Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




МАЛЬЧИК  В  ИМПЕРАТОРСКОЙ  КОРОНЕ

Страницы короткой жизни и стремительной смерти российского императора Петра II


"Богу угодно было призвать меня на престол в юных летах. Моею первою заботою будет приобрести славу доброго государя. Хочу управлять богобоязненно и справедливо. Желаю оказывать покровительство бедным, облегчить всех страждущих, выслушивать невинно преследуемых.., и, по примеру римского императора Веспасиана, никого не отпускать от себя с печальным лицом."

      Пётр II (из письма к сестре Наталье, написанного на следующий день после возведения на царство и речи, произнесённой на заседании Верховного тайного совета 21 июня 1727 г.)

"Русский престол берегут церковь и русский народ. Под охраной их надеемся жить и царствовать спокойно и счастливо. Два сильных покровителя у меня: Бог в небесах и меч при бедре моем!"

      Пётр II (из речи, произнесённой перед народом в Новгороде на пути из Петербурга в Москву)


Неизвестный художник. Миниатюра


Предположительно художник А.П.Антропов


1

Записка о кончине Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны и о вступлении на Престол Государя Императора Петра II Алексеевича (даётся в сокращении)10

(Сия записка находится в 8-й части Собрания Журналов и печатных Календарей, хранящагося в Главном Архиве Министерства Иностранных Дел (№ -27, стр. 320-322).

1727-го году, Мая в 6-й день, в 9-м часу пополудни, волею Божиею, Всепресветлейшая. Державнейшая, Великая Государыня Императрица Екатерина Алексеевна, Самодержица Всероссийская, от сего времяннаго жития преставися в вечное блаженство...

В 7-й день, по утру в 8-м часу, все Министры, Сенаторы, Генералитет, и Святейший Правительствующей Синод и протчие знатные воинские и статские собрались к Его Светлости Рейхс-Маршалу, Генералу-Фелтьмаршалу Князю Александру Даниловичу Меншикову, в его апартаменты в Зимнем Дворце и в 9-м часу пошли Все в большую залу, где, изволили быть: Их Высочества Великий Князь, Государыни Цесаревны Анна и Елисавет Петровны, Его Королевское Высочество Герцог Голштейно-Готторпской. И притом Действительным Штатским Советником Васильем Степановым чтен был тестамент Ея Императорскаго Величества, за подписанием Ея Величества собственной руки, которым Ея Величество изволила удостоить Его Высочество Великаго Князя Петра Алексеевича Наследником Российской Империи Престола. И потом все вышеупомянутыя особы в верности Его Императорскому Величеству, в том же зале, присягу чинили и Его Величество поздравляли. А как все знатныя особы присягу учинили, тогда Его Величество со всеми теми знатными особами изволил вытти пред Зимний Дом к полкам Гвардии, которые тогда поставлены были вкруг Его Величества Дому в параде, которым того ж времяни объявлено, что Его Высочество удостоен Императором Российской Империи и о преставлении Ея Величества.



2

Судьба этого мальчика, Петра Алексеевича Романова, вряд ли, могла бы сложиться счастливо - много печального было в ней с момента его рождения. Он словно был обречён на ранний уход из жизни, ибо всем мешал: отцу, деду, нянькам. Его восхождение на престол можно рассматривать не столько как благоприятную случайность, сколько как ход свыше, с самого высокого пьедестала, приблизивший его кончину...

Пётр II (далее я буду именовать его "Пётр" без императорской приставки II) родился 12 октября 1715 г в Санкт-Петербурге от брака (14.10.1711, саксонский город Торгау) Алексея Петровича, сына Петра I, и Софии-Шарлотты Брауншвейг-Вольфенбюттельской - сестры жены императора Священной Римской империи, эрцгерцога Австрии Карла VI. В семье к этому времени уже был один ребёнок - дочь Наталья (12.07.1714 года рождения).

На основании имеющихся свидетельств, женитьба Алексея Петровича на дочери герцога Людвига Рудольфа Брауншвейг-Вольфенбюттельского не была в чистом виде династическим браком: Алексей был увлечён ею и просил отца способствовать его женитьбе. София-Шарлотта не была в восторге от этой партии, но смирилась с волей отца и высокого родственника. В дальнейшем отношения супругов складывались далеко не безоблачно, причиной чему было увлечение Алексея Петровича алкоголем и связи с другими женщинами.

На четвёртый день после рождения сына кронпринцесса почувствовала себя плохо: появились боли в животе, далее лихорадка и бред. В ночь на 22 октября Шарлотта умерла. Современные исследователи считают, что причиной её смерти явился острый аппендицит, осложнившийся перитонитом.

Летом 1714 г, незадолго до рождения дочери, царевич покинул жену и отправился на лечение в Карлсбад. Именно там он и познакомился с Ефросиньей Фёдоровой, крепостной его воспитателя Никифора Вяземского, "чухонкой" по происхождению. Позднее, Вяземский уступил её своему ученику. Долгое время Алексей не присылал о себе никаких известий и вернулся в Петербург лишь в декабре 1714 г, а вскоре стал открыто сожительствовать с Ефросиньей, на которой намеревался жениться. В конце 1716 он бежал с ней в Вену, надеясь на поддержку императора Карла VI, родственника своей покойной жены (31 января 1718 г он был возвращён в Россию, а 26 июня 1718 г то ли казнён, то ли скончался в одном из казематов Петропавловской крепости, не выдержав пыток).

Так, в возрасте одного года Пётр фактически лишился и отца. Вся история взаимоотношений Алексея Петровича и Ефросиньи Фёдоровой хорошо освещена в литературе, и я коснулся её лишь с той целью, чтобы показать, насколько "сильной" была привязанность Алексея к жене и детям (много больше он переживал за своего будущего с Ефросиньей ребёнка, судьба которого, кстати, неизвестна).



3

В доступной литературе мне не удалось найти твёрдого указания на то, подобрали ли, и кого именно на роль кормилицы для новорожденного Петра. Рискую предположить, что мать его, ещё до рождения ребёнка, озаботилась этим вопросом. Но имени кормилицы история, видимо, не сохранила. В то же время, достоверно известно, что кронпринцесса Шарлотта оставила Петра и Екатерину под надзором немки, гофмейстерши Роо, которая выполняла при них обязанности няньки. После смерти жены царевич Алексей приставил к Петру ещё двух "мамок" из Немецкой слободы "неважной кондиции". Одна из них была вдовой его портного, другая - вдовой трактирщика. Это были малограмотные женщины, которые, пользуясь полной бесконтрольностью со стороны отца, чтобы дитя спало крепче и не мешало им заниматься своими делами, поили его вином. Так ещё в грудном возрасте были заложены основы для увлечения юным императором хмельными настойками, медовухой и т. п., что не могло не отразиться на его здоровье. А ведь и наследственность его по алкоголизму по линии деда, Петра Великого, и отца была неблагоприятной. Будущая практика частых застолий подтвердила это.

Ближайшее окружение мальчика было далёким по уровню своего образования от проблем организации его здорового образа жизни. Пётр I, приехавший после смерти сына навестить внука, обнаружил ребёнка запущенным, не умеющим даже говорить на родном языке. Разгневанный, он прогнал "мамок" и поручил А. Д. Меншикову подобрать для малыша учителей. Одним из них с 1718 г был некто Семён Афанасьевич Маврин, паж Екатерины, супруги Петра I. "Вероятно, его обязанности ограничивались воспитанием, ибо знаниями бывший паж не располагал"15. Ещё одним учителем был танцмейстер Норман, служивший прежде во флоте, и рассказывавший ребёнку морские истории - это считалось обучением его морскому делу. Лишь в 1722 г. Пётр I назначил учителем Петра (юному князю семь лет) Ивана Алексеевича Зейкина (по другой транскрипции Зейкера, или Зейкана), карпатского русина из Венгрии, ранее служившего учителем в доме Александра Львовича Нарышкина, племянника царя, и взявшегося обучать царевича истории, географии, математике и латинскому языку. "По прошествии некоторого времени Пётр I проверил знания внука и пришёл в ярость: тот всё также не умел объясняться по-русски, немного знал немецкий язык и латынь и гораздо лучше - татарские ругательства. Император лично поколотил Маврина и Зейкана, но более достойных наставников Пётр Алексеевич так и не получил"21. Оба "педагога" сохраняли свои должности при Петре до 1727 года, обучив его, худо-бедно, читать, писать и начальной латыни.

Во время обострения болезни своего державного деда (почечнокаменная болезнь), которая, в конце концов, привела его к смерти, Петр Алексеевич познакомился (лето, 1724) с Иваном Долгоруким, вскоре ставшим его другом. Было ему тогда чуть более девяти лет, а его новому другу - шестнадцать (!). С этого времени Пётр стал часто посещать дом Долгоруких, в котором собиралась столичная молодежь из старинных знатных родов; иногда там появлялась и его тётка, сводная сестра отца, Елизавета Петровна.

Образ жизни этой "золотой молодёжи" (застолья, охота, свободная любовь) стал тем образцом, который никаким образом нельзя считать положительным для мальчика, да ещё лишённого должной опеки взрослых.

После возложения императорской короны (7 мая 1727) на голову 11.5-летнего Петра, причём, не без помощи светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова, к нему последним в качестве воспитателя и учителя был приставлен барон Андрей Иванович Остерман. Своими помощниками Остерман взял академика Гольдбаха, молодого ученого с большими способностями, и архиепископа Феофана Прокоповича - для преподавания государю Закона Божьего. Программа светского обучения, разработанная Остерманом, состояла из одиннадцати параграфов, и включала в себя изучение иностранных языков, включая латынь, истории, науки управления государством, гражданского законоведения, прав и обязанностей верховного и земского начальства, учения о союзах, о посольском праве, о войне и мире, о военном искусстве, а также (не углубляясь в высокие материи) математики, космографии, естествоведения и пр. Предусматривались этой программой и занятия, целью которых было укрепление здоровья юного императора (верховая езда, танцы, игры на свежем воздухе, работа на огороде и др.). Прекрасный проект, если бы не одно но: поздно. Меншиков и его учительская команда опоздали ровно на одиннадцать лет. Пётр уже вкусил вольности, сладостного чувства повелевать, яда лёгкой жизни, который быстро растлевает слабые натуры.



4

А ведь ожидания были иными. "Современники, видевшие этого ребенка, говорили в один голос, что он кроткого нрава, доброго сердца, весь в мать, которая, хотя немка, но была святой жизни женщина! А к сестре своей какую чрезвычайную любовь и нежную дружбу питает... прелесть, что за мальчик!.. О молодом государе говорили, что он очень добр и любит справедливость"11. Христофор Герман фон Манштейн13: "По общему мнению, сердце у него было доброе". Светлана Марлинская14: "Больше всего он [характером] походил на свою мать - принцессу Шарлотту Вольфенбюттельскую: кротко сносил все превратности жизни, послушно называл всесильного тогда Меншикова "батюшкой" и прилежно занимался со своим новым наставником, вице-канцлером Андреем Остерманом".


Пётр с сестрой Натальей в детстве
в образе Аполлона и Дианы. Лум Каравак, 1722

А. И. Алексеева1: "Постепенно Пётр II становится нетерпимым - то горяч и вспыльчив, то ревнив и мрачен". Н. И. Костомаров11: "Молодой царь... начал показывать в своём характере такие черты, что иностранцы, следившие за ходом дел при дворе, находили, что в некоторых случаях Пётр Второй напоминал своего деда Петра Первого, именно тем, что не терпел никаких возражений и непременно требовал, чтоб всё делалось вокруг него так, как ему хочется... Пётр день ото дня становился своенравнее, у него уже являлась наклонность к жестокости". С. Соловьёв21: "... мальчик стал упрям, повелителен, он не терпит противоречий".

Из донесений английских резидентов Уарда и Рондо: "Его Величество (ему 13 лет - В. П.) крайне непостоянен в своих склонностях: сегодня хочет одного, завтра совсем противного"2.

Яков Гордин5 приводит высказывания других иностранных дипломатов, аккредитованных в России:

- Лефорт, саксонский посол: "Монарх говорит со всеми в тоне властелина и делает, что захочет. Он не терпит пререканий".

- Гонегольц, австрийский посол: "Государь знает свою неограниченную власть и... действует исключительно по своему усмотрению".

- Граф Вратислав, австрийский посол: "Нельзя не удивляться умению государя скрывать свои мысли... Искусство притворяться составляет преобладающую черту характера императора".

- Герцог Де Лириа, испанский посол: "...он... вспыльчив, решителен и жесток".

Существуют классификации18 связи черт характера со склонностью к тем или иным заболеваниям. Например, для таких черт характера Петра, как вспыльчивость, грубость, жестокость, недисциплинированность, распущенность, непостоянство, характерна склонность к развитию вирусных инфекций, острых заболеваний органов дыхания на фоне снижения иммунитета (защитных сил организма). Это любопытно, и в этом есть определённый смысл, в чём мы убедимся, рассматривая медицинские аспекты истории жизни юного императора.



5

При всё при этом, Пётр внешне был очень красив6. А. И. Алексеева1: "Лицо правильное, продолговатое, как у отца; большие грустные голубые глаза - в мать; [но] на некоторых портретах проглядывает редкое сочетание ангельского выражения и мрачности". Из "Записок" леди Рондо19: "Он очень высокий и крупный для своего возраста: ведь ему только что исполнилось пятнадцать (здесь ошибка автора - В. П.). У него белая кожа; черты лица его хороши, но взгляд тяжёл, и, хотя император юн и красив, в нём нет ничего привлекательного или приятного... было нечто тяжёлое, мрачное в его облике. Словно не по плечам был ему сей груз. Бедные монархи. Над ними с самого рождения повисает дамоклов меч - власть". Вот уж, точнее не скажешь.

Он был не только красив, но и умён. Когда царевичу было три года от роду, он в своих детских забавах выказывал любознательность, подававшую надежды. "Он был очень умён и развит не по летам"9. "...наставники великого князя Петра Алексеевича с восторгом говорили царю об успехах своего питомца"11. Христофор Герман фон Манштейн13: "По общему мнению, у него был ум живой и проницательный, отличная память. Если бы при этих природных дарованиях дано ему было иностранное образование, из него вышел бы со временем великий государь".

Увы, эти природные качества (ум и красота) неожиданно для многих уже в императорском статусе стали всё более сочетаться у него с каким-то патологическим неприятием серьёзных занятий, нежеланием учиться, тем более, вникать в государственные дела. Из донесения английского резидента Уарда (05.07.1729): "Часы, свободные от верховой езды, охоты, развлечений, проходят в слушании пустых россказней"2. Из донесения Рондо, помощника Уарда (19.09.1728): "Царь думает исключительно о развлечениях, об охоте"2.

"С бароном Андреем Ивановичем весело: он такой добрый; весело с сестрицей; весело с князьями Долгоруковыми: добрые люди только и хлопочут о том, как бы угодить, как бы повеселить... Император практически не занимался государственными делами, всё свое время посвящая развлечениям, особенно охоте с собаками и соколами, травле медведей и кулачным боям. Он рано пристрастился к алкоголю. Попытки Остермана убедить его продолжить образование не увенчались успехом"21. Н. И. Костомаров11: "У Петра Второго забавы были для одной забавы... Он, как его дедушка, окружил себя дворянскими отроками от десяти до пятнадцати лет возраста, однако всё ограничивалось ребяческими играми... [В более старшем возрасте] Царь стал превращать ночи в дни, рыскал Бог знает где со своим фаворитом, возвращался на рассвете и ложился в семь часов утра, не досыпал и целый день оставался в дурном расположении духа... Уже говорили, что дружба с фаворитом довела Петра до таких забав, какие несвойственны его отроческим летам: князь Долгоруков доставил ему свидание с одной девушкой, служившей прежде у Меншикова и находившейся потом у цесаревны Елизаветы (Лефорт, Сб. И. Общ., III, 513)... Говорили, что у него уже показывалась наклонность к пьянству, и это казалось вполне естественным и наследственным".

"Несмотря на некоторое сходство с дедом, царь, в отличие от Петра I, не желал учиться... При посредстве Ивана Долгорукова, отличавшегося, по отзывам современников, бесшабашностью и распутным образом жизни, Пётр много времени проводил на разного рода пирушках, за картами, в обществе девиц лёгкого поведения, рано пристрастился к алкоголю"16. Светлана Марлинская14: "Пётр Второй рано достиг физического развития, а приятель-фаворит Иван Долгорукий постарался приобщить его к доступным и примитивным удовольствиям. Любимым занятием императора и его компаньона были налеты на городские усадьбы московских бояр, где их жертвами становились крепостные девки"...

Я рискую быть обвинённым в повторении одних и тех же свидетельств, но делаю это умышленно, чтобы у читателя сложилось чёткое представление об образе жизни Петра, которое при всём желании никак нельзя было назвать здоровым.



6

На основании данных литературы (Н. Костомаров11, С. Соловьёв21, др.20) я составил календарь занятий Петра в 1729 г. Вот что получилось:

Февраль: проводил дни в Горенках (имение Долгоруких), а это охота и застолья.

Март: отправился на долгое время на охоту.

Апрель: продолжал заниматься охотой.

Май - июнь: всё также занимался охотой; затеял охотничью экспедицию к городу Ростову.

В сентябре выехал в сопровождении Долгоруких из Москвы с 620 собаками и возвратился только в начале ноября.

Валентин Пикуль так17 в художественной форме описывает эти охотничьи увеселения: "Под осень замыслили Долгорукие новый поход на медведей и зайцев. Теперь они уводили царя за 400 вёрст от Москвы... Шли на косого да косолапого, как на войну ходят, - с причтом церковным, с музыкантами и канцелярией. Открывал шествие караван верблюдов, навьюченный грузами: котлы и овёс, шатры и порох, серебро для стола и прочее.

Хатунь - Серпухов - Скопин - Лимоново - Чернь видели царя в этом походе своими глазами. Дальше, дальше! В леса берложные, в бурелом чащобный... Одичалый и грубый, коронованный мальчик нехорошо ругался, капризничал, привередничал. Разило от него сермяжным потом, лошадьми, порохом да псиной. По вечерам пьян!..

Затянуло Россию дождями, и когда раскисли поля, завернули обратно - на Москву. Выехав из Тулы, Пётр 27 октября был в Зарайске, 30-го его видели в Коломне, а проснулся уже в Гуслицах. Потом следы его затерялись... Царственный отрок кружил вокруг Москвы да около, но самой Москвы избегал, словно боялся её. На пустынных дорогах, бездомным кочевником, под дождями, под снегом, на льду по слякоти блуждал внук Петра Великого - последний мужчина из дома Романовых!.. Тишком, словно воришка, лишь 9 ноября Пётр воротился в Москву и прямо, никуда не заезжая, поехал в Немецкую слободу, в Лефортовский дворец. Там и остановился".

Из "Записок князя П. В. Долгорукова"9: "С февраля 1728 г до сентября 1729 г, в течение 243 дней, т. е. восьми месяцев, Царь провёл на охоте. Где же тут думать об ученье и о занятиях государственными делами". А я добавлю от себя: и о здоровье. Если к этому добавить физические перегрузки и алкоголь - факторы, способствующие снижение устойчивости организма по отношению к инфекциям, то стоит ли удивляться, что ещё до рокового заболевания, унесшего Петра в могилу, он нередко переносил болезни, именуемые в быту простудными.

Вот перечисление некоторых из них (1728-1729 годы):

"30-го января 1728 г Царь прибыл в Москву, но не делал торжественного вшествия по причине сильной простуды, причинявшей ему боль в груди. Остановился он в загородном доме княгини грузинской, в 7 верстах (примерно, 7.5 км) от Москвы, где была также и Великая Княжна (видимо, сестра Наталья Алексеевна - В. П.), страдавшая болезнью в роде краснухи (речь идёт о кори - В. П.). К 15 февраля Царь оправился от своей болезни"12. По С. Соловьёву21, две недели, будучи больным, Пётр провёл в Твери (в 158 км от Москвы).

Английский резидент Уард доносил в августе 1728 г: "Здесь втайне идут слухи, будто Его Величество в Москве заболел"2.

Из Записок герцога де-Лирия-Бервика12: "4.04. 1729 г Царь воротился в Москву... В то время в Москве было множество больных, и в каждом доме три четверти его обитателей лежали в постелях, так что медики стали бояться, не свирепствует ли в городе заразительная болезнь. При вскрытии тел умерших, в особенности скоропостижно, оказалось, что болезнь не была злокачественной... 18-го апреля Царь имел лихорадочный припадок с простудным кашлем, но три дня спокойствия возвратили ему здоровье"... Н. И. Костомаров11 также пишет, что в указанное время в Москве свирепствовала эпидемия какого-то заболевания. Фон Манштейн13: "Постигшая императора в августе месяце (1729 г - В. П.) болезнь встревожила всё государство. Опасались за его жизнь, т. к. горячка, в которую он впал, была очень сильной".

Н. И. Павленко15: "Уже в бытность российским императором Пётр II частенько подвергался простудным заболеваниям".

Таким образом, в течение двух лет Пётр четыре раза болел, в том числе, дважды довольно тяжело. Естественно, это не могло не волновать его родственников и близкое окружение.

Инокиня Елена, бабушка Петра по отцовской линии, писала Остерману: "Благодарна за услугу твою, что хранишь здоровье внука моего, и впредь о том же прошу, чтоб мне порадоваться, как услышу про здоровье их". И в другом письме: "И как ты начал служить, так и служи и храни ево здоровье: и я чаю, что ты ни на ково ево здоровье не променяешь, и надеюсь на тебя крепко"... "4 февраля был торжественный въезд в Москву. Когда было первое свидание с бабушкою, неизвестно... но уверяли, что царица успела поговорить внуку о его поведении, советовала ему лучше жениться, хотя даже на иностранке, чем вести такую жизнь, какую он вёл до сих пор"21. Из записок герцога де-Лирия-Бервика12: "Иван Долгорукий, любимец царский, рассказал мне.., что говорили они (с Остерманом - В. П.) о здоровье Царя, и положили, чтобы при отлучках его из Москвы был с ним всегда медик... 1-го декабря был я у барона Остермана, и нашёл его плачущим... он сказал, что трепещет за Царя и не отвечает за его жизнь, если он не удалится из Москвы, где климат, как кажется, для него неблагоприятен... [В дальнейшем ему] удалось убедить Царя, что Его Величество не будет отныне ездить на дальнюю охоту и отлучаться от Москвы далее 8 или 10 лье (36-40 км - В. П.)".

"...бабка его величества по матери Кристина Луиза Эттингенская, герцогиня Бланкенбургская.., очень хлопотала, чтоб внук вёл себя получше и берёг своё здоровье; до нас дошли два письма её, как видно, к брауншвейгскому поверенному в делах при русском дворе, в которых она поручает обратиться к князю Ивану Долгорукому и сказать ему от её имени, что, зная, как император уважает его достоинства, она умоляет его уговорить молодого государя, чтоб он больше заботился о своем драгоценном здоровье. В другом письме герцогиня пишет: ‘Дайте почувствовать князю Ивану Долгорукому необходимость вывезти императора из Москвы’"21. Христофор Герман фон Манштейн13: "У императора была страсть к охоте... Иногда по нескольку дней подряд он рыскал по полям, отчего сильно уставал и разгорячался. Телосложение его было так нежно, что ему трудно было привыкнуть к усиленному движению в столь юном возрасте... Были правы лица, уверявшие императора, что от недостатка в отдыхе силы его слабеют, и если он не переменит своего образа жизни, здоровье его окончательно расстроится". Н. И. Костомаров11: "Царя убеждали беречь здоровье, но он слушать не хотел, ничто его не пугало, ничто не отвлекало от любимых забав".



7

Тревога была не беспочвенной: ещё в XVIII веке от натуральной оспы в России умирал каждый 7-ой ребёнок, в Европе в целом - до полумиллиона человек ежегодно.

Н. И. Костомаров11 (в моей минимальной редакции - В. П.): "...в Екатерингофе Голштинский герцог и две цесаревны держали карантин по поводу распространившейся в Петербурге эпидемической оспы". Не случайно, "Меншиков... среди прочих своих действий (1727 год - В. П.) принимал меры по ограждению юного государя от ‘моровых напастей’. Пётр II не перенёс в раннем детстве натуральную оспу, и это беспокоило всесильного временщика. В январе 1727 г Меншиковым было подготовлено распоряжение, чтобы никого на Васильевский остров (тогдашнюю резиденцию императора) из тех домов, где свирепствует оспа, не пропускали"22. Ганс Георг Вестфален4, чрезвычайный полномочный посланник Датского двора в России: "Тот образ жизни, который вёл... юный монарх России, - пребывание на охоте с утра до ночи, невзирая ни на какую погоду, неправильность в еде, целые ночи, проводимые в танцах, вследствие этого недостаток сна, привычка пить холодное, разгорячившись, - всё это заставляло меня постоянно опасаться за его жизнь, тем более что у него до сих пор не было ещё оспы" (из сообщения от 22 января (2 февраля) 1730)...

Несколько слов о натуральной оспе. Возбудитель последней относится к вирусам определённого семейства (давать его название здесь не имеет смысла).

Оспа передаётся воздушно-капельным, воздушно-пылевым и контактно-бытовым путями. Капельки слизи с возбудителем, попадающие в воздух при кашле больного, способны перемещаться на значительное расстояние, становясь источником заражения людей, находящихся не только в одной с больным комнате, но и в соседних помещениях. При этом вирус проникает в организм здорового человека через дыхательные пути при вдыхании им инфицированного воздуха, а также при непосредственном соприкосновении с пораженной кожей больного или заражёнными им предметами - через повреждённую кожу. Восприимчивость человека к оспенному вирусу очень высока. Не привитые лица заражаются в подавляющем большинстве случаев. Не чувствительны к вирусу люди, ранее переболевшие натуральной оспой, привитые от неё, а также обладающие врождённой устойчивостью к нему. Последние составляют 5-7%. 2014 объявлен ВОЗ годом полной ликвидации этой особо опасной инфекции на земном шаре...

Забегая вперёд, сообщу, что общепринятой причиной скоропостижной кончины российского императора Петра II считается именно натуральная оспа. Существует несколько версий того, где, от кого и как он мог заразиться этим заболеванием. Привожу их ниже.

М. В. Супотницкий22: "По сведениям историка медицины В. М. Рихтера (1767-1822), князь Сергей Петрович Долгорукий (1697-1761), не обращая внимания на то, что дети его болели оспой, продолжал являться ко двору в Лефортовский дворец, что было запрещено всем, кто находится в подобных обстоятельствах. Прямых доказательств того, что юный император заразился оспой от детей Сергея Петровича через его же посредничество, нет; однако среди современников эта версия причины болезни императора держалась очень упорно".

А. И. Алексеева1: "Во льду Москвы-реки была проделана большая прорубь, а вокруг за священником ходили толпы людей. В церемонии Водосвятия участвовал и император: шуба нараспашку, в красном шарфе, собольей шапке. Он присоединился к шествию вокруг проруби. Неожиданно неизвестно откуда появился молодой парень. Он скинул с себя полушубок, кафтан, порты, шапку, перекрестился, и с криком ‘За-ради царя нашего батюшку!’ бросился в прорубь. Выскочил из неё красный, с выпученными глазами. Царь с одобрением оглядел смельчака, обнял его и расцеловал. А потом снял с себя шарф и кинул тому на шею".

Валентин Пикуль17: "И помчал царь за Рогожи - травить волка... Пётр долго гнал лошадь, но след зверя потерял. Стал людей звать - ему никто не ответил: отбился.

- А и ладно, - сказал, пустив коня шагом... Москва угадывалась вдали... Въехал император в деревню, и горазд некстати въехал. Мужики как раз тащили гроб из избы - одно корыто другим прикрыто... Пётр подскакал, снял шляпу.

- Кто помер? - спросил.

- Девка.., кривого Пантелеича дочь.

- От хвори, видать?

- Воспа... - загалдели мужики. - Она, тошная!.. А ты, барин, чей же будешь: юсуповский сынок али господ Барятинских?

- Я сам по себе, - отвечал царь. - Волка вот гнал... Открыли гроб. Надо бы, как водится, "позолотить" покойницу. Да с собой ничего не было: как рога затрубили - так и выскочил. Тогда Пётр, сострадая, стянул с шеи офицерский шарф и бросил его поверх покойницы... Рубль ещё тебе, бери! Крышу поправишь или ещё что сделаешь...

Дед рубль взял, а шарф дареный снял с покойницы и обратно царю протянул:

- Возьми, добрый сын. Простынешь... Император замотал шарф вокруг тонкой шеи и дал коню шпоры".

Остановимся на первой из этих версий. Во-первых, если считать "третье лицо" переносчиком возбудителя, то значит, оно само уже заражено. В то же время, если заболевание находится на стадии начальной, скрытой, то заражение даже от больного человека невозможно. Попытка третьим лицом заразить кого-то с помощью вещей или предметов, принадлежащих больному, также мало реальна, т. к. подавляющее большинство респираторных вирусов неустойчиво во внешней среде и быстро погибает.


Пётр II. Художник И. Ведекинд, 1730

Натуральная оспа, однако, может представлять собой исключение из правил. Это связано с тем, что возбудитель данной болезни как раз весьма устойчив к воздействию внешней среды, особенно к высушиванию и низким температурам. В связи с этим заражённые вирусом натуральной оспы вещи и предметы могут служить факторами передачи возбудителя от больных к здоровым. Можно себе представить, что князь Сергей Петрович Долгорукий, когда-то переболевший оспой и по этой причине уже не восприимчивый к ней, замыслил погубить юного императора. С этой целью, он берёт, например, чашку для питья своего ребёнка, болеющего оспой, представляющую собой произведение искусства, и дарит её Петру. Последний начинает ею пользоваться, заражается и т. д. Но какой смысл представителю семейства Долгоруких, находящегося в фаворе у государя, это делать? Смерть Петра, несомненно, была невыгодной Долгоруким, что, кстати, и подтвердилось в будущем. Исходя из этих рассуждений, можно с полным основанием данную гипотезу заражения считать несостоятельной.

Путь заражения императора оспой, описанный А. И. Алексеевой, вполне мог бы иметь место, если бы не одно "но...". Вся литература, посвящённая истории смертельной болезни Петра, указывает, что первые симптомы оспы появились у него в тот же день, сразу после возвращения с праздника Водосвятия. Для натуральной оспы это не типично, т. к. с момента заражения до появления первых симптомов болезни обычно проходит не менее 8-12 дней (т. н. инкубационный период болезни). Да и сама А. И. Алексеева сомневается, что именно так произошло заражение Петра оспой.

У В. Пикуля в качестве передатчика инфекции фигурирует шарф, как вещь, имевшая контакт с трупом женщины, умершей от оспы. Как я уже отмечал выше, такой путь передачи натуральной оспы возможен. И снова, однако, "но...". По В. Пикулю, это заражение произошло во время возвращения Петра с охоты. Согласно же литературы, в последнюю свою зиму, и даже в течение октября и ноября месяцев 1729 г Пётр на охоту не выезжал, более того, как отмечает Н. И. Костомаров11, стал охладевать к этому развлечению и раздарил большинство своих собак. Иными словами, первые симптомы оспы, если эпизод, описанный В. Пикулем, не есть плод авторского воображения, должны были появиться у Петра где-то в середине октября 1729 года, а не в первых числах января 1730 г.

Повторю вслед за А. И. Алексеевой: "Здесь ли, ранее ли царь заразился чёрной оспой... Пришла та зараза через его объятие с мужиком, [через шарф, коснувшийся лица упокоившейся от оспы - В. П.], или ветер принёс из Замоскворечья? - Неведомо". Да и какое это имеет теперь значение...



8

В "Манифесте от Верховного Тайного Совета" от 4 февраля 1730 г. говорится: "Понеже по Воле Всемогущего Бога, Всепресветлейший Державный Великий Государь, Петр Второй Император и Самодержец Всероссийский, болезнуя оспою (выделено мной - В. П.) Генваря от 7 дня, от врямянного в вечное блаженство того же Генваря 18 числа, в 1-м часу по полуночи отыде".

Итак, официальной (и общепринятой) причиной кончины Петра II считается натуральная оспа.

Первым днём его последней болезни считается 6 января 1730 года по старому стилю (здесь и далее даты будут указываться мною по старому стилю). В этот день, вернувшись с церемонии Водоосвящения в Лефортовский дворец после четырёхчасового стояния на жутком морозе, Пётр почувствовал себя больным.

При воссоздании истории болезни Петра я ориентировался на свидетельства современников (герцог де-Лирия-Бервик12; Ганс Георг Вестфален4; князь П. В. Долгоруков9; Христофор Герман Фон Манштейн13; леди Рондо19) и более поздние описания его болезни российскими историками (Н. А. Костомаров11; С. Соловьёв21) и писателями (А. И. Алексеева1; Д. С. Дмитриев7; Н. И. Павленко15; Валентин Пикуль17). Здесь же следует оговориться, что не по всем деталям и датам зеркально совпадали соответствующие рассказы перечисленных выше авторов, что, в противном случае, было бы удивительно. Ведь сведения о ходе болезни императора становились достоянием общества не сразу, обрастали слухами и т. п., что и могло быть причиной некоторых противоречий в их воспоминаниях. Но, в целом, объективную картину болезни Петра II на основании имеющихся данных вполне можно составить. Вот как она выглядит на мой сегодняшний взгляд.

06.01, первый день болезни

По возвращении во дворец с церемонии Водоосвящения Пётр пожаловался на головную боль и озноб. Тело было горячим, "лицо красным, глаза больные, воспалённые" (леди Рондо19), он тяжело дышал. Все эти признаки "сильного жара" свидетельствовали о повышении температуры до высоких цифр. Прибывший в Лефортовский дворец доктор Лаврентий Блюментрост настоятельно советовал постельный режим, обильное питьё и разные микстуры.

07.01, второй день болезни

Состояние остаётся прежним; я бы оценил его как средней тяжести. Сохраняется лихорадка, к имевшим место ранее жалобам присоединяются жалоба на боли в крестце и пояснице, а также сыпь в области грудной клетки и нижних конечностей (это характерные начальные симптомы натуральной оспы при наличии неблагоприятной эпидемиологической ситуации по данному заболеванию). Леди Рондо19 писала: "Прошёл слух, что в городе чёрная оспа... Из разных концов города приходят сообщения о больных моровой оспой. Дома их помечают чёрной краской".

10.01-14.01, пятый-девятый дни болезни

После сильного потоотделения лихорадка прошла, самочувствие улучшилось, но кожные покровы головы, лица, туловища, слизистые оболочки полости рта, [носа, гортани] и язык покрылись красными пятнами. Оспенная сыпь была обильной, количество элементов постепенно увеличивалось, проходя через стадии пятна, узелка, пузырька, наполненного прозрачных содержимым. Ганс Георг Вестфален4 сообщал своему правительству: "Василий Лукич Долгорукой пришел ко мне с уверением, что болезнь царя принимает благоприятный оборот и что можно надеяться на его быстрое выздоровление... полагали, что юный монарх настолько вне опасности, что караул вошел во дворец с музыкой и барабанным боем. Разгласили тогда, что вся сыпь вышла наружу". Бюллетень на имя дипломатического корпуса и депеши, посланные иностранным дипломатам, объявили болезнь государя благополучно разрешившейся.

15.01- 18.01, десятый-тринадцатый дни болезни

Неожиданный для окружающих поворот от улучшения к ухудшению: снова значительное повышение температуры тела, снизить которую не удаётся, нарастающая слабость, одышка, связанная с поражением слизистых оболочек носа, глотки и гортани оспенными элементами, превратившимися в гнойные корки, стала резко затруднённой речь, путаться сознание. К трём часам дня говорить уже не мог, а позднее потерял сознание.

Возле его постели неотлучно находились князь Иван Долгорукий и барон Остерман. В соседней комнате с десяти часов вечера, коленопреклонённой, молилась перед распятием бабушка Петра II, царица Евдокия Лопухина. Ввиду близости конца, члены Верховного тайного совета и 3 генерал-фельдмаршала (князь Голицын, князь Долгорукой и князь Трубецкой) были вынуждены беспрестанно входить в спальную умирающего мальчика; там же находился архиепископ новгородский и три архиерея. Его причастили святых тайн и совершили над ним таинство елеосвящения.

19.01

"...в четверть первого по полуночи отдал Богу душу" (Ганс Георг Вестфален4);

"...в 1 час 25 мин по полуночи Царь испустил последнее дыхание" (де Лирия12);

"...около трёх часов утра он умер" (леди Рондо19).

Итак, по разным свидетельствам юный император скончался 19 января 1730 года в диапазоне от четверти первого до, примерно, трёх часов ночи. Его последними словами были: "Запрягай, Ваня, сани, еду к сестре своей". Ему было 14 лет, 3 месяца и 7 дней...



9

Совершенно неожиданная смерть Петра II вызвала, как и бывает в подобных случаях, пересуды, домыслы, подозрения. Князь П. В. Долгоруков9: "Народ был поражён". Наталья Долгорукая8: "...хотя я и знала, что государь болен и очень болен, однако я великую в том надежду имела на Бога, что Он нас не оставит сирых. Однако, знать, мы тому достойны были".

"Причину болезни императора-отрока иностранцы, находившиеся в то время в Москве, приписывали сильному морозу, который был во время крещенского парада 06.01.1730 г" (Д. С. Дмитриев7). Леди Рондо19 писала из Москвы своей лондонской подруге: "...в жизни [своей] я не помню дня более холодного". О заразности оспы уже тогда было хорошо известно. Можно предположить, что переохлаждение подростка-императора рассматривалось современниками как причина его неспособности устоять против болезни. Я уже указывал выше, что Пётр заразился оспой за 8-12 дней до появления первых её симптомов. Но вполне вероятно, что переохлаждение способствовало более тяжёлому её течению.

Любопытно, что в одном из писем леди Рондо19 на родину можно встретить такую фразу: "Сначала причиной [недомогания императора] сочли воздействие холода, но после нескольких повторных жалоб призвали его доктора, который сказал, что император должен лечь в постель, так как он очень болен... На следующий день... у императора появилась оспа". Обратите внимание на "Сначала причиной..." (выше курсивом эти слова выделены мной): врачи уже тогда поняли, что не в "воздействии холода" дело - в заражении оспой...

С переохлаждением современники связывали и неожиданное ухудшения общего состояния уже "выздоравливающего" императора. Как достоверный факт фигурирует в отечественной историографии поступок Петра, который, почувствовав себя лучше, решил проветрить комнату, в которой он находился. Произошло это пятнадцатого января: "В тот же день... подошёл к открытому окну. Болезнь возобновилась"9. "...открыл окно в то время, когда оспа стала высыпать"13. "Сквозняк от окна добил его", - подчёркивает В. Пикуль17.

Неизвестный автор3 высказывает предположение, что окно в комнате больного Петра умышленно открыли его враги. Привожу ниже фрагмент из этого материала (с минимальной редакцией): "Как мог выздоравливающий Пётр простудиться, если от оспы его практически вылечили (если "выздоравливающий", то ещё не вылечили - В. П.)? Говорили, что в... спальне отворили окно. В комнате императора в тот день находились только два человека, и оба они были из окружения Анны Иоанновны. Доказать что-либо невозможно, но после её восшествия на престол истопник и его супруга вошли в силу". Здесь уже отчётливо усматривается злой умысел - погубить Петра. Авторы кинофильма "Смерть юного императора" (режиссёр Светлана Дружинина, сценарист Павел Финн) пытаются довести до зрителя ту же мысль: оказывается, диагноз оспы был установлен у императора доктором Блюментростом ещё до празднования Водосвятия, и его, уже больного, вынудили участвовать в военном параде шестого января, что ухудшило его состояние. Но всё это - лишь предположения, догадки, ни на каких фактах не основанные.

Современная писательница Адель Ивановна Алексеева1: "Болели многие, но умер - царь! Удивительно, что Иван Долгоруков не заразился от царя, хотя находился при нём неотлучно. Почему? Тут спрятана не одна тайна". И она же: "Внезапное ухудшение состояния, которому нет объяснения".

Объяснение есть. Не в свежем воздухе, проникшем в закупоренную и жарко натопленную комнату, причина гибели Петра. Речь идёт о переходе оспы в наиболее опасную стадию: нагноения пузырьков, что сопровождается усилением интоксикации, а в случае обильной сыпи с поражением и слизистых оболочек (у заболевшего подростка была явно сливная форма оспы) - развитием инфекционно-токсического шока. Признаки поражения мозга у него были налицо: лихорадка, спутанность сознания, бред, потеря сознания. Это только то, что нам известно из его истории болезни. Такие сложные формы патологии лечить в то время не могли, возможностей не было. Отсюда и трагический итог. Клиническая картина болезни Петра II настолько типична для натуральной оспы, "студенческая", как сказали бы сегодня, что сомневаться в этом диагнозе не приходится...



10

Князь П. В. Долгоруков9 вспоминал: "В последние пять недель, прошедших между обручением и болезнью, он казался утомлённым, говорил часто о предчувствии близкой кончины, о том, что он равнодушен к смерти. Это говорилось четырнадцатилетним мальчиком".

Откуда эта депрессия? Она от переизбытка праздности. Праздность тоже может надоесть до крика. Но не только это. С возрастом Пётру всё яснее становилась его роль марионетки в руках князей Долгоруких. Ему позволяется делать всё, что касается развлечений, остальное - пусть его не беспокоит. Он чувствует себя связанным во всём, что касается тех его детских мечтаний, о которых он говорил сестрице Екатерине при восхождении на престол. Ему мягко навязывают поступки, которые приносят страдание (обручение с дочерью князя Алексея Григорьевича Долгорукого и др.).

В окружении Петра образовалось пять партий, пытавшихся любыми способами влиять на него: семьи князей Долгоруких; цесаревны Елизаветы Петровны; барона Андрея Ивановича Остермана; бабушки, царицы Евдокии Лопухиной; малолетнего герцога голштинского (сына Екатерины, старшей дочери Петра Первого). В мою задачу не входит анализ действий представителей этих партий, и я упоминаю здесь о них лишь для того, чтобы показать сколь многосторонним и психологически сложным было давление на подростка-императора.

А. И. Алексеева1: "...он увяз в хитросплетениях своего окружения, он испытывал угрызения совести по отношению к семье Меншикова, погубленной им.., его подавляло величие дел Петра I". Вице-канцлер Остерман приехал на Рождество в Москву, надеясь отговорить Петра от бракосочетания с Екатериной Долгорукой. Император слушал, иногда задавая вопросы о конкретных фактах взяточничества и казнокрадства будущих родственников. Елизавета Петровна с трудом пробивалась к нему сквозь заслон, устроенный Долгорукими. Она жаловалась на скудность содержания её двора (соли, порой, купить не на что). И её Пётр слушал, молча, опустив со стыдом голову. Как-то он ей ответил: "Я уже не раз давал приказания по твоим жалобам, да меня плохо слушают. Я не могу поступать так, как мне хотелось бы, но я скоро найду средство разорвать свои оковы". "Царь начинает стряхивать с себя иго (Долгоруких - В. П.), - пишут иностранные министры к своим дворам в начале 1730 года. Недавно, ночью, уехал он к Остерману, и у него имел совещание ещё с двумя членами Верховного тайного совета"21. Это были попытки разорвать путы. Помешала оспа, а здоровье было ослаблено пьянством, ранним началом половой жизни и охотничьими нагрузками. Сыграл свою роль и подростковый возраст, который характеризуется снижением иммунитета, и, как следствие, склонностью к острым инфекциям.

Н. И. Костомаров11: "...если бы он остался жив, то... можно было ожидать... придворных козней и мелкого тиранства, а государственные дела пришли бы в крайнее запущение. Перенесение столицы обратно в Москву потянуло бы всю Русь к прежней бездеятельности, к застою и к спячке... Конечно, нельзя утверждать, что было бы так, а не иначе, потому что случаются нежданные события, изменяющие ход вещей.

Таким случайным, нежданным событием и явилась... преждевременная кончина Петра II, которую можно, по соображениям, считать величайшим счастьем, посланным свыше для России: смерть юноши-государя всё-таки была поводом к тому, что Россия снова была двинута по пути, проложенному Великим Петром, хотя с несравненно меньшей быстротой, энергией и ясностью взглядов и целей". Рискну не согласиться с таким достаточно циничным выводом. Но что значит моё несогласие...


Надгробие в месте захоронения Петра II

Последним из российских правителей Пётр II был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. На его могильной плите (расположена возле южной грани северо-восточного столпа собора, с правой стороны в третьем ряду) помещена следующая эпитафия: "Благочестивейший и самодержавнейший государь Пётр Вторый император Всероссийский. Рождён в лето 1715 октября 12, прародительское владение приемши 1727 году 7 мая венчанный и помазанный 1728 году февраля 25 дня. Великих благ чаянием подданных своих вкратце обнадежив, изволением Божиим к вечному царствию преселися в лето 1730 иануария 18. Разсыпася радость сердец наших, обратися в плач лик наш, спаде венец с главы нашея, горе нам, яко согрешихом (Плач.5:15-16)".


Пётр II
Мальчишка в императорской короне.
Он - властелин, а значит всюду прав...
Да что он понял в этой жизни кроме
на "я хочу" помноженных забав.

Да что он знал о людях, как судил их:
не строг - хорош, и враг, который строг.
Но Клио - не сторонница идиллий,
и трон не праздник, а скорей острог.

Он жил за мать, умершую при родах,
и за отца, казнённого при нём.
Хмельной от слова сладкого "свобода",
он всё познать хотел - в один приём.

Не получилось. Говорят, от оспы
сгорел - кто знает, где зарыт ответ.
В Кремле, в соборе схоронили кости -
лежат во тьме... И жаль его и нет.

Скорее, жаль. В аду, под сенью сада
душа его, и был ли Высший суд?
За что судить? - Других судить бы надо,
кто рядом был, которых не спасут

все разъясненья предков и потомков,
все манускрипты их - до запятой...
А мы идём по той же льдинке тонкой,
по тем мосткам, и по дорожке той.

06.08.2013


ЛИТЕРАТУРА

1. А. И. Алексеева. Боярское царство. Тайна смерти Петра II. М, Вече, 2010
2. А. Г. Брикнер. Русский двор в 1728-1733 годах. По донесениям английских резидентов // Исторический вестник, 1890. Т. 46. № 10. С. 36-63.
4. Ганс Георг Вестфален. Дипломатические депеши датского посланника при русском дворе Вестфалена о воцарении императрицы Анны Иоанновны. Болезнь и смерть императора Петра II Алексеевича. Русская старина, 1909
5. Яков Гордин. Меж рабством и свободой. СПб., Лениздат, 1994. С. 107-110
6. Дворцовые перевороты. Правление Петра II Алексеевича (1727 - 1730 гг) web-local.rudn.ru/web-local/uem/ido/3/hist/h2-11.html
7. Д. С. Дмитриев. Пётр II. Осиротевшее царство. Фаворит и опала. Божья воля. - М.: АСТРЕЛЬ, 2006
8. Наталья Б. Долгорукая. Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой, дочери генерал-фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева. www.vostlit.info/Texts/rus8/Dolgorukaja/text.phtml?id=468
9. Пётр Долгоруков. Время императора Петра II и императрицы Анны Иоанновны. Из записок князя П. В. Долгорукова. М, Мир книги, 2007
10. Записка о кончине государыни императрицы Екатерины Алексеевны и о вступлении на престол государя императора Петра II Алексеевича. Изд. 2-е. Спб., 1913
11. Н. И. Костомаров. Самодержавный отрок. rushist.com/index.php/kostomarov-otrok/
12. Де-Лирия . Записки герцога де-Лирия-Бервика, бывшего Испанским послом при Российском дворе с 1727 по 1831 год / Сообщ. И. П. Сахаров // Сын отечества, 1839. - Т. 7. - № 2. - Отд. 3. - С. 125-176
13. Христофор Герман фон Манштейн. Записки о России генерала Манштейна. М., Мир книги, Литература, 2007
14. Светлана Марлинская. Дважды обручённый (Пётр Алексеевич). people.passion.ru/velikie-lyudi/monarkhi/dvazhdy-obruchennyi-petr-alekseevich.htm
15. Н. И. Павленко. Пётр II. М., Молодая гвардия, 2006
16. Пётр II. Российские императоры. ricolor.org/history/mn/perevorot/petr_2/2/
17. Валентин Пикуль. Слово и дело. Летопись первая. Государева невеста. rukniga.ru/lib/roman/pikul/slovo_i_delo1.html
18. Проблемы характера. Характер и здоровье. Из рассылки "Методы доктора Торсунова" klub-drug.ru/kachestva-cheloveka/problemy-haraktera-harakter-i-zdorove.html
19. Леди Рондо. Письма дамы, прожившей несколько лет в России, к её приятельнице в Англию. В переводе с английского Н. Г. Беспятых с первого издания писем, вышедшего в Лондоне в 1775 году под названием "Letters from a lady who resided some years in Russia to her friend in England". www.vostlit.info/Texts/rus10/Rondo2/index.phtml?id=1241
20. Росписи охоты царской, за своеручным подписанием императора Петра II-го, в январе 1729 года / Сообщ. Г. В. Есиповым // Русский архив, 1869. - Вып. 10. - Спб., 1675-1681.
21. С. М. Соловьёв. Глава вторая. Царствование императора Петра II Алексеевича // История России с древнейших времён. - Т. 19
22. М. В. Супотницкий. Чисто биологическое убийство Петра II. Забытая версия заговора с целью смены власти в России в 1730 г. Независимая газета. 2006. № 25 (8 февраля)


– Российские императоры: истории жизни и смерти. Оглавление –



© Валерий Пайков, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность