Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




РАБ  БОЖИЙ

К вопросу о причинах смерти российского императора Александра I


"Дул сильный ветер в Таганроге, обычный в пору ноября..."
Давид Самойлов   


В 1819 году Александр I (далее Александр без приставки "I") один, без свиты, посетил Валаам, где выстаивал монастырские службы и много часов беседовал с настоятелем. На Валааме жил слепой схимник, много времени проводивший в храме. Однажды он взял за руку Александра и, признав в нём чужака, спросил: "Кто ты?". И император смиренно ответил: "Раб Божий"...




Александр I. Гравюра Г.Мейера. 1814 г. Лондон


Литературы, посвящённой эпохе царствования Александра, личности этого государя-императора, истории его кончины, гипотезам ухода из жизни масса - в ней легко потеряться. При этом обращает на себя внимание, что многие авторы занимались изучением и обоснованием версии о том, что, вопреки официальному сообщению о смерти Александра 19 ноября 1825 г, на самом деле он ушёл из жизни 20 января 1864 г под маской святого старца Фёдора Кузьмича. С помощью ближайшего окружения Александр, якобы, инсценировал свою смерть - вместо него в гроб был положен труп другого человека, внешне похожего на царя. Сам царь в течение 11 лет скрывался в Саровской пустыни (есть указания на Почаевский монастырь, пещеры Киево-Печерской Лавры, Свеаборгскую крепость), а затем появился в Сибири (осень, 1836 г). Точно указываются и места жительства Фёдора Кузьмича: Красноуфимск; деревня Зерцалы и село Краснореченское Тобольской губернии; город Томск. Все желающие глубже познакомиться с житием святого старца Фёдора Кузьмича легко могут это сделать с помощью Интернета.

В основу версии об уходе Александра от власти положены его признания о желании отказаться от престола и вести частную жизнь.

Я отношусь к той категории любителей российской истории, которые отвергают представленную выше гипотезу, и делаю это по следующим причинам.

1. Высокая религиозность Александра.

В последние 10-12 лет жизни она проявилась особенно заметно. Он разочаровался в идеалах масонства, в идеях свободы и равенства, и под влиянием ортодоксального архимандрита Фотия, которого сделал своим духовником, принялся тщательно изучать основы православной веры, ревниво исполнять религиозные обряды, подолгу молиться (обследование тела императора после его кончины выявило мозоли в области большеберцовых костей как следствие ежедневного и многочасового стояния на коленях пред образами).

Не углубляясь в проблему "Смерть с позиций христианства", хочу лишь отметить, что в книгах пророков и христианских экзегетов наряду со смертью физической, которая зависит всецело от Бога, выделяют и смерть духовную - она в руках самого человека, и зависит от веры и соблюдения им нравственно-религиозных норм поведения. Христианское вероучение отрицательно относится к самоубийству, считается, что это оскорбительный отказ от дарованной человеку Богом жизни. Верующий должен до естественного своего конца мужественно выносить мучения и страдания, в том числе, нравственные, выпавшие на его долю. В свете этих важных положений христианства инсценировку собственной смерти, которую приписывают Александру, несомненно, можно рассматривать как действие греховное, как духовную смерть, как отступление от заповедей веры. Мне трудно себе представить, чтобы столь глубоко верующий человек, каким был Александр, мог пойти на подобный шаг.

2. Болезнь императрицы Елизаветы Алексеевны

Елизавета Алексеевна (в девичестве Луиза-Мария-Августа Баденская, дочь Карла Людвига Баденского и Амалии Федерики, урождённая принцесса Гессен-Дармштадтская) была обвенчана с Александром 10 сентября 1793 г. Когда по инициативе Екатерины II их поженили, ей было 14 лет, а Александру - 16. Их отношения можно назвать не столько супружескими, сколько дружескими. Фактически, в течение 20 лет Елизавета Алексеевна была "соломенной вдовой". С 1810 года после двух непростых родов и ранней смерти дочерей состояние её здоровья значительно ухудшилось, причём, медики не находили приемлемых средств, чтобы помочь ей. Александр не мог не знать об этом. В последние два года их жизни они потянулись друг к другу; Александр стал выделять из своего загруженного графика специальные дни, когда они уединялись с Lise (так он на французский манер называл жену) для бесед, прогулок, чтения книг, лишь ей он доверял уход за собой во время кратковременных его недомоганий.

Роковым для Елизаветы Алексеевны был поставленный ей диагноз "чахотка, лёгочная форма". И действительно, её мучили приступы одышки, кашля, иногда с появлением крови в мокроте. Она медленно угасала. Поводом для поездки с ней в Таганрог, где неожиданно и скончался Александр, была необходимость в перемене климата, что, по мнению докторов, могло поддержать императрицу. Мог ли Александр в этой конкретной ситуации, зная, что женщина, ставшая ему самой близкой после всех его многочисленных связей, умирает, пойти на мистификацию со своей смертью, оставив жену, пусть и в окружении преданных ей людей, и всё же одну. Я не могу в это поверить. Даже если допустить, что он, вопреки своей вере, решил подобным образом оставить престол и двор, он, наверняка, сделал бы это после её кончины. А ждать бы ему пришлось недолго. Елизавета Алексеевна, отправившись вслед за траурным кортежем своего мужа в Петербург, скончалась 4 мая 1826 г в городке Белёв в доме, отведённом для ночлега, на своей походной кровати. Проводил вскрытие тела императрицы 5 мая 1826 г её личный врач лейб-медик Конрад фон Штоффреген. Лёгкие при исследовании оказались не изменены, что свидетельствовало об ошибочности диагноза "туберкулёз". Причиной смерти Елизаветы Алексеевны явилось хроническое заболевание сердца, видимо, ревмокардит, с повреждением его клапанного аппарата (трёхстворчатого) с гипертрофией правого предсердия и развитием тяжёлой сердечной недостаточности.

В одном из своих последних писем к матери из Таганрога от 31 декабря 1825 г Елизавета Алексеевна писала: "Все земные узы (здесь и далее выделено мной - В. П.) порваны между нами! Те, которые образуются в вечности, будут уже другие, конечно, ещё более приятные, но, пока я ещё ношу эту грустную, бренную оболочку, больно говорить самой себе, что он уже не будет более причастен к моей жизни здесь, на земле. Друзья с детства, мы шли вместе в течение тридцати двух лет. Мы вместе пережили все эпохи жизни. Часто отчуждённые друг от друга, мы тем или другим образом снова сходились; очутившись, наконец, на истинном пути, мы испытывали лишь одну сладость нашего союза. В это-то время она была отнята от меня". В этом письме нет и намёка на театральность смерти Александра.

3. Окружение императора

Великий князь Николай Михайлович, биограф Александра, изначально ставивший под сомнение его причастность к своей мнимой смерти, в одной из своих работ всё же признавался: "Исчезновение императора может быть допустимо на практике при безусловной охране тайны соучастников такой драмы".

Поставить спектакль со своим участием в роли умирающего и умершего в условиях полной анонимности Александру бы не удалось, т. к. слишком много людей окружало его.

Вот перечень лиц наряду с Елизаветой Алексеевной, оказавшихся рядом с Александром в этот заключительный период его жизни:

генерал-адъютант, князь Пётр Михайлович Волконский, ближайший друг и сподвижник Александра, гоф-маршал императрицы;

генерал-адъютант, барон Иван Иванович Дибич, начальник Главного штаба Российской армии, одновременно управляющий её квартирмейстерской частью, постоянный спутник Александра в его поездках последних лет;

штаб-офицер Николай Иванович Шениг, адъютант Дибича;

генерал-адъютант Александр Иванович Чернышёв, начальник гвардейской легкой кавалерийской дивизии;

ваген-мейстер полковник Соломка;

полковник Шредерикс, дворцовый комендант;

лейб-гвардии казачьего полка полковник Николаев, командир таганрогского

дворцового караула;

метрдотель Миллер;

камердинер Егор Анисимов (Егорыч);

две придворные дамы императрицы;

старший лейб-медик баронет Яков Васильевич Виллие, личный врач Александра;

лейб-хирург Дмитрий Клементьевич Тарасов, личный врач Александра;

гоф-медик Добберт, уездный врач;

гоф-медик Рейнгольд, уездный врач;

старший лейб-медик Штоффреген, личный врач Елизаветы Алексеевны;

наряду с названными выше лейб-медиками ещё четыре уездных врача присутствовали при вскрытии тела покойного императора;

в бальзамировании тела Александра принимали участие четыре уездных фельдшера;

соборный протоиерей, о. Алексей Федотов (исповедовал, причащал, соборовал царя перед смертью).

В этот список вошло двадцать четыре человека из тех, кто упомянут в литературе. Но помимо них были и другие члены свиты Александра, сопровождавшие его в поездке в Таганрог, были повара, истопник, садовник, слуги, поддерживающие порядок в доме, где проживала императорская чета, солдаты и офицеры караульной службы. Все эти люди, независимо от их большей или меньшей близости к Александру, вращались в одном и том же ограниченном мире императорского окружения, и были в курсе происходящих событий. Не могу в связи с этим не отметить, что Александр вёл в Таганроге довольно открытый и простой образ жизни: "...аккуратно, от семи до девяти утра, ходил пешком по городу, а в первом часу изволил ездить верхом... во время этих прогулок государь любил вступать в беседу с простыми людьми - солдатами, матросами, крестьянами и даже с теми нищими странниками, что ходят по большим дорогам, на построение церквей собирают" (Дм. Мережковский. Александр I. Здесь и далее я изредка буду цитировать небольшие фрагменты из этого исторического романа). Согласитесь, сохранить в тайне в таких условиях что-то серьёзное, связанное с государем, тем более, подмену тела "покойного императора" было практически невозможно.

4. Вместо императора

На роль покойного императора претендуют не по своей воле два человека, внешне на него похожих. Один из этих двух, фельдъегерь Масков, направлялся с депешами из Петербурга в Таганрог. Вблизи почтовой станции Васильевка, в 25 км от города Орехова, 3 ноября* 1825 года он трагически погиб, пользуясь нынешней терминологией, в дорожно-транспортном происшествии. Курьерская тройка, на которой он ехал, на большой скорости налетела на кочку, Масков вылетел из неё, и со всего размаха ударился головой о камень. В Орехове доктор Тарасов доложил императору, что Масков умер на месте от тяжёлой травмы с переломом черепа.

* Замечу, мне встретилось (Александр Лаврин. Хроники Харона) сообщение о том, что Масков умер от тяжёлой травмы головы в начале сентября, а не ноября, 1825 года, т. е. за два месяца до смерти Александра.

Погибшего курьера похоронили на следующий день после кончины, 4 ноября 1825 г на кладбище, расположенном недалеко от того места, где произошла эта драма. Император Александр скончался 19 ноября 1825 г, т. е. через 16 дней после гибели Маскова. Можно ли допустить, что на смертном одре вместо государя оказывается шестнадцати дневной давности покойник, извлечённый из земли? Полагаю, что лейб-медик Тарасов, проводивший вскрытие тела императора спустя 33 часа после его смерти в присутствии значительного числа врачей, мог бы отличить уровень изменений кожных покровов и внутренних органов практически только что умершего человека от умершего 384 часа назад, к тому же с явными признаками перелома черепа. Любопытно, что в семье фельдъегеря Маскова долго сохранялось предание о том, что их дед похоронен в соборе Петропавловской крепости вместо императора Александра I. Сообщаю об этом в качестве примера, насколько живучи народные мифы.

Известно, что почти одновременно с государем в гарнизонном лазарете умер левофланговый унтер-офицер 3-й роты Семеновского полка Струменский, "...в своё время известный всем гвардейцам по своему сходству с [императором]. Его шутя называли Александром II" (из книги Л. Н. Толстого "Посмертные записки старца Фёдора Кузьмича"), засеченный за побег из-под ареста шпицрутенами.

Целый ряд авторов, цитируя друг друга, пишут: "В протоколе описания тела царя было сказано, что спина его и ягодицы багрово-сизо-красные, что весьма странно для изнеженного тела самодержца". Заглянем и мы в протокол патолого-анатомического вскрытия. Привожу, сохраняя стиль, некоторые строки из протокола, имеющие отношение к вопросу о подмене тела Александра: "Вид поверхности тела... мало отступал от натурального своего состояния... на бёдрах метки темноватого, а некоторые тёмно-красного цвета, происшедшие от прикладывания к сим местам горчичников... На задней поверхности тела, на спине между крыльцами (лопатками - В. П.) до самой шеи простирается довольно обширное и приметное пятно тёмно-красного цвета, от приложенного к сему месту пластыря шпанских мух происшедшее". В любом случае, "багрово-сизо-красных" изменений кожных покровов покойного царя в области спины и ягодиц выявлено не было, что позволяет исключить гипотезу о его подмене умершим от жестокой экзекуции Струменским.

5. Фёдор Кузьмич

Святой старец Фёдор Кузьмич, какие бы аргументы ни приводили авторы, не мог быть оставившим власть Александром I. "Медицинское сопоставление их роста, шевелюры, цвета глаз, особых примет свидетельствует о том, что это были совершенно разные люди" (Ю. Молин. С-Петербург. Как умирала династия Романовых. Московский Комсомолец № 25407 от 22 июля 2010 г). Против отождествления Александра I со старцем Фёдором Кузьмичом свидетельствует также анализ их почерков, сделанный по указанию биографа Александра I великого князя Николая Михайловича в начале XX в., не выявивший сходства, и анализ особенностей речи старца (Фёдор Кузьмич при разговоре часто употреблял южнорусские и малороссийские слова, что было совершенно несвойственно Александру I).

В свете выше изложенного (пункты 1-5) нельзя не согласиться с великим князем Николаем Михайловичем, оригинально назвавшим версию о замене тела императора не басней и не сказкой, а "баснословной сказкой"...

А теперь вернёмся к самому началу истории, ставшей последней страницей в жизни Александра I, Александра Павловича Романова (12.12.1777, Петербург - 19.11.1825, Таганрог), императора Всероссийского, Московского, Киевского, Новгородского, царя Казанского, Астраханского, Польского, Сибирского, Херсонеса Таврического, государя Псковского, великого князя Смоленского, Литовского, Волынского, Подольского, Финляндского и прочая.

Местом, в котором его больная супруга могла бы поправить своё здоровье, он выбрал Таганрог, небольшой городок на побережье Азовского моря, расположенный в двух тысячах километрах от столицы. В 1823 году город насчитывал 14.000 жителей, большинство из которых составляли греки. Дм. Мережковский: "Невесёлый городишко: пустыри-площади, товарные склады, пакгаузы и рассыпанные, как шашечки, низенькие, точно приплюснутые, домики с облупленною штукатуркою и вечно закрытыми ставнями; а кругом степь - тридцать лет скачи, ни куда не доскачешь. Но государю всё это нравилось".

Александр прибыл в Таганрог 12 сентября 1825 г., Елизавета Алексеевна - 23 сентября (ехали они раздельно - царь специально приехал в Таганрог на десять дней раньше, чтобы всё лично приготовить к приезду жены). Расположились они во временном дворце (в доме губернатора Таганрога генерала Папкова Петра Афанасьевича). "Дворец" (беру это слово в кавычки) был "простенький, каменный, с желтым фасадом и зеленой крышей, одноэтажный, напоминавший подгородную усадьбу средней руки помещика.





Дом разделялся на две половины большим сквозным залом - приемной или столовой. Направо - покои государя, две комнатки; одна, побольше, угловая - кабинет-спальня; другая, маленькая, полукруглая, в одно окно, - уборная. Налево - покои императрицы: восемь комнаток (две были предназначены для её придворных дам - В. П.), тоже маленьких, но получше убранных. Везде потолки низенькие, небольшие окошечки и огромные печи изразцовые, как в домах купеческих...

Дворец [оказался] не так хорош, как сначала казалось. Из окон дует, печи дымят. Множество крыс и мышей... По ночам возились, стучали, бегали, как будто выживали гостей непрошеных. А под окнами выли собаки; их отгоняли, но не могли отогнать" (Дм. Мережковский).

По сей день мемориальная доска, размещённая на одной из стен "дворца", гласит, что император останавливался в этом доме в 1818-1825 годах.

Своё пребывание в Таганроге Александр решил совместить с поездкой в Крым по приглашению новороссийского губернатора графа Воронцова, которая, по разным данным, должна была начаться 17 - 20 октября. Ему предстояло посетить Перекоп, Симферополь, Алушту, Гурзуф, Ореанду, Алупку, Байдары, Балаклаву, Георгиевский монастырь (на мысе Фиолент), Севастополь, Бахчисарай, Евпаторию, опять Перекоп, уже на обратном пути, Мариуполь, Бердянск. Поездка носила преимущественно инспекционный характер. Царь должен был побывать в воинских частях, дислоцировавшихся в Крыму, осмотреть сами города, их порты и гавани, военные береговые укрепления, в том числе от Таганрога до Одессы. Возвращение в Таганрог было намечено на 5 ноября.

После некоторых колебаний, я решил дать возможность читателю, имеющему медицинское образование, если таковые будут, самому составить представление о причинах кончины Александра, для чего представить здесь подробный анамнез его болезни (посуточно) и протокол вскрытия тела умершего императора.

Первые признаки недомогания (головная боль, озноб) лейб-медик Тарасов отметил у Александра 27 октября вечером в Севастополе, а 30 октября в Бахчисарае император приказал ему приготовить лекарство, видимо, жаропонижающего действия.

Рассказ Александра о начале своей болезни П. М. Волконскому (здесь и далее история болезни императора излагается на основании материалов из дневника Н. В. Данилевского "Таганрог, или подробное описание болезни и кончины императора Александра Перваго, в бозе почивающего", напечатанного в московской типографии "Августа Семёна, при Медико-Хирургической Академии" в 1828 году, а также третьей главы романа "Александр I" Дм. Мережковского, пользовавшегося соответствующими архивами): "В Бахчисарае почувствовал я первую лихорадку; спросил пить, и Фёдоров (установить личность этого персонажа мне не удалось - В. П.) подал мне барбарису. Я выпил полный стакан. После сильно послабило меня". "И отвратительно сосущая боль в животе".

Известно, что барбарисом пользовались уже в древности, зная о его жаропонижающем эффекте, способности усиливать секрецию пищеварительных соков. Препараты барбариса стимулируют также моторику гладкой мускулатуры, чем и можно объяснить понос, начавшийся у царя после приёма отвара барбариса. Интересно, что эмпирически уже давно было установлено положительное воздействие на больных малярией препаратов барбариса.

31 октября. Из Бахчисарая государь поехал в Козлов (Евпаторию), вблизи которого находящиеся болота производят гнилой и заразительный воздух. При обеденном столе, бывшем между Знаменкой и Ореховым, сверх обыкновения, Александр расспрашивал своего лейб-медика о Крымских лихорадках, и уточнил, есть ли действенное средство против этой болезни... в походной аптеке? Лекарство тотчас было принесено и, несмотря на отвращение государя ко всему тому, что сильно пахнет, он отведал его несколько раз.

Из этой дневниковой записи можно заключить, что Александр сравнивал описание малярии, данное Виллие, со своим состоянием, и при этом нашёл большое сходство, что и заставило его принять несколько раз лекарство. Но это была не хина, уже применявшаяся в то время при крымской лихорадке (Александр на вопрос Волконского, принимал ли он хину, ответил отрицательно). Термин "малярия" появился в средние века от итал. mala aria - "плохой воздух", ещё ранее заболевание было известно как "болотная лихорадка". Я более подробно остановился на данном эпизоде ввиду значительного распространения в Крыму в прошлые века малярии.

Последующие несколько дней своего "крымского путешествия" (с 1 по 3 ноября) император чувствовал себя удовлетворительно. Твёрдо, однако, судить об этом сложно - можно лишь утверждать, что к врачам он не обращался, и на недомогание не жаловался.

От Евпатории Александр с сопровождающими его лицами повернули обратно, в сторону Мариуполя, Таганрога. Прибыв 4 ноября в Мариуполь, Государь позвал Виллие и сказал ему, что чувствует озноб... в первый раз говорил с доктором обстоятельно о своей болезни. Виллие нашел, что у него сильная лихорадка, и предложил остаться в Мариуполе. Император отказался, т. к. обещал жене вернуться в Таганрог 5 ноября вечером. Держаться в седле он не мог, его бил озноб, мучила накатившая слабость, поэтому 5 ноября, в четверг утром он выехал в Таганрог в закрытой коляске, обшитой изнутри медвежьими шкурами. Александр был одет в тёплую шинель, и всё равно согреться не мог. В восьмом часу вечера того же дня он был уже в Таганроге.

6 Ноября, пятница. "Чувствовал себя не совсем хорошо. Глаза его были мутны, слышал хуже обыкновенного, был приметно желт... кушал мало... Болела голова. По увещанию доктора принял 8 пилюль ("Шесть гран каломели и полдрахмы корня ялаппы. Ваше обыкновенное слабительное", - ответил на его вопрос о характере пилюль Виллие). В 7 часов вечера почувствовал облегчение.

7 Ноября, суббота. Поутру упал в обморок; его перенесли в постель; придя в себя, принял микстуру, которая ему несколько помогла.

8 Ноября, воскресенье. Провел ночь беспокойно и в лихорадке; лихорадка [держалась в течение дня].

9 Ноября, понедельник. [Наметилось улучшение в самочувствии. В течение дня] "лихорадки не было. 'Febris gastrica biliosa - лихорадка желудочно-желчная', - назвал Виллие болезнь, и все успокоились". Но к вечеру опять сделалось хуже.

10 Ноября, вторник. Ночь провел без сна, в жару. Около 11 часа пополуночи, желая встать с постели, снова упал в обморок. Утром чувствовал себя гораздо хуже. Принял опять шесть пилюль слабительных. Сделались ужасные схватки в животе, тошнота, рвота, понос; ослабел так, что едва на ногах держался. Весь день лежал в большом жару. Не говорил почти ничего и был в совершенном расслаблении.

11 Ноября, среда. Почивал всю ночь. Днём, желая подняться с постели, упал опять в обморок; к ночи жар оставил его; но сон был короткий и беспокойный. К утру жар усилился.

12 Ноября, четверг. Утром приказал сделать себе оранжад (апельсиновый сок - В. П.) и с большой охотой пил. К вечеру было ему легче.

13 Ноября, пятница. Почивал хорошо, принял лекарства и жар прошел; но к вечеру удвоился и продолжался во всю следующую ночь. Во весь день больной не говорил; часто пил лимонад, [или] напиток из вишневого сока.

Все дни болезни, после возвращения в Таганрог, по утрам вставал, одевался, но уже ходил с трудом и большую часть дня лежал на диване. Видимо, слабел. Жар не прекращался. Лихорадка из перемежающейся сделалась непрерывной. Пугала сонливость больного.

14 Ноября, суббота. Утром во время бритья потерял сознание. Ненадолго пришёл в себя, а затем впал в забытье. Оно продолжалось весь день. Был сильный жар. Тяжело дышал, стонал и метался, жаловался на головную боль, особенно в левом виске; лицо подергивала судорога; глотал с трудом.

15 Ноября, воскресенье. Жар весьма силён; от 4-го до 6-го часа утра состояние его становилось хуже и хуже. С этого времени Император позволил врачам делать всё, что хотят. Поставили 35 пиявок к затылку и за уши, к рукам и к бедрам - горчичники, холодные примочки на голову, клистир, начали давать лекарства внутрь. После всех процедур так ослабел, что впал в забытье, похожее на обморок. Между тем, жар не уменьшался.

16 Ноября, понедельник. Ночь была самая беспокойная. Был в забытьи. Во втором часу пришёл в себя, попросил лимонада, принял его ложечку; весь день чувствовал себя весьма дурно. Поставили горчичники, но жар всё не уменьшался. Почти не говорил.

17 Ноября, вторник. Ночь провёл в забытьи и в ужасном жару. Утром доктора поставили на затылок мушку. Кричал; потом уже не мог кричать и только стонал... Жар ещё более усилился. "О, пожалуйста, пожалуйста", - повторял он с мольбой, как будто не хотели сделать того, о чем он просил. И вдруг громко, почти обыкновенным своим голосом сказал: "Я хочу спать". Это были последние слова его.

18 Ноября, среда. Всю ночь лихорадил. Утром повторились судороги лицевых мышц. Дышал так тяжело и хрипло, что слышно было из соседней комнаты. Лицо помертвело, кончик носа заострился, глаза ввалились и помутнели. В течение дня

жар не ослабевал. Вечером открыл глаза, взором искал императрицу; имея ещё память, но, не имея сил говорить, сделал движение рукою, как бы звал государыню, взял её руку, поцеловал и прижал потом к груди своей... Около полуночи, началась агония, которая длилась всю ночь до утра.

19 Ноября, четверг. Утром пришёл в себя. Умирал в полном сознании. Дыхание становилось всё реже и реже, и с каждым разом слабее; несколько раз совсем останавливалось; наконец, в последний раз вдохнул в себя воздух и уже не выдохнул. Было 10 ч. 47 м. утра.

Я не раз перечитывал эти записи истории болезни императора, которые не могут не вызвать сострадания и, одновременно, уважения к человеку, с таким мужеством встретившим несчастье, и старавшимся оградить жену и окружавших его людей от необходимости тратить на него свои силы и время. Согласитесь, это существенно меняет внушённое советским воспитанием представление о царях, как о деспотах и лиходеях...

Итак, в клинической картине заболевания Александра доминируют симптомы, характерные для инфекционно-токсического поражения мозга (лихорадка, не поддававшаяся купированию в последние дни жизни; озноб; отсутствие аппетита; головные боли; повышенная сонливость; обморочные состояния; эпизоды судорожных подёргиваний лицевых мышц).

Сохранился подлинный протокол вскрытия, который привожу в своей небольшой редакции:

полости черепа: из затылочной области вытекло две унции венозной крови; кровеносные сосуды на всей поверхности мозга переполнены и растянуты тёмной кровью; на передних долях мозга под лобными возвышениями приметны два небольших пятна тёмно-оливкового цвета (все эти мозговые изменения воспалительной природы - В. П.).

В грудной полости: оба лёгких имели темноватый цвет (застойные явления - В. П.), и нигде не имели сращения с подрёберной плевой; грудная полость не содержала в себе водянистой влаги (эти данные свидетельствуют об отсутствии лёгочной патологии - В. П.). Сердце имело надлежащую величину во всех своих частях, так и существом своим нимало не отступало от натурального состояния, равно и все главные сосуды, от оного происходящие (патологии не выявлено - В. П.).

В брюшной полости:

желудок, в котором содержалось немного слизистой смеси, найден в совершенно здоровом положении;

печень имела большую величину и по цвету темнее натурального; желчный пузырь растянут большим количеством испорченной (?) желчи тёмного цвета;

ободочная кишка очень растянута содержащимися в ней газами;

поджелудочная железа, селезенка, почки и мочевой пузырь нимало не отступали от натурального своего состояния.

Как следует из приведенных материалов патолого-анатомического исследования, определённые изменения были выявлены со стороны головного мозга, а также печени и желчного пузыря..

Перечислю заболевания, ставшие, по мнению врачей, причиной ухода Александра из жизни (эти диагнозы были поставлены как до, так и после его кончины): брюшной тиф; горячка с воспалением мозга; инфекционное поражение печени и желудочно-кишечного тракта; крымская лихорадка неясной этиологии; малярия; простудное заболевание; холера. Такие диагнозы, как горячка с воспалением мозга, инфекционное поражение печени и желудочно-кишечного тракта, крымская лихорадка неясной этиологии, простудное заболевание, не являются нозологическими и отсутствуют в современной классификации заболеваний человека. Рассмотрим наиболее приемлемые диагнозы: брюшной тиф; малярия; холера.

Симптомы инфекционно-токсической энцефалопатии, доминировавшие в течение всего заболевания, характерны для брюшного тифа. Версию о неожиданной смерти императора от брюшного тифа в Таганроге повторяет и Википедия. Однако против этого диагноза свидетельствует отсутствие: мелко-пятнистой сыпи в нижних отделах грудной клетки и верхних отделах живота; клинических и патолого-анатомических признаков поражения сердца, лёгких, селезёнки, тонкой кишки (два эпизода диареи были связаны с приёмом слабительных средств).

В пользу малярии свидетельствует: пребывания Александра в эндемичном по данному заболеванию районе (Крым); такие проявления болезни императора, как лихорадка, озноб, головная боль, нарушение сознания, увеличение печени; наконец, подходы к лечению, применявшемуся его личными врачами (и они вначале предполагали у него наличие "болотной лихорадки"). Однако, от диагноза "малярия" в данном случае приходится отказаться по целому ряду причин: прогрессирующее, а не приступообразное течение болезни; отсутствие увеличения селезёнки; отсутствие желтухи (лишь 6 ноября, за две недели до кончины, она была отмечена, что вызывает определённое сомнение ввиду её отсутствия в последующие дни); на фоне столь драматического течения болезни не выявлено клинических и патолого-анатомических изменений со стороны лёгких и почек, что характерно для тяжёлых форм малярии.

Исключить холеру позволяет, с одной стороны, отсутствие эпидемической вспышки данного заболевания в районе пребывания Александра, отсутствие у больного профузного поноса с обезвоживанием (повторюсь, два эпизода жидкого стула наблюдались у него после приёма слабительных), а с другой, наличие прогрессирующей лихорадки (при холере температура тела обычно нормальная, или понижена).

Хочу высказать предположение, что причиной смерти Александра явился вирусной природы менингит, которому часто сопутствует поражение печени. Для данного заболевания характерны головные боли, лихорадка, рвота, заторможенность, раздражительность, сонливость. Очаговые неврологические симптомы наблюдаются эпизодически. Продолжительность заболевания - до двух недель. Правда, смертельные исходы крайне редки. Но, и это известно из медицинской практики, физически крепкие люди могут давать непредвиденно тяжёлые реакции на инфекцию, что, возможно, и имело место в данном случае.

В протоколе патолого-анатомического исследования тела Александра указывается на использование в его лечении пластыря шпанских мух. В старой литературе мне удалось встретить следующие показания к его применению: горячки неврогенной природы; при чрезмерном возбуждении, либо сонливости; воспаление мозга и печени. Именно эти показания, видимо, и явились причиной для применения "мушек". Можно предположить, что данное средство обладает гормоно- и иммуностимулирующим эффектом, что целесообразно при тяжёлых формах заболеваний инфекционной природы. В то же время, биологически активное вещество "кантаридин" (яд небелковой природы), содержащееся в "мушках", даже в малых дозах оказывает токсическое воздействие на почки, печень, желудочно-кишечный тракт и центральную нервную систему. Не исключено, что в условиях выраженной и продолжительной лихорадки с расширением периферических сосудов имело место поступление яда через кожу в кровь со всеми вытекающими из этого последствиями. Эта деталь, на которую никто из исследователей ранее не обращал внимания, может иметь значение для объяснения столь негативного течения болезни императора.




Заключение

Акт о смерти: "Император Александр I 19 ноября 1825 года в 10 часов 47 минут утра в городе Таганроге скончался от горячки с воспалением мозга". Его подписали Волконский, Виллие, Дибич, Штоффреген.

Возглавлял процедуру вскрытия тела покойного государя лейб-медик Тарасов. Произведено вскрытие было 20 ноября, в семь часов вечера, в присутствии генерала Дибича, генерал-адъютанта Чернышева и девяти докторов. Патолого-анатомический диагноз: "Данное анатомическое исследование доказывает, что августейший наш монарх был одержим острой болезнью, при которой первоначально была поражена печень и прочие к отделению желчи служащие органы. Болезнь постепенно перешла в жестокую горячку с приливом крови в мозговые сосуды и последующим затем отделением и накоплением сукровичной влаги в полости мозга, и была причиной смерти его императорского величества". Протокол вскрытия подписали врачи Виллие, Тарасов, Штоффреген, шесть уездных гоф-медиков, а также генерал-адъютант Чернышов.

В бальзамировании тела Александра принимали участие уездные гоф-медики Рейнгольд и Добберт и четыре фельдшера.




Траурная колесница, на которой было перевезено тело императора
Александра I в Москву. Фото начала XX века


В своем последнем путешествии из Таганрога в Петербург почивший император проезжал через Харьков, Курск, Орел, Тулу, Москву в сопровождении эскорта и большого количества войск, призванных ограждать тело покойного от взволнованных народных масс. Лишь 13 марта 1826 г. (почти через четыре месяца со дня кончины) тело бывшего государя было предано земле.



– Российские императоры: истории жизни и смерти. Оглавление –



© Валерий Пайков, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 

Бюро переводов консульская легализация.

www.buroimpression.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность