Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



        *


        * ПУШИНКА
        * Упал на сердце смутный снег...
        * ПРЕДАТЕЛЬСТВО
        * ПРОЦЕСС ПОГЛОЩЕНИЯ СВЕТА
         
        * А покуда тянется дорога...
        * УЧАСТИЕ
        * Вон как нас от печали скрутило...
        * А перед тем, как вынужден стрелять...


          ПУШИНКА

          Ты зачем залетела в окно
          Из пространств необъятного лета
          В эту комнату, где мне дано
          Неживые лелеять предметы?

          Нет земли здесь, чтоб в ней прорасти.
          А ведь лишь для нее, как и прежде,
          Шлет по ветру пушинки мечты
          Золотой одуванчик надежды.

          _^_




          * * *

          Упал на сердце смутный снег.
          А ты, единственный мой век,
          лишенный веры,
          вошел мучением в меня,
          ломая, комкая, виня,
          не из сегодняшнего дня,
          не нашей эры.

          Невнятный свет вдали погас.
          Пусть слава мчится мимо нас.
          Дай мне прожить хоть этот час,
          житье устроив...
          Мы - люди маленькие, мы
          пришли из вечной полутьмы -
          страны героев.

          И - бабочкою над костром:
          последний рубль, и тот - ребром!
          смертельный номер...
          Последний день. Последний лист.
          Жил-был на свете оптимист...
          И вот он помер.

          Осталась тень, игра ума,
          сума да желтая чума
          средь звона злата,
          да злой мирок в чужом пиру:
          игра на жизнь, и за игру
          расплата.

          _^_




          ПРЕДАТЕЛЬСТВО

          Предательство не прощается -
          Что-то в тебе прекращается:
          Вселенная Души скукоживается,
          Схлопывается и превращается
          В дряблый мешочек кожицы -

          Твоей, которая тужится
          Не трепещать от ужаса:
          "...А вдруг да позор откроется
          И тайное обнаружится?
          ...Но, может быть, всё устроится -
          Забудется, успокоится?
          ...Загладится, обойдется?..".

          Но кто-то в тебе смеётся -
          Не хочет угомониться
          И не даёт развеяться...
          А подлое сердце бьётся,
          А чёрная кровь струится -
          По жилам в комочки склеивается...

          Предательство не прощается:
          Строенье души упрощается -
          Бывшее гордое и свободное,
          Мыслящее существо превращается
          В испуганное животное:

          Страх в черепе зыбко мечется -
          Не выгнать его, не вытрясти,
          А за углами мерещатся
          Капканы, ловушки, хитрости...

          Пространство Души засеяно
          Микробами опасения.

          И постоянно кажется,
          Что никто не желает связываться,
          Брезгуя и вослед плюя...
          Вот ходишь по земле, но оказывается,
          Она уже не твоя!

          И телодвиженья резвые
          Не получаются впредь:
          Крылышками взмахнешь - подрезанные
          И не желают лететь...

          И Душе постоянно ноется:
          "...Авось да что-то изменится?".
          Она на глазах становится
          Вроде грыжи или аппендикса.
          Рушится нерушимое:
          Скатывается неудержимо - и
          Однажды, как ни крути,
          Сердце натыкается на шило
          И лопается в груди.

          _^_




          ПРОЦЕСС  ПОГЛОЩЕНИЯ  СВЕТА

          Тянусь. Обжигаюсь. Стараюсь.
          И всё замечаю - расту!
          Утратили мысли кудрявость,
          Зато обрели простоту.

          И корни вгрызаются в почву
          Сквозь камни, слои мерзлоты...
          Не плачь, что завяли цветочки -
          Зато завязались плоды.

          И вечнозелёное лето
          Всё длится, творит волшебство -
          Процесс поглощения света
          Во имя рожденья его.

          _^_




          * * *

          А покуда тянется дорога
          и земная жизнь моя течет,
          в лунной канцелярии у Бога
          длится скрупулезнейший учет.

          И в чистейших белых одеяньях
          Ангел дни и ночи у стола
          пишет мои бренные деянья,
          светлые и темные дела.

          Ну, а жизнь то тянется, то скачет,
          нам хребты ломая и грубя...
          И сомлеет Ангел - и поплачет,
          над смешной судьбой моей скорбя.

          И опять без клякс кудрявый почерк
          катится - и снова день прошел.
          И, приняв исписанный листочек,
          аккуратно щелкнет дырокол.

          Словно сад, листочек по листочку,
          опадают дни за годом год.
          И однажды Он поставит точку
          и листочков больше не возьмет.

          Вот и все. К концу пришла дорога.
          И деянья истощились все.
          И на стол задумчивого Бога
          ляжет аккуратное досье.

          _^_




          УЧАСТИЕ

          ...И как судьбу ни выверяем,
          И как на цыпочках ни ходим,
          А всё теряем да теряем,
          А всё находим да находим.

          Но, оплатив плоды познанья,
          И в муках гордость усмиривши,
          И я познаю состраданье,
          И суть святого слова "ближний".

          И только с горькою утратой,
          Его участием хранимый,
          Пойму, как светел ближний брат мой,
          Какой он хрупкий и ранимый,

          И что отчасти в нашей воле,
          А иногда, и в нашей власти -
          И уберечь его от боли,
          И оградить его от счастья...

          _^_




          * * *

          Вон как нас от печали скрутило.
          Но, возможно, как раз в этот час
          в мастерской равновесия мира
          не сошелся какой-то баланс:
          и пока нам с тобою невесело,
          мир свободен от грусти и дрязг,
          потому что его равновесие
          постоянно зависит от нас.

          _^_




          * * *

          А перед тем, как вынужден стрелять,
          прочувствуй отстраненно и подробно, -
          о, как доверчиво прижалась рукоять
          к твоей большой ладони... Как удобно
          под палец поднырнул и ждет свой срок,
          призывен, плавен, нежен и послушен,
          прикосновенья жаждущий курок...
          Как механизм, касанием разбужен,
          в истоме непривычного тепла
          спешит руке послать сигнал ответный...
          Как рабски горд свинец в рубашке медной
          готовностью нырнуть в канал ствола...
          Как рубчатый затвор, тая азарт,
          хранит неравнодушье к магазину,
          мечтая быть оттянутым назад,
          чтобы взвести послушную пружину
          и, на возврате, выхватив патрон,
          уверенно вогнать в тугой патронник,
          подогнанный к нему микрон в микрон...
          И все настороже. И только стронь их
          расчетливым нажатием курка...
          И вот - сама - изобразив готовность,
          уже рука на уровне зрачка,
          который хищно ловит цель сквозь прорезь
          прицельной планки... Но довольно! Стоп!
          Уймись, о новоявленный воитель!
          Осталось только снять предохранитель,
          чтоб получить ответно пулю в лоб...

          _^_



          © Владимир Парамонов, 2003-2017.
          © Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность