Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность



*


 



      КИШИНЁВ

      Двенадцать лет и лето нараспашку.
      Вспотевший двор хрущёвской трёхэтажки,
      рукастые каштаны
      в балконные карманы -
      без спроса.
      Чу! Из казанов -
      вишнёвое стаккато: Ки_ши_нёв.

      Вирджил Васильевич выносит мусор -
      румянец и послеинсультный шаг,
      фанат Вертинского и женских бюстов;
      как выпьет - плачет, кроет Сибирлаг
      и русских: тех, что увели корову
      и папу-ни за что и навсегда.

      Опять бушует рэбе со второго!
      Поёт, кричит ли, молится?..
      Седа
      в его окне колючая джидá.

      За гаражами тень, и три девицы
      гадают на сыпучих лепестках:
      останемся, уедем, что случится?..

      Всё будет хорошо.

      А будет так:
      вот этой, с левантийскими глазами,
      цвести, толстеть и соблюдать шабат;
      вот этой, длинноногой, в Алабаме
      рожать разнокалиберных ребят;

      а этой вот, молчунье близорукой,
      ходить за словом, за вишнёвым звуком:
      неузнанной маруськой,
      по памяти по узкой,
      оттуда,
      где был русский мир
      натянут между "доáмне" и "вэй'з мир".



      джидá - листопадный или вечнозелёный кустарник или дерево, часто колючий; дикий маслин.
      доáмне - боже мой! (с румынского)
      вэй'з мир - боже мой! (идиш)

      _^_




      СТРАШИЛКИ

            сестре

      Ходят звёзды тихо-тихо,
      сон по следу - скрип да скрип.
      Ель дрожит в снегу - трусиха.
      Леший вскрикнул и охрип.
      Лешачиха учит-жучит
      сопленосых лешачат
      ухать чище, ухать жутче.
      Боже правый, свят-пресвят!

      ---
      Что, не страшно? Ну и ладно.
      Помнишь дачу? Долгий путь...
      Мама - к печке: "Ох, прохладно..."
      Папа - лихо: "По чуть-чуть?"
      Суп варил да чудоюдил.
      Юркий нож мелькал в руках,
      и картофельные люди
      нам являлись - просто страх!
      Серый скальп, оскал беззубый,
      беззрачковые глаза...
      Кто-то полз, шипя безгубо.
      Не очистки, нет. Гюрза.

      Сказка шла тропой мурашьей
      по девчачьим позвонкам.
      Булькал суп, томилась каша.
      Город, холод - где-то... там...

      Смех, страшилки, сон в обнимку.
      Нерастраченная высь.

      ---
      Сядь поближе. Вот сединка.
      Хочешь, вырву? Не бои'сь.

      _^_




      * * *

      вселяйтесь в опальные домики
      где птицы гнездятся в гардинах
      штудируйте воздух искомканный
      играйте его андантино
      кружитесь держитесь за музыку
      смотрите в рассвете незваном
      как стены становятся узкими
      а птицы становятся вами

      _^_




      bucharest.ro

        "Ма тант! Не будем устраивать эль-скандаль при посторонних!"
                к/ф "Формула любви" Марка Захарова

      душа на честном слове, а слово за душой
      у ветра шебутного, что вышел, не дошёл
      я б тоже выходила
      /какой скандаль, ма тант/
      музейные бахилы, лирический мутант

      и заливала б горло метельным серебром
      погода - что погода?.. чужбина-точка-rо-
      дина - моя монада, раздвоенный язык
      цепное слово надо, подцепленный кирдык

      куда мой ветер вышел, откуда не дошёл
      пропал, как чижик-пыжик
      /c'est tout, ма тант...
      that's all/
      туда лететь бы с богом, оттуда от греха
      и плакать полдороги - такое вот хаха

      _^_




      * * *

      смотрит левкой
      в топкий покой
      тополь во сне летает

      неуследим
      облачный дым
      ночь фонарю влитая

      время сыча
      звёзды молчат
      в рот высоты набрали

      жизнь так слепа
      прядку со лба
      что там
        пробел на брайле

      _^_




      осень. кустодиевское

      такая рыжая /когда ещё!../
      с небесной проседью во лбу
      а ни дороги ни пристанища
      ни крохи песен соловью

      такая сонная /пускай себе!../
      накатом солнце по листве
      и всё густое как токайское
      и всё кустодиевский свет

      ---
      так и живу
      как будто без пяти
      как будто всё и насмерть нужно помнить
      пока сорочья речь моя блестит
      и не звонят по осени в часовне

      _^_




      ВЫДУМЩИЦА  ПЕЧАЛЕЙ

      Маленькая молчальница -
      выдумщица печалей.
      Нить мулине кончается,
      петельный шов мельчает.

      Из-под стежков изогнутых -
      Лунный Пьеро в лиловом.
      Тerrа его - incognita,
      доля его - ab ovo.

      Тонкий напёрсток падает,
      ойкает пол дощатый...
      Что это было? Ладаном
      пахнет рука...
        "...Пгощайте..."

      _^_




      ЧЮРЛЁНИС

      - ты коростель! - кричал, - я знаю лучше.
      последний злак поёт, ложись и слушай.

      чюрлёнис горлом, и исход неведом,
      а звук колосится, и держит небо.

      а небо, что оно? una paloma.
      ты коростель, - шептал, - лети и помни.

      твой голос - лезвие, твой голос - ухо.
      споёшь небесное, и станет глухо.

      _^_




      РЫБА-РЫБИЦА

      Небо провисло клочьями - сыплется на глазах.
      Ангелы потолочные выпали из гнезда.

      Солнце - кукушка жёлтая: нате вам кукушат.
      Время прогнулось жёлобом, все по нему спешат.

      Кто-то пускает мельницу: сколько, кому, почём.
      Делится на безделицы всё, что не горячо.

      Кто-то глядит на улицу, радуется - весна,
      сохнет земля, рубцуется - гладко, дозелена.

      Ходят слова на цыпочках, кто говорит - чужой.
      Голос мой - рыба-рыбица с зябликовой душой.

      _^_




      * * *

      Когда уходишь от себя,
      устав с собой родниться,
      и прах словесного тряпья
      хоронишь на границе
      чужих резонов и своих
      позорных оправданий, -
      погода ровная. Вали.
      Дожди - нежданны.

      _^_




      В  БЕЛОМ  ЛЕБЕДЕ  НА  ЧИСТЫХ  ПРУДАХ

      что нам зачислят
      что не простят

      лебедь на чистых
      nokia 5
      рыба с лимоном
      жду консоме

      белый new roman
      в гулком письме

      ---
      не сердце - затёкший кулак.
      достукался.
      хоть бы пришли и разжали.

      и кто-то приходит
      и дышит,
      и жалко...
      но всё понапрасну,
      ведь так...
      так вусмерть, ужористо, так задарма
      и жгуче, как известью хлорной по коже,
      живётся-не можется, можется тоже,
      когда эта старая шлёндра зима -
      снегами по роже, по жизни заросшей,
      до рваных стихов, до сопливых дебошей,

      до гулкого, белым new roman, письма.

      _^_




      * * *

      что так похоже на тепло
      протяжное, грудное

      /как жалко, господи, могло
      могло ли/

      дрожит в заклеенном окне
      черёмуховой гроздью

      и жалко, господи, что не
      что поздно

      _^_




      ПРОСТО

      В полузабытом блоге, где-то под меткой "просто" -
      Livin' La Vida Loca, список романов Остин,
      ссылка на чёрный форум, планы побега в небо,
      перерасчёт опор и формула для плацебо.

      Просто шальная метка - жалко, смешно и глупо.
      Крохотный стриж на ветке над штормовым уступом,
      над шалашом в Эдеме, над половецким пленом...

      Волны порвали стремя, берег им - по колено.

      Всплыли со дна, в шкатулке: утка, яйцо, иголка -
      происки то ли Ктулху, то ли морского волка.

      ---
      Что ты... Вон мальчуганы, видишь, - cлепили печку,
      что-то там обжигают...
      Просто.
      И стриж щебечет.

      _^_




      * * *

      Сядь на подоконник и смотри -
      утро надевает голубое,
      утро называется любовью,
      отчество-отечество - внутри.

      Всё, что дорогое - заверни
      в чистую оранжевую песню,
      спрыгни
      и в окопах травяных
      к божиим солдатикам прибейся.

      _^_



© Регина Мариц, 2011-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность