Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




МОСКВА  И  ВСЯКОЕ  РАЗНОЕ


Десять лет не был в Москве. Поехал. Поезд N 7. Скорый. Отправляется в час ночи. Зачем по ночам ездить? По ночам нормальные люди спать должны. Богема, блин, железнодорожная. Ночная жизнь у них.

Мне нравится иногда уезжать из дома.



* * *

В купе прилично. Красный дерматин. Шторки. Почти нет соседей.

Пришла проводница, молча бросила два комплекта постельного в красивых фирменных пакетах.

Вскоре пришла другая и так же молча бросила две коробки с сухим пайком. На коробках подозрительная надпись "Набор продуктово-гигиенический". Внутрь заглядывать боюсь. Лучше бы ничего не приносили, а сказали "Добрый вечер" или "Пожалуйста".

Но, нет. Проводницы безмолвны. У них скорбные лица и белые блузки. Хочется называть их санитарками.



* * *

Попутчица - женщина. Серьезная. Обстоятельно достала из сумки всё, что может понадобиться в дороге, и аккуратно разложила по всему столу. Таблетки, очки, книга, капли, йогурт, минералка, косметичка, зеркало, свекольный салат, расческа, курица, зубочистки, салфетки, сок "8 овощей". На столе не осталось места для моего бутерброда. Наверное, я не похож на человека, которому нужно место на столе.

Первый раз в жизни увидел сок "8 овощей". Красивый. Спать.



* * *

Проснулся в Перми. Туалеты закрыты и будут закрыты еще 40 минут. Смотреть на могучую Каму с полным мочевым пузырём невыносимо.

Впечатления от Перми, скорее, негативные.



* * *

Станция Балезино. Закончил читать Мураками. Стоянка 23 минуты. На перроне уютные бабушки с горячей картошечкой и солеными огурчиками.

Мураками не мог не закончиться в Балезино.

Зачем мы стоим тут 23 минуты?



* * *

Еще какие-то станции. Читать, читать, спать.

В Москву прибываем в 6.44. Санитарка разбудила в 4.45, "потому что туалеты закрывают за полтора часа".

Какие чистюли эти москвичи.



* * *

Приехал.

Москва - город, как город. Ничего особенного. Извините. Ожидал большего, а тут такие же люди, те же магазины, та же реклама.

Реклама, вообще, создает ощущение, что не уезжал никуда.

Как со старыми знакомыми встречаешься.

"Здравствуй, Билайн!", "Добрый день, Спортмастер", "Привет, парни с Бочкаревым!"



* * *

Нашел-таки основную особенность Москвы. В Москве живут негры. На Урале не живут. Не выживают, наверное. Вымерзают где-то по пути.



* * *

Много ездил в метро. Впечатления из разряда "анриал". Очень похоже на компьютерные игрушки-бродилки.

Я - главный герой, маленький лохматый человечек. Пусть, хоббит (это модно).

Для победы в игре хоббиту необходимо выполнить ряд миссий.

Миссия первая - посетить редакцию газеты N и получить там некий артефакт. Есть две подсказки - карта Москвы и адрес редакции с комментариями редакции. Время пошло.

-- разработать маршрут движения в метро -- дойти до метро -- проехать шесть станций -- перейти на другую линию -- проехать три станции -- перейти на другую линию -- проехать четыре станции -- выйти из метро по ходу движения, но два раза повернув налево (указания из комментариев к адресу) -- идти до улицы M --

У хоббита плохая память, он смутно помнит карту, и после двух поворотов налево у него есть четыре направления в сторону улицы М, но интуитивно - туда. Топ-топ. Пока не ушел далеко, лучше спросить. "Добрый день, улица М там?". "Нет, там. Дойдите до трамвайных путей". "Но она же дальше поворачивает? (хоббит смутно помнит карту) Значит, там тоже есть улица М?" "Там не знаю". "Спасибо". Хоббит рискует. Топ-топ. Хоббиту везет.

-- улица М -- повернуть налево -- топ-топ -- найти дом Х строение Y подъезд с опознавательным знаком -- преодолеть пропускную систему -- подняться на третий этаж -- кабинет 309 --

- Здравствуйте, я хоббит.

- Ах, вы тот самый хоббит! Здравствуйте. Очень приятно.

- Да, я тот самый хоббит. Мне тоже очень приятно.

- Садитесь, пожалуйста.

- Спасибо.

- Пожалуйста, прочитайте это, еще распишитесь тут и тут, и позже мы обязательно с вами свяжемся.

- А можно мне артефакт получить?

- Ах, артефакт! Да, разумеется.

- Спасибо. До свидания.

- Всего доброго.

Фу-уух. Миссия N 1 выполнена. Переход к Миссии N 2.

Миссия N 2 во многом повторяет первую, однако отягощена необходимостью пополнять уровень жизни хоббита (так во всех игрушках бывает). В нашей игре - это потребление пищи и наоборот (это, кстати, две самые затратные статьи для гостей столицы). Не взирая на возросшую сложность, хоббит достаточно легко справляется со второй Миссией и планирует приступить к третьей, но!

Не так проста оказалась игрушка. Хоббит неожиданно обнаруживает пропажу артефакта полученного в редакции.

-- вернуться в возможные места утраты - найти --

Место приема пищи хоббит исключает. Остается место оправления естественных потребностей. Хоббит возвращается туда.

- Здрасьте! Я у вас тут газету оставил.

- Использованную? - служительница культа естественных потребностей весело смеется. Она пошутила.

Специфика занятости человека накладывает свой отпечаток на всё. И, в первую очередь, на юмор.

- Нет. Еще нет. Важную для меня газету. Можно я пройду? - прохожу, не дожидаясь разрешения.

Служительница не успевает возразить, хотя явно видит во мне человека, намеревающегося сэкономить восемь рублей.

Ага, четыре кабинки. В крайней левой газеты нет, в крайней правой тоже нет, и быть не могло, потому что я посещал одну из центральных кабинок. Они заняты. Стою жду. Заходят люди. Смотрят с подозрением. Свободны две кабинки и три писсуара, а он ждет чего-то. Странный. Ну, не буду же я всем объяснять, что мне не нужны любые кабинки, и, вообще, я не за этим. А в кабинках, нужных мне, не торопятся, наверное, газетой моей зачитались. Жду. В обрядовый зал внезапно врывается служительница культа. Врывается в надежде застать меня за неоплаченным действом. Не тут-то было. Ей обидно.

- Чего стоишь?

- Так жду же! - показываю на запертые кабинки.

Сказать ей нечего. Бдительно оглядывает меня с ног до головы, пытаясь обнаружить на одежде следы незаконно свершенного. Следов нет. Ничего не понимает. Уходит. Тем временем освобождаются заветные кабинки... Газеты нет.

Хоббит обречено бредет на улицу, даже не обращая внимания на радость сотрудницы туалета: "Ну, и где твоя газета? Понаедут тут...".

Остается хиленькая надежда купить газету у уличных торговцев. Но и здесь хоббита ждет неудача. Торговцы дружно сочувствуют: "Извини, мы артефактами не торгуем".

Всё. Миссия провалена.

Повтор Миссии N 1...

Трудная игрушка - Москва.



* * *

К вопросу о пище. Говорят, в Москве очень дорогое общественное питание. Это неправда. Очень вкусно, сытно и недорого кормят в ИКЕЕ. Всего два часа от гостиницы.

ИКЕА, вообще, хороший магазин. Рекомендую. У нас такого нет.

Пока нет.



* * *

Меня не пустили на Красную Площадь. А я ведь специально приехал. Ночью. Под проливным дождем.

Вот как бывает, приедет человек за тысячи километров, а сердце родины и не потрогает. Обидно.

Вроде, должно успокаивать, что многих не пустили, даже негров. Потому что концерт Макаревича. Но от этого обидно вдвойне.

Поеду я лучше домой.



* * *

Снова поезд. Сутки и шесть часов пути. Шесть часов - бонус для тех, кто до конца. Если, например, до Перми, то без бонуса.

Долго.

Немного выручает коньяк. Коньяк растворяет время.

"Московский", купленный в Москве, - вполне пригоден для питья. Не в пример "Московскому" из наших магазинов. Коньяк по железной дороге перевозят? Значит, сутки и шесть часов в поезде меняют даже коньяк.

Каким вернусь я?



* * *

Всю дорогу идет дождь. Сыро и уныло. Под забором мокнут жирные гуси. Или гуси не намокают? А зачем стоят тогда? Кичатся собственной непромокаемостью? Сволочи.

Один серый, другой белый, но оба сволочи...



* * *

Балезино. Бабушки с картошечкой. Стоянка 23 минуты. Теперь я знаю, для чего нужна эта стоянка. Пока бабули отвлекают пассажиров картошечкой с огурчиками, безмолвные санитарки тайком выносят замерзших негров. Санитаркам жаль негров, поэтому у них всегда скорбные лица.



* * *

Телефон всю дорогу пишет "Закрытая зона". У телефонов-то откуда это человеческое лицемерие? Неужели нельзя честно написать: "У тебя закончились денежки, дружок".

Или это называется "тактичность"?



* * *

Остался один в купе. Попутчики оставляли меня в Кирове и Глазове, пока не оставили совсем. И хорошо. Терпеть не могу, когда мой коньяк трогают жадными глазами.



* * *

Снова Пермь. Взгляд с другой стороны. Кама понравилась больше. Я предусмотрительно подготовился к встрече с ней.

На перроне купил пиццу. Съел. В Пермь надо завезти итальянцев. Хотя бы одного. Хотя бы на полчаса. Итальянцы - экспрессивные люди, и полчаса достаточно, чтобы все эти stupido осознали раз и навсегда - непропеченная лепешка с кетчупом и маринованными огурцами не имеет права называться пиццей.

Лучше бы я купил чебурек. В нем хотя бы не ждешь мяса.

Не люблю Пермь.



* * *

Пока покупал пиццу, подходила девочка-беженка, гладила рукой мой тапок и говорила "плиз". За пять рублей перестала, но посмотрела недоуменно. Согласен, пять рублей - небольшие деньги.

Если не умножать их на количество беженцев.

И почему, собственно, "плиз"? Неужели я стал похож на негра? Почему меня не вынесли в Балезино?

Окончательно не люблю Пермь.



* * *

Осталось шесть часов. Ровно бонус. Бонусы редко бывают большими. И "Московский" закончился. Значит, уже совсем скоро.

Я люблю возвращаться домой.





© Олег Петров, 2004-2018.
© Сетевая Словесность, 2004-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность