-нибудь соображения?

Роджер: Дело в том, что шерифы состоят на службе у баронов. Есть подозрение, что с согласия последних они скрывают часть налогов.

Крис: Вот как? А нельзя ли послать на места наших людей? Чтобы они отвечали перед нами?

Роджер: Милорд, о чем я и хотел просить Вас. Среди нормандцев и из здешних рыцарей найдутся многие, кто готов служить Вам верою и правдой.

Крис: Хорошо. Составьте план: какое число людей понадобится, подберите кандидатуры, оцените расходы и все такое. И готовьте соответствующий указ. Идет?

Роджер: Рад Вам служить, милорд. Переустройство повлечет укрепление монаршей власти и ослабит власть баронов. Однако же я шел к Вам с другим...

Крис: Что такое?

Роджер: Ваш братец высадился с войском в Портсмуте. Винчестер взят.

Крис: Еще не хватало! Чего же он хочет?

Роджер: Роберт претендует на корону.

Крис: Негодяй!

Роджер: И я того же мнения. Но он убежден, что сильнее нас.

Крис: Вот как?

Роджер: Кое-кто из баронов его поддержал.

Крис: Изменники!

Роджер: И я так думаю.

Крис: Что же Вы предлагаете?

Роджер: Если, волей Божьей, дело дойдет до сражения, нам придется туго. Но в личном поединке Вы одолеете герцога. Нисколько не сомневаюсь в этом.

Крис: В личном? Каким образом?

Роджер (внимательно посмотрев на Криса): Все решит Суд Божий. Вы сразитесь с Робертом Куртгёзом.

Крис: Хорошенькое дело! Ведь это не пейнтбол, ведь это на мечах. Причем, отнюдь не деревянных.

Роджер: И я думаю, что дело хорошее. Вы победите герцога, а значит, и битва не нужна. По древнему закону поединок государей решает ее исход.

Крис: А если меня убьют? Обо мне Вы подумали?

Роджер: Отважней и искусней воина, чем Вы, милорд, я не знаю.

Крис: Вы мне льстите.

Роджер: Ничуть, милорд! Кто сравнится...

Крис: Оставьте! Но он же мне брат! Брат на брата - как-то мне не очень...

Роджер: Что ж с того? Он враг.

Крис: Вот что, мы действительно одолеем их, но действовать нам придется иначе.

Роджер: Как мне понимать Ваши слова? Означают ли они сражение?

Крис: В своем роде.

Роджер: Простите, милорд, но я не понимаю.

Крис: Позже объясню. Объявить всеобщую мобилизацию.

Роджер: Уже отправлены верховые.

Крис: Мне также потребуется прогноз погоды на ближайшие дни.

Роджер: Я справлюсь у астролога.

Крис: Спросите лучше у крестьян. Так надежней. Пожалуй, пришлите кого-нибудь из стариков ко мне, я сам поговорю. А Вас я больше не держу.

Роджер (кланяясь): Милорд...



Роджер выходит.




Сцена 5.

Вечер. Покои короля. Крис прохаживается в задумчивости. Стук в дверь. Входит Кэтрин.



Кэтрин: Милорд...

Крис: Кэт!

Кэтрин: Я пришла перекрестить Вас. Я стану молиться за Вас. За Вас и за Вашу Божией милостью победу над врагом.

Крис: Кэт... я так хотел тебя видеть!

Кэтрин: Я здесь, милорд. Милорд...

Крис: Что, Кэт?

Кэтрин: Раньше Вы так со мной не говорили. Ваша речь полна загадок. Я многого не понимаю.

Крис: Я сам себя не понимаю с некоторых пор...

Кэтрин: Как же так, милорд?

Крис: Кэт, почему бы тебе ни звать меня Генрихом? "Милорд" слишком официально.

Кэтрин: Я не смею.

Крис: Просто скажи - Генрих.

Кэтрин: Генрих.

Крис: Прекрасно, мне так гораздо приятней.

Кэтрин (крестит Криса): Покойной Вам ночи, дядя Генрих. Всевышний с нами!

Крис: Спокойной ночи, Кэт.



Кэтрин идет к двери.



Крис: Постой!

Кэтрин: Что, милорд?

Крис: Мне нужно сказать тебе кое-что.

Кэтрин: Да, милорд.

Крис: Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Я не твой дядя.

Кэтрин: Пресвятая Дева! Вы не дядя мне?

Крис: Я пришелец, прилетевший на воздушном шаре.

Кэтрин: О, Боже! А что с моим дядей?

Крис: Кэт! Я все объясню. Он жив и здоров. Правда, пока в темнице.

Кэтрин: В темнице?

Крис: Да, в Белой башне. Все думают, что в темнице пришелец, а там - Генрих. Я же занял его место. Так получилось. Мы с ним обменялись одеждой, а так как мы похожи - даже ты не смогла распознать подлог - стража приняла его за меня.

Кэтрин: Молю Вас, кто бы Вы ни были, пощадите его. Проявите милосердие! Как христианин, как единоверец!

Крис: Ему ничто не угрожает.

Кэтрин: Могу ли я Вам верить?

Крис: Верь мне, Кэт.

Кэтрин: Но Вы бросили короля в темницу!

Крис: Временная мера.

Кэтрин: Временная?

Крис: Я не хочу занимать его место. Оно принадлежит ему. Все, о чем я мечтаю - вернуться домой. Южный ветер отнесет меня туда, откуда я прилетел, лишь надо дождаться его - мне это поведал старый Гэллоуэй. Но теперь я не знаю, что мне делать.

Кэтрин: Не понимаю Вас.

Крис: Я не хочу улетать без тебя, Кэт. Я люблю тебя.

Кэтрин: Вы... Вы говорите, что любите меня?

Крис: Да, очень. Я люблю в тебе все - красоту, доброту, ум. Я люблю твои мысли - твои рассуждения о долге, о любви к будущему мужу. И даже твою трогательную набожность.

Кэтрин: Пресвятая Дева Матерь Божья Благая Богородица...

Крис: Скажи, есть ли у меня надежда?

Кэтрин: Но... я даже не знаю, как Вас зовут.

Крис: Меня зовут Крис.

Кэтрин: Крис?

Крис: Кристофер.

Кэтрин: Кристофер - последователь Христа, христоносец.

Крис: Я послан тебе свыше. Ведь я спустился с небес.

Кэтрин: Я хочу верить Вам, Кристофер. Но поклянитесь памятью предков, что Вы не обманете меня - тяжкий грех обидеть сироту. Поклянитесь, что мой дядя вернется на престол.



Крис встает на колени перед Кэтрин.



Крис: Клянусь, моя любимая! Всем чем угодно.



Кэтрин сжимает ладони Криса в своих.



Кэтрин: Теперь клянитесь.

Крис: Клянусь, что буду любить тебя всегда и никогда не обижу. Что твой дядя выйдет... в свое время из темницы живым и невредимым.

Кэтрин: Я знаю, что Вы благородный рыцарь, ведь завтра Вы пойдете в бой, чтобы защитить нас. Благословляю Вас. И в знак моей... моей приязни... я Вам дарю кольцо.



Кэтрин снимает с пальца кольцо и отдает его Крису.



Крис: Благодарю тебя, любимая. Кольцо станет для меня талисманом и защитит от пуль... то есть - от стрел.



Крис обнимает и целует Кэтрин.




ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Сцена 1.

Алтона. Походная палатка короля. В палатке Крис. Входит Роджер.



Роджер: Блистательная победа! Gloria victoribus! Волею Господа враг посрамлен! Милорд, изобретательность Вашего плана достойна смелости его исполнения!

Крис: Спасибо, Роджер. Хорошо, что обошлось без крови.

Роджер: Милорд, если откровенно, мне не приходилось видеть ничего подобного! А видел я, поверьте, многое. Теперь мы в силах завершить столь славно начатое дело.

Крис: Завершить? Что Вы имеете ввиду?

Роджер: Неприятель пал духом. Наш же дух взлетел под небеса! До герцогства Нормандского рукой подать - лишь пересечь Ла-Манш.

Крис: А мирно жить нельзя?

Роджер: Когда мы с Божьей помощью присоединим к королевству герцогство, тогда и воцарится мир!

Крис: Почему не жить по-соседски, то есть, по-братски?

Роджер: Милорд, лишь об одном прошу - не медлите. Не упустите благоприятного момента.

Крис: Я убежден, мы все решим сегодня с Робертом.

Роджер: Милорд, если Вам интересно мое мнение... Еще не время для переговоров. Нам следует загнать их в угол, и лишь тогда...

Крис: Роберт Куртгёз мне брат.

Роджер: Осмелюсь напомнить, что в свое время Ваши братья - Вильгельм и Роберт, договорившись, а вернее сговорившись, напали на Вас и захватили Котантен.



Входит Джером.



Джером: Герцог Нормандии, Роберт III Куртгёз.



Входит Роберт.



Роберт: Приветствую моего младшего брата.

Крис (протягивая руку Роберту): Здравствуй, Роберт. Давно мы не виделись.

Роберт: Знать, не возникало надобности.



Роберт садится. Крис также опускается в кресло.



Крис: Жаль, что столь невеселый повод свел нас. Неужели братья, сыновья Вильгельма, не способны жить в дружбе и согласии?

Роберт: Братья, но не наследники.

Крис: Но братья могут сесть за стол, как мы сейчас, и разрешить все споры.

Роберт: Когда трон опустел, ты не позвал меня, законного наследника престола для переговоров, а тут же захватил казну.

Роджер: Ваша Светлость, в трагический для Англии час, когда погиб Вильгельм Руфус - Requiscat in pace - Вас не оказалось рядом. Вы еще не вернулись из Святой земли, из славного похода.

Роберт: По старшинству трон принадлежит мне.

Роджер: Но Ваш покойный отец лишил Вас короны, а наследником престола назвал Вильгельма Руфуса.

Крис: Довольно. Я хочу мира и покоя. Чтоб Королевство англосаксов и герцогство Нормандское существовали в дружбе и союзе, поддерживая друг друга и совместно отражая посягательства врагов. Не надо забывать: мы сыновья Великого короля. Пройдут столетия, но каждый неуч будет помнить имя Вильгельма Завоевателя и битву при Гастингсе, где он одержал великую победу, хотя, боюсь, сверх того у них в головах ничего не останется. Восславим память нашего отца справедливым договором между братьями. Роберт Куртгёз, герцог Нормандии признает Генриха I Боклерка королём англосаксов и отказывается от всяких притязаний на английскую корону - в обмен на выплату ежегодной пенсии в размере 2000 марок и отказ Генриха от всех его земель в Нормандии, за исключением Домфрона. Что скажешь, брат?

Роберт: 3000 марок.

Крис: Пусть будет 3000.

Роджер: Но, милорд...

Роберт: И амнистия для всех, кто поддержал меня.

Крис: Идет.

Роберт: И Роберту Беллемскому.

Крис: И ему.

Роджер: Милорд...

Роберт: Поправки приняты.

Крис (встает): Вот моя рука.



Роберт также встает и подает руку.



Крис: Брат! Прошу тебя быть гостем на пиру по случаю великого примирения. Я жду тебя в Лондоне со свитой. Там и скрепим наш договор.

Роберт: Благодарю за честь и принимаю приглашение. Но скажи, откуда этот чудо-шар, что подобно птице взлетает в небеса? Мне довелось видеть немало чудес в Святой земле, но ничего подобного летающему шару. Он сеял страх и ужас среди воинов. Что за чудо?

Крис: Наше секретное оружие. Пусть знают все, отныне Королевство англосаксов непобедимо.




Сцена 2.

Сад при королевском замке. Крис бежит трусцой по дорожке. Навстречу ему идет Кэтрин.



Крис: Кэт! Не ожидал тебя увидеть здесь.

Кэтрин: Кристофер! А почему ты... А от кого ты убегаешь?

Крис: От инфаркта. Видишь ли, сидячая работа...

Кэтрин: Ин-фар-кта?

Крис: Я бегаю для здоровья.

Кэтрин: Для здоровья надо бегать?



Крис и Кэтрин садятся на скамью.



Крис: Можно и на тренажёре, но вы пока его не изобрели.

Кэтрин: Опять твоя речь полна загадок.

Крис: Я так скучал по тебе!

Кэтрин: Я молилась за тебя и днем, и ночью.

Крис: Видит Бог, я чувствовал твою заботу!

Кэтрин: Ты чувствовал?

Крис: Твоими молитвами мы победили.

Кэтрин: О нет, не только моими. Молились все - монахи, священнослужители, простые люди.

Крис: Да, великая сила.

Кэтрин: Всевышний нас услышал. Расскажи мне о сражении.

Крис: Сражение? До битвы, слава Богу, дело не дошло. Мы спрятали шар за холмом так, что неприятель его не видел до поры до времени. Когда же взошло солнце, я с двумя воинами взлетел на шаре в небо - что и послужило сигналом к началу кампании. Каждый из нас держал в руках большое медное зеркало - я приказал отполировать их до блеска. С высоты мы обозревали поле битвы: отыскали Роберта и направили солнечные зайчики ему в глаза. Солнце находилось у него за спиной, а в небе ни облачка. Ослепленный, он не мог командовать. Вид же нашего шара с изображенным на нем драконом - здесь постарались ваши богомазы - испугал и ошеломил неприятеля. И когда наши воины с боевым кличем двинулись вперед, в рядах противника возникла паника, и Роберт бежал.

Кэтрин: Прекрасный замысел.

Крис: Спасибо. Роджер советовал двинуть на Нормандию. Убеждал, что мы возьмем ее голыми руками.

Кэтрин: И что же ты?

Крис: Признаюсь, какое-то время я забавлялся этой мыслью. А хорошо звучит - Соединённое королевство!

Кэтрин: И кто же стал бы его королем?

Крис: Как кто? Тот, кто его соединил.

Кэтрин: То есть, ты.

Крис: А ты бы стала королевой.

Кэтрин: А как же Генрих, мой дядя?

Крис: Генрих, Генрих... Боюсь, нам с ним не хватит места даже в Соединённом королевстве.

Кэтрин: Да, это так.

Крис: Тогда у него лишь два пути - темница или изгнание - шар к его услугам. А впрочем, есть и третий...

Кэтрин: О, Боже! Крис! Не могу поверить, что даже мысль об убийстве Генриха могла...

Крис: Верно, кишка тонка. Вот потому-то я банковская моль, офисный планктон.

Кэтрин: Нет! Ты другой, ты добрее всех, кого я знаю. И даже помиловал еретика!

Крис: Еретика? Какой он еретик? Обыкновенный человек.

Кэтрин: Он еретик!

Крис: Он человек. Кому какое дело, кто как комментирует Писание?

Кэтрин: Такое право лишь у Церкви.

Крис: Хорошо, пусть у Церкви, но наказывать-то зачем?

Кэтрин: Крис, твои речи смущают меня. Они соблазн и искушение. Я не должна их слушать. В душе моей все было так определенно, так ясно. Мне следует бежать от тебя. А я не в силах. Ты теперь в моих снах и мечтах.



Крис обнимает Кэтрин.



Крис: Моя Кэт! Я знаю, что сплю, но теперь уже не хочу просыпаться.

Кэтрин: Ведь ты не демон?

Крис: Увы, нет.

Кэтрин: Увы?

Крис: Увы. А какие возможности! Какая карьера! Представьте на миг, что судьба дает вам в руки власть, какой никто из смертных не располагает. Власть казнить и миловать, издавать законы и нарушать их. Да что там законы? Ваши желания и капризы - закон для всех. И никого над тобой, ты на самой вершине. И вы хотите сказать, что откажетесь от этого?

Кэтрин: Над всеми нами Бог!

Крис: Ты убеждена? Если Бог и существует, то лишь как зритель нескончаемого "мыла". Устроившись на облаке, как мы в кресле перед ТВ-ящиком, он не без интереса взирает вниз, на землю. И понять его можно: каждый божий день очередная серия с убийствами, предательствами, изменами, войнами и так далее. Не оторваться! Если же вмешаться, навести порядок, покарать грешников и наградить праведных, наступит... скука, хоть и райская, но скука!

Кэтрин: Крис! Ни слова больше, если не хочешь потерять меня! Господи, прости его, он безумен. Он как ребенок - не карай его! Обещаю, клянусь, я замолю его грехи, я обращу его, наставлю на путь истины! Господи!

Крис: Прости, Кэт. Сам не знаю, что на меня накатило. Прости.



Крис сидит на скамье, опустив голову. Кэт расположилась у его ног.




Сцена 3.

Покои короля. Крис погружен в чтение манускриптов. Входит Матильда.



Крис: Тильда! Как дела?

Матильда: Милорд, я чем-то провинилась перед Вами?

Крис: Ну что Вы, миледи. У меня нет к Вам никаких претензий.

Матильда: А чем же объяснить Ваше невнимание? Вы не посещали меня со Святого Мартина.

Крис: Неужели с самого Святого Мартина?

Матильда: Вы переменились. Ваше стремление иметь наследника так радовало меня...

Крис: Я очень занят - война, дела, конец квартала... То есть, я хотел сказать...

Матильда: И ночью?

Крис: Приходится прихватывать и вечера, беру работу на дом...

Матильда: Милорд, я очень обеспокоена. Если причина во мне - скажите, я сделаю все, что моих силах, чтобы угодить Вам. По Вашему совету я ежедневно принимаю ванны; мне нравится.

Крис: Замечательно. Но дорогая, я буду честен с Вами... я не совсем здоров.

Матильда: Пресвятая Дева! Вы пугаете меня. Зачем Вы не сказали раньше? Я бы молилась о Вашем здоровье день и ночь.

Крис: Обычное переутомление. Но боюсь, в будуаре я нынче не боец.

Матильда: Помилуй нас Господи... Вы не должны пренебрегать Вашим драгоценным здоровьем... Милорд, говорили ли Вы с придворным лекарем?

Крис: Еще не говорил, но собираюсь.

Матильда: Немедленно пришлю брадобрея, он отворит Вам кровь...

Крис: Пожалуй, я прежде повидаю эскулапа...

Матильда: Я направлю к Вам Гийома без отлагательств. Он искусный лекарь. А от бессилия хорош змеиный яд.

Крис: Яд?

Матильда: Да, втирания.

Крис: Втирания... куда?

Матильда: Как куда?

Крис: А нет ли других средств кроме яда?

Матильда: Конечно, есть - настойка корня мандрагоры. Массаж я могла бы делать сама.

Крис: Пожалуй, лучше массаж. Признателен Вам, но все же пусть массаж делает эскулап. Его учили, и у него есть диплом об окончании... соответствующего заведения.

Матильда: Что, милорд?

Крис: Ну, сертификат - не знаю, что там выдают.

Матильда: Сертификат, милорд? Гийом обучался в Андалузии искусству исцеления.

Крис: Чудесно.

Матильда: Прикажу также во всех монастырях и храмах служить молебен о Вашем скором исцелении...

Крис: А может, не надо?

Матильда: Господь всемилостив.

Крис: Только не стоит говорить, что именно со мной приключилось. А то пойдут слухи...



Крис целует Матильду в лоб. Та крестит его и выходит.




Сцена 4.

Продолжение Сцены 3. Неслышно входит София.



Крис: Софи?

София: Я, котик.

Крис: Я думал, привидение.

София: Что если я и в самом деле привидение?

Крис: Тогда прехорошенькое привидение.

София: О чем же думы моего котика?

Крис: Забот хватает.

София: О, я понимаю, Крис.

Крис: Крис? Ты сказала - Крис?

София: Да - Крис. Разве тебя не так зовут?

Крис: Так. Но откуда тебе известно мое имя?

София: Мне поведал Генрих.

Крис: Генрих? Ты виделась с Генрихом? Ведь я же запретил...

София: Не забывай, я привидение.

Крис: Ах да. И как он?

София: Для свергнутого короля держится неплохо.

Крис: Выходит, ты знаешь все?

София: Почти.

Крис: А другие?

София: Матильда, как хорошая жена, ни о чем не догадывается. К тому же ты не навещаешь ее.

Крис: Ты в курсе...

София: Кэтрин ты откроешь сам - или уже открыл?

Крис: Сказал. Но как ты догадалась?

София: О Кэтрин? Я же дух, а духи знают все.

Крис: Тогда скажи мне, дух, догадывается ли Роджер?

София: Он близок к тому. Рано или поздно...

Крис: Надеюсь, ты меня не выдашь?

София: Нет, котик.

Крис: Почему?

София: Ты мне нравишься.

Крис: И Генрих нравился?

София: Он нравился мне меньше. К тому же его красотка Изабелла...

Крис: Изабелла? Кто она?

София: Его любовница.

Крис: Как интересно.

София: Но Изабеллой список не исчерпывается. За Изабеллой следует Валлийская Елена. И так далее.

Крис: А наш Генрих жизнелюб. Но разве тебе не жаль его?

София: Он проиграл.

Крис: Ты жестока.

София: Жизнь жестока.

Крис: Чего ж ты хочешь?

София: Чтобы мы с тобой стали друзьями.

Крис: А разве мы не друзья?

София: Друзья. Но я мечтаю о большем.

Крис: Но ты же привидение.

София: Я привидение в облике женщины... Позволь и мне спросить: чего ты хочешь?

Крис: Вернуться домой.

София: Вернуться? Разве у себя в стране ты станешь королем?

Крис: Нет, определенно нет.

София: Тогда зачем же возвращаться?

Крис: Я привык к той жизни...

София: Привыкнешь к нашей.

Крис: Едва ли. И потом есть Генрих - истинный король.

София: Он уже не король.

Крис: Что ж ты посоветуешь - так и держать его в башне?

София: Тебе решать. Но пока он жив, он опасен.

Крис: Что?! Ты предлагаешь мне...

София: Я лишь даю совет, милорд.

Крис: Хорошенькое дело! Нет, невозможно. И потом он дядя Кэтрин.

София: Крис, Кэтрин не та, кого ты вообразил себе. Ты слеп, как всякий влюбленный.

Крис: Что ты хочешь сказать?

София: Между тобой и Богом она выберет Бога. Вечную благодать она не променяет на миг блаженства с милым.

Крис: А ты, кого ты выберешь?

София: Я выберу тебя.

Крис: А как же Бог?

София: Когда я стану не нужна тебе, то совершу паломничество в Компостелло. Кэтрин помолвлена с наследником из Анжу, вот и отправь ее туда. А если жених ей не по нраву, есть монастырь. И в королевстве наступят покой и мир. Матильда родит наследника. Король же вспомнит путь ко мне...

Крис: Да, Матильда... О Господи, как все сложно! Разве ее устроит такое положение?

София: Раньше устраивало. Ее обязанность - наследник.

Крис: А твоя?

София: Служить моему королю.

Крис: А что ж наследник так уж важен?

София: Как же без него? Кто станет править после смерти короля?

Крис: Кто-нибудь найдется.

София: О да! Охотники найдутся. Начнутся распри, междоусобицы, польется кровь. Разве у вас иначе?

Крис: Иначе.

София: Как же?

Крис: Уж определенно без крови. Кстати, наш принц женился на обычной женщине, не голубых кровей.

София: Простолюдинке?

Крис: Да, простолюдинке.

София: Зачем?

Крис: Принц любит ее. Между прочим, она прехорошенькая.

София: Он мог жениться на равной себе, а ее сделать фавориткой.

Крис: Ну, папарацци все разнюхают, и такое начнется...

София: Кто разнюхает?

Крис: Газеты, телевидение, блогеры.

София: Не понимаю, о чем ты говоришь - какие газеты, какие блогеры?

Крис: Счастливчики, у вас ничего такого нет.

София: И король не может пресечь подобные безобразия?

Крис: Во-первых, у нас королева.

София: Королева? Женщина на троне?

Крис: Да, женщина. Но с газетами и папарацци ни она, ни король, будь он у нас, ничего поделать не могут. Свобода слова.

София: Какие же они тогда монархи?

Крис: Какие есть.

София: Когда наш славный Вильгельм взял Алансон, он приказал отрубить руки и ноги тем, кто смеялся над ним, называя его скорняком. Как же правят ваши суверены?

Крис: А они и не правят.

София: Кто же управляет страной?

Крис: Премьер-министр, кабинет, парламент.

София: А министра назначает король?

Крис: Нет, парламент. Король или королева лишь утверждает его. Ритуальная формальность.

София: Зачем такие сложности, и что такое парламент?

Крис: В парламенте депутаты, мы их избираем.

София: Кто "мы"?

Крис: Народ.

София: Как народ?

Крис: Ну, все живущие в стране.

София: И сервы?

Крис: Какие сервы? Их уже давно нет.

София: Как нет? А кто выращивает хлеб?

Крис: Фермеры.

София: Ты меня запутал.

Крис: На самом деле ты меня запутала.

София: Так обстояло и у нас когда-то. Власть не наследовалась, король - тогда его называли князем - избирался воинами на общей сходке.

Крис: Выходит, начали с выборов, к ним же и пришли.

София: Но котик, здесь иные правила. Ты слишком мягок, где твои коготки? Пора их выпустить. Иначе станешь добычей других хищников.

Крис: Надо все обдумать.

София: Только не думай слишком долго. Да, Генрих просил не забывать кормить его животных.

Крис: Каких животных?

София: В его зверинце. Ты разве не знаешь о его увлечении?

Крис: Впервые слышу. Что он еще сказал?

София: Что скормит узурпатора тиграм, как только выберется из Тауэра. Приятных сновидений.

Крис: Боюсь, что после твоих слов...

София: В наших силах отдалить этот момент. И помни: отныне ты не один.

Крис: Тогда прими мой дар.



Крис подает Софии "воки-токи".



София: Что это?

Крис: С помощью этой штуки мы сможем переговариваться - даже на расстоянии. Просто нажми на кнопку и говори - и я тебя услышу.

София: Вот как? Чуть-чуть магии?

Крис: Совсем немного.



София исчезает.




Сцена 5.

Зал в замке короля. Крис, Роберт и Роджер восседают в креслах. Вокруг придворные. Дамы расположились на балконе. Выходит трубадур.



Трубадур (поет):

    Будь милостив, Господь, к моей судьбе.
    На недругов Твоих я рати двину.
    Воззри: подъемлю меч в святой борьбе.
    Все радости я для Тебя покину, -
    Твоей призывной внемлю я трубе.
    Мощь укрепи, Христос, в своем рабе.
    Надежному тот служит господину,
    Кто служит верой, правдою Тебе.
    Я покидаю дам. Но, меч держа,
    Горжусь, что послужу святому храму,
    Что вера в Бога сил в душе свежа,
    Молитвенно летя вслед фимиаму.
    Дороже вера золота: ни ржа,
    Ни огнь ее не ест: кто, дорожа
    Лишь ею, в бой идет, не примет сраму
    И встретит смерть, ликуя, не дрожа.
    Владычица! Покровом окружа,
    Дай помощь! В бой иду, Тебе служа.
    За то, что на земле теряю даму,
    Небесная поможет госпожа.
    (Тибо Шампанский, перевод С. Пинуса)


Присутствующие аплодируют.



Крис: Хочу услышать о походе от очевидца, участника, героя. Роберт, слава о твоих подвигах в Святой Земле гремит повсюду. Из уст в уста передают легенды, труверы слагают песни.

Роберт: Обет исполнен - Святая земля свободна от неверных, и нерушимо встало королевство Иерусалима. Готфрид Бульонский, Гуго Вермандуа, Раймунд Тулузский вели нас в бой за веру. И войско наше оказалось непобедимым. Но равных рыцарям Нормандии не нашлось ни при взятии Никеи и Латакии, ни при осаде Антиохии и Иерусалима. И христианский мир узрел: Нормандия - родина доблести, мужества и благородства.

Крис: Не сомневаюсь. Но скажи, что стоит такое предприятие, как поход в Святую землю? Подозреваю, что немалых денег?

Роберт: Денег? Деньги материя низменная. Почему ты спрашиваешь?

Крис: Как тебе сказать... У меня склонность к подсчетам. Ничего не могу с собой поделать.

Роберт: Чтобы снарядить войско, нужны средства и немалые. Я обратился за помощью к брату Вильгельму. Мы заключили соглашение: он предоставил мне заём в 10 тысяч марок серебром. В обеспечение займа герцогство передавалась ему в управление на три года.

Крис: Вот как? Ты заложил Нормандию? Однако! Рисковый ты парень. Я понимаю, заложить дом, но родину... Но вне сомнений, из Палестины ты вернулся богатым человеком.

Роберт: Не ради наживы отправился я в Святую землю!

Крис: Но как же, позволь тебя спросить, ты рассчитался с Вильгельмом Руфусом?

Роберт: Пустяки.

Роджер: Его Светлость по пути домой из Палестины задержался в Апулии, у графа Жоффруа де Конверсана. Непобедимый на поле брани, он попал в плен - сладостный плен чар дочери графа Сибиллы. Приданного хватило, чтобы выкупить Нормандию из залога. И хотя Вильгельм не спешил с возвратом герцогства, его загадочная смерть в Нью-Форесте решила спор.

Роберт: Посмел бы он нарушить договор, ему пришлось бы иметь дело с моими рыцарями, покрывших себя бессмертной славой в Святой земле!

Крис: Что ж дело прошлое, к тому же решенное. Но вернемся к Крестовому походу.

Роберт: Как ты сказал?

Крис: Крестовому походу. Разве не так называлось ваше предприятие?

Роберт: Впервые слышу, чтобы кто-то назвал наш поход Крестовым. Но, признаюсь, название мне по душе.

Крис: Дарю.

Роберт: Позволь и мне спросить тебя, отчего ты не дал обета и не присоединился к воинам Христа?

Крис: Я? Право же не помню. Определенно мне что-то помешало.

Роберт: Признайся, призывный рог, звук скрещенных клинков не горячат твоей крови. Недаром ты любил повторять, что наша мать родила тебя не для того, чтобы ты стал солдатом.

Крис: Я так говорил?

Роберт: Ты что ж, забыл?

Крис: Ах да, конечно. Но к чему воевать, если дело можно разрешить переговорами.

Роджер: Мудрость, подкреплённая отвагой - качество истинных королей. И урок Алтоны служит подтверждением тому.

Крис: Если честно, я все же не до конца понимаю, какова цель вашего похода? И не один я, историки сломают немало копий, стараясь разгадать намерения его организаторов.

Роберт: Я шел в Святую землю, следуя призыву понтифика - отвоевать гроб Господень, освободить Иерусалим и потеснить неверных, подступивших к нашему порогу.

Роджер: В своей мудрости Папа преследовал и другую цель. Слишком много появилось безземельных рыцарей - ведь по закону майората младшие сыновья в наследство получают только титул, владения отца после его смерти отходят старшему сыну. Они шатались по дорогам от турнира до турнира, а то сбивались в банды и шалили, не давая жизни ни селянам, ни купцам. Папа призвал их оставить жизнь разбойников и грабителей и стать воинами Христа. А, при удаче, и кое-что приобрести. Не его ли слова - кто здесь горестен и беден, там будет радостен и богат?

Крис: Ловко придумано!

Роберт: Сие есть клевета, распространяемая теми, кто тяготам похода предпочел покой и прозябанье в своем углу. Забыв о чести, они чернят деяния воинов Христа, вступившихся за веру.

Крис: Роберт, поверь, я восхищаюсь твоей доблестью, и доблестью твоих рыцарей...

Роберт: Их хлебом не корми, лишь дай им позлословить.

Крис: Прости за любопытство, но меня занимает вопрос, как чувствует себя воин в полном облачении под палящим солнцем Палестины?

Роберт: Зной пустыни - тяжкое испытание. Жажда томила нас, наши кони питались лишь колючками, но в сердце каждого звучал призыв понтифика - "Господь нас призывает!", и он нас вел вперед.

Крис: И все же, в доспехах под иерусалимским солнцепеком можно и изжариться.

Роджер: Оруженосец держал наготове ведро воды, чтобы окатить господина, когда тот окончательно сомлеет.

Роберт: Вы, Роджер, рассуждаете, точно недавно вернулись из Святой земли.

Роджер: Нет, Ваша Светлость, в Святой земле я не бывал, но хотел бы до своей кончины совершить туда паломничество и сотворить молитву в Храме гроба Господня.

Роберт: Вот тогда мы Вас и послушаем, а пока доверьтесь очевидцам - тем, благодаря кому, паломничество в Иерусалим теперь возможно.



Роберт рассматривает шахматный столик и фигуры на нем.



Роберт (Крису): Прелестная работа. Сразимся?

Крис: Боюсь, я подзабыл, как делают ходы.

Роберт: Ты слыл азартным игроком и не любил проигрывать.

Крис: Кто ж любит?

Роберт: Клянусь мечом Вильгельма, что никто. А потому готов поставить на кон все, что имею - герцогство Нормандии. При том, что ты поставишь королевство.

Крис: Ты шутишь?

Роберт: Видит Всевышний - не шучу.

Крис: К чему такие игры? Ты владеешь Нормандией, я - Англией. Вместе мы сила. Пусть Фландрия и Франция остерегутся.

Роберт: Покойный наш родитель с Божьей помощью владел и герцогством, и королевством.

Крис: Но мы же обо всем договорились...

Роберт: Хорошо, тогда турнир. Пусть Суд Божий разрешит наш спор.

Крис: Это на копьях?

Роберт: Да. А если дело в конной схватке не решится, то на мечах.

Крис: Тогда уж лучше шахматы.

Роберт: Герцогство против королевства.

Крис: Идет.

Роберт: Прошу всех выступить свидетелями.



Роберт и Крис садятся к шахматному столику, присутствующие становятся вокруг. Роберт протягивает кулаки с зажатыми в них пешками, Крис указывает на правую руку.



Роберт (разжимая кулак): Красные. Мой первый ход.

Крис: Почему фигуры красные, а не черные?

Роберт: Черные? Черное - отсутствие цвета. Красное же прекрасно.

Крис: Согласен, Ливерпуль играет в красных джерси.

Роберт: О чем ты?

Крис: Так...



Роберт делает ход. Крис прячет под столом айфон и открывает шахматную программу. Сверяясь с ней, делает ответный ход.



Роберт: Ход странный.

Крис: Играю, как могу.

Роберт (задумавшись): Очередной тоже необычен. Ты и в правду разучился играть.

Крис: Я ж говорил.

Роберт: Твой ход.

Крис: Гроссмейстер, Вам мат.



Слышен удар колокола.



Роберт: Что?! Как такое возможно?! Твое вероломство беспредельно!



Роберт вскакивает и выбегает из зала. Присутствующие бурно обсуждают партию. Крис смотрит на экран айфона.



Крис (в сторону): Прости, брат. Детский мат. Видно, в ваше время знаменитый дебют еще не знали. А в шахматы играть я не умею - первая партия в моей жизни.




Сцена 6.

Вечер того же дня. Королевские покои. За окнами бушует непогода. Крис меряет шагами комнату. Входит София.



София: Мой король в задумчивости.

Крис: Я поссорился с Робертом, хотя вовсе не хотел такого оборота.

София: Я все видела с балкона. Он вспыльчив, а поэтому опасен. Не следовало звать его сюда.

Крис: Мы братья - то есть, они с Генрихом братья - и я думал, что лучше узнав друг друга, мы станем ближе.

София: Он полагает, что его лишили законного наследства.

Крис: Если кто и лишил, то не я.

София: Но в опасности ты.

Крис: В опасности? Ты так считаешь?

София: Иногда я недоумеваю: как при такой наивности ты стал королем?

Крис: Ты знаешь, как. И потом, я не король.

София: Ты мой король.



София обнимает Криса.



Крис: Что ж мне делать?

София: Оставаться твердым, как подобает королю.

Крис: Твердым?

София: Отправить брата на свидание к брату.

Крис: Арестовать Роберта?

София: Да.

Крис: Так я всю английскую историю переиначу!



Внезапно распахивается дверь, и в комнату врывается человек в маске. В руке у него меч.



Вошедший: Молись нечестивец перед смертью!

Крис: Кто ты?

Вошедший: Карающая рука судьбы!

Крис: Чего ты хочешь?

Вошедший: Отправить самозванца на тот свет!



Крис хватает со стола электрический фонарь и направляет луч в лицо человеку в маске, ослепляя его.



София: Сюда! Скорей! Здесь ход!



София и Крис исчезают за потайной дверью.




Сцена 7.

Покои Софии. Входят София и Крис. София, закрыв дверь, задвигает железный засов.



София: Теперь ты видишь, что у нас не шутят.

Крис: Кто на меня напал?

София: Не Роберт.

Крис: Ты так считаешь?

София: Роберт ниже ростом, недаром у него прозвище Курцгёз - короткие штаны.

Крис: Так кто же?

София: Не знаю.

Крис: Он мне напомнил...

София: Кого же?

Крис: Генриха!

София: Если честно, то и мне показалось, что появился Генрих.

Крис: Однако мог ли он? Ведь Генрих в Белой Башне.

София: Ты уверен?

Крис: Теперь я ни в чем не уверен. Но выберись Генрих оттуда, он вел бы себя иначе.

София: А что если это его призрак?

Крис: Призрак? Разве призраки существуют?

София: Тогда скажи мне, кто?

Крис: А может, и призрак... В замке столько темных углов - все условия для появления призраков.

София: Так или иначе, нельзя доверять никому. На стражу тоже нет надежды.

Крис: Как? И на стражу?

София: Скорей всего, она подкуплена.

Крис: Хорошенькое дело.

София: Вот еще что. Под каким-нибудь предлогом откажись от охоты. Помни про Нью-Форест, где Вильгельм Руфус получил стрелу между лопаток, предназначенную оленю.

Крис: И под каким же предлогом отказаться?

София: Скажись больным.

Крис: Все видели, что я в полном здравии...

София: Ты прав, звучит неубедительно.

Крис: Боюсь, от охоты не отвертеться - гвоздь программы. Мужчины у вас либо воюют, либо пируют, либо охотятся. К счастью, я неплохой наездник - играю в поло.

София: Поло?

Крис: Типа крикета, но на лошадях.

София: Крикета?

Крис: Игра такая, долго объяснять.

София: Слушай меня внимательно. Собираясь на охоту, надень испанскую кольчугу под сюрко. Непременно, обещаешь?

Крис: Обещаю.

София: Ты найдешь ее в спальне Генриха. Она тонкая как шелк, но сможет защитить тебя от стрел, пущенных из лука или арбалета.

Крис: Сделаю все, как ты говоришь.

София: И еще - не оставайся один, держись со всеми, одинокий олень - легкая добыча.

Крис: Не королю следовать за свитой, а свите - за королем.

София: Мой брат Джон в твоей охране. Он и его люди на твоей стороне.

Крис: У тебя есть брат?

София: Да. Джон слуга своему королю. И он рыцарь. Но...

Крис: Что "но"?

София: Всякая служба требует награды.

Крис: Как же мне отблагодарить его? Деньгами?

София: Деньги его людям - по 10 марок серебром каждому воину. А Джону пожалуй титул графа. И земли.

Крис: Идет.



Слышен удар колокола.



Крис (посмотрев на наручные часы): Теперь он опаздывает.

София: Кто?

Крис: Звонарь.

София: Что у тебя за браслет? И почему ты на него поглядываешь?

Крис: Часы.

София: Ты сказал "часы"?

Крис: Да.

София: Там есть песок?

Крис: Песок? Надеюсь, нет.

София: Какие же часы без песка?

Крис: То песочные часы... Мои часы другой системы - электронные.

София: Они из Китая? Все диковинки из Азии.

Крис: Да, из Китая. Нынче все делают в Китае. Послушай, у тебя есть что-нибудь выпить? Мне как-то не по себе.



София наливает в кубок вино и подает его Крису.



София: Пей, мой король. Вино с далекого острова Кипр - оно настояно на солнце, любви и дивных песнопениях горянок.



Крис пьет. София обнимает его.




Сцена 8.

Покои короля. Крис у зеркала. Подняв сюрко, он рассматривает свою спину.



Крис: Во, синяк! Хороший выстрел. Если бы не кольчуга, то - Bye bye love. Bye bye happiness. По-моему, я здесь загостился. Пора и честь знать.



Крис берет "воки-токи".



Крис: Софи!

Голос Софии: Мой король!

Крис: Софи, иди скорей сюда! Кто-то пытался убить меня на охоте.

Голос: Пресвятая Дева! Ты ранен?

Крис: Нет, если не считать синяка - меня защитила кольчуга.

Голос: Хвала Всевышнему! Иду.



Крис берет в руки стрелу.



Крис: Короткая, с палец толщиной, видно, арбалет. А какая разница, из лука или арбалета тебя убьют? Если выберусь отсюда, захвачу ее с собой, повешу на стене в своей квартире. О Господи! Как все теперь далеко! И я уже не знаю, где реальность, а где сон? Снилась ли мне моя прежняя жизнь и лишь теперь я проснулся? Или же я вижу сон, а то, что позади - реальность.



Кладет стрелу на стол.



Крис: Джером!



Входит Джером.



Крис: Скажи, Джером, как вышло, что ты отстал от меня в лесу?

Джером: Хвала Творцу, Вы живы! Милорд, Вы видели, я держался рядом с Вами. Но тут мой конь, к несчастью, захромал. Пока я пересаживался на коня Баптиста, Вы ускакали далеко вперед. Когда же я нагнал Вас, все уже свершилось.

Крис: Ты видел что-нибудь?

Джером: Нет, милорд.

Крис: Что ты думаешь о происшедшем? Подозреваешь кого-нибудь?

Джером: Я затрудняюсь... Две дюжины охотников, и у каждого арбалет или лук в руках...

Крис: А Роберт, мой брат... Где находился он?

Джером: Он скакал со всеми.

Крис: Выходит, у него алиби. Кто же пытался убить меня?

Джером: Милорд, чтобы пустить стрелу, не требуется много времени, достаточно отъехать в сторону...

Крис: Если узнаешь или... вспомнишь что-нибудь, дай мне знать.

Джером (кланяясь): Милорд.

Крис: Теперь скажи, кто нес караул у моих покоев прошлой ночью?

Джером: Жак из Кана и Гастон Простак.

Крис: Пришли их ко мне. У меня есть к ним вопросы.

Джером: Милорд, они исчезли.

Крис: Как исчезли?

Джером: Ни их самих, ни их коней, ни пожитков.

Крис: Найти и привести сюда.

Джером: Мы ищем.

Крис: Джером, ты доверяешь своим людям?

Джером: Доверял.

Крис: Доверял? А теперь?

Джером: Теперь не знаю.

Крис: Отстрани от караульной службы всех, в ком сомневаешься.

Джером: Сделаю все так, как Вы велели.

Крис: Ступай.

Джером (кланяясь): Милорд.



Джером выходит. Через потайную дверь входит София.



София: Крис, ты действительно не ранен? Стрелу могли отравить.

Крис: Змеиный яд?

София: Есть яды посильней.

Крис: У вас тут не соскучишься. Взгляни.



София осматривает стрелу.



София: Хвала Создателю, яда нет. Стрелок полагался на силу арбалета и свою меткость.

Крис: Софи, ты спасла мне жизнь во второй раз.

София: Скажи мне, кто охотился с арбалетом?

Крис: Многие.

София: Поведай, как все произошло?

Крис: Конь мне достался ретивый. Мне едва удавалось его сдерживать, и я слегка оторвался от всех.

София: А Джером? Он обязан следовать за королем как тень.

Крис: И Джером отстал. Его конь захромал.

София: Что же потом?

Крис: Тогда все и случилось. Удар оказался столь сильным, что я подумал, будто кто-то хватил меня по спине дубиной.

София: Уж не дух ли Вильгельма Руфуса пожаловал к нам, чтобы поквитаться?

Крис: Руфуса?

София: Хотя и обвинили Уолтера Тирела в его убийстве, ходят слухи, что сам Генрих причастен к безвременной кончине брата.

Крис: Генрих поднял руку на брата?

София: Доказательств нет, но молва не умирает.



Вбегает Кэтрин.



Кэтрин: Крис... (видит Софию) Милорд! Вы ранены?

Крис: Кэт! Нет, я жив и здоров.

Кэтрин: Пресвятая Дева! Все говорят о происшествии на охоте.

Крис: В меня стреляли, но спасла кольчуга.

Кэтрин: Хвала Господу нашему!

Крис: И Софии, она посоветовала мне ее надеть.

София: Прелестнейшая Кэтрин, красный цвет тебе к лицу.



София выходит.



Кэтрин: Крис...

Крис: Что, Кэт?

Кэтрин: Что происходит?

Крис: И сам не понимаю. Какая-то мистика! Ясно лишь одно - за мной охота.

Кэтрин: Ты либо охотник, либо - дичь.

Крис: Эту мысль я уже слышал...

Кэтрин: Твоя беда - ты не охотник. Мне все известно.

Крис: Что известно?

Кэтрин: В грозовую ночь я не могла заснуть и встала на молитву. Услышав голоса, я спросила себя, кто в такое время может разгуливать по замку? И превозмогая страх, отворила дверь. А то, что увидела, останется со мною до конца моих дней.

Крис: Что ж ты увидела?

Кэтрин: Тебя и Софию. В руках ты держал странный светильник, он выбрасывал вперед луч. София открыла дверь, ведущую в ее покои, и вы скрылись там.

Крис: Кэт! Выпала такая жуткая ночь. Кто-то в маске пытался меня убить. Мне пришлось укрыться у Софии до утра.

Кэтрин: Только укрыться? Скажи мне правду, ты поклялся. На твоем мизинце мое кольцо.

Крис: Кэт... я чувствовал себя таким измученным...

Кэтрин: Вы преступили клятву?

Крис: Да...

Кэтрин: Верните мне кольцо.

Крис: Кэт! Прости меня, любимая! Неужели из-за одной ошибки мы расстанемся.

Кэтрин: Кристофер, верните кольцо. Теперь оно Вам ни к чему, Вы преступили клятву. Рыцарь, преступивший клятву...

Крис: Кэт, что я должен сделать, чтобы...

Кэтрин: Вернуть кольцо.

Крис: Да, я нарушил клятву, но мое чувство к тебе не стало меньше. Я люблю тебя, Кэт!

Кэтрин: Прошу Вас... верните мне кольцо.



Крис снимает кольцо и протягивает его Кэтрин. Та берет его и выходит.



Крис: Кэт!



Крис садится и роняет голову на стол. Слышен удар колокола.




Сцена 9.

Зал в королевском замке. В центре "П"-образный пиршественный стол, накрытый белой скатертью (по ходу застолья, пирующие вытирают о скатерть руки). Слуга "трубит воду": приглашенные моют руки в серебряных тазах с "розовой водой", вытирают руки белыми полотенцами и попарно рассаживаются (дама и кавалер) с внешней стороны стола, оставляя внутреннее пространство свободным для действий слуг. В центре стола - Крис и Матильда.



Роджер: Господи, благослови нас и дары Твои, вкушаемые нами от щедрот Твоих. Во имя Христа, Господа нашего, аминь.



Присутствующие склоняют головы в молитве. Слуги подают угощения. Резальщики нарезают мясо, чашечники наполняют кубки вином. Пирующие берут блюда руками и едят с ножа. Музыканты (виола, рота, флейта, волынка) наигрывают бесхитростную мелодию.



Крис: Поднимаю кубок за здоровье дорогого гостя, любезного брата, храбрейшего из воинов Господа нашего, герцога Нормандии Роберта III Куртгёза. Перед всеми собравшимися здесь торжественно подтверждаю, что наш Алтонский договор с сего дня, Господа нашего 1101-го года, вступает в силу. Чему и призываю всех в свидетели. А на шахматный поединок, где мне сопутствовала удача, смотрю как на шутку, не имеющую последствий - не более того. И чтобы отметить сей великий день, передаю в дар любезному брату моему Роберту меч отца нашего Вильгельма, добывший ему славную победу при Гастингсе.



Под звуки труб слуги вносят меч и передают его Роберту. Тот обнимает Криса.



Роберт: Отныне союз двух братьев нерушим. Он радостен друзьям и подданным, но грозен для врагов.



Крис поднимает кубок. Тут раздается сигнал "воки-токи". Крис подносит трубку к уху. Какое-то время слушает, затем опускает кубок. Присутствующие также ставят свои кубки на стол.



Крис: Джером!



Джером подходит к Крису. Тот протягивает ему кубок.



Крис: Пей!



Джером стоит без движения.



Крис: Хочу убедиться, что в вино не подмешали яда. Пей! Твой король тебе велит.

Джером (выхватывая кинжал): Видит Всевышний, ты не мой король!



Крис выплескивает вино в лицо Джерома. Джон перехватывает руку Джерома.



Джером: Ты самозванец или дух!



Стража связывает Джерома.



Крис: Увести его.



Стража уводит Джерома.



Крис: Что ж, продолжаем наш банкет. Замените мне вино.



Слуги ставят перед Крисом другой кубок.



Крис (поднимая кубок): Cheers!



Все пьют. В зале появляются акробаты и начинают представление под веселый мотив, наигрываемый музыкантами. Затем девушки танцуют фарандолу.




Сцена 10.

Покои короля. Крис разбирает манускрипты. За окном слышен ветер.



Крис: Ветер набирает силу. Утром я покину эту милую страну. Злоупотреблять гостеприимством не в моих правилах. Хотя отчего же я решил, что южный ветер отнесет меня домой? Почему поверил Гэллоуэю? Лишь потому, что северный занес меня сюда? Не очень убедительно... А есть ли у меня выбор? В том-то и вопрос...



Слышен шум. В покои врывается Генрих, за ним вбегает Матильда. У Генриха в руках меч.



Генрих: На колени, презренный!



Крис стоит молча. Генрих поднимает меч.



Генрих: Время отвечать за свои проделки. На колени!



Вбежавшая Кэтрин бросается между Генрихом и Крисом.



Кэтрин: Дядя! Именем Господа нашего заклинаю Вас - остановитесь!

Генрих: Племянница ли моя говорит это? Неужели моя маленькая Кэт заодно с подлым негодяем? Неужели и она в заговоре?

Кэтрин: Нет, дядя! Видит Бог, я остаюсь Вашей преданной Кэтрин.

Генрих: Не станешь же ты утверждать, что обозналась и приняла проходимца за родного дядю?

Кэтрин: Нет, не стану. Крис мне открылся.

Генрих: Вижу, ты с ним на дружеской ноге, моя влюбчивая Кэт.

Кэтрин: Заклинаю памятью моей бедной матушки, вашей сестры - позвольте мне объясниться.

Генрих: Святой Бернард! Какие еще объяснения? Ловкий проходимец захватывает трон, бросает короля в темницу, соблазняет его племянницу, спит с его женой...

Матильда: Бог свидетель, этот человек, кто бы он ни был, и близко не подходил к моей спальне.

Генрих: Похоже, Вы сожалеете об этом?

Матильда: Милорд, Ваша Тильда принадлежит лишь Вам. И разве не я вызволила Вас из темницы?

Генрих: Хорошо, обвинение снимается. Но остальных достаточно, чтоб вздернуть негодяя.

Кэтрин: Милорд, могу я говорить?

Генрих: Говори. Ты никогда не лгала мне. Но если хоть слово лжи услышу я теперь, клянусь мощами Святого Иакова, тебе несдобровать.

Кэтрин: Да, милорд, Крис виноват перед Вами. Он заключил Вас в башню, это верно. Но так ли повел бы себя человек, вознамерившийся занять Ваше место, захватить престол? Первым делом он приказал бы убить Вас. Кристофер так не поступил. Он стал бы мужем Матильды. Однако ничего подобного не произошло. Почему? Ответ в том, что на престоле Крис оказался нечаянно, он вовсе не стремился узурпировать власть в королевстве. Им двигало лишь одно желание - вернуться туда, откуда он прибыл.

Генрих: Так что ж он прямо не сказал мне?

Кэтрин: Но ведь Вы намеревались назначить его своим двойником, Бифитером. Вы хотели оставить его при себе.

Генрих: Да, это так.

Кэтрин: За три недели своего вынужденного правления Кристофер сделал много для королевства. Он остановил Роберта Куртгёза, напавшего на нас.

Генрих: Как? Я ничего не знал!

Матильда: О да! Хвала Творцу, нашествие отражено.

Роджер (появляясь в дверях): И с Божьей помощью заключен надежный мир. Отныне Королевство англосаксов не враждует с герцогством Нормандским.

Кэтрин: И еще не все. Кристофер приступил к реформам в управлении...

Генрих: Как он посмел!?

Кэтрин: По свиткам Казначейства он обнаружил нехватку и выяснил, кто утаивает доходы, предназначавшиеся казне. Милорд, Вас обманывали.

Генрих: Клянусь Святым Андреем, я подозревал... Кто же презренные обманщики?

Кэтрин: Шерифы графств, бароны.

Роджер: Все так, милорд. Кристофер перепроверил каждую цифру и указал на недостачу.

Генрих: Вот как? Интересно.

Кэтрин: Дядя, Вы видите, что Крис не злоумышленник. Умоляю Вас простить его. Подул южный ветер, он отнесет его шар в родные края. Отпустите его - ради всего святого!

Генрих: Святой Амвросий! Ты так горячо просишь... Ты любишь его?

Кэтрин: Милорд...

Генрих: О, чистая душа! Другая умоляла бы, чтоб я его оставил здесь.

Кэтрин: Отпустите его, милорд, ради Господа нашего - отпустите.

Генрих: Хорошо, я отпускаю Кристофера. А что же ты?

Кэтрин: Я хочу просить Вас...

Генрих: О чем же?

Кэтрин: О расторжении моей помолвки с юным графом Анжу.

Генрих: Кристофер просил твоей руки?

Кэтрин: Милорд... Я ухожу в монастырь.

Генрих: Пресвятая дева! Вот и пойми женщину... Вы заморочили мне голову! Отложим все до завтра. Тильда, крошка! Я скучал по тебе.

Матильда: Идем мой бедный Генрих.



Генрих и Матильда уходят.



Кэтрин: Прощай, Крис. Благослови тебя Господь!

Крис: Прощай, Кэт.



Кэтрин быстро выходит.



Роджер: Прощайте, сэр.

Крис: Прощайте, Роджер.



Роджер направляется к двери.



Крис: Роджер, могу я Вам задать вопрос?

Роджер: Буду рад на него ответить, сэр.

Крис: Скажите, когда Вы догадались?

Роджер: Что Вы не Генрих?

Крис: Да.

Роджер: Довольно скоро.

Крис: Почему же Вы молчали?

Роджер: Из соображений... интересов королевства.

Крис: Вот как?

Роджер: Я многому у Вас научился, многое узнал из того, что с пользой может быть применено и в нашей жизни.

Крис: И Вы воспользовались шансом...

Роджер: Да.

Кристофер: Что ж, рад, что помог Вам, хотя, если честно, я сделал так мало. Знай Вы, что впереди... Впрочем, долгий разговор. Но одного вопроса я все же коснусь. Я вышел как-то прогуляться, и скажу Вам, улицы Лондона ужасны: запахи, кругом отбросы, бегут потоки нечистот. Мясники, разделывая туши, сливают кровь на мостовую и тут же бросают внутренности. Здесь и там дохлые кошки и собаки. По улицам и ходить-то опасно - того и гляди, выльют помои на голову.

Роджер: Поверьте, Париж не чище.

Кристофер: Вот мы и обставим парижан. В моих бумагах есть проект по, так сказать, санитарному благоустройству Лондона. Создайте службу по сбору мусора и отбросов. Пусть она, объезжая улицы, подбирает то, чему не должно валяться на мостовой. Второе: следует вырыть выгребные ямы и сбрасывать туда нечистоты.
Кроме того, вырыть ямы для компоста. Организовать общественные туалеты. Дома же пользоваться хотя бы ночными вазами.

Роджер: Вазами?

Кристофер: Ночными горшками для малой и большой нужды. Издайте соответствующие указы. Конечно, время для канализации...

Роджер: Для чего, сэр?

Крис:...системы стока нечистот - еще не пришло, но кое-что можно сделать и теперь. Строго наказывайте нарушителей - но не плетями, а штрафами. И дышать в Лондоне станет легче - автомобильного выхлопа и фабричного дыма тут, слава Богу, пока нет. Поверьте, здесь вопрос не только удобств, но и общественного здоровья. Меньше риск эпидемий холеры и всего такого прочего. Как Вам моя идея?

Роджер: Она мне по душе. Думаю, и король согласится с Вашим планом.

Крис: Вот и замечательно. Еще раз - прощайте, мы неплохо поработали на благо нашего отечества.

Роджер: Желаю Вам, Кристофер, удачи и счастливого возвращения домой. Benedictio Domini sit vobiscum.



Роджер крестит Криса. Затем они обмениваются рукопожатием.

Роджер выходит. Крис садится в кресло. Вскоре открывается потайная дверь, и появляется София.



Крис (вставая): Я ждал тебя, Софи!

София: Но не звал.

Крис: Я знал, что ты придешь.

София: Как ты мог знать?

Крис: Предчувствовал. А у нас новости: Генрих...

София: Я все знаю - простил тебя. Я рада, что все так завершилось.

Крис: Софи, как мне благодарить тебя? Ты в третий раз спасла мне жизнь - там, на пиру. Я уже поднял кубок с ядом...

София: Корю себя за то, что раньше не предупредила тебя. Меч, стрела и яд - излюбленное оружие убийц. Лишь в последнее мгновение я догадалась, что это Джером, и что вино отравлено. Его мотив - месть за короля. Джером предан Генриху как пес.

Крис: Софи, ты мой единственный друг.

София: Не единственный. Тебя здесь полюбили. Роджер, Роберт и даже Генрих - за то, что ты их научил кое-чему. А Матильда признательна тебе за ванну.

Крис: Ты так думаешь?

София: Я знаю. Теперь скажи мне, кто ты?

Крис: Как кто? Пришелец.

София: Пришелец откуда?

Крис: Я из будущего.

София: Что такое будущее?

Крис: Будущее... Есть прошлое - вчера, позавчера. А будущее наступит завтра.

София: Завтра... Что такое завтра, если солнце еще не взошло, люди не проснулись, и день не начался?

Крис: Не умею объяснить... И сам не понимаю, как попал сюда, в прошлое. Теперь моя задача - вернуться в будущее... Завтра двинусь в путь.

София: Оставь мне что-нибудь на память.

Крис: Что же тебе оставить?

София: Реши сам. Что-нибудь, что напоминало бы мне о тебе.



Крис достает из бумажника свое водительское удостоверение и протягивает его Софии.



Крис: Возьми. Здесь мой маленький портрет.



София берет прямоугольник удостоверения и внимательно смотрит на фотографию Криса. Крис обнимает Софию.



Крис: Прощай, Софи.

София: Прощай.



София выходит. Звучит колокол.




Сцена 11.

Утро. Площадь перед замком. Крис готов взобраться в корзину шара. Его провожает Генрих.



Генрих: Крис, все-таки ты проходимец.

Крис: Скорей я путешественник, что, впрочем, почти одно и то же.

Генрих: Хорош путешественник! Законного монарха - в темницу, сам - на престол и давай все переиначивать, как заблагорассудится. С другой стороны, в башне я отоспался, отдохнул от дел и, кажется, поправился.

Крис: Я рад, что дал Вам передышку, ведь удел монарха - тяжкий труд. Всегда на службе - 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Генрих: Вот и я о том же. Даже спальня дело государственное. Даешь наследника!

Крис: Что же до реформ... Роджер и я действовали, как нам представлялось, в интересах королевства. Мы с ним обсудили ряд проектов... он Вам расскажет. А в целом вы на правильном пути. Но помните, ваша опора - города. Без их помощи с баронами не совладать.

Генрих: Согласен. Дарую им вольности.

Крис: Хорошая мысль. Поверьте, все начнется там.

Генрих: Что начнется?

Крис: В городах зарождается будущее.

Генрих: Будущее? В каком смысле?

Крис: Сразу и не объяснишь...

Генрих: Будущее и настоящее острова в блеске королевской власти, в могуществе монарха, в доблести и благородстве рыцарства.

Крис: Да, конечно, но придут другие времена...

Генрих: Идеалы рыцарства бессмертны.

Крис: Здесь бы я поспорил...

Генрих: Кристофер, ты добрый малый, но берешься судить о том, в чем смыслишь не больше, чем монах-бенедиктинец в искусстве любовных утех.

Крис: Я просто...

Генрих: Да, сидя в башне, я переслушал все песни из твоей коробочки. И скажу, "Снуп дог" будет покруче "50 сент".

Крис: Вот как?

Генрих: А чего-нибудь новенького у тебя нет?

Крис: Нет. Прошу меня простить, милорд.

Генрих: Жаль. Знаешь, зови меня просто Генрих.

Крис: Хорошо. Генрих, вот солнечная подзарядка для айпода. Время от времени подключай вот сюда и оставляй на солнце на несколько часов. Тогда ты сможешь слушать рэп сколько твоей душе угодно.



Крис передает Генриху зарядное устройство.



Генрих: Благодарю. Вот перстень от меня. Если получу письмо, им запечатанное, то пойму, что ты прислал его мне. (Генрих вручает Крису перстень.) А теперь прощай.



Генрих обнимает Криса. Тот поднимается в корзину и поначалу улыбается, затем принимается хохотать.



Генрих: Что вызвало твой смех?

Крис: Не обращай внимания, Генрих. Я рад, что возвращаюсь домой.



Крис включает горелки. Генрих отвязывает веревку, и шар медленно идет вверх. Из корзины выглядывает Кэтрин, которая пряталась там.



Кэтрин: Прощайте, дядюшка! Прощай родимый край!

Генрих: Святой Бернард! Кэт! Шалунья!



Крис и Кэтрин машут Генриху. Появляются Матильда, Роберт, Роджер и София, они машут Крису и Кэтрин в ответ.




ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Сцена 1.

Крис и Кэтрин в корзине шара.



Крис: Ты все-таки решилась. Умница моя!

Кэтрин: Я всю ночь молилась. Под утро ко мне зашла София.

Крис: София?

Кэтрин: Она спросила, люблю ли я тебя? И когда услышала ответ, сказала: не будь дурой, следуй за ним. За любовь Бог не покарает.

Крис: Так и сказала?

Кэтрин: Да. Обняла меня и вышла.

Крис: Как-то трудновато идет шар. Что там за мешок? Что в нем? Ого! Тяжелый!

Кэтрин: Мое приданное - украшения и драгоценности.

Крис: Можно посмотреть?

Кэтрин: Открой.



Крис развязывает мешок.



Крис: Ну и ну! Здесь целое состояние!



Ветер усиливается, видны грозовые тучи, сверкает молния.



Крис: Впереди гроза. Самое время молить Бога, чтобы пронесло!

Кэтрин: Бог милостив! Зачем ему теперь губить нас?



Шар удаляется, поднимаясь все выше.




Сцена 2.

Утро. Светит солнце. Крис и Кэтрин в корзине шара.



Крис: Доброе утро, Кэт!

Кэтрин: Какой чудесный вид! Как красивы поля внизу! А что там за ленты?

Крис: Дороги, а на них автомобили. А там поезд - видишь, рельсы блестят на солнце.

Кэтрин: Крис! Чья тень скользнула над нами? Гигантская птица! Коршун? Крис!

Крис: Не бойся, это самолет. Нам ничего не угрожает.

Кэтрин: Самолет?

Крис: Да, прилетел откуда-нибудь из Америки или Австралии.

Кэтрин: Как ты сказал - Америка, Австралия?

Крис: Континенты, страны света.

Кэтрин: Я знаю Европу, Азию и Африку. Разве есть еще?

Крис: Есть.

Кэтрин: Крис, под нами наша Англия?

Крис: Да, старушка Англия.

Кэтрин: Старушка?

Крис: Сейчас XXI век.

Кэтрин: Крис, а церкви у вас есть?

Крис: О, церквей много и самых разных. Есть англиканские, католические, кальвинистские, пресвитерианские...

Кэтрин: Нет, церковь одна.

Крис: В высоком смысле - одна, здесь ты права. Но в реальности их множество.

Кэтрин: И там, где ты живешь?

Крис: Даже несколько рядом. Только они пустуют.

Кэтрин: Как пустуют?

Крис: Люди теперь не верят в Бога.

Кэтрин: Они еретики?

Крис: Хуже - атеисты.

Кэтрин: И ты не веришь в Бога?

Крис: Я... как бы сказать...

Кэтрин: Но как жить без Бога? Без страха кары? Как обуздать страсти? Как же люди не поубивают друг друга?

Крис: Как-то живут. Вроде нормально. Я не задумывался.

Кэтрин: Обещай мне, что мы будем посещать церковь.

Крис: Хорошо. Мне там даже нравится. Спокойно, несуетно - можно подумать обо всем.



Крис достает айфон.



Крис: О! Появился сигнал! Сейчас узнаем, как мы сыграли. Yes! Yes! Три - один, наша взяла! Go Liverpool!

Кэтрин: Что это - турнир?

Крис: Да, турнир.

Кэтрин: И твои рыцари побеждают?

Крис: Да, они настоящие рыцари! Go Liverpool!

Крис и Кэтрин: Go Liverpool! Go Liverpool!

Крис: Что, что, что? Лейборист Камерон? Вы там белены объелись? Какой он еще лейборист? Обсудил с президентом Франции мадам Сеголен Руаяль...? Как так? А где же Аллан? Здесь какая-то ошибка. А что "Гардиан"? То же самое. Марин ле Пен теперь социалистка. А Сеголен Руаяль - консерватор! Во дают! Значит... значит все поменялось. Неужели я наследил там, в прошлом? Прямо по Брэдбери... эффект бабочки. Дела... Но ведь я старался действовать по учебнику. Поражение Роберта Куртёза, договор в Алтоне... Стоп! А Кэтрин?! Ей предстояло выйти за Жоффруа, а она прилетела со мной сюда!

Кэтрин: Что-то не так?

Крис: Мелочи - прежде одни у власти, теперь другие. Обычное дело. Какая разница? А мы уже почти дома - внизу Ливерпуль.

Кэтрин: Крис, он огромен! Я как в сказке! Или мне снится?

Крис: Я, наконец, проснулся, а ты погружаешься в сон... Надо позвонить матушке, она, должно быть, потеряла меня.



Крис набирает номер на айфоне.



Крис: Мам! Это я.

Голос: Крис? У тебя все в порядке?

Крис: Да, в порядке. Попал в грозу, унесло черт знает куда. А так...

Голос: Почему же ты не звонил?

Крис: Я ж говорю, заблудился... там не было сигнала. Теперь возвращаюсь. Зайдешь сегодня вечерком? Хочу познакомить тебя с Кэтрин.

Голос: Кэтрин?

Крис: Да, она ангел. Она тут, со мной в корзине. Передаю ей трубку. (Кэтрин) Кэт, поздоровайся с моей мамой.

Кэтрин (указывает на айфон): Там твоя мама?

Крис: Ее голос. Скажи: здравствуйте, миссис Тэмплтон.

Кэтрин (в трубку): Здравствуйте, миссис...

Голос: Здравствуй, Кэтрин! Здравствуй, детка! Зови меня просто Пегги. Должно быть, вы измучены? Шутка ли в деле - три недели плутали, неизвестно где. Крис вечно что-то придумает: видите ли, ему вздумалось летать на воздушном шаре! Он и в детстве находил такие места - овраги, болота... а однажды ушел в лес. Его искала вся деревня с собаками, а Крис спал в какой-то норе. Вот что, детка, скажи Крису, что это я вас жду сегодня к ужину. И никаких возражений!

Кэтрин: Да, миссис... Я так счастлива...

Голос: Еще бы, воображаю: без душа, без ванны... А что же вы там ели?

Крис (берет айфон): Мам, приглашение принимается. Помоемся, почистимся - и к тебе. До встречи. Пока. (Кэтрин) С ней лучше не спорить.



Крис становится перед Кэтрин на колени.



Крис: Кэтрин, здесь над моим Ливерпулем, в родном небе прошу тебя стать моей женой. Согласна ли ты? Я не могу предложить тебе титула и королевства, а только мою любовь и обожание. Жить нам есть где - у меня квартирка. И с голода мы не умрем - у меня постоянная работа.

Кэтрин: Крис! Нет - Кристофер, мой благородный рыцарь, самый отважный и самый нежный, я согласна стать твоей супругой. Только...

Крис: Что "только"?

Кэтрин: Только пусть нас обвенчают в церкви.

Крис: О, Господи! Ну, конечно, в церкви, где же еще?!



Крис обнимает и целует Кэтрин.



Крис: А вот и поле! Идем на снижение. Заедем в Вулворт, купим тебе на скорую руку что-нибудь из одежды. Твоя промокла и помялась.




Сцена 3.

Крис и Кэтрин у миссис Темплтон.



Миссис Темплтон (расставляя чашки): А теперь расскажите, где же вы побывали?

Крис: Мам, если честно, история странная. Мы вернулись из прошлого.

Миссис Темплтон: Прошлого? Нашего прошлого?

Крис: Нашего.

Миссис Темплтон: Как же вы туда попали?

Крис: Попал один я... на шаре, а Кэт там... находилась. А вернулись мы вместе.

Миссис Темплтон: Вот как? И как же там, в прошлом?

Крис: Ничего, жить можно.

Миссис Темплтон: И кто у них там - лейбористы или консерваторы?

Крис: Пожалуй, консерваторы.

Миссис Темплтон: Что значит "пожалуй"?

Крис: У них король. Мам, это давнее прошлое, Средние века.

Миссис Темплтон: Что ж с того? У нас королева.

Крис: У короля вся власть.

Миссис Темплтон: А что ж парламент?

Крис: Парламента еще нет.

Миссис Темплтон: Как нет? И здания парламента нет?

Крис: И здания нет. Но Тауэр уже стоит.

Миссис Темплтон: Слава Богу! Хоть Тауэр есть. Кэтрин, значит ты родом из рыцарских времен? Как романтично!

Кэтрин: Я... миссис...

Миссис Темплтон: Пегги... или Маргарет, если тебе так больше нравится... мы же договорились.

Кэтрин: Я... Пегги... не знаю... Все так удивительно...

Миссис Темплтон: О, я понимаю. А как вы у себя готовите овсянку? С молоком или без?

Крис: Мам, какая овсянка? Не едят они овсянку.

Миссис Темплтон: А что ж у вас, Кэтрин, едят на завтрак? У вас что, континентальный завтрак?

Крис: Ага, континентальный - лепешки да сыр - они же нормандцы.

Миссис Темплтон: Как нормандцы? Ты же сказал, что англичане.

Крис: Мам, ты подзабыла историю. Вильгельм Завоеватель откуда? Из Нормандии.

Миссис Темплтон: Ну, когда это было... А чай вы пьете с молоком?

Крис: Чая там нет. И кофе нет. Признаюсь, я скучал по чаю.

Миссис Темплтон: А что ж там пьют за завтраком?

Крис: Пиво, вино.

Миссис Темплтон: За завтраком?

Крис: Пьют и воду, но лучше пить пиво, а то может пронести. Хорошо, что у меня в аптечке оказались таблетки от живота, иначе бы не миновать беды. Так что жажду наши предки утоляли алкогольными напитками, все время пребывая немного подшофе.

Миссис Темплтон: Подшофе?

Крис: Под мухой.

Миссис Темплтон: Вот как? Что ж это многое объясняет в нашей истории.

Кэтрин: Еще у нас пьют сидр.

Миссис Темплтон: Сидр? Чудесно! Я люблю сидр! Кэтрин, ты знаешь рецепт?

Кэтрин: Да, мы готовим сидр сами.

Миссис Темплтон: Замечательно, мы сделаем сидр по вашему рецепту. Что еще ты умеешь готовить?

Кэтрин: Разные кушанья...

Миссис Темплтон: Какие же?

Крис: Кэт готовит мясо по-бургундски. Пальчики оближешь!

Миссис Темплтон: По-бургундски? Как интересно. Как его готовят?

Крис: Кэт, расскажи.

Кэтрин: Это рагу. Крис придумал называть его мясом по-бургундски. Его лучше готовить из телятины. Также нужны лук, морковь, грибы, чеснок, немного сала, оливковое масло, вино...

Крис: Вино бургундское, отсюда и название.

Кэтрин: Вино любое... Еще соль и, если позволяет кошелек, то перец.

Миссис Темплтон: Перец не проблема.

Кэтрин: Вот как? Но перец и другие пряности стоят больших денег.

Крис: Раньше стоили. За последнюю тысячу лет специи изрядно подешевели.

Кэтрин: Правда? Тогда можно положить и гвоздику.

Миссис Темплтон: У меня все эти специи имеются. Есть и другие...

Кэтрин: Я люблю их запахи. Я люблю кухню. Только... только я не видела у вас очага. Как же вы готовите без очага?

Крис: На плите. Мы тебе покажем.

Миссис Темплтон: Решено, в воскресенье мы делаем мясо по-бургундски. Кэтрин, ты научишь меня?

Кэтрин: Охотно... Пегги.

Миссис Темплтон: А что у вас сейчас носят?

Крис: Мам! Что значит "сейчас"? Тысячу лет назад носили.

Миссис Темплтон: Неужели тысячу?

Крис: Да, тысячу. Есть же рисунки, да и в фильмах ты видела. Лично мне нравится сюрко - одежда, не стесняющая движений. Подходит для занятий спортом.

Миссис Темплтон: Я просто влюблена в старинные наряды. Особенно женские. Длинные платья, шляпы с перьями... И почему мы от них отказались?

Крис: Представляю наших банковских барышень в таких платьях за компьютерами... А в метро? На такое платье обязательно наступят... Или ходить с пажами? А как управлять автомобилем при таком обилии юбок? Запутаешься... Да и спортом не позанимаешься.

Миссис Темплтон: Пожалуй, для повседневной жизни такие наряды не годятся, но иногда...

Крис: Иногда, это когда?

Миссис Темплтон: Вечером, в театре или на приеме...

Крис: В театр женщины надевают вечерние платья, они - воспоминание мод прежних лет.

Миссис Темплтон: Ты меня убедил. Кэтрин, а что, в старину также занимались спортом?

Крис: Нет, в Средние века спорт заменяли охота, война, турниры... и подготовка к ним. Кстати, видела бы ты Кэтрин на коне. Она великолепная наездница.

Миссис Темплтон: Правда, Кэтрин?

Кэт: Да, я люблю езду верхом. Люблю охоту.

Миссис Темплтон: Охоту?

Кэт: Когда мужчины на войне, кто ж добудет дичь? Вот женщины и охотятся.

Миссис Темплтон: И как же ты охотилась? С ружьем?

Крис: Мам, ружья появились позже.

Кэтрин: На охоту берут лук или арбалет. Но я не пользовалась ни тем, ни другим. Моя роль - выследить, поднять зверя.

Миссис Темплтон: Очень интересно. А скажи, Кэтрин, как вы коротали вечера? Ведь развлечений в то время было мало.

Крис: Ты хочешь сказать, как вы жили без телевизора?

Миссис Темплтон: Я не могу представить, чем в то время люди заполняли вечерние часы.

Кэтрин: Когда стемнеет, все ложатся спать, чтобы не жечь свечей. Но иногда, когда к нам заглядывал странник, пилигрим, мы собирались у очага и слушали его рассказы.

Миссис Темплтон: О чем же рассказывали пилигримы?

Кэтрин: О дивных дальних краях, о чудесах, о духах... О слепом певце Оссиане... О подвигах доблестных рыцарей, об их отваге, благородстве, о преданности даме сердца...

Миссис Темплтон: И ты помнишь эти рассказы?

Кэтрин: Конечно, помню.

Миссис Темплтон: Ты нам их перескажешь?

Кэтрин: Охотно.

Миссис Темплтон: Чудесно! Я люблю подобные истории. (Взглянув на часы.) Совсем забыла, в 6 "Соседи". Вы не возражаете, если мы посмотрим? Прошлый раз кончилось на самом интересном месте!

Крис: Какая серия?

Миссис Темплтон: Серия? 114-я.

Крис: И каждая кончается на самом интересном месте.

Миссис Темплтон: Напрасно ты смеешься. Джулиан узнает, что Анна помолвлена, но ее жених пропал без вести.

Крис: Все ясно.

Миссис Темплтон: Что тебе ясно? Кэтрин, ты не против?

Кэтрин: Я не понимаю, о чем вы говорите.

Миссис Темплтон: Вот сейчас ты все и увидишь.



Миссис Темплтон включает телевизор.



Миссис Темплтон: Уже началось. Это Анна, а в зеленом платье Диана, ее подруга.



Кэтрин не мигая смотрит на экран. Затем встает и подходит к телевизору.



Кэтрин: Как же так? Как же так? Кто там за стеклом?



Кэтрин всхлипывает. Крис подходит к Кэтрин и обнимает ее.



Крис: Кэт, не бери в голову. Это экран. Просто картинка, только подвижная и со звуком.

Кэтрин (всхлипывая): Как такое возможно?

Крис: Мам, выключи его, пожалуйста. Ты посмотришь в записи.

Миссис Темплтон (выключая телевизор): Конечно, конечно. Я не могла предположить... Кэтрин, детка, садись сюда.

Крис: Боюсь, для Кэтрин слишком много впечатлений. Шутка ли в деле, первый день в XXI-ом веке.



Кэтрин садится на диван. Миссис Темплтон обнимает ее.



Миссис Темплтон: Крис, в холодильнике мороженое, неси его сюда.



Крис выходит.



Миссис Темплтон: Кэтрин, я вот о чем подумала. Почему бы тебе ни приходить ко мне, когда Крис на службе? Утром Крис тебя привезет, а вечером заедет за тобой. Я весь день одна... Вдвоем веселей. Ты меня научишь готовить ваши кушанья. А я тебя - наши. Здесь рядом парк, мы погуляем.

Кэтрин: Что такое парк?

Миссис Темплтон: Все равно, что сад, но только ухоженный.

Кэтрин: Сад? Я скучаю по нашему саду.

Миссис Темплтон: Там рядом церковь.

Кэтрин: Церковь?

Миссис Темплтон: Да, церковь Святого Иакова. Очень старая. Не знаю, какого века. Но очень старая. Ты мне расскажешь про ваш сад, и про пилигримов, и про охоту, и про все... все... все..



В дверях появляется Крис с мороженым. Он видит, что успокоившаяся Кэтрин прижалась к его матери, а та баюкает и гладит Кэтрин по голове.




Сцена 4.

Квартира Криса. Крис и Кэтрин принимают своих друзей - Гарри, Марту, Марию, Ричарда и Джулиана, их роли исполняют как раз те актеры, которые играли Генриха, Матильду, Софию, Роберта и Джерома.



Крис:...и вот, витая над Ливерпулем, я вдруг подумал, что внизу та же земля, по которой ходили наши предки, тот же ландшафт, что они видели каждый день. И мы - одно, связаны так, что уже никогда не расплестись, не разойтись... Казалось бы, тысяча лет - бездна времени. Но вместе с тем, лишь 40 поколений. И чего только не приключилось за 1000 лет - вот уж точно, есть, что вспомнить. Но люди жили, трудились, женились, рожали детей, - несмотря ни на что. Кто-то торговал, кто-то воевал, кто-то пахал, кто-то ковал, кто-то корпел в лаборатории... Жизнь продолжалась, и мало кто задумывался, куда же она движется? Мы выбрались из варварства, выучились грамоте. А началось все с Библии... По ней учили детей, давали им имена, в Книге и праздники, и сроки поста... И по иронии все снова идет к тому, что останется лишь одна книга - электронная, но в ней все когда-либо написанное... Восприняв и усвоив ученость античности и премудрость Востока, Европа вдруг забурлила: вулкан энергии, идей, труда, предприимчивости и знаний. Неутомимые путешественники объехали весь мир, все разведав и нанеся на карты. В чужие края двинулись переселенцы, так возник наш близнец и alter ego - Америка. Как грибы после дождя выросли города, а вместе с ними горожане, то есть, граждане. Городской воздух делает свободным! Европа стала городом, а вслед за ней и весь мир. Англия задымила как гигантская кузница, выплавляя чугун и сталь, выпуская станки и паровозы, возводя заводы и мосты. В считанные десятки лет Европу опутали железные дороги и линии электропередач. А на очереди телеграф и радио. И вот уже пылят автомобили, возмущая покой сонных местечек, а "летающие этажерки" заставляют зевак задирать головы. Величественные лайнеры, движимые углем и паром, с тысячами пассажиров на борту курсируют между Старым светом и Новым.... Мы уже не удивляемся чудесам - они приелись. Кто-то неизменно висит над Землей в космосе - эка невидаль! Мы подзабыли, что люди побывали на Луне! Взгляните в ночное небо: подумать только, кто-то бродил по лунной поверхности! В Швейцарии, под Церном, где не так давно охотились на косуль бароны, теперь идет охота за бозоном Хиггса... Весь мир опутан паутиной... информационной. Болтаем друг с другом нон-стоп: алло, Токио! Алло, Лондон! Новости выходят на экраны одновременно с событиями... Воздушные лайнеры летят быстрей стрелы из арбалета и в считанные часы перебрасывают нас с материка на материк. Европа... лишь одна десятая суши, одна пятая живущих на земле... Но европейский мир не измеряется цифрами и не ограничен географией. Человечество стало таким, как теперь, благодаря тому, что за последние несколько сотен лет достигнуто людьми, жившими на северо-западе Евразии.

Гарри (его играет актер, исполнявший роль Генриха): Святой Бернард! Звучит как поэма!

Ричард (его играет актер, исполнявший роль Роберта): Слов нет, история занимательная.

Крис: Мы долго не решались рассказать обо всем, что с нами приключилось.

Ричард: Крис, непременно запиши - отличный сценарий. Голливуд оторвет с руками.

Гарри: Сценарий сказочного фильма.

Крис: Да, наша история похожа на сказку.

Гарри: Сказка и есть.

Крис: Расскажи мне кто-нибудь такое, не поверил бы. Однако я все видел своими глазами. Не только видел, но и участвовал...

Мария (ее играет актриса, исполнявшая роль Софии): Крис, ты хочешь нас убедить, что все это случилось с тобой и Кэтрин на самом деле?

Крис: Ну, да.

Мария: А доказательства. Где доказательства?

Крис: Доказательства? А сама Кэт разве не доказательство?

Гарри: Кэтрин - чудо. И акцент у нее прелестный. Но отсюда не следует, что она, как ты утверждаешь, племянница Генриха I.

Крис: Кэт, скажи им.

Кэтрин: Как же мне убедить твоих друзей?

Мария: Ну, хорошо, а где сокровища, которые вы привезли?

Крис: Какие сокровища?

Мария: Ну, драгоценности, украшения Кэтрин.

Крис: Видите ли... мы попали в непогоду, и шар стал снижаться. Газа оставалось в обрез, и пришлось все выбросить за борт. Драгоценности тоже.

Марта (ее играет актриса, исполнявшая роль Матильды): Повезло кому-то. Глядь, а под ногами мешок с золотом.

Крис: Мне повезло больше, я обрел Кэт.

Гарри: Вы чудесная пара. Но...

Крис: Кэт, вижу, нам не верят. Я кое-что снимал на айфон. Хотите посмотреть мои кадры?

Мария: Интересно... конечно, если они не из диснеевского фильма.

Крис: Могу вас заверить, кадры подлинные - там я и Кэт.

Ричард: Что ж, это аргумент.



Крис подключает айфон к компьютеру.



Крис: Внимание! Мотор!



На экране пусто.



Крис: Что за черт? Ведь смотрел же недавно.

Кэтрин: Дорогой, должно быть, моя вина. Я хотела позвонить и, наверное, нажала что-нибудь не то.

Гарри: А копию ты сохранил?

Крис: Нет.

Гарри: Понятно.

Крис: Но ведь я все заснял...



Пауза.



Крис: Остался только перстень. Мне подарил его Генрих.

Гарри: Можно взглянуть?

Крис: Пожалуйста.



Крис протягивает перстень Гарри. Тот рассматривает его, затем надевает на палец.



Гарри: Сидит как влитой.

Ричард: Похоже, золото.

Марта: Грубоватая работа.

Гарри: Буква "H" и корона - Генрих, король Англии. Крис, ты нас убедил!

Крис: Да, еще стрела для арбалета. Не надень я тогда испанскую кольчугу, едва ли бы вы узнали о нашей истории... Одну минуту.



Крис выходит в другую комнату.



Марта: Кэтрин, хотя мы знакомы и недавно, но у меня такое чувство, что я тебя знаю целую вечность.

Кэтрин: И мне кажется, что я среди...

Гарри: Своих. Здесь все свои.

Кэтрин: Первое время я чувствовала себя одиноко, хотя Крис, и миссис Темплтон заботились обо мне...

Марта: Теперь ты с нами. А у нас правило: все праздники, дни рождения только вместе. Кстати, когда ты родилась?

Кэтрин: Я родилась на Святую Троицу.

Марта: На Троицу?

Кэтрин: Да, на Святую Троицу Господа нашего 1083-го года.

Марта: 1083-го?

Гарри: Так выходит, ты у нас старушка, причем, древняя! Вот бы не подумал, глядя на тебя.



Входит Крис, в руках у него стрела.



Крис: Вот так выглядела смерть в то время.



Крис кладет стрелу на журнальный столик.



Ричард: Дерево потемнело от времени.

Гарри: Пожалуй, не подделка.

Джулиан (его играет актер, исполнявший роль Джерома): Так ты надел кольчугу?

Крис: Да.

Джулиан: Вот в чем дело...

Крис: Что ты хочешь сказать?

Джулиан: Прочные кольчуги делали в те времена.

Мария: А что же стало с Генрихом и Робертом и всеми остальными? К своему стыду, я неважно знаю нашу историю.

Крис: Я тоже не интересовался, пока сам не побывал там... Теперь история моё... наше хобби. Кэт даже об историческом факультете подумывает... медиевистика, разумеется... В соперничестве братьев верх взял хитрый и коварный Генрих.

Ричард: Характеристика не из лучших.

Гарри: В те времена, я думаю, хитрость и коварство относили к достоинствам. Настоящий государь должен быть умным, хитрым и коварным, иначе недруги слопают тебя с потрохами. Генрих мне положительно нравится.

Крис: Роберт совсем другой - простодушный, увлекающийся... Ему недоставало твердости и последовательности в борьбе за трон.

Гарри: Не из того теста.

Ричард: Как не из того теста? Они, как и мы с тобой - братья. Ты хочешь сказать, что и мы не из одного теста?

Гарри: Хоть мы и братья, но характеры у нас разные. Да и внешне мы не похожи, скорей нас с Крисом приняли бы за братьев.

Ричард: А мне так ближе Роберт, как-никак он герой Крестового похода!

Крис: В битве при Таншбре Генрих разбил войско Роберта и окончательно завладел Нормандией. Брата взял в плен, увез в Англию и посадил под замок. Роберт прожил еще 28 лет, как теперь говорят, под домашним арестом.

Гарри: Генрих поступил гуманно, иной на его месте...

Ричард: Гуманно? Захватил Нормандию, засунул брата в клетку...

Гарри: Ну, ты и скажешь - в клетку. Он, вероятно, отвел ему покои.

Ричард: С бесплатной охраной у дверей.

Крис: Утверждают, что Роберт стал поэтом. Ему приписывают строчку: "Горе ему, что он недостаточно стар, чтобы умереть".

Ричард: Сказано хорошо.

Гарри: Ничего особенного.

Мария: А София, что стало с ней? Ты так живо ее нам описал.

Крис: О Софии ничего не известно, ее имя нигде не упоминается.

Крис: Но документы сохранили имена других фавориток Генриха. Их множество. Здесь он чемпион среди английских королей. По оценкам, у него от 20 до 25 незаконнорожденных детей.

Гарри (присвистнув): Однако! Наши предки жили с размахом!

Кэтрин: Надо проверять и проверять. Думаю, тут больше домыслов, чем правды. На деле дядюшка любил лишь королеву, мою тетушку.

Марта: Матильду?

Кэтрин: Да, тетушку Матильду.

Марта (Гарри): Видишь. А ты толкуешь о каком-то размахе.

Крис: Генрих был женат дважды. После кончины Матильды он женился на Аделизе Лувенской.

Мария: Позволите ли, дорогие хозяева, спросить вас - когда же ваша свадьба?

Марта: Вы держите нас в неизвестности уже полгода.

Крис: Свадьба... Я готов хоть завтра. Но есть одно обстоятельство...

Мария: Вот как? В чем же дело, если не секрет?

Крис: В благословении.

Гарри: В чем?

Крис: В благословении. Кэт хотела, чтобы наш брак благословил кто-нибудь из её родственников, но все они остались в прошлом.

Гарри: Вы серьезно?

Крис: Таково желание Кэт...

Ричард: Вам не кажется, что ваша... как бы это сказать... игра зашла слишком далеко?

Крис: Таково желание Кэт.

Гарри: Пожалуй, нам пора.



Гарри и Марта встают, за ними и все остальные.



Марта: Спокойной ночи.

Мария: До свидания, Крис. До свидания... Кэтрин. Ты - прелесть. Красная блузка так тебе идет.

Крис: До свидания. Спасибо, что заглянули.

Кэтрин: До свидания.



Гости уходят.



Крис (расхаживая из угла в угол): Кэт, дорогая, с этим надо что-то делать. Так не может дальше продолжаться.

Кэтрин: О чем ты?

Крис: О нашей свадьбе. Ведь все же давно решено. А благословение... оно желательно, но не обязательно. Ну, если нет никого!

Кэтрин: Крис, без благословения брак недействителен.

Крис: Почему?!

Кэтрин: Как же ты не можешь понять? Брак больше чем союз двух людей, брак - союз родов, семей... И как же без согласия старших совершить столь важный шаг?

Крис: Ты сведешь меня с ума! Важно то, что между мной и тобой, что мы любим друг друга, что хотим отпущенные нам годы прожить друг подле друга, вырастить детей... Разве не так?

Кэтрин: Так, мой любимый. Но есть же правила, обычаи... Они установлены не нами, и мы не вправе их нарушить. Ежели они нарушены, то и само событие не состоялось.



Крис наливает себе виски и залпом выпивает.



Крис: Так... спокойно... Мы что-нибудь придумаем.

Кэтрин: Крис, ты не подумай, но это очень важно.

Крис: Я понимаю... то есть я не понимаю... но я что-нибудь придумаю.



Кэтрин обнимает Криса.




Сцена 5.

Крис за столиком в кафе. Входит Мария. Отыскав глазами Криса, она подходит к нему.



Мария: Привет!

Крис: Здравствуй, Мари.

Мария: Мы что-то не в очень веселом настроении. Жениху по статусу полагается сиять, как начищенной пуговице.

Крис: Шутишь?

Мария: Ага. Не скрою, мне доставляет удовольствие видеть тебя в таком состоянии - растерянным, подавленным...

Крис: Я думал, ты мой друг.

Мария: Как сказано в одной русской пьесе, женщина может быть другом мужчины лишь в такой последовательности: сначала приятель, потом любовница, а затем уж друг. Выходит, мы уже в третьей фазе?

Крис: Послушай, я не знаю, что мне делать...

Мария: Ты о чем? О благословлении?

Крис: Ну да.

Мария: И ты хочешь, чтобы я устроила твою личную жизнь? Великолепно!

Крис: Ты всегда давала мне хорошие советы.

Мария: Не убеждена. Либо мои советы были не столь удачными, либо ты не следовал им, иначе не оказался бы в ситуации, в которой оказался.

Крис: Мари, придумай что-нибудь, я уже сломал голову. У меня есть одна идея, но она...

Мария: У вас и проблемы... Скажи мне, где в наши дни можно встретить девушку подобную Кэтрин? Только честно.

Крис: Мы встретились в прошлом.

Мария: Ну, ну... Не хочешь говорить - дело твое. Ты прожужжал нам уши своими Средними веками. Я даже видела сон, в котором присутствовал Генрих I!

Крис: Генрих? Правда? Расскажи.

Мария: Признаюсь, я сама удивлена, что мне такое привиделось. Я находилась в замке. В старинном замке. И там я повстречала Генриха, Матильду и Роберта Куртгёза, столь красочно описанных тобой.

Крис: Интересно. А София? Видела ли ты Софию?

Мария: Нет, Софии я не видела.

Крис: И что же дальше?

Мария: Плохо помню... Когда проснулась, то помнила, а теперь почти все улетучилось... Лишь один эпизод остался в памяти. У меня в руках оказывается "воки-токи". Я нажимаю на кнопку и слышу твой голос.

Крис: Что же я сказал?

Мария: Ты спросил, - Софи?

Крис: И что же ты ответила?

Мария: Я ответила, - Мой король.

Крис: Значит, во сне ты стала Софией!

Мария: Ты так думаешь?

Крис: Ну да! Ведь "воки-токи" я дал Софии! А знаешь, ты на нее похожа. Если изменить прическу и вместо свитера и джинсов нарядить тебя в шитое бисером платье...

Мария: Если я похожа на Софию, то Генрих и Матильда в моем сне - вылитые Гарри и Марта.

Крис: А ведь верно. Сходство есть. Почему же я раньше не замечал?

Мария: Вот и нарядим наших друзей Генрихом и Матильдой и скажем Кэтрин, что они прибыли на свадьбу любимой племянницы.

Крис: Как "прибыли"?

Мария: Ты же утверждаешь, что летал туда, к ним, а они прилетели сюда, к нам. Логично?

Крис: Логично. Черт! Гениально! Но...

Мария: Что "но"?

Крис: Но это обман. Выдавая Гарри и Марту за Генриха с Матильдой, мы вводим Кэт в заблуждение.

Мария: Что ж с того? Мы же печемся о ее благе. Что плохого в том, что твои друзья благословят ваш брак?

Крис: В том, что они благословят, плохого нет. А вот в том, что мы выдаем их за других...

Мария: Ты меня удивляешь! Мы устраиваем маленький костюмированный спектакль. В результате, молодые получают благословение, любящие сердца соединяются - к вящей радости друзей - и, заметь, никто не остается внакладе.

Крис: Пожалуй, ты права. Мари, я никогда не забуду...

Мария: Ну, ну... что такое мужская благодарность, мне хорошо известно.

Крис: Только помоги мне уговорить наших друзей, ты же знаешь Гарри...

Мария: Э нет, дружок. Уж ты сам. И не вздумай ссылаться на меня. Я от всего откажусь.



Крис достает айфон.



Крис: Гарри? Крис... Послушай, у меня к вам с Мартой разговор... Не по телефону. Вы у себя? Я к вам сейчас подъеду. Можно? Спасибо. Еду. (Марии) Мари, прости, я убегаю.

Мария: Бог простит.



Крис достает из бумажника банкноту и кладет ее на стол. При этом выпадает его водительское удостоверение. Мария поднимает удостоверение и протягивает Крису.



Мария: Ты обронил...



Крис берет удостоверение и направляется к выходу. Но останавливается и, оглянувшись, смотрит на Марию, точно вспоминая что-то. Затем выходит. Мария сидит в задумчивости. К ней подходит официант.



Официант: Мадам?

София: Бокал шампанского.

Официант: Сию минуту.




Сцена 6.

Квартира Гарри и Марты. Гарри в кресле с газетой. Марта на софе с айфоном в руках.



Гарри: Наш друг... его поведение последнее время беспокоит меня. И, согласись, его подруга, хоть и милое существо, но и впрямь какое-то нездешнее. И потом... их фантазии...

Марта: Их фантазии - их дело. Может быть, это игра такая... компьютерная.

Гарри: Ну, поиграли, пошутили, посмеялись и забыли. А они зациклились на их истории...



Звучит дверной колокольчик. Марта идет открывать.



Марта: Вот мы и расспросим Криса.



Входит Крис.



Крис (запыхавшись): У меня к вам просьба.

Гарри: Да ты садись. Что будешь пить?



Крис садится.



Крис: Воду.

Гарри: А я в свой тоник добавлю капельку джина.



Гарри занимается напитками.



Гарри: Так в чем дело?

Крис: Я знаю, как все устроить. Вы должны мне помочь.

Гарри: Что устроить?

Крис: Благословение.

Гарри: Ты снова о том же. Крис, всему есть мера. Что все это значит? Вы что, играете в какую-то игру?

Крис: Какую игру?

Гарри: Не знаю... компьютерную...

Крис: Да нет же! Я ненавижу компьютерные игры и никогда в них не играл. Поверьте, все, что я вам говорю - правда!

Гарри: Хорошо, хорошо... успокойся. Меня заботит, что вы оба... слишком увлеклись одной идеей. Если бы один из вас... а то оба. Скажу тебе как друг, ты не производишь впечатления нормального человека. Вы оба не производите такого впечатления. Послушай, у меня есть знакомый психотерапевт. Что если ты... то есть вы... встретитесь с ним... неофициально, просто побеседуете. Джеймс отличный парень.

Крис: Гарри, я согласен встретиться с твоим терапевтом...

Гарри: Вот и отлично, хочешь, я сейчас ему позвоню?

Крис: Но при условии, что ты... то есть вы с Мартой, поможете мне.

Гарри: Крис, мы, конечно, поможем тебе - на то и друзья. Что ты хочешь, чтобы мы сделали?

Крис: Вам надлежит выступить в несколько необычной роли. Ты сыграешь Генриха I, а ты, Марта - его супругу, Матильду. Будто вы явились из прошлого и благословляете наш брак. Все очень просто!

Гарри: Крис, ты хочешь и нас втянуть в свои игры.

Крис: Ну что вам стоит... нарядиться, показаться, благословить и исчезнуть.

Марта: А мне нравится идея Криса. Почему бы и нет? По-моему забавно.

Гарри: Крис, твое безумие - а я не сомневаюсь, что здесь случай помешательства, пока тихого - заразительно. Ты прямо на ходу вербуешь последователей.

Марта: Милый, почему бы нам ни помочь Крису? Сошьем наряды. Я надену драгоценности. Тебе дадим шпагу или меч. Сфотографируемся...

Гарри: Нет, нет и нет!

Марта: Ну, милый...

Крис: Вы моя последняя надежда...

Гарри: Твоя последняя надежда мой приятель психотерапевт.

Крис (вставая и направляясь к двери): Все ясно.

Марта: Крис, постой. Так не годится.

Крис (сунув руку в карман и извлекая конверт): Да, вот еще что... нас с Кэтрин приглашают в Букингемский дворец.

Гарри: Куда?

Крис: В Букингемский дворец.

Гарри: Крис, куда ты заспешил? Ты присядь, а лучше приляг... вот здесь, на софе. Водички выпей...

Крис: Ты думаешь, я сошел с ума?

Гарри: Хорошо, хорошо. Садись. Вот так. Марта, у нас есть что-нибудь успокоительное.

Марта: Не уверена, но посмотрю.



Марта выходит.



Крис (протягивает Гарри конверт): Вот читай.

Гарри: Сейчас мы все посмотрим.



Входит Марта.



Марта: Есть только валерьянка.

Гарри: Очень хорошо. Дай Крису валерьянки.



Гарри читает письмо. Прочитав, внимательно изучает его, даже смотрит на просвет. Некоторое время он сидит в задумчивости. Наконец, берет айфон и набирает номер.



Гарри: Канцелярия Букингемского дворца? Вас беспокоит Кристофер Темплтон. Да... Темплтон. Я получил приглашение на аудиенцию с Её Величеством. Хотел удостовериться... нет ли здесь ошибки? Да... в среду, в полдень... Разумеется... Спасибо. До свидания. (После паузы.) Теперь мне кажется, что весь мир сошел с ума. Марта,

плесни-ка и мне валерьянки. Крис, тебя действительно хочет видеть королева. Но почему?!

Крис: Постойте! Я знаю, почему! Я вывез из прошлого уйму документов, то есть их копий. Когда я вернулся, я отправил свитки во дворец по почте - не знал, как с ними поступить. И вот результат - королева приглашает нас!

Гарри: Свитки... по почте...

Крис: Ну да, по почте.

Гарри: Королеве?

Крис: Нет, я адресовал на Букингемский дворец.

Гарри: Букингемский... дворец...

Крис: Гарри, может быть ты все-таки согласишься...

Гарри: Ты о чем?

Крис: О моей просьбе.

Гарри: Просьбе... Какой просьбе?

Крис: Что ты в облике Генриха, а Марта Матильды благословите нас.

Гарри: Хорошо. Я согласен.

Крис: Правда?

Гарри: Только я наряжусь не Генрихом, а Римским Папой. Я приду к вам и скажу: здравствуйте, я ваша тетя, я пришла благословить вас на подвиг любви беззаветной!

Марта: Милый, успокойся. Что ты так разволновался? Ты приляг. Хочешь, я позвоню Джеймсу?

Гарри: Джеймсу? Кто такой Джеймс? Король Джеймс?

Марта: Какой король? Джеймс Уолтон, наш приятель, психотерапевт.

Гарри: А этот... Нет, не надо. Я полежу здесь немножко... Ты посиди со мной.

Марта: Конечно, милый.

Гарри: Букингемский дворец... королева...

Крис: Пожалуй, я пойду.

Марта: Крис, извини нас... Мы всей душой хотели бы помочь тебе, но...

Крис: Я понимаю. Это вы меня извините.



Крис выходит.




Сцена 7.

Квартира Криса. Кэтрин занята вышиванием. Крис расхаживает по комнате.



Кэтрин: Как здоровье Гарри? Ты звонил ему?

Крис: Я говорил с Мартой. Ему лучше.

Кэтрин: Марта просто прелесть! Она так заботится о Гарри! Они созданы друг для друга - чудесная семья.

Крис: Да... семья чудесная...

Кэтрин (взглянув на Криса и отложив шитье): Крис, что-нибудь не так?

Крис: Кэт, у нас тоже может быть семья... Все это противоестественно. Мы не можем больше спать в разных комнатах. Мы любим друг друга.

Кэтрин: Милый, я сама мечтаю о том дне, когда я назову тебя мужем, а ты меня - женой. Но ты же знаешь... Ты говорил, что что-нибудь придумаешь...

Крис: Говорил.

Кэтрин: И что же?

Крис: Думаю, пробую разные варианты...

Кэтрин: Варианты?

Крис: Я разыскиваю потомков твоего дедушки Вильгельма.

Кэтрин: Потомков?

Крис: Кто-нибудь из них мог бы благословить наш брак, ведь они, так сказать, члены твоей семьи.

Кэтрин: Верно. Крис, ты умница! И что же, удалось найти кого-нибудь?

Крис: Удалось. Я составил довольно длинный список.

Кэтрин: Кто же они?

Крис: Разные люди и живут кто где. Среди них есть знаменитости - например, Билл Гейтс, создатель Майкрософта. Есть и звезды - Бред Пит, Джастин Тимберлейк, Ричард Гир, Шилдс Брукс... Кстати, подозрительно много актеров. Скажи, твой дедушка случайно не играл в любительских спектаклях?

Кэтрин: Какие спектакли? О чем ты говоришь? Он почти все время воевал - кого-то усмирял, или отражал нападения соседей. Впрочем, я плохо его помню, мне исполнилось всего 5 лет, когда он умер. Кто еще в списке?

Крис: Президент США Барак Обама.

Кэтрин: Как Барак Обама? Он же...

Крис: Его отец из Кении, а предки по материнской линии приехали в Америку из Англии. Из американских президентов еще Джордж Вашингтон, Буш старший и, соответственно, младший.

Кэтрин: Интересно... Как все перемешалось.

Крис: Да, причудливо тасуется колода карт...

Крис: Но что же дальше? Как ты намерен действовать?

Крис: Отправлю каждому письмо, где расскажу нашу историю и попрошу благословить нас и поприсутствовать на свадьбе. Только...

Кэтрин: Что "только"?

Крис: Боюсь, нам не поверят, как не поверили наши друзья.

Кэтрин: Но почему бы ни попробовать?

Крис: Попробовать можно. Но я спрашиваю себя, как бы я поступил с подобным письмом?

Кэтрин: И как бы ты поступил?

Крис: Выбросил его. Чего тут говорить, история неправдоподобная... А иные решат, что мы какие-нибудь попрошайки.

Кэтрин: Как попрошайки? Мы же хлопочем о благословении.

Крис: Известное дело - вначале благословение, а потом - подайте на бедность. Или же подумают, что здесь какой-то хитроумный трюк, чтобы выманить деньги.

Кэтрин: Трюк?

Крис: Что мы, например, заговорим о наследстве, кладе, сокровищах Вильгельма Завоевателя. Мол де, мы знаем, где они, и готовы поделиться по-родственному. Но чтобы их заполучить, требуется нанять адвоката, или снарядить экспедицию, а денег у нас на это нет. И мы просим выслать нам некоторую сумму... И так далее.

Кэтрин: Значит, надежды мало?

Крис: Не знаю.

Кэтрин: Крис.

Крис: Да.

Кэтрин: А мы не можем слетать к нам, в прошлое? Я так соскучилась по нашим. И благословение получим.

Крис: Кэт, родная, нам не дано по нашей прихоти путешествовать во времени. Чудо, что я попал к вам, в XII-й век.

Кэтрин: Чудо?

Крис: Конечно чудо!

Кэтрин: Но все же такое путешествие возможно!

Крис: Чудеса случаются лишь однажды. На то они и чудеса.

Кэтрин: Ты просто не хочешь!

Крис: Что? Не хочу? Когда я взял тебя на прогулку на шаре - помнишь, в сентябре - мы не переместились в прошлое, а всего лишь долетели до Стока-на-Тренте.

Кэтрин: Постой, ты говорил, что попал в грозу и оказался в нашем времени. Так? И когда мы летели назад, случилась гроза... Надо попробовать в грозу.

Крис: Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу.

Кэтрин: Я серьезно!

Крис: Будь попрочнее старый таз, длиннее был бы мой рассказ. В грозу летать не разрешается, слишком опасно.

Кэтрин: Но ты полетел!

Крис: Ты правильно сказала, что я попал в грозу, но вылетел я в ясную погоду. И потом, где гарантия, что мы приземлимся в 1101-ом году, а не в 1001-ом, или, скажем, 1201-ом? Что если мы промахнемся?

Кэтрин: Если ты не хочешь, тогда отправь меня одну.

Крис: Как одну?

Кэтрин: Так, одну!

Крис: Кэт, я понимаю, что в твоих жилах течет кровь твоих героических предков, но путешествовать на шаре в грозу - безумие, самоубийство! Ты хочешь меня сделать вдовцом еще до свадьбы?

Кэтрин: Раз ты боишься...

Крис: Кто боится? Я боюсь? Ну, знаешь! В моих жилах тоже течет кровь моих предков. Пусть они и не столь родовитые как твои, но каждый из них - какой бы на дворе ни стоял век - справился с тем, что выпало на его долю и выжил, и вырастил потомство, что само по себе говорит о незаурядных качествах и мужестве!

Кэтрин: Тогда летим?

Крис: Летим!

Кэтрин: Дождемся грозовой погоды и...

Крис: Полный вперед!

Кэтрин: Теперь я узнаю моего Криса, моего отважного рыцаря, отразившего нашествие нормандцев при Алтоне и твердой рукой правившего королевством англосаксов.

Крис: Лишь три недели, пока находился в отпуске.

Кэтрин: Пусть и не долго, но достойно! Я узнаю того Криса, которого я полюбила и за которым последовала в XXI век!



Кэтрин обнимает Криса.



Кэтрин: Мой храбрый Кристофер!

Крис: Что я делаю...



Крис и Кэтрин опускаются на софу. Кэтрин целует Криса.



Крис: А у меня для тебя сюрприз.

Кэтрин: Сюрприз?

Крис: Мы завтра едем в Лондон.

Кэтрин: Что? Я увижу Лондон?!

Крис: Да, ты увидишь Лондон. Он несколько изменился за века, что прошли со времени нашего знакомства, но что-то осталось и от прежних времен. Лондон удивительный город, в нем прошлое переплелось с настоящим. Мы остановимся в гостинице, погуляем... Но цель нашей поездки - встреча с королевой.

Кэтрин: Как! Королевой?! И ты молчал?!

Крис: Я же сказал, что сюрприз. Нас пригласили в Букингемский дворец на аудиенцию с Её Величеством.

Кэтрин: Я увижу не только Лондон, но и королеву! Не может быть! А что же... что же я надену? Мне нечего надеть!

Крис: Как нечего? У тебя же есть платья...

Кэтрин: Ты ничего не понимаешь! В том, что у меня есть, нельзя показаться при дворе!

Крис: Нельзя?

Кэтрин: И он еще спрашивает?

Крис: Кэт, родная...

Кэтрин: Вот что, я никуда не еду! Так и знай!

Крис: Кэт, успокойся.

Кэтрин: Успокойся? Почему ты не сказал мне раньше? Я бы сшила подобающий наряд!

Крис: Сшила? У нас есть время заехать в магазины и купить все, что требуется - аудиенция назначена на послезавтра.

Кэтрин: Да? Кроме платья нужны еще и туфли.

Крис: Купим и туфли.

Кэтрин: И шляпа.

Крис: Шляпа тоже нужна?

Кэтрин: Конечно!

Крис: Хорошо, хорошо.

Кэтрин (обнимая Криса): Крис, прости меня. Я вела себя как... как дура. Ты добрый, заботливый... За что мне Всевышний послал такое счастье? Я его не заслужила.

Крис (шепотом): Не говори так, там (Крис указывает вверх.) могут передумать.

Кэтрин: Я знаю, что мучаю тебя, но ничего не могу с собой поделать.

Крис: Понимаю, кровь предков...

Кэтрин: Предки здесь ни при чем, каждый сам отвечает за свои поступки.

Крис: Вот как ты теперь рассуждаешь? А знаешь, иногда я спрашиваю себя, будь ты другой...

Кэтрин: Другой?

Крис: Ну, как все... любил бы я тебя так, как люблю?

Кэтрин (смотрит на часы): Ой!

Крис: Что такое?

Кэтрин: "Соседи"!

Крис: Какие соседи? Ах "Соседи"... Какая нынче серия?

Кэтрин: 146-я. Представляешь, вернулся жених Анны Питер, но он потерял память и не узнает ее. А Джулиан сделал предложение Диане.

Крис (включая телевизор): Может быть, Питер претворяется? Лишь симулирует амнезию?

Кэтрин: Зачем?

Крис: Зачем? Чтобы проверить чувства Анны. Понаблюдать за ней.

Кэтрин: Мне такое в голову не приходило.

Крис: А что, Анна любит его?

Кэтрин: У нее интрижка с Джонатаном.

Крис: Вот видишь. Бедный Питер. Я ему сочувствую. Быть женихом непросто.




Сцена 8.

Букингемский дворец. Крис и Кэтрин в приемной.



Секретарь королевы (открывая дверь): Вас ждут.



Крис и Кэтрин входят в кабинет королевы. Королева делает несколько шагов им навстречу.



Королева: Здравствуйте, мистер Темплтон и мисс...

Кэтрин: Просто Кэтрин.

Королева: Кэтрин... чудесное старинное имя. Прошу вас садится.



Крис и Кэтрин садятся.



Королева: Я пригласила вас, чтобы поблагодарить за тот ценный дар, который вы преподнесли нам - я говорю о документах времени правления короля Генриха I. Они проливают дополнительный свет на историю нашей страны, на тот ее период, который не столь хорошо представлен в писаных источниках. Свитки внимательно исследовали специалисты и установили, что они подлинные. Документы удивительно хорошо сохранились, точно им не 1000 лет от роду, а год или два. Пока ученым не удалось найти объяснения этому факту. Может быть, вы поможете им? Могу ли я Вас спросить, мистер Темплтон, каким образом попали к Вам эти ценнейшие свидетельства?

Крис: Ваше Величество, я рад, что переданные нами документы способствовали устранению белых пятен в нашей истории. Что же до их происхождения... я с удовольствием поведаю Вам о том, как они оказались в моих руках, но, боюсь, что... Вы мне не поверите.

Королева: Не поверю? Отчего же?

Крис: Кому бы мы ни рассказывали, нам никто не верит.

Королева: Вы меня заинтриговали.



Королева звонит в колокольчик. Входит секретарь.



Королева: Мистер Сесил, распорядитесь, пожалуйста, чтобы нам принесли чай.



Секретарь кланяется и выходит.



Королева: Прошу Вас, мистер Темплтон, приступайте к Вашему рассказу.

Крис: С полгода тому назад я отправился в полет на воздушном шаре. Воздухоплавание - мое хобби. Все складывалось хорошо: светило солнце, легкий бриз уносил шар на юг. Воздух был столь прозрачен, что казалось, что я вижу нашу землю от побережья до побережья. У меня захватило дух.

Королева: Завидую Вам, мистер Темплтон, и понимаю Ваши чувства: увидеть Англию с высоты птичьего полета - моя мечта, боюсь, несбыточная. Но прошу Вас, продолжайте.

Крис: Первые часы полета прошли без происшествий. Но после полудня подул западный ветер, он пригнал тучи с океана. Сверкнула молния, ударил гром, хлынул дождь - казалось, что я очутился в самом центре непогоды. Но вот горизонт посветлел, ветер разогнал тучи, дождь прекратился. Не прошло и получаса, как снова выглянуло солнце.

Королева: Нам, англичанам, это очень знакомо.

Крис: О, да... Ткань моего шара намокла, и его неумолимо тянуло к земле. Я видел, что приземлиться придется в небольшом городке. Мне удалось миновать дома и посадить шар на площади. Я осмотрелся, город выглядел необычно, как декорация для съемок исторического фильма. Вдруг появились люди в довольно странных одеяниях, с пиками в руках, и, не говоря ни слова, взяли меня под руки и повели куда-то. Я оказался перед неким человеком примерно моих лет. Его одежда также наводила мысль о старине. Он задал мне несколько вопросов. Затем я осведомился, где я нахожусь? Мой необычный собеседник ответил, что у короля в гостях, что он - король Генрих I. На мой вопрос, какой сейчас год, он сказал - 1101-й. Продолжать?

Королева: Продолжайте, очень интересно.



Служитель, застыл с подносом в руках.




Сцена 9.

Квартира Гарри и Марты. В гостиной Гарри, Марта и Ричард.



Гарри: Я собственными глазами видел приглашение - герб, подпись, водяные знаки...

Ричард: Мало ли, с помощью компьютера и приличного принтера я изготовлю тебе любое приглашение - лучше оригинала.

Гарри: Но я позвонил по указанному там телефону.

Марта: Я свидетельница.

Гарри: И мне, между прочим, ответила канцелярия Букингемского дворца.

Ричард: Почему ты решил, что ответила канцелярия?

Гарри: Я сам говорил с ними.

Ричард (смеясь): Элементарно, Ватсон. Схема известная: твой партнер сидит на том конце провода и выдает себя за кого ему угодно.

Марта: Но зачем Крису нас разыгрывать?

Ричард: А зачем ему рассказывать небылицы о полетах на воздушном шаре в прошлое?

Гарри: Понятия не имею.

Марта: А почему вы решили, что Крис рассказывает небылицы?

Гарри: Как почему?



Звонит дверной колокольчик.



Гарри: Вот и Мария.



Марта идет открывать. Входит Мария.



Мария: Всем привет!

Гарри: У тебя цветущий вид, аж завидно.

Ричард: Привет, Мария.

Гарри: Что будешь пить?

Мария: Шампанское. Нынче я пью только шампанское.

Марта: Шампанское? Отличная идея! Тогда и я шампанское.



Марта идет на кухню.



Гарри: Я вас позвал, чтобы поговорить о нашем бедном друге.

Мария: О Крисе? А что с ним случилось?

Гарри: Как - что случилось?

Мария: Я не в курсе.

Ричард: Ну... его фантазии, его невеста... А теперь он уверяет, что он приглашен в Букингемский дворец...

Мария (смеясь): Куда, куда? Во дворец?

Гарри: Да, во дворец, на встречу с королевой.



Входит Марта с бокалами в руках.



Мария: Молодец Крис! Предлагаю за него выпить.

Марта: Я с тобой. За Криса!

Гарри: Дело серьезное. Наш друг в беде.

Мария: В беде не он. В беде мы.

Гарри: То есть как?

Мария: А так.

Гарри: Не понял.

Мария: Трудно объяснить. Не знаю, поймете ли вы?

Гарри: Куда уж нам.

Мария: Гарри, что ты любишь больше футбола? Больше футбольных матчей по телевизору - что ты сам не играешь, я знаю.

Гарри: Я? Больше футбола? Странный вопрос. Больше футбола я люблю Марту.

Марта: Спасибо, милый!

Мария: Отлично. А ты, Ричард?

Ричард: Кроме футбола я люблю крикет. Еще шахматы, у нас с Гарри соперничество с детства. А какое это имеет отношение к Крису? Он, между прочим, тоже любит футбол.

Мария: Не сомневаюсь. Но у него в жизни есть еще кое-что.

Гарри: Например?

Мария: Воздухоплавание, увлечение стариной. Он постоянно роется в книгах...

Гарри: И закопался в них.

Мария: Допускаю, что он несколько увлекся.

Гарри: "Увлекся" мягко сказано.

Мария: Гарри, скажи, что ты делаешь между футбольными матчами?

Гарри: Я, между прочим, работаю.

Мария: А вечерами?

Гарри: Ну... телевизор, иногда заглядываю в паб.

Мария: Там тоже телевизор?

Гарри: И что ж такого?

Мария: А что в телевизоре?

Гарри: Разное - новости, фильмы, шоу. Что ты меня спрашиваешь? Ты что, не знаешь, что показывают по телевизору?

Мария: Знаю отлично... Нас кормят низкопробной развлекаловкой. Ей заполняют промежутки между матчами. Возьмем так называемые исторические фильмы. Они анти-историчны. Нам показывают дребедень вместо истории. Каких-то драконов, колдунов, упырей, вурдалаков. Их не было в прошлом, нет их и теперь! Неясные силы зла воюют с силами добра. Те и другие вооружены до зубов. Всегда один сюжет: полфильма подготовка к схватке, вторая половина - собственно схватка. Добро, в конечном счете, побеждает. Но в следующем фильме зло опять поднимает голову... Зло и добро, да будет известно создателям сих шедевров, всегда персонифицировано. Это знал Шекспир, а мы забыли.

Ричард: Так то фильмы для детей.

Гарри: А "Тюдоры"?

Мария: "Тюдоры" исключение. Теперь детективы. Ты смотришь детективы?

Гарри: Ну, смотрю.

Мария: Они высосаны из пальца. В Соединенном Королевстве не совершается такого количества преступлений, сколько их раскрывается на телеэкранах... Сериалы, "мыло" - вас не тошнит от них? Они - способ убить время. Ваше время! Время вашей жизни! Вы полагаете, что вам отпущена его прорва? Вы ошибаетесь! Убитое время не оживёт. Крис же отказался от телеварева. Он садится в шар и отправляется в прошлое! Наше прошлое! Разве его история ни хороша? Она великолепна! Сколько изобретательности, юмора! Какое знание эпохи! Пусть он фантазер, так что ж с того? Я пью за Криса и его фантазии!

Марта (поднимая бокал): За нашего Криса!

Ричард: За старину Криса!

Марта: А ты, Гарри?

Гарри: Я пропускаю.

Мария: Когда Крис в следующий раз отправится на шаре, я попрошу его взять меня с собой.

Марта: Какая прелесть! Как интересно! И я с вами. А ты, милый?

Гарри: Шар всех не поднимет.

Мария: Как хотите, оставайтесь у ваших телевизоров.

Ричард: В этом что-то есть. Пожалуй, и я с вами. Гарри, можно же выбрать шар покрупней.

Гарри: Святой Бернард! В таком случае, мне не остается ничего другого, как присоединиться к компании. Кто-то же, кто еще не потерял рассудка, должен присмотреть за вами!




Сцена 10.

Продолжение сцены 8.



Крис: Вот и весь рассказ. Таким образом, мы с Кэтрин вернулись в Англию наших дней. А переданные Вам документы - дубликаты, я приказал снять копии с оригиналов. Оригиналы же остались там, в XII веке.

Королева: Удивительно! Просто удивительно! Кэтрин, как я поняла, Вы приходитесь внучкой Вильгельму Завоевателю?

Кэтрин: Да, Ваше Величество.

Королева: Позволь мне обнять тебя, дитя мое, ведь мы с тобой родня! Благодаря вашим документам удалось устранить пробелы в истории дома Виндзоров. Выяснилось, что Вильгельм Завоеватель - наш прямой предок. Вот только не могу сообразить, кем ты мне приходишься?



Королева обнимает Кэтрин. Та опускается перед ней на колени.



Кэтрин: Ваше Величество...

Королева: Встань, дитя мое.

Кэтрин (у нее текут слезы): Ваше Величество! Прошу Вас помочь нам.

Королева: Помочь? Скажи, в чем ваша нужда?

Кэтрин: Мы с Крисом хотим пожениться. Но у меня здесь нет... до сего дня не было... никого из близких. Если, как Вы, Ваше Величество, говорите, мы родственники, умоляю Вас оказать нам величайшую милость и благословить наш брак.

Королева: Охотно это сделаю. Вы чудесная пара! (обращаясь к секретарю и служителю, который так и не шелохнулся, пока звучал рассказ Криса) Мистер Сесил и Вы, мистер Виллоби, прошу Вас быть свидетелями.



Крис и Кэтрин становятся на колени перед королевой.



Королева: Благословляю ваш союз! Будьте счастливы, дети мои!



Королева целует Криса и Кэтрин в лоб. Звучит удар колокола.




Сцена 11.

Зал в королевском замке. Звучат фанфары. Входят Генрих-Гарри, Матильда-Марта, Роберт-Ричард, София-Мария, Роджер, Джон, миссис Темплтон, королева Англии, придворные. Сверху спускается корзина, в ней Крис и Кэтрин в свадебных нарядах. Гости их приветствуют аплодисментами. Крис опускался на колени перед Генрихом. Генрих обнаженным мечом трижды касается плеча Криса.



Генрих: Во имя Божие, во имя святого Михаила и святого Георгия я делаю тебя рыцарем, будь храбр и честен.



Крис встает с колен и подходит к королеве Англии. Рядом с королевой ее секретарь. Он держит подушечку, на ней Орден Британской Империи.



Королева: Сэр, отечество ценит Ваши заслуги. Как суверен Ордена Британской Империи данной мне властью я посвящаю Вас в Рыцари Большого Креста. За Бога и Империю!



Королева вешает орден на грудь Криса. К Крису присоединяется Кэтрин. Молодую пару приветствует Роджер.



Роджер: Omnia vincit amor et noc cedamus amori - Любовь побеждает все, и мы покоряемся любви. Объявляю вас мужем и женой.



Раздаются звуки свадебного марша Мендельсона. На экране вспыхивает фейерверк. Сверху падают разноцветные шары. Гости чокаются с молодыми. На сцену выбегает футбольная команда Ливерпуля в красных джерси. Капитан, делая книксен, подносит Кэтрин букет роз и жмет Крису руку. Звучит песня Битлс "And I Love Her". Крис и Кэтрин танцуют, окруженные гостями. Теперь звучит "Your Mother Should Know". Под музыку Битлс все танцуют контрданс. Крис ведет Кэтрин. Роджер - королеву Англии, Роберт - миссис Темплтон, Генрих - Софию, Джон - Матильду. На сцене появляется "Снуп Дог", и в песню вмешивается рэп. Но постепенно музыка смолкает, свет гаснет. На экране - пейзаж со средневековым замком. В небе виден воздушный шар. Звучит увертюра из оперы Рихарда Вагнера "Тристан и Изольда". Шар медленно удаляется.



Конец




© Николай Павлов, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность