Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ЗАСТУПНИЧЕСТВО  СВЯТОЙ  МАТРЕНЫ


До недавнего времени я и слыхом не слыхивал о такой святой. Да и потом, когда услышал, продолжал сомневаться - а есть ли такая на самом деле? Но дальнейшие события подтвердили - есть! Впрочем, обо всем по порядку.

- Ты знаешь, я нашел хороший способ, как тебе спасти твою грешную душу! - без обиняков обратился я по телефону к старой подруге, едва набрав ее номер. Это как же? - поинтересовалась она недоверчиво. Тебе следует срочно пожертвовать деньги известному писателю, и тогда черти не так сильно будут терзать тебя там, в преисподней. Каюсь, грешен! Взял на себя смелость давать оценки тому, над, чем был не властен.

- Денег ты от меня не получишь ни копейки, и не забудь еще вернуть долг, те двадцать пять тысяч, которые взял раньше! - недовольно напомнила подруга. - А, чего? Двадцать пять тысяч - это ни то, ни се, а вот пятьдесят тысяч рублей - звучит красиво! Да полно напоминать-то! И так не забыл! Обменялись, словом, любезностями.

- Что, трудно приходится? - спросила она после короткой паузы. - Нелегко! Не отказался бы от очередного займа! Понимал, что просил впустую. Москва слезам не верит! - Угольком в аду поделимся! - в тон ответила собеседница и понизила голос.

- Знаешь, что я тебе посоветую! - Что же? - Есть такая святая Матрена, она помогает в подобных случаях, сходи в церковь, обратись к ней, увидишь - поможет! Да ты что, с ума сошла, что ли! - последовала эмоциональная реплика. Грешно смеяться над попавшим в беду человеком! - Нет, серьезно. Вот я недавно обратилась к ней за помощью и получила наконец-то деньги, которые давно зависли. Поясню для ясности. Предприимчивая подруга имела небольшое швейное предприятие. - Так, тем более! Самое время помочь страждущим праведникам! - сел, было, я на любимого конка, но собеседница перебила. - Денег не дам! А ты сходи и не пожалеешь! - настойчиво повторила она.

- Какая Матрена! Ты кому это предлагаешь? - справедливо возмутился я. Бывшему заместителю секретаря партийной организации! Старая подруга прекрасно помнила то время, и не понаслышке знала, о чем это я говорю, но в диспут вступать не стала. Я тебе совет дала, а там - как знаешь! - ответила она. И вообще - некогда мне с тобой разговаривать! Обменявшись еще короткими любезностями, мы прекратили разговор. Я остался не солоно хлебавши.

Что заставило обратиться к старой подруге? Нежелание накапливать долги по квартплате? Найду деньги, хоть одной заботой меньше будет! - успокаивал я себя. Но деньги никак не находились и тревога росла. Девочки - студентки, которые снимали комнату, слава богу, съехали, а новых жильцов я пока не торопился подыскивать - мешают сосредоточиться! Где достать деньги?

Срочно разместил в Сети объявления о преподавании венгерского языка. Когда-то удавалось неплохо держаться на плаву благодаря репетиторству. Не сезон, правда, но лето уже закончилось. Должны появиться ученики. Должны!

Тем временем скудные запасы таяли на глазах. Как мог, утешал себя. Питание скудное - не беда! Зато диетическое! Вон, каким стройным стал за последнее время! В лагерях, кстати, еще хуже кормят. Время от времени, для поднятия боевого духа, я перечитывал "Один день..." Солженицына. Он ведь отсидел восемь лет, кажется. И ничего - дожил до седых волос! Не сгинул и не пропал! Гиляровский еще вспоминался. Как во время скитаний, бурлаком, ел пшенную кашу и запивал ее водой из Волги. Вот и я тяну лямку. Тем более что много мне и не надо!

Давно ведь освоил методы экономного ведения хозяйства. Знал, как обойтись горстью крупы на завтрак, яблоками на обед да сухарями на ужин. Но запахи! Тут над собой я оказался не властен! Проходя мимо жилых домов, легко улавливал аппетитные ароматы. Ах, жареной картошечкой пахнет, на сале! Да и тут картошка, тушеная только, с мясом, и не такая вкусная! Ах! Красота!

Все это хорошо, да вот, квартира требовала оплаты, и вывешенные в подъезде плакаты напоминали жильцам о том, что лучше не тянуть с этим делом. За стоянку тоже давно платить пора! Все бы ничего, но постоянное безденежье не давало возможности заниматься творчеством. В мыслях я возвращался к деньгам, а не к сюжетам очередных рассказов.

Нелегко приходится творческой личности в современной России! Член Союза писателей, кавалер и лауреат, я вынужден был жить на подножном корму, а иначе - никак! Творить после работы? Это то же самое, как предлагать профессиональному спортсмену потренироваться после смены. Не получится! Впрочем, и раньше было не легче. Еще Гоголь писал о себе - "...я писатель - и потому должен умереть с голоду".

Может быть, действительно сесть в офис, поработать, как следует? Но тогда о писательстве придется забыть. Или, бог с ним, с творчеством? А если поработаю немного - то деньги появятся!

Гуляя вечерами, я стал обращать внимание на мужчин моего возраста и даже старше, возвращающихся с работы. Как и их молодые коллеги, они бодро шагали по проспекту, бережно неся папку с ноутбуком, но, в отличие от молодежи, вид имели растерянный. Это молодые люди не знали другой жизни, а потому и могли заблуждаться, что все в порядке. Эти-то знали! Легко угадывалось сомнение - что-то здесь не так, что-то не то я делаю!

Даже внешний вид их оставлял желать лучшего. Нет, с костюмами, с галстуками, все казалось в порядке, но вот - лица! Выглядели они устало, изнеможенно даже. Еще бы - целый день просидеть в офисе!

Вот тут я выгодно отличался и подтянутой фигурой - находил полчаса позаниматься на тренажерах, и загаром - было время посидеть у старого пруда, обветриться. Это удалось хорошо освоить. Да и понимал, что при всех бытовых трудностях, работаю на себя, а не на "дядю". Много работал, поскольку четко осознавал, что делаю и какие задачи стоят передо мной. Вот только денег бы добыть немного! Но денег по-прежнему не было.

С мыслью о работе в офисе я расстался на удивление быстро. Воришки, значит, жируют на колхозные денежки, а мне - в офис садиться? Нет уж! А вот вам, твари! - и, сжав кулак, я попеременно показывал крупный кукиш то в сторону Рублевского шоссе, то в сторону центра города. Мне нужны силы и время бить по поганой идеологии. Непростое это дело. Терпения много требуется. Усидчивости.

Ничего! - подбадривал себя. Вот, появится хоть один ученик по венгерскому языку - станет намного легче! Но ученики что-то не появлялись. Пришлось дать-таки очередное объявление о сдаче комнаты в аренду. Объявление разместил, но по опыту уже знал, что найти подходящих жильцов будет непросто. Потребуется время. Со стоянки между тем, звонили, напоминали, что все сроки оплаты уже прошли. Нехорошо! То, что комнату сдам рано или поздно, я понимал. Только вот - как продержаться до этого счастливого момента? Запасы любимой гречневой крупы уже к концу подходят! Знакомо! Все это я уже проходил прошлым летом и знал, что перемелется - мука будет! Но и понятие сложности ситуации не слишком добавляло веселья.

Утопающий, как известно, хватается и за соломинку. Да что я потеряю, если последую совету подруги, и обращусь к этой - как ее, к Матрене? Ну, не поможет - не беда. Не очень-то и рассчитывал! Зато повод будет повеселиться потом. Была - не была! Зайду в церковь и попрошу содействия. Все равно по вечерам мимо гуляю.

Сказано - сделано! В один из тихих вечеров я направился не просто на прогулку, а с определенной целью - к церкви! Неплохую церковь возвели у нас на Нахимовском проспекте - парк разбили и территорию благоустроили! Заходить внутрь я не стал, обошел вокруг только. Посмотрел на крест, на золотые купола.... Ну, выручай, Матрена! - попросил просто, фамильярно даже. С тем и отбыл восвояси.

На следующий день, вечером, идя мимо церкви по другой стороне улицы, я замедлил шаги и посмотрел сперва на памятник Дмитрию Донскому, почти закрытый проезжающими машинами, а затем перевел взгляд на золотые купола. Услышали ли меня? Деньги-то где? Скоро ли получу? Интересно - каким образом разбогатею - на счет переведут, что ли? Или на домашний адрес? Номер счета для пожертвований давно висел в интернете. Без толку, правда.

И тут раздался звон колоколов. Колокола! Сначала заговорили тонким голосом маленькие колокола, затем тяжелым басом к ним присоединился и большой колокол. Мелодичный звук разнесся по округе. Врачуют душу эти звуки, это точно!

В это время, шедший навстречу прилично одетый молодой мужчина в офисной униформе - синий костюм, клетчатая рубашка, ноутбук, остановился, повернулся к храму, перекрестился и низко поклонился. Вот как люди относятся к богу! Вот это я понимаю! А я? Разве мою просьбу услышат? Да никогда! Почувствовалась легкая грусть. Не видать мне денежек! Грехи опять-таки давят на плечи. Тут я даже немного повел плечами, словно освобождаясь от нелегкого груза. Впрочем, все в прошлом! - тут же успокоил себя. Сейчас-то я провожу время как праведник - в посте и молитвах. О земном, правда. Мысль о вынужденном посте навеяла тоску. Осень на носу! Граждане урожаем новым питаются, к зиме готовятся. А я все стройнее становлюсь! Нет сейчас никакого поста! Я прибавил шаг. Из яблоневого сада за церковью повеяло аппетитным ароматом. Мелодичные звуки еще долго доносились вслед.

Минули еще день-другой. Утром, по расписанию, я отправился позаниматься на недавно установленных тренажерах, недалеко от дома. Ни одного человека не встретил по дороге. Пустынно было вокруг. На купюру, лежащую на асфальте, я сразу обратил внимание - моя! И достоинство ее определил моментально, хотя она и была аккуратно сложена - пятьдесят рублей! Два килограмма гречневой крупы и на хлеб еще останется! - калькулятор в голове сработал незамедлительно. Когда нагибался за ней, обманывал себя, немного - а, может быть, и не пятьдесят рублей вовсе, а все пятьсот? Отойду подальше и рассмотрю ее повнимательнее. Не успел попросить - и на тебе! Подарок! Давно что-то мне деньги на дороге не попадались! Но главная удача ждала еще впереди.

Прошло еще дня четыре. Раздался звонок. Говорил незнакомый мужчина из другого города, писатель. Можно, я пришлю Вам на рецензию свою книгу, послушаю Ваши советы и заплачу за это пять тысяч рублей? - предложил он. - Отчего же не посмотреть книгу - присылайте!

Звонок не сильно удивил меня - не то, что пятьдесят рублей на дороге! Ко мне стали обращаться начинающие и даже маститые писатели. Из разных стран пишут. На полном серьезе. Слава, знаете ли, растет понемногу. Работаю много, публикуюсь во многих русскоязычных изданиях.

Как литератор со стажем, я понимал, что почти любой текст можно подготовить к печати, и даже опубликовать его, а потому на дельные советы не поскупился. И книгу оценил по достоинству - подойдет!

- Я перевел Вам деньги! - объявил мужчина, перезвонив через неделю. Пять тысяч действительно поступили, и я незамедлительно отправился с ними в Сбербанк оплачивать квартиру. На душе сразу полегчало. Молодец, Матрена! - мысленно похвалил я благодетельницу. Буду проходить мимо, зайду к тебе - поблагодарю! С этой мыслью я отправился на очередную прогулку, слегка отклонившись от привычного маршрута. Несмотря на вечер, пустынно казалось на улице. Листочки желтые стали опадать уже. Аккуратно сложенная купюра, лежащая на асфальте рядом с листочками прямо по ходу моего движения, притянула к себе взгляд моментально. Что за шутки! Так не бывает! Наметанным взглядом без задержки определил и достоинство купюры - пятьдесят рублей! Ну, это уже слишком! Я даже не стал торопиться поднимать ее - все равно никуда не денется, мне послана! Постоял над ней так, в задумчивости, поглядел сверху. Два килограмма риса и пачка дешевого чая! - пронеслось на этот раз в голове.

Подобрав купюру, я двинулся дальше, по ходу предаваясь глубоким размышлениям. Не первый раз сталкиваюсь с необъяснимыми явлениями. Нет, не бывает такого! Любой математик подтвердит, что вероятность найти на дороге две купюры одного достоинства с интервалом в несколько дней - тысячная доля процента! Но это, если считать обычным порядком. А вот с заступничеством святой Матрены - совсем другой расчет получается. Помогла святая, как ни крути, ни верти, однозначно! Ведь я просил? Просил. Помогла? Помогла.

Тут же разыгрался и аппетит на свежем воздухе. Пожалуй, Матрена могла бы и побольше подбросить на бедность. Это я о том, что вместо пятидесятирублевых купюр мог бы найти и пятитысячные. Но как известно - дареному коню в зубы не смотрят! Радуйся тому, что есть! - урезонил я себя и, не мудрствуя лукаво, поспешил в магазин за покупками. Даже сдачу еще получил. Не считая мелочь, высыпал ее карман и направился к храму с благодарностью.

Идти было недолго. Хороший таки парк благоустроили рядом с церковью! Опрятные дорожки проложили и скамейки поставили. Пройтись по нему - одно удовольствие! Перед оградой на паперти сидел одинокой мужчина моих лет в рубище и просил милостыню. Рядом стоял пластиковый стаканчик с мелочью. Мельком бросил взгляд на стаканчик. Мало там лежало денег, мало!

Да, а что же у меня с деньгами? Порывшись в кармане, я насчитал всего семь с половиной рублей. Вот беда! На свечку не хватит! Придется так поблагодарить Матрену, без свечки. Сильно расстраиваться я не стал. На этот раз зашел внутрь храма и остановился на минутку - освоиться. Людей внутри оказалось мало - можно было сосчитать по пальцам одной руки. Добродушного вида полная женщина в очках сидела на стульчике и резала ножницами большой кусок материи на маленькие лоскутки. Изредка она напевала что-то себе под нос на церковным манер и улыбалась. Душевное спокойствие угадывалось в ней. Я приблизился.

- Вы не подскажете - а есть такая святая - Матрена? - обратился к ней учтиво. Есть! - ответила она охотно и радостно, как будто часто слышала подобный вопрос. Туда вон идите, прямо к ней и придете! - и она показала рукой на противоположную стену церкви. Без суеты я последовал ее совету. Поначалу растерялся - много икон вокруг, где же благодетельница? А, вот она! На стене висела большая, почти в человеческий рост икона. Чтобы просители не заблудились! - усмехнулся я про себя. Имя святой было написано старославянским текстом - "Матрона". Подойдя совсем близко, остановился. Спасибо, Матрена! - поблагодарил кратко. Оставшиеся семь с половиной рублей бросил в ящик для пожертвований, стоящий неподалеку. Нашли? - весело обратилась полная женщина, когда направился к выходу. - Нашел, спасибо! То-то! - улыбнулась она, словно знала мою историю.

На улице вздохнул полной грудью и, с чувством выполненного долга, двинулся домой. Навстречу по чистой дорожке широкими шагами шел рослый молодой мужчина в рясе, с бородой - батюшка. Он очень внимательно посмотрел на меня. Что-то мне нужно было от служителей церкви? Ах, да! Поговорить бы с ним не мешало! Написал ведь уже про их службу в повести, отметил заслуги. Повесть была уже опубликована в журнале "Наше поколение", да и в интернете тоже. Жаль только, что самого журнала у меня не было, не прислали. Молдова теперь заграница! Ничего, достану где-нибудь, тогда и побеседуем! - все это промелькнуло за одну секунду, пока огибал батюшку. Полуобернувшись, увидел, как вышедшая следом за мной молодая женщина в платке остановилась и поцеловала священнику руку. Вздохнул только - эх, грехи мои тяжкие!

Проходя благоустроенным парком, где играли мамаши с детьми, задержался и, обернувшись, бросил прощальный взгляд на золотые купола в свете уходящего солнца. Спасибо, Матрена! - поблагодарил еще раз святую и на этот раз слегка усмехнулся. Эх, Валентина Егоровна меня не видит, бывший секретарь нашей партийной организации! Вот удивилась бы! А может быть, и нет? Не задерживаясь более, быстрыми шагами направился в сторону дома. Не сильно, правда, обогатился, да не беда! На хлеб хватило и ладно, продержусь пока!

Вечером, под тихую классическую музыку радиостанции "Орфей", вновь вернулся к теме внезапного обогащения. А, может быть, и не Матрена помогла мне вовсе, может быть, мой писательский труд стал приносить свои плоды? Имелось в виду денежное выражение. Славы-то давно хватало, с избытком даже. Славы, но не денег. А как же тогда те две пятидесятирублевые купюры на дороге? Говорят, что у человека, в нелегкую годину обостряется восприятие? Может быть, и у меня обострилось не только обоняние на аппетитные запахи, но и банкноты стал чувствовать на расстоянии? Подобное предположение вызвало лишь улыбку. Шалишь! Нет, без Матрены здесь не обошлось! Вовремя она подбросила деньги! Впрочем, деньги всегда кстати, - мягко напомнил себе, не позволяя расслабиться. Но классическая музыка успокоила душу на время. Получил очередную передышку - уже хорошо!

Терять время я и не стал. За короткий период написал очередной рассказ и разослал его по редакторам. А главное, остался самим собой - писателем! Однако кто дал такой ценный совет, кто подсказал, к кому обратиться в трудную минуту? Пора доложиться! Без промедления набрал номер старой подруги и попросил кратко - перезвони! Я давно разговаривал с ней за ее счет. Ты знаешь, помогла твоя Матрена! - объявил ей без предисловий и кратко поведал о событиях последнего времени. Она была занята, отвлекалась, отвечая на вопросы своих работниц, но дослушала все до конца. Вот видишь, я же говорила, что поможет! - ответила она в конце разговора. Мне же помогла! Но ты деньги все-таки приготовь! - добавил я вяло. Ничего не получишь! - сказала, как отрезала.

Эх, стоянка еще не оплачена! - вспомнил я о грустном, едва закончил разговор с подругой. Не обратиться ли снова к Матрене? Но нет! Хорошего понемножку - у нее и без меня страждущих хватает! Кстати вспомнился нищий на парапете с пластиковым стаканчиком. Недаром в народе говорят - на бога надейся, сам не плошай! Уже десять лет, как писатель. Нелегко приходится? Ничего, справлюсь и дальше как-нибудь! Ну, а если совсем невмоготу станет, обращусь тогда снова к святой Матрене. Теперь я знаю наверняка - она поможет!


16 сентября 2014 года   




© Никита Николаенко, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность