Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность



        *


        * ЯЗЫЧЕСТВО
        * ГЕНЕТИКА
        * КРАСНО-СИНИЕ
         
        * ГОРОД
        * У ХРАМА
        * САЛАМАНДРА


          ЯЗЫЧЕСТВО

          Стояло детство и июльский чад,
          Наверно, пятого-шестого, в жизни лета.
          Круглел плодами придорожный сад,
          И там, в саду...
                    топорщился, надетый
          На кол,
               огромный и муругий щен, -
          Смертельный риктус, высохшие брыли...
          Не то чтоб я,
                    постигла суть вещей,
          Постигла то, что ангелы забыли
          Меня,
               одну,
                    что их в высотах нет.
          Что не склонить главы христопоклонной,
          Что навсегда мне быть наедине,
          Лицом к лицу,
                    с язычеством исконным.
          Сначала страх свивал меня в клубок
          Пред вами, новоявленный, великий,
          Природу коронующий, Белбог,
          С мушиным роем на кровавом лике,
          Что пищу дал для всех животных чрев,
          И кажну тварь готов беречь и нежить,
          Будь "азм",
                    иль червь...
          И тут из-за дерев
                    доверчивая высыпала
                                                       нежить,
          И стало все понятно на земле:
          Смертельность жизни, животворность праха.
          И я ушла расти,
                              терпеть,
                                        жалеть,
          Без крестика нательного,
                                        без страха,
          И слушала, как шепоты летят,
          Вдогонку мне: "Нам ликованье давши,
          Нама однех не кинеши,
                                                  дитя,
          Дитя живое, роженое наше. "

          _^_




          ГЕНЕТИКА

          Детства памятная тетрадка,
          Я ее заполняла год:
          Тавро - скифская лихорадка,
          Змееногой богини грот...
          По страницам табун носился,
          Слух дождился в уздечный звон,
          И лазутчика глаз косился,
          Глаз
               раскосый,
                    в мой детский сон.
          Пятна алые в окоеме,
          Ночь костровая
                    взор сосет,
          В синей вене, в ее изломе
          Генетический дремлет код.
          Паганизм мой к высотам вящим,
          Добрый Боже, зачем зовешь?
          В ветропляс, к ковылям дрожащим
          Дух ковыльную клонит дрожь...
          Скрип колес, колыханье крова,
          Взгляд
               язычества свет слепит.
          Только б ехать, опять и снова,
          От себя, от степи... к степи.

          _^_




          КРАСНО-СИНИЕ

          Добровольная эта "схима", -
          Отражение ваше, страсть!
          Я из красного вышла к синему,
          Чтоб из синего пряжу прясть.
          Пусть, страстными деньки, не страстными,
          Пальцы, грубая нить, крови!
          Только б синюю пряжу с красною
          Крепко-накрепко перевить.
          По небесной безвкусной сини ли:
          Катит яблоко, - пряный вкус!
          Облаченный в красное-синее,
          На иконе застыл Исус.

          _^_




          ГОРОД

          Бласфемистый, схемистый, шлачный, железный, бензинный,
          В мою угловатость шпыняющий локти углов,
          С душой шестеренки и кожею пыльной резины,
          Мир лома и хлама, и ломом ржавеющих слов,
          Урчащих машин
               и прогорклых газетных отрыжек,
          Мир профилей четких
                                   и фасов,
                                        - фасовщиков дел
          Ургентных, -...
               Серейший,
                    с серейшей толпою, без рыжих,
          Ты много работал и маслом машинным вспотел...

          Ноумен твой, - я,
               но с предплечья стираю свой нумер,
          В рисованный пригород детства удрав по "саше",
          К шоссе, - ни ногой!, -
               Чтоб от взрослых асфиксий не умер
          Ничтожный комочек, зачем-то живущий в душе:
                    Заинька...
                    Ма-аленький...
                    Лапочки...
                    Валенки.

          _^_




          У  ХРАМА

          Дурачок - у храма -
          С заячьей губою...
          Что, браток, обижен
          Растакой судьбою?
          В мире технократов,
          Места нет изгою...
          Что ты там лопочешь,
          Заячьей губою?
          Что бормочешь, старый,
          В чем твои печали?

          - Ехали т-татары...
          Домик растоптали.

          _^_




          САЛАМАНДРА

                    Di mia morte mi pasco e vivo in fiamme,
                    Stranio sibo e mirabil salamandra...
                         cancion Ben mi credea.

          До вторых петухов не смыкаю ока.
          Боль в висках. Под глазами и в окнах, чернее ваксы.
          Не кончается, вспухший от времени, том барокко...
          Пентаграммы... андрогены... абрахаксы...

          Чую, ноет смерть в каждом мускуле, в каждом нерве,
          Дует вечность в мембраны мои сквозные.
          Слышу, как в роговицах, в зрачках копошатся черви, -
          Прогрызают яблоки мне глазные.
          Саламандра горит, не сгорая, в пылу крисоля,
          Спит в огне, кольцевидна, мусоля свой хвостик звездный...
          Что ж, не чувствую пламени в теле моем? - Только воды его и соли...
          И в глазах этот звук, нарастающий и тревожный.
          Прочертив полумрак, к зеркальной спешу амальгаме:
          Что там, - смерть, безумье, - венцом альтераций слуха?...
          Там лицо мое... и глаза... и зрачков вертикальный пламень:
          Ненасытный, предвечный, звучащий сухо...
          Вот он, божий огонь, не затухший в телесном хламе,
          Обращающий в Атриум потные эти антры:...
          "Смертью своей питаюсь,
                              живу, где пламя,
          Странная сласть,
                              волшебная саламандра... "

          _^_



          © Анфиса Осинник, 2002-2018.
          © Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 

http://www.world-telecom.ru/ спутниковый мониторинг работы общественного транспорта.

world-telecom.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность