Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Михаэль Крюгер: Стихотворения


Михаэль Крюгер (Michael Krüger) (p. 1943). Немецкий прозаик, поэт, издатель и переводчик. Лауреат многих литературных премий, в том числе премии имени Эрнста Майстера за лирику ( 1994), французской премии "Медичи" за иностранные романы ( 1996), Большой литературной премии Баварской академии изящных искусств (2004), премий имени Эдуарда Мёрике (2006) и Йозефа Брайтбаха (2010).

Автор романов "Человек в башне" (Der Mann im Turm, 1991), "Виолончелистка" (Die Cellospielerin, 2000) и др., сборника рассказов "Из жизни успешного писателя" (Aus dem Leben eines Erfolgsschriftstellers, 1998), лирических сборников "Кто поймает лунный свет" (Wer das Mondlicht faengt, 2001), "Под чистым небом" ( Unter freiem Himmel, 2007), "Шаги, тени, дни, границы" (Schritte, Schatten, Tage, Grenzen, 2008) и др.

Цит. по: Журнал "Иностранная литература" N5, 2012







[?]
Кровать

Ариане

Когда ты ушла,
я заправил твою кровать.
Матрац выглядел
как состарившийся узник темницы.
И если я сейчас потушу свет,
то больше не буду уверен
на какой стороне лежу.
Одной ногой в заключении,
другой ногой на свободе,
без малейшей мысли о сне.


[?]
Ключи

Во время уборки в гараже
я нашел тяжелую коробку со старыми ключами.
У них были красивые ассирийские бородки.
Каждый из них мечтал, должно быть, о других дверях
в других столетьях, о дуэлях и огромных аэростатах.
Один из них подошел к сердцу, уставшему от любви.
Они, быть может, были знакомы с Бисмарком
или с Фонтане или, возможно, с дамой из какого-нибудь
романа, который закончился не лучшим образом.
И поскольку они больше не желали захватывать
все новые замки я осторожно отложил их в сторону.
Дом с облегчением вздохнул.


[?]
Монолог водителя такси

Это пассажир захотел сократить путь,
не я. Сперва дорогу нам пересек еж,
немного спустя стадо коров, затем олень,
который и не думал свдинуться с места.
Черная кошка заставила нас сделать крюк
до границы и все дальше на восток. Затем
пассажиру потребовалось выйти по нужде
и он заблудился в лесу.Весь истрепанный
и дрожащий он ползал под кустами ежевики,
пытаясь найти свои очки.Мы перешли с ним
на ты.Очень хотелось есть, мы нашли
несколько грибов и съели их сырыми.Очевидно,
он думал, что я иностранец, хотя это он
совершенно неправильно понимал, что я говорю.
В ходе поездки нас обоих вытошнило в окно.
Ты выглядишь бледным, сказал он мне
с лицом белым как мел.Затем была еще одна граница.
Явно не немецкая, так что пришлось снова
повернуть назад. Примерно в 17.00 в аэропорту
он сел в мое такси.Без какого-либо багажа,
в легком пальто, с книгой под мышкой.
Кароче говоря: ближе к утру мы добрались
до какого-то города, по-своему счастливые
и очень привыкшие друг к другу.Бог ты мой,
что за жизнь он вел.Вот только платить не захотел.


[?]
Сюита для виолончели

Из окна
я наблюдаю, как прибывает поезд,
заржавелое насекомое
с огромными глазами.
Как легко он тянет один за другим
свои гробы через солнечную долину!
Двадцать один, двадцать два...
Есть в них кто-то или они пусты?
Сейчас он шипя выпускает пар,
который плавно приближается ко мне
будто неясное послание.
Я делаю радио громче,
сюита для виолончели, на фоне которой
можно четко услышать
тяжелое дыхание музыканта.


[?]
Бабье лето

Перед тем как мы запрем дом,
вино должно исчезнуть в раковине,
а свет покинуть комнаты.
Любое слово, пророненное в данный момент,
это объект, подлежащий одобрению.
Не забудь взять с собой кулек с мусором.
Приветливые зеркала на входе
склоняются с печальным выражением лица.
Оставь ключ торчать в замке.

На берегу реки ожидает ковчег,
на его носу собака с высунутым языком
гоняется, щелкая зубами, за мухами.
Отныне ласточки начнут скашивать
траву. И не забудь
взять с собой любовь.

Уже уплывая
мы наблюдаем, как пылают холмы.


[?]
Амстердам

Гарри Мулишу

Город широко раскрывает свои окна,
чтобы не пропустить ни единого звука.
Песня проносится мимо на велосипеде
и дарит каждому дому отдельную ноту.
Мой друг живет рядом с каналом.
Лестница его уютно построенного дома
была сконструирована одним заклинателем змей,
получившим образование в колониях:
если подниматься аккуратно,
можно услышать миндалевидные вздохи*.
Иногда мимо гостиной проплывает старый корабль,
капитан которого нагромождает стопки документов
на подоконник: средневековые трактаты
о просвещении и магии, ровно как и
совершенно обыденные истории из жизни.
Когда мой друг выглядывает из окна
город удваивает себя.
В сумерках классики покидают полки
и начинают свою работу, какая-нибудь
собака подает им вино и сыр.
И по ночам ангел тщательно подметает
дорогу между водой и входной дверью,
будто пытаясь очистить одну из
четырех рек Эдема.


* "миндалевидные вздохи" - имеется ввиду, скорее всего не вид ореха,
а Мандорла (итал. mandorla "миндалина") - в христианском и буддийском искусстве
особая форма нимба, сияние овальной формы, вытянутое в вертикальном направлении,
внутри которого помещается изображение Будды, Христа или Богоматери (реже святых).
(прим. переводчика)



© Михаэль Крюгер, 2013-2017.
© Ал Пантелят, перевод, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 

Информация сергей махлай тут.

omskpress.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность