Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ  СКВОЗНЯК


 



      * * *

      лютики-цветочки васильки-ромашки
      столбиками строчки стопочки-рюмашки
      упырёк очкастый на язык увечный
      типа как бы каста претендент на вечность
      шавка-хромоножка карликовой стати
      аккуратней крошка не стошни на платье
      ходит срань-мегера мертвенные губы
      маленькая вера никому не люба

      пялит бельма слепо глупо удивленно
      справа карлик слева кролик полусонный
      мутные картинки тягостно и гнило
      плачет тинки-винки на краю могилы
      стонет карлсон где-то в глубине схорона
      кружится планета истерит ворона
      не ходите дети сочинять куплеты
      есть дела на свете поважней чем это

      умирает стойко гений в стеклотаре
      чмо с глазами кролика но рубаха-парень
      колченогий мается гном на пьедестале
      ну как стул сломается что с убогим станет
      упадет закатится в самый пыльный угол
      и никто не хватится ибо кали-юга
      ибо все подложно выспренно натужно
      ни на что не гоже никому не нужно

      _^_




      * * *

      тори свой путь, твори сейчас и здесь.
      утри всем нос - без травм на елку влезь.
      придумай трюк и круче, и страшнее.
      артикулируй: было, будет, есть.
      язви, пока еще свободна шея.

      пройди по темной глади сонных вод.
      используй волю, что в тебе живет.
      забудь, чему тебя учили в школе.
      давай, дружок, представь, что это поле.
      айда, пока безмолвствует народ.

      _^_




      * * *

      вот тебе разбитое корыто принимай судьбу
      шито-крыто чита-маргарита закатай губу

      осени печальные красоты отмечай в душе
      небо для бездонного полета не тебе уже

      засыпай до солнечного мая до иных времен
      раз уж смерть тебя не принимает погружайся в сон

      вынырнешь когда опять оттает злая тишина
      ничего из прошлого не станет только ты одна

      _^_




      * * *

      вот ты идешь куда-то
      где станет хорошо
      а мне уже пиздато
      я навсегда пришел

      ногами напряженно
      густую месишь грязь
      а я на небосклоне
      лежу не торопясь

      ни в счетную палату
      ни в магазин ни в суд
      мне никуда не надо
      мне не мешает зуд

      мой гондурас обмерян
      расчислен занесен
      в реестры в вашей сфере
      меня забыли всё

      я больше не потею
      поскольку не спешу
      не гроблюсь за идею
      за бабки не пашу

      меня не беспокоит
      ни биржа ни тайфун
      всё для меня пустое
      тайбо чучхе цигун

      мне похуй на затменья
      на срач в твоей душе
      я тормознул мгновенье
      мне заебись уже

      _^_




      * * *

      не будет тебе воздаяний на том берегу.
      ни хладного ада в награду, иным в назиданье.
      лежать тебе камнем разумным - века ни гугу.
      ни слова наружу, ни жеста - молчанье, молчанье.

      не будет тебе ни забвенья, ни вечного сна.
      все эти расклады тебя не коснутся, поскольку
      отныне ты мыслящий камень на все времена.
      немой обездвиженный мыслящий камень и только.

      _^_




      * * *

      ...но станция серпуховская,
      на кольцевую переход.
      Идешь, сережками сверкая
      на замордованный народ,

      выцокивая каблучками
      замысловатый танец свой,
      по отшлифованному камню
      от радиальной к кольцевой.

      Я следом двигаюсь неспешно,
      слежу, как будто невзначай,
      тебя. Но ты меня, конечно,
      и ладно, и не замечай.

      От стен отскакивает эхо,
      дробясь и осыпаясь в пол.
      И жаль, что надо дальше ехать.
      ...ну, вот и поезд подошел.

      _^_




      * * *

      Разбужен будешь уханьем совы,
      Едва луна покажется над лесом.
      Где темное за темным интересом
      И ропот растревоженной листвы.

      Не прозевай посланца от братвы.
      Аркан его чреват фатальным стрессом.
      Следи, чтоб тень его за дальним креслом
      Однажды не возникла. Тетивы

      Бодрящий зов услышишь и покеда.
      Оставив тела грузную колоду,
      Легко вспорхнет и отлетит душа.

      Едва касаясь тонкого эфира
      Вернется навсегда в истоки мира.
      А ты лежи где умер, не мешай.

      _^_




      * * *

      тянет дымом и тоской
      и еще какой-то дрянью
      за простуженной рекой
      точка быстрого питанья
      доедай свой чебурек
      допивай свой липтон бледный
      бесполезный человек
      в час глухой передрассветный

      забирайся в тарантас
      уезжай покуда в силе
      это место не про нас
      не европа не россия
      мордор может быть аид
      топкий берег ахерона
      в тишине трамвай звенит
      тягостно и похоронно

      надвигается туман
      липкий словно ложь и ужас
      словно чей-то черный план
      воплотился словно мужес-
      тво покинуло твой дух
      только дым тоска разруха
      только на границе слуха
      криком давится петух

      _^_




      * * *

      "Обувь женская, мужская"
      "Шаурма", ларек, "продмаг"
      "Что ты, блядь, за блядь такая!"
      "Опоздаем, шире шаг!"

      Улица, фонарь, аптека.
      Справа - сонные дома.
      Хоронили человека
      Выжившего из ума.

      Вынимали из машины,
      В топку жадную несли
      Ящик полный мертвечины.
      Заряжай, готовься, пли.

      Постояли, поглядели
      Равнодушно в небеса.
      Всё забудут за неделю,
      Через год не вспомню сам

      Чью спалили оболочку,
      Кто ушел в небытиё.
      Мельтешение и прочая
      Суета, хуё-моё.

      _^_




      * * *

      человек человеку узбек
      реже таджик
      ночь 21-й век
      гаражи

      злая стая волчат
      рвет на куски
      то что станет сейчас
      другим

      мертвым как сквер и площадь
      город страна
      ветер листву полощет
      ночь холодна

      _^_




      * * *

      Печально, что империи конец.
      Что русский штык уже не молодец.
      Советский танк ни Прагу, ни Варшаву
      Не усмирит, империи во славу.

      Печально наблюдать, как мой народ
      Не столько созидает, сколько пьет
      В глухом болоте жизни немудрящей:
      Грошовая работа, зомбоящик.

      Печально видеть, как электорат
      Шагает дружно в этот вязкий ад,
      Не замечая бездны под ногами.
      Не чувствуя, как души лижет пламя.

      Печально сознавать, что мой народ -
      Тупое быдло, бессловесный скот,
      Живущий от зарплаты до зарплаты,
      Во всем винящий чурок и пархатых.

      Мучительный и явственный распад
      Того, что было тридцать лет назад
      Решительной державой мировой. -
      Сегодня - пшик, придаток сырьевой.

      Здесь воздух глух, земля говноточит.
      Здесь тот, кто не безмолвствует, - молчит:
      Не оттого, что рот ему заткнули,
      А потому, что скажет он - и хули?

      Обидно видеть этот смрад и тлен.
      Нам, выжившим в эпоху перемен,
      Уютно гнить в эпоху разложенья.
      Ни мщенья не желать, ни возрожденья.

      _^_




      * * *

      Давай попричитаем над страной,
      Что проплывает прямо подо мной,
      Хронически и тяжело больная,
      Своя, родная.

      Что проплывает прямо под тобой.
      Ты за нее смертельный принял бой.
      И вот сейчас, когда дождем прольешься,
      Назад вернешься.

      Нам не дано ее уже спасти.
      Повторно жизнь свою отдать - не светит.
      Так хоть вот так, незримо, после смерти,
      Сказать - прости.

      _^_




      * * *

      на железнодорожном полотне
      в холодном сне лежать тебе и мне
      кусками красной плоти на закате

      железная дорога в два ряда
      уходит монотонно в никуда
      и воробьи чирикают некстати

      и пролетевший в небе самолёт
      оставит свой инверсионный след
      как хорошо что белыми ночами

      светло почти как днем и смерти нет
      пока пичуга малая поёт
      и можжевельник шевелит плечами

      _^_




      * * *

      В метро, где каждый третий азиат,
      Спускаясь каждый день, как в некий ад,
      Без веских оснований не спеши,
      Спокойно и размеренно дыши.

      Здесь воздух металлический на вкус.
      Здесь каждый взгляд враждебен или пуст. -
      Тем, кто живет в эпоху перемен,
      Мерещится повсюду гексоген.

      Здесь каждый, кто брюнет, считай - шахид.
      Здесь шансов нет - чуть что, и ты убит.
      Пародия на дум, отчасти квест.
      Блуждай в аду, пока не надоест.

      В метро, покуда вздорная судьба
      Ведет тебя туннелями на свет,
      Не думай ни о чем, не морщи лба. -
      Пока ты здесь - тебя, по сути, нет.

      _^_




      * * *

      ночь улица фонарь аптека
      зачем ты ищешь человека
      в краю бетона и металла
      его не стало

      закончен путь его в подлунном
      в наждак асфальта втоптан гунном
      их давеча сплошным потоком
      несло с востока

      с вокзала прямиком на запад
      сквозь эту гарь и этот запах
      всё на своём пути сметая
      прощай святая

      смердят имперские руины
      дома из обожженной глины
      набиты мертвыми телами
      вернее нами

      и никого в округе кроме
      тебя и фонаря над кровлей
      дежурной некогда аптеки
      прощай навеки

      _^_




      * * *

      можжевельник подорожник
      хвоя да листва
      я тебя любил до дрожи
      жаль что ты мертва

      жаль что все прошло и вышло
      боком нам с тобой
      василек ромашка пижма
      лютик зверобой

      _^_




      * * *

      когда остановится солнце и я уйду
      по шаткому льду туда где нельзя согреться
      не вспоминай не сетуй на пустоту
      на боли в сердце

      все получилось так как хотела ты
      как ты мечтала - честно и откровенно -
      гулкое небо пластиковые цветы
      сырые стены

      длится процессия шаркают сотни ног
      вьется мелодия тонко и прихотливо
      створки смыкаются лязгнет вот-вот замок
      счастливо

      _^_




      * * *

      Не будет больше ничего.
      Не будет больше никого.
      Исчезнут все до одного -
      И смертные, и боги.
      На стынущей дороге
      Собьешь босые ноги.

      Дозреет поздний виноград.
      Тяжелых ягод мерный град
      Свинцовую поверхность вод
      Едва ли растревожит.
      Так жизнь, твоя быть может,
      сама себя итожит.

      Пространство морщит и кривит.
      У лангольера хмурый вид.
      Ничто уже не сохранит
      Тебя - ни сон, ни память.
      Следи: и этот камень
      Бесследно в омут канет.

      _^_




      * * *

      нет никакого нео, никакой ложки.
      нет капитана немо и чёрной кошки
      в комнате без окон, где погашен свет,
      нет. кстати, комнаты тоже, как видишь, нет.

      нет никакого поля, никакой жизни.
      всё, выходи из боя, пока ты лишний.
      время сменить пространство, судьбу, планету,
      двигаться к свету, переиграть всё это.

      двигаться, ощущая биенье пульса.
      не обещай, не вздумай назад вернуться.
      это чужая память, чужое небо.
      не во что падать - глупо, смешно, нелепо.

      есть неоглядный космос, звезда в зените.
      это так просто - сплюнуть в сердцах: изыди.
      в знобком тумане верный нащупать путь.
      двинулись с богом выйдем куда-нибудь.

      _^_




      * * *

      еще чадит в руке чадило
      еще бликует огнь во лбу
      еще звучит уймись чудило
      изгадишь почву и судьбу

      расчешешь годнурас до паха
      и что останется тогда
      окровавленная рубаха
      топор изгвазданная плаха
      жизнь заскорузлая от страха
      хроническая ерунда

      молчи таи свои потери
      не выставляй их напоказ
      не в этот раз по крайней мере
      не в этот раз не в этот раз


      _^_




      * * *

      город-ковчег,
      где каждой твари по паре.
      где печенег
      братается с негром в баре.

      где славянин
      с хазарином пьют зубровку.
      где армянин
      с арабом берут воровку.

      город-ковчег,
      в котором чечен как дома.
      се - человек.
      здесь ему всё знакомо.

      вязкая ночь,
      блики бельмастых окон.
      не превозмочь
      комы глухой глубокой.


      _^_




      * * *

      когда метафизический сквозняк
      поэту вымораживает душу,
      он сам не свой, он выпустить наружу
      пытается свой опыт, но - никак.
      поскольку всё, что сказано, теряет
      фактуру, достоверность, остроту.
      поэтому поэт всегда бухает.
      сквозняк в душе. невнятное во рту.


      _^_




      * * *

      Надеюсь, что ты жива
      И с тобой все в порядке.
      Ещё зелена трава.
      На детской площадке
      Мамашки выгуливают детишек,
      Даже отсюда слышно.

      Надеюсь, что всё не зря
      И теперь навечно.
      Чайки в небе парят
      Ноябрю навстречу.
      Всюду царит покой
      Над Невой-рекой.

      Скоро настанет снег,
      Запоют метели.
      Время смягчит свой бег.
      Будет еле-еле
      Парка сучить судьбу,
      Закусив губу.

      Надеюсь, что все пройдет,
      Не к зиме, так к маю.
      Когда с Ладоги лед
      Поплывет над нами,
      Словно тяжелые облака. -
      Вновь оживет река.

      Вновь оживет река,
      Даже в этой стыни.
      Нитка судьбы тонка
      И сплетенье линий
      Здесь, в глубине Невы,
      Не проследить, увы.


      _^_




      * * *

      ты утверждаешь бога нет
      а богу все равно
      он создал тот и этот свет
      тебя нелепый твой скелет
      и прочее кино

      твой истерический оскал
      твою смешную спесь
      твой бледный вид твой жидкий кал
      всё что ты в жизни накропал
      благая (правда?) весть

      о колченогий мизантроп
      радетель мутных слов
      когда тебе спроворят гроб
      когда ты станешь труп
      в тугих сетях судьбы улов
      с твоих остывших губ

      уже не прозвучит хула
      под вой чертей в трубе
      тебя убогого козла
      в большой печи сожгут дотла
      как память о тебе


      _^_




      * * *

      пойдем-ка пойдем-ка пойдем-ка
      пойдем-пойдем
      пока эта жизнь потемки
      пока не в лом

      двигаться вдоль дороги (леса леса)
      переставляя ноги (столбы столбы)
      что там мерцает (словно твои глаза)
      сквозь пыль

      словно глядит устало (звезда звезда)
      словно тебя не стало ни там ни здесь
      мутная взвесь грядущие холода
      дурная весть

      пойдем-ка пойдем-ка пойдем-ка еще чутка
      это всего лишь ломка сейчас пройдет
      хрупкая кромка утреннего ледка
      ущербный год

      все перемелется станет простой строкой
      легкой безделицей миг и растает мгла
      шаг и не верится что ты была такой
      что была

      05.12.2010

      _^_



© Борис Панкин, 2010-2017.
© Сетевая Словесность, 2010-2017.





 
 

Платное образование: частная школа Митино приглашает детей в экстернат.

www.globusgrad.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность