Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ВОЗВРАЩЕНИЕ

(1995-1996)

*Что если правда за углом...  *ШОРОХИ И СТУКИ 
*А улица как будто стала уже...  *Последний голубь потопа... 
*Мы дети древние Москвы...  *ДОКТОР. СОЛДАТ. ПИЛОТ. 
*Чудится птичий крик...  *БЕЗЫМЯННАЯ ПОЭМА В ПРОЗЕ. 

    
    

    * * *

    Что если правда за углом... Не упрекай: "И поделом", Не утешай: "Судьба кругла", Но дай укрыться внутрь угла. Что если правда в небесах У телевизора, в трусах Сидит мой нерожденный брат За дневником спартакиад, И вилка падает звеня - Он видит в ящике меня. На мне отменные коньки И саблезубые клыки.
    _^_
    
    
    
    

    * * *

    А улица как будто стала уже. Заборы сникли. Съежились дома. Мы выросли и речка стала лужей А летняя полуночная тьма Уже не та - и жиже и серее Но оттого не менее страшна. Мешок костей вращается быстрее, Отдерни руку - склизкая луна!
    _^_
    
    
    
    

    * * *

    Мы дети древние Москвы Мы все давно уже мертвы Но ждем до радостного утра Когда денницы жуткий свет Растопит лед недвижных лет Как возвещает камасутра. Так рыба в темной глубине И зверь и дятел на сосне Не верят в гибель без возврата. Так наблюдает древний грек Слиянье трех подземных рек И молча валится куда-то. Дом полон вздохов ледяных И кислых запахов сквозных И голосов глухих но гулких А по периметру окна Блуждает мутная луна Как сумасшедший на прогулке. Ты хочешь видеть старый двор Остывший ветер гонит сор И лифт скрежещет как под пыткой Но тащит легкие тела Туда где станут зеркала Энергетической подпиткой Для них разъявших луч косой Преодолевших тень и нети. Они не призраки с косой А только дети дети дети. В высокой вековой траве Они забыли все на свете Открой им двери двери две.. Они лишь дети дети дети. Им палец покажи - ну, смех Скажи Нельзя - и слезы тут же. Ты хочешь видеть видеть всех И ты боишься сделать хуже - Толкнуться в двери да не те И никого уже не встретить А их в визжащей темноте Взнесут заплеванные клети. Ты видишь - горний дольний мрак Разрезан дымною чертою В бомбардировщике мертвяк Поет, сожженный наркотою. Из смрада черных городов Из зряшной каши старых слов Какая вырвется подмога Мы дети обветшалых снов Мы не заметили подлога. Пускай мы дети разных стран - Не любим трусость и обман А любим если солнце светит Но нашу плоть сосет туман И тормошит остывший ветер. Так падая сосна трещит. Так воет на луну ямщик В лихой степи на лютой стуже. Так вырезает самурай Дорогу в свой суровый рай И топит меч в багровой луже.
    _^_
    
    
    
    

    * * *

    Чудится птичий крик Мнится древесный скрип Темная вода У моих ног. Я ухожу домой Я запираю дверь Темная вода Вровень с моим окном. Что я на ложе сна - Тело или предмет? Темная вода Умывает луну И мне так легко.
    _^_
    
    
    
    

    ШОРОХИ И СТУКИ

    *

    Я штангист. Я имею подходы. Мне нельзя куролесить и пить. Я вообще-то молчун от природы, Но с тобой мне легко говорить. Я незлой. Никому не мешаю. Но доводят... бываю и крут. Я с тобой тут режим нарушаю, А рекорды другие берут. Я привез одну вещь на продажу... Скажешь - бабе твоей не к лицу? Кому стукнешь - по стенке размажу. Что - не веришь? Потрогай мышцу!

    *

    Я геолог. Стучу молоточком. И стучат по палаткам дожди. И стучат мои ноги по кочкам И усталое сердце в груди... А вернешься, дружище, такая Мутота - говорить не хочу. Эх, тайга ты вокруг золотая... Что ты - "тише" - я разве кричу? Эти суки стучат в батарею. Щас заткну их - нашлись господа .. Знаешь - было, Стучал на евреев. На своих не стучал никогда!

    *

    Я ракетчик. У нас это строго: В рюмке звездочки, в небе ништяк. Но весь кайф перебила тревога: На радарах чего-то не так. Много домыслов всяких и лажи Про пришельцев пускают сейчас. Знаешь, записи ходят Ажажи? Вот ему кто-то стукнул про нас. По скоплениям белого света Мы хреначили ночь напролет. Я считаю - Америка это, Ихний Картер - он жук еще тот!
    _^_
    
    
    
    

    * * *

    Последний голубь потопа Летает над мутной зыбью. Ищет своих детей Сжимая в клюве подарок - Кровавый глаз морехода. Нигде детей не находит - Тогда заходится в крике Выпуская добычу. И расступается море А там багряная зелень И расступается зелень А там безбрежное море.
    _^_
    
    
    
    

    ДОКТОР. СОЛДАТ. ПИЛОТ.

    *

    Доктор Филгуд пришел к Айболиту домой И сказал ему: "Вроде пора" - "Я готов. Может это, давай по одной - на дорожку?" - "Не буду. Жара" - "Вот чудак-человек, у меня же есть лед!" Доктор Филгуд сказал: "Извини" - "Ну, один я не стану... На выход?" - "Вперед" - "Очень жарко?" - "Под сорок в тени" Они вышли. Парило. Вокруг ни души. Лишь сиял - как расплавленный - пруд. И шепнул доктор Филгуд: "Спеши не спеши - Все равно обезьяны умрут"

    *

    Генерал Буратино выходит на двор. Старый Карло стоит под ружьем. "Слушай, Карло, пошли. Тут один разговор..." - "Надо смену" - "Не надо. Пойдем" И в сенях тихо вымолвил Карло-капрал: "Ты сегодня небось и не ел. Эх, сынок, тебе трудно, ты очень устал, Весь осунулся и почернел" - "Извини, старина, ты мне очень помог, Без тебя я б не стал тем кем стал. Но запомни капрал, я тебе не сынок Я тебе - господин генерал"

    *

    Все долой - краги, шлем, и тулуп, и унты. В мутном зеркале - ты иль не ты... Человек-невидимка срывает бинты Отдирая клочки пустоты. Человек-невидимка вливает в себя Сорок граммов бесцветной и злой И выходит из дома, смеясь и скорбя - Больше он не вернется домой. И глядит уже словно бы со стороны В алкогольном пустячном тепле Как бегут просто ватные просто штаны И взлетают и тают во мгле.
    _^_

БЕЗЫМЯННАЯ ПОЭМА В ПРОЗЕ.
В ШЕСТИ ПИСЬМАХ.

(1988)


1

Дорогой Кирилл!

Пользуясь короткой у нас здесь минутой отдыха спешу написать тебе о главном. На самом крайнем пороге неизведанного человек неизбежно спотыкается и падает, причем не вперед падает, а назад. А назад сам знаешь. И копчик можно зашибить и суставы тазобедренные. А если затылком треснешься то совсем беда. Именно это со мной и приключилось. Только умоляю ничего не говори маме и бабе Дуне.

До скорого

2

Ларонька, цветик мой семицветик ненаглядный. Помню тебя совсем юной девчонкой еще. Годы они никого не красят а баб в особенности. Но кто были коровы они ими и остаются. Это и к тебе относится между прочим. Лара. Пишу сразу о главном в эту короткую у нас здесь минуту отдыха. Все легковоспламеняющиеся вещества давно воспламенились и сгорели к богу. Остались только сажа и порошок малоизвестного науке оттенка.

Ты помнишь меня - я был жизнелюбивый, отходчивый. А оказался здесь, потому что не хочу ковыряться в саже и в порошке этом, фобиоксеноле поганом. Но Лара - где-то еще катается по земле болид наподобие шаровой молнии и один полудурок наткнется на него. Он его сперва осторожненько так, носком ботинка попробует а потом козел, как катнет его шведкой, внешней стороной стопы, ты знаешь.

Думаешь это я был тот полудурок? Ну и думай себе на здоровье. Надеюсь что хоть Кирюхе и мамочке своей догадаешься ни о чем не трепать.

Остаюсь твой любящий и любимый пока еще, хочется надеяться.

3

Милый мой товарищ Евдокия Евдокиевна. Все так же вы ведете свои политзанятия на свалке истории или нашли более подходящее Вашему, увы, довольно почтенному уже возрасту применение? Может ты теперь анонимки пишешь или в президиуме каком сидишь?

Вот что, старая. Мне здесь все равно, но так и знай - я за всеобщую и полную реставрацию капитализма в мировом масштабе. Только так думаю, что вся эта коллективизация с обострением классовой борьбы, фобиоксенол весь этот - только личинки были. Мерзкие и ядовитые, но личинки. А теперь они окаменели, притаились. Инкубационный период. А кончится он, настоящие гады-то и полезут. И вы как толковый работник с партийных позиций диалектики не можете со мной не согласиться.

Да хранит тебя Мао цзэ дун с иосифом прекрасным на пару.

4

Эх зятек. Здорово посрамши как говорится. Я тебе была заменой матери а ты меня теперь кроешь всяко да еще прекрасным попрекаешь. Я старуха уже и чихать мне на фобиоксенол и на элизиум твой. Жил бы ты как человек семьей я мозги бы тебе живо вправила.

Насчет Ларки с Кириллом не волнуйся. Пока я жива, все у них будет. А там уж государство поможет. Зла я на тебя не держу. Только стыдно должно быть - сын скоро комсомолец будет, а у тебя в голове одна дурь, одни заблуждения. Куда это дело годится.

5

Слушай ты, любящий и любимый. Неужели ты не можешь понять, что у меня другая жизнь. У Кирилла другой отец. Наш папа почетный гражданин республики Сьерра-Леоне. Он полковник, специалист по внутреннему распорядку караульной службы, кандидат наук между прочим. А ты всегда поступал назло и я рада что вижу что ты наконец поплатился. И перестань травмировать ребенка своими дурацкими письмами. Если хочешь знать то мы скоро переезжаем на новое место службы так что письма твои будут идти не по адресу хотя они и и так идут не по адресу в переносном смысле.

6

Здравствуй, папа!

Я живу нормально, учусь почти без троек. Правда, в последнее время у меня ухудшились отношения с одноклассниками да и с учителями тоже. Я много читаю и некоторым это не нравится. Они говорят что я строю из себя самого умного. Несмотря на это я не все понял в твоем последнем письме, особенно про порог неизведанного и про элизиум.

У нас дома все по-прежнему. По-моему, маме тяжело одной, но она не подает виду. Недавно мама окончила курсы и ей присвоили внеочередное звание старшего лейтенанта. Маму переводят служить в другую часть на два года и я поеду с ней, а бабушка будет приезжать к нам на праздник Великой Октябрьской Революции. Вот наш с мамой новый адрес:

АССР, Клагенфурт, ул Зальцбургская, расположение 8-го Придунайского гвардии контрибуционного мотострелкового дивизиона, ж.б. 2129

До свидания, папа. Я буду ждать твоего письма.



© Андрей Носков, 1999-2018.
© Сетевая Словесность, 1999-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность