Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ТОЛКАТЕЛЬ


Пролог

- Это ты, сынок? - спросила мама, выходя из комнаты. Лицо ее было очень странным.

- Ага, - ответил молодой человек.

- Как дела в институте?

- Нормально.

- Сильно устал?

- Не особенно.

- Сынок... - мама замолчала, словно подбирая слова, - Когда разденешься, подойди ко мне в комнату. Мне с тобой поговорить нужно.

- Зачем?

- Нужно, - повторила мама, опуская глаза.

- Что-нибудь случилось? - молодой человек немного встревожился.

- Да.

- Говори сейчас, - тоном, не допускающим возражений, попросил сын.

- Тут такое дело... - мать снова замолчала, и ее губы задергались. Она явно была готова заплакать.

- С папой что-нибудь?!

- Оксану изнасиловали и убили, - выпалила мама.

Молодой человек почувствовал, как что-то невыносимо горячее обожгло его внутренности. Голова закружилась.

- Когда? - почти прошептал он.

- Вчера вечером, - произнесла мать, и ее глаза чуть увлажнились, - Звонили родители... Рассказали.

- Кто? - задал сын второй вопрос. Голос его дрожал.

- Неизвестно... Ра-разве теперь узнаешь...

- Где?

- Не знаю, сынуля. Действительно не знаю... Ее мама была в таком состоянии, что я решила лишних вопросов не задавать.

Молодой человек понял, что плачет. Он растерянно потрогал свои щеки и увидел влагу на руках. Его мать молчала.

- Я пойду, - сказал он.

- Куда?

- К себе.

- Сынок, как же это? - неожиданно разрыдалась женщина, - Как такое могло произойти?

- Замолчи! - прикрикнул молодой человек. Он опешил от столь странного поведения матери.

- Ты же ее так любил. И она тебя тоже. А теперь все... Ее больше нет.

- Замолчи! - сын начал впадать в истерику, - Заткни свою пасть!

- Нет ее больше, - еще раз произнесла мать, - Ты в этом виноват!

- Я?!

- А кто же еще?! - с ожесточением проговорила женщина, будто выплюнув эту фразу, - Ты уделял ей мало внимания. Ты не стал ее вчера провожать. Ты ее убил!

Молодой человек разглядел в руке матери невесть откуда взявшееся серебряное колечко. То самое, которое он подарил Оксане несколько дней назад.

- Дарить кольца - это к разлуке, - сказала мать, протягивая колечко сыну, - Ты хотел этой разлуки. Ты ее убил!

- Замолчи! Замолчи! Замолчи! - голос эхом разносился вокруг, - Замолчи!

- Убийца! - завизжала женщина. Ее лицо непостижимым образом изменилось, и теперь на молодого человека смотрели карие глаза Оксаны.

- Это все ты виноват! - кричала девушка, - Не так уж ты меня и любил, раз позволил убить! Убийца!

Молодой человек испустил дикий вопль, и в глазах у него почернело. Злое лицо Оксаны, нежная кожа которого была почему-то покрыта плесенью, продолжало кричать:

- Мне, кстати, понравилось, когда со мной это делали! Я получала от этого удовольствие! Ты даже себе не представляешь, какое это было удовольствие! Их было три человека, и каждый из них раз в сто лучше тебя!

Молодой человек, не веря своим ушам, принялся бить наотмашь лицо девушки, которую любил. Сломался нос, треснула челюсть, губы моментально распухли. Неожиданно начала сползать длинными полосками кожа, как будто ее резали.

- Мне о-о-о-чень понравилось! - напоследок протянула Оксана и вдруг исчезла. Воцарился мрак. Молодой человек зарыдал еще сильнее... И проснулся...



Эпизод 1

Молодой человек посмотрел на часы. До конца урока оставалось пять минут. Он взглянул на класс и произнес громко и отчетливо:

- У вас осталось пять минут. Поторапливайтесь, ребята.

Недовольных возгласов в ответ не было. Дети только с удвоенной силой налегли на сочинение. Молодой человек улыбнулся. Он-то знал, как держать их в ежовых рукавицах. Девочка, сидящая на первой парте, неожиданно сказала:

- А я уже написала. Можно сдать?

- Проверь сначала, - ответил учитель, - И не забывай, что перед тем, как обратиться к преподавателю, нужно поднимать руку.

- Извините, - тихо пробормотала девочка.

- Я об этом уже говорил, по-моему, не один раз, - жестко продолжил молодой человек, - Если все хором во время урока начнут у меня о чем-нибудь спрашивать, это хорошо будет, Маша?

- Нет, - прошептала девочка.

- Не слышу!

- Нет, - чуть громче сказала Маша.

- Именно так, - сделал заключение учитель, - И не забывай об этом.

Молодой человек с нетерпением ждал окончания урока. Он думал о чем-то своем, и его мысли находились очень далеко от школы. Наконец прозвенел звонок. Дети вереницей потянулись к учительскому столу, чтобы сдать свои сочинения. Они задавали молодому человеку вопросы, и тот на них чисто автоматически отвечал, не прерывая ход мыслей. Также автоматически он еще раз отчитал Машу и с удовлетворением увидел у нее на глазах слезы. Эти слезы вернули его к реальности. Он встал из-за стола, окинул взглядом класс и сказал:

- Задание на следующий раз вы знаете. До свидания, ребята.

Нестройный хор детских голосов попрощался в ответ. Тут на пороге кабинета показалась молоденькая учительница английского языка. Дети, довольно бесцеремонно отталкивая ее, устремились к выходу. Она мило им улыбалась и, казалось, совсем не замечала грубого к ней отношения. Молодой человек произнес, стараясь перекричать гул, стоявший в классе:

- Анечка, сейчас я к тебе подойду!

Учительница кивнула и вышла в коридор, чтобы избежать опасности быть затоптанной детишками. Молодой человек аккуратно собрал лежащие на столе сочинения в свой дипломат. Затем взял ключи от кабинета и пошел к выходу. Анечка ждала его в коридоре, прислонившись к стене.

- Сможешь подойти сегодня к четырем часам на наш междусобойчик? - спросила она.

- Какой междусобойчик? - поинтересовался молодой человек.

- Сегодня юбилей у Нины Андреевны, - пояснила учительница, - Мы решили это дело отметить.

- Ты знаешь, Аня, я не смогу, наверное, - сказал молодой человек.

- Что так? - Аня хитро улыбнулась.

- Во-первых, дела у меня... А во-вторых, ты же понимаешь, как хорошо я отношусь к нашей любимой Нине Андреевне.

- Догадываюсь, - со смешком произнесла девушка, - Ну, как хочешь. А жаль... Без тебя скучно будет.

- Переживете. Передай Нине Андреевне мои наилучшие пожелания. Скажи, что я очень хотел прийти и бухнуться перед ее солнцеподобным ликом на колени, но не смог.

- Обязательно, - пообещала Аня.

- Тогда до завтра.

Молодой человек двинулся по коридору в сторону лестницы. Около учительской его чуть не сбил с ног мальчик лет двенадцати, который пулей мчался по направлению к кабинету математики. Учитель остановил мальчишку, схватив того за плечи, и закричал:

- Стоять!.. Нельзя так носиться! Совсем с ума сошел?!

Парень поднял глаза, но молчал. Молодой человек как следует встряхнул его и спросил:

- Куда ты так летел?

- Я нечаянно... - начал оправдываться мальчик, - Я вас не заметил.

- Мало ли, что не заметил!.. Твоя фамилия Полухин?

- Да, - тихо ответил паренек, испуганно сжавшись.

- Я вот сейчас пойду к твоей классной руководительнице, - сказал молодой человек, - И расскажу ей о том, как ты себя ведешь на перемене.

- Я вас не заметил, - повторил мальчик уже более уверенно.

- Меня это не касается! - снова закричал молодой человек, - Я тебя лучше к директору отведу! Хулиганам не место в школе!

- Я не виноват, - ученик был готов расплакаться, - За мной Сережка Федоров гнался. Он бы меня ударил...

- Значит, заслужил!

- Извините, пожалуйста, - промямлил мальчик и по его щекам покатились слезы.

- Так! - сказал молодой человек, отпустив парня, - На сегодня я тебя прощаю. Но впредь веди себя нормально. Понял?!

- Да, - отчаянно закивал головой мальчик, - Понял.

Молодой человек отпихнул парнишку в сторону и начал спускаться по лестнице.



Эпизод 2

В автобусе напротив молодого человека сидела девушка. Он на нее периодически поглядывал с изрядной долей любопытства. Дело в том, что ему всегда нравился именно такой тип женщин. Брюнетки всегда были его слабостью. Но не из-за цвета волос, а из-за весьма распространенного предрассудка о том, что они более горячи в постели, и охотнее идут на эксперименты. Кроме того, у этой девочки было на что посмотреть... Прекрасные зеленые глаза с длинными ресницами; восхитительный носик; аленькие и, наверное, очень нежные губки... И футболочка весьма симпатичная. Она так плотно облегала шикарную фигурку девушки. Юбочка тоже очень красивая и, главное, короткая, а, следовательно, не закрывающая ее великолепные ножки... Молодой человек понял, что настало время для его коронной фразы. Он выдержал паузу, придал своему взгляду выражение искреннего восхищения и произнес:

- Простите, девушка, мне бы очень хотелось нарисовать ваш портрет!

Девушка удивленно посмотрела на парня. Однако, надо отметить, она довольно быстро взяла себя в руки и очень холодно спросила:

- Что же вам мешает? -

- О, мне необходимо только ваше согласие!.. И, если можно, имя и телефончик, - вкрадчиво произнес парень.

- Оригинально... - сказала на это девушка, - Что ж... Можете считать, что согласие вы получили. А вот что касается имени и телефона, то, может, вам еще понадобятся ключи от квартиры, где деньги лежат?

- Нет, спасибо. У меня уже есть ключи от собственной квартиры, - спокойно отпарировал парень, - Как хотите. А за разрешение благодарю.

Произнеся последнюю фразу, молодой человек демонстративно открыл свой дипломат. Деловито достал он оттуда красную картонную папку с бумагой и три хорошо заточенных карандаша. Девушка удивленно следила за его манипуляциями. Увидев, что парень на самом деле собирается приниматься за рисование, она спросила:

- Вы это серьезно?

- А как же иначе? - ответил вопросом на вопрос молодой человек и начал рисовать...

Он со старанием и с большой точностью воссоздавал на белом пространстве лицо девушки. Та молчала. На листе медленно, но верно появлялись ее глаза, брови, постепенно вырисовывался нос... Девушка, которая, как и все дамы, не была лишена любопытства, как бы невзначай посматривала за его работой, и то, что ей было заметно на портрете, похоже, ее вполне устраивало. Об этом говорило выражение ее лица - ошарашенное и одновременно довольное. Наконец, нагнувшись в сторону молодого человека, она поинтересовалась:

- Молодой человек, вы художник?

Парень отвлекся от работы, поднял на нее свои голубые глаза, и, усмехнувшись, сказал:

- Ну, во-первых, то, что я молодой, мне ясно и без напоминаний. Зовут меня Коля... А во-вторых, я не художник, а будущий педагог...

- Ух ты! - вырвалось у девушки.

- И, кстати, мне несколько неудобно разговаривать с вами вот так, - невозмутимо продолжал парень, - Поэтому, давайте-ка, я сяду к вам поближе.

- А как же мой портрет? - девушка заулыбалась, - Вам же неудобно будет рисовать меня сбоку...

- О, не беспокойтесь! У меня прекрасная память!.. Один раз увидев человека, я уже никогда не забываю, как он выглядит.

- Хвастунишка... - теперь девушка засмеялась.

- Ничуть! - сказал молодой человек.

- Тогда зачем тебе понадобилось рисовать меня именно сейчас?

- От нечего делать! По-моему, знакомиться со мной кое-кто отказался... Но приятно осознавать, что мы уже на "ты". А раз так, то позвольте мне узнать ваше имя.

- А мне мой парень голову открутит...

- Нехорошо обманывать учителя!.. Стала бы ты со мной разговаривать, если бы у тебя уже кто-то был, - парень хитро посмотрел на девушку. Та хотела было что-то сказать, но зарделась и опустила глаза.

- Меня зовут Ксюша, - негромко сказала она.

- Так-то лучше... А что ты делаешь сегодня вечером, Ксюша?

Девушка, которая, судя по всему, никак не могла отойти от своего позорного разоблачения, не поднимая глаз, лишь пожала плечами.

- Замечательно! Я дома обязательно закончу твой портрет. А для того, чтобы вручить его, предлагаю встретиться где-нибудь на нейтральной территории завтра вечером. Но... - значительно произнес молодой человек, и девушка посмотрела на него, - Но мне необходимо знать твой телефон, чтобы договориться о встрече.

- Ты всегда получаешь, то, что хочешь? - спросила девушка.

- Не без того... Слушай, мне сейчас выходить. Поэтому, умоляю, скорее телефон, не то я умру от горя.

- Лицемер! - попробовала снова пошутить девушка, - Ладно, записывай...

Она сказала свой телефон...

- Я запомню! По поводу своей памяти я ведь уже хвалился... - проговорил парень, - В общем, до вечера! Я обязательно позвоню...

Молодой человек поднялся и подошел к двери. Автобус уже останавливался. Когда он остановился окончательно, парень специально, чтобы все вокруг видели и слышали, повернулся к девушке и буквально прокричал: "Любимая, до вечера! Я буду очень скучать! Каждое мгновение станет для меня вечностью!" Потом послал ей воздушный поцелуй. Девушка покачала головой и засмеялась... А возмущенные пассажиры еще долго бросали на нее свои критичные взгляды...



Эпизод 3

- Сынок, чайку хотя бы попей, - ласково улыбаясь, произнесла женщина.

- Времени нет, мамуля, - сказал на это молодой человек.

- У меня пирожки твои любимые, - продолжила увещевать сына женщина, - Помнишь, как ты в детстве их постоянно к чаю требовал?.. Помнишь?

Молодой человек нахмурился. Не любил он, когда мать начинала разговаривать с ним в таком тоне. Правда, таков уж был ее характер.

- Мам, давай потом, - сказал он, - Ты пока поставь чайник, а я чуть позже подойду. Ладно?

- Хорошо, - ответила женщина, - А ты сегодня куда-нибудь собираешься?

- Нет, завтра собираюсь.

- И куда же?

- А ты догадайся, - молодой человек начал чувствовать, что раздражение нарастает.

- Новая подружка?

- Да.

- Много их у тебя в последнее время, - произнесла женщина со вздохом.

- Я уже большой мальчик, мамочка...

- Знаю, - резко оборвала сына мать, - Не любишь ты свою маму, сыночек.

- Господи, мама, прекращай этот разговор, - простонал молодой человек.

- Прекращаю... Только не ввязывайся ни в какие истории.

- В какие истории?

- Все в те же. Ты понимаешь, что я подразумеваю.

- Мам, отстань!

- Я-то отстану. Но кто тебе еще, кроме меня, совет даст, а?

- Отстань!

- У нормального парня должна быть одна девушка, - не взирая на протесты сына, продолжила женщина, - Максимум, две...

- Слушай, твое какое дело?! - молодой человек начал повышать голос.

- Твой отец, когда молодой был, только со мной одной и встречался. Любовь, сынок, ведь не шутка...

В этот момент отец, спокойно читавший газету, внезапно закашлялся... Видимо, попытался подавить распиравший его смех.

- Мамочка, я все-таки только что из школы, - устало проговорил сын, - Найди себе какое-нибудь дело и, умоляю, не трогай больше меня. Будь так добра.

- Ладно, - примирительно сказала мать. Она остыла также быстро, как и разгорячилась. Ей не хотелось злить сына. Слишком уж она его любила. Отец же, воспользовавшись тем, что жена стоит к нему спиной, быстренько достал из кармана сто долларов, помахал ими, чтобы увидел сын и спрятал их под скатерть на столе.

- Вот и чудесно, - произнес молодой человек, открывая дверь в свою комнату.

- Сынок! - неожиданно подала голос женщина.

- Что еще?

- Мы завтра с папой на концерт вечером собираемся. Ты помнишь?

- Честно говоря, нет, - ответил молодой человек, стараясь скрыть прорывающуюся на волю искреннюю радость, - Во сколько?

- В пять часов выходим из дома.

- Ты всегда выходишь заранее, - сказал сын, мягко улыбаясь матери. Та буквально расцвела от этой улыбки.

- Да, - довольная собой подтвердила она.

Молодой человек закрыл дверь прямо перед ее носом. Он чувствовал облегчение. Родители оставляют ему квартиру на вечер...

Его комната была не очень большой, но вполне приемлемой для хозяина. Хотя, что называть "его комнатой". Он чувствовал себя хозяином во всей своей пятикомнатной квартире, поскольку отец редко бывал дома, разъезжая по командировкам, а мать не способна была хоть в чем-то перечить сыну. Она часто пыталась навести в комнате хотя бы подобие порядка, что сынок не приветствовал. В детстве он закатывал истерики, в подростковом возрасте устраивал грандиозные скандалы, а в уже более-менее взрослые годы категорически потребовал не лезть туда, куда не просят. Однако мама всегда останется мамой. Она дожидалась момента, когда сын не сможет ее проконтролировать, и принималась за уборку. Сынок, естественно, страшно ругался. Мать спокойно выслушивала упреки и неизменно говорила: "Какова обстановка вокруг тебя, такова будет и твоя жизнь".

Молодой человек достал из дипломата наброски портрета. Он живо представил себе лицо девушки. И улыбнулся... Какая же симпатичная!.. "Ксения", - прошептал он. Возможно, это была еще не любовь, но уж влюбленность однозначно.

Первый раз он влюбился в шестнадцать лет. Девушку звали Оксана. Разумеется, у него были увлечения и до этого. Но не такие серьезные. А первая серьезная любовь к женщине - вещь своеобразная...



Эпизод 4

- Алло! Здравствуйте. А Ксению можно попросить к телефону? - спросил молодой человек после того, как услышал, что на другом конце провода подняли трубку.

- Да, это я, - послышался ответ.

- Ксюша, это Коля... Вспомнила?.. Мне бы очень хотелось передать тебе портрет. Предлагаю сходить в любое место, какое ты только захочешь.

- Хорошо, - сказала Ксюша, - Только выбирай ты.

- Ладно... Тогда давай встретимся на Манежной площади.

- Давай, - абсолютно бесстрастно согласилась Ксения.

- В четыре устроит?

- Хорошо.

- Значит, встречаемся на Манежной возле глобуса. Знаешь где это?

- Да.

- В четыре часа!.. Не забудь, пожалуйста.

- Ok?

- Договорились. Ну, до скорого...

Положив трубку, парень довольно улыбнулся сам себе и пошел собираться. Его, конечно, не особенно обрадовал излишне холодный тон Ксении, но ведь она не отказалась от встречи...

Молодой человек подбирал одежду долго и тщательно. Он, несмотря на довольно жаркую погоду, надел свой любимый костюм - очень дорогой и очень элегантный. Привел в порядок свою прическу. Воспользовался одеколоном. Захватил сто долларов, оставленных отцом, который понимал все трудности молодого поколения и считал, что для сына будет лучше снять дорогую проститутку и нормально провести время, а не заниматься сексом по подъездам, причем, неизвестно с кем и как. Единственное предупреждение, которое получил парень от папаши, - это не водить проституток домой...

Всегда принимавший еженедельные подарки своего родителя, молодой человек еще ни разу не использовал деньги для того, чтобы купить себе женщину. Ему не было надобности это делать. Он всегда нравился девушкам...

Взяв деньги, парень отправился на свое первое свидание с Ксюшей. В том, что ему предстояло именно свидание, а не обычная встреча, он нисколько не сомневался и предвкушал это событие. Женщины ведь играли в его жизни очень и очень важную роль...

Когда молодой человек подошел к условленному месту, он увидел там нечто божественное. Ксюша была просто великолепна. Видимо, тоже постаралась, когда подбирала одежду. Немного остолбенев от неожиданности, парень быстро нашелся:

- О!.. Тот человек, с которого я сегодня писал портрет в метро, и тот образ, который засел у меня в памяти был великолепен, но та, что стоит предо мной, может сравниться только с богиней! - произнес он, - Как ваше имя, леди?

- Если ты будешь паясничать, то я немедленно ухожу, - девушка сделала обиженное лицо и претворилась, будто действительно собирается уходить.

- Стоп! Только не уходи! Я забыл одну важную деталь, - спохватился молодой человек.

- Забыл портрет? - с издевкой спросила Ксюша.

- Нет... Портрет у меня с собой. Можешь изучить. Хотя, он тебя недостоин. Правда, недостоин... Я сейчас. Подожди немного, - проговорив эту фразу, парень передал девушке ее портрет и, сделав умоляющий жест, кинулся к метро.

Времени на размышления у него не было, поэтому молодой человек выбрал первую попавшуюся женщину, которая стояла у входа в метро и торговала цветами.

- Сколько у вас розы стоят? - выпалил он

Женщина назвала сумму.

- Отлично, - сказал парень, - Дайте вот этот букет.

Он быстро сунул деньги торговке и схватил розы.

- Сдачу-то возьмите, - произнесла женщина, пересчитывая купюры.

- Фиг с ней, - ответил на это парень и побежал обратно.

Молодой человек не собирался сегодня скупиться. Девушка ему действительно понравилась...

- Прости, что оставил, тебя. Каюсь! Так спешил на встречу, что забыл купить с самого начала, - извинился молодой человек, передавая Ксюше цветы.

- А в вас, молодой человек, еще осталось нечто возвышенное, - рассмеялась девушка.

- Я исключение из правил, - произнес парень, - Мадам, разрешите пригласить вас в ресторан.

- А ты не надорвешься? - ехидно спросила дама.

- О! Это мои проблемы!

- Не знала, что учителя так много получают, - еще раз съязвила Ксения.

- Конечно, нет. Я всего лишь бедный студент... Но у студента есть родители, не бросающие его в трудную минуту.

- Маменькин сынок?

- Скорее, папенькин, - ничуть не обидевшись, поправил ее парень.

- Хм, оригинально, - протянула девушка, - Ну, это ладно... Спасибо за портрет. Он мне действительно очень понравился.

- Я старался. Но все равно воссоздать такое на холсте... Это нереально.

- Что значит такое? - насторожилась Ксюша.

- Я имею ввиду совершенство, - пояснил парень.

- Льстец... - засмущалась Ксюша.

- Нет! Я искренен, как никогда, леди!.. Пойдемте.

- Ну, пойдем, наследник Рокфеллера, - произнесла девушка и взяла парня под руку...

Когда они, спустя полтора часа, выходили из ресторана, молодой человек, естественно, был куда трезвее своей спутницы.

- Все, пока, - начала прощаться девушка, - Спасибо, конечно, за приятный вечер. Но меня дома точно убьют за то, что я в таком виде.

- Не пойдет, - сказал парень, - Время-то детское, и ты совсем в норме... А у меня дома никого нет.

Ксюша вытаращила на него глаза:

- Ты что, намекаешь... - начала было она.

- Ни на что я не намекаю, - прервал ее молодой человек, - Я просто предлагаю сходить ко мне в гости... Про то, что никого нет дома, я упомянул только для того, чтобы ты была уверена в одной простой вещи...

- Какой?

- Что твое пребывание у меня дома не будет отравлено разговорами о новой постановке какого-нибудь балета или спектакля, на что так горазда моя мама.

Ксюша улыбнулся, но, однако, произнесла:

- Ох, я не знаю. Дома же волноваться будут.

- Домашним позвоним. Не волнуйся.

- Ага, позвоним. Может, мне еще сказать, что я с парнем у него дома?! Смерти моей хочешь? - всерьез занервничала девушка, которая вроде бы и хотела согласиться на приглашение, но никак могла решиться. Молодой человек невозмутимо предложил следующий аргумент в защиту своей идеи:

- Скажешь, что с подругами гуляешь и будешь поздно. А я тебя обязательно провожу.

Парень ласково улыбнулся и взял девушку за руку. Та помолчала немного, а потом решительно сказала:

- Эх, Коля, на преступление против совести из-за тебя иду!.. Пошли!

Молодой человек не смог сдержаться. Он приблизился к Ксюше вплотную и нежно поцеловал ее в уголок рта. Та довольно улыбнулась, но на поцелуй не ответила...

По дороге домой молодой человек приобрел бутылку шампанского.

- Коля, у меня голова и так кругом идет, - застонала Ксения.

- Господи, здесь же градусов почти что нет, - успокоил девушку спутник.

Парень всю дорогу не сводил с Ксюши глаз. Он был восхищен и чувствовал, как с каждой секундой его симпатия к девушке возрастает...

Они поднялись на нужный этаж.

- Ого, а домик ничего! - восхитилась барышня.

- Какой есть, - сказал молодой человек и достал из кармана ключи, - Погоди секунду, я сейчас открою дверку.

- Дерни за веревочку - дверка и откроется?

- Ага, - ответил парень, с удовлетворением отметив, что Ксения пьянела все больше и больше.

Войдя в квартиру, девушка немедленно сняла туфли.

- Господи, от этих шпилек ноги отваливаются, - произнесла она, поморщившись.

- Любишь кататься - люби и саночки возить, - насмешливо откликнулся молодой человек.

- Тут ты прав! За красоту надо платить.

- Тапочки-то дать? - сжалился кавалер.

- Нет, я лучше босиком, - проговорила девушка и принялась разглядывать себя в зеркало.

- Ну, как хочешь, - не стал спорить парень, наблюдая за отражением в зеркале.

Ксения поправила прическу и чуть подалась назад, чтобы повнимательнее рассмотреть результат своих трудов.

- Красивая, - мягко сказал молодой человек, - Можешь и не сомневаться.

- Правда? - спросила Ксюша и заулыбалась.

- Правда, - подтвердил молодой человек, обняв ее за талию. Она легко выскользнула из объятий.

- Не против будешь, если я тут осмотрюсь? - поинтересовалась она.

- Конечно, нет!

Осмотрев квартиру, и мебель в ней стоявшую, девушка пришла в восторг.

- Не слабо! Кто же у тебя папа?

- Да так... Рядовой профессор.

- Знаешь, я тоже не бедствую, но ты живешь, как во дворце.

- Нет, это не дворец, - произнес молодой человек, - Это шикарная камера пыток!

- В смысле?

- В смысле, что всю свою жизнь я должен был быть отличником. У меня эти знания уже лезут наружу изо всех мест, и я даже подумываю, кому бы их подарить.

- А что же ты стал учителем? - искренне недоумевая, спросила Ксения.

- Во-первых, садись, - парень указал жестом на кресло, - А, во-вторых, вся проблема в бзике моей мамы, считающей, что данная профессия наиболее необходима для общества, и что именно на этом поприще я смогу добиться выдающихся успехов.

- Да уж, - протянула Ксюша.

- И не говори! Из меня второго Макаренко делают.

- А ты, конечно, во всем слушаешься маму и папу?

- Как и любой добропорядочный сын, - произнес молодой человек, заулыбавшись.

- Чего-то ты на добропорядочного не тянешь.

- Ладно, давай о приятном, - резко переменил тему разговора парень, - Пойдем-ка лучше на кухню и отметим наше знакомство по-домашнему.

- Змей-искуситель, - почти прошептала девушка, и глаза ее заблестели.

- Скорее, ангел. Посмотри, на спине крылья не растут? - наигранно обеспокоено спросил парень, - А то что-то явно мешает.

- Не знаю. Под пиджаком-то не видно.

- Без проблем, - сказал молодой человек и через минуту уже был раздет сверху до пояса.

Повисла пауза... Потом девушка неожиданно рассмеялась и произнесла:

- Нет, не видно, стриптизер!

- Увы, выходит, что пока не дорос до святого... Ладно, идем пьянствовать?

- Идем.

- На кухню или в гостиную?

- А куда лучше? Квартира твоя, и я в ней не ориентируюсь.

- Давай, как культурные люди, - предложил парень.

- Это как?

- В гостиной, естественно!

Они расположились в гостиной. Молодой человек перетащил к дивану журнальный столик и аккуратно поставил на него бутылку с шампанским. Девушка, улыбаясь, следила за этими приготовлениями. По ее глазам было видно, что покой и умиротворение сыграли с ней злую шутку - она пьянела все сильнее...

Через пятнадцать минут в бутылке с шампанским было почти пусто. Молодые люди почувствовали себя еще более раскованно. Парень подвинулся к девушке вплотную и сказал, нежно глядя в глаза собеседницы:

- Знаешь, как ни странно это звучит, но я, кажется, тебя люблю.

- Да? - отозвалась девушка, - Когда кажется, креститься надо.

- Да я вообще не крещеный, - отмахнулся молодой человек, - Но я говорю о другом.

- Ладно, кончай валять дурака, - произнесла Ксения, смущенно улыбаясь, - У тебя есть, чем заняться?

- Что ж, все понятно, - грустно проговорил парень, - Если хочешь, можем сыграть в карты.

- А в таком высококультурном доме есть эти картонки?! - удивилась девушка.

- Конечно, - ответил молодой человек, - Только в этом доме они используются исключительно для преферанса.

- Ну, давай, - согласилась Ксюша.

- Отлично. Но я играю только на раздевание, - глаза парня хитро блеснули.

- А где же твоя мораль, педагог? - поинтересовалась девушка. Уже то, что она поддержала диалог на эту тему, утвердило парня в одной мысли - хмель сильно ударил ей в голову.

- Что в этом аморального? Что естественно, то не пошло, как известно, - произнес он.

- А как же твои родители? Они, наверное, скоро придут.

- Ты не знаешь, о чем говоришь, - хмыкнув, сказал молодой человек, - Они сегодня на премьере. После премьеры папа, по своему, обыкновению поведет маму в ресторан. Поэтому раньше двух ночи им никак не прийти. У них это своеобразный ритуал.

Девушка молчала, раздумывая. А парень в это время разлил оставшееся шампанское по бокалам. Затем он торжественно произнес:

- Ну, за нас?

- В каком это смысле?

- В смысле, что я предлагаю выпить за наше знакомство и за приятно проведенное время, - пояснил молодой человек.

- Ладно. За нас!

Они чокнулись и, как по команде, залпом проглотили свои порции шипучего напитка.

- Играем, - решительно сказала Ксения.

- Только кольца, сережки и другие вещи этого плана не в счет, - промолвил парень.

- Хочешь догола раздеть пьяную девчонку? - спросила Ксюша, и он с полной самоотдачей утвердительно закивал головой.

- Да... Что с тобой делать? Пользуйся моментом.

- Это в смысле клеем "Момент"? - осведомился парень, сохраняя серьезное выражение лица.

- Им лучше не надо, - девушка искренне рассмеялась...

А уже через полчаса на ней не осталось ничего, кроме макияжа - сын профессора показал себя профессиональным игроком. Молодой человек буквально пожирал ее глазами. Ксюша, красная от стыда, прикрывала грудь руками, прекрасно понимая, что рук-то у нее всего две, а вот интимных мест больше.

- Ну, что дальше? - спросила она, - Домой меня в таком виде по городу отправишь или такси вызовешь?

- Как можно?.. - деланно возмутился парень, - Поступим следующим образом. Играем еще раз, и, если ты выигрываешь, то получишь всю одежду обратно. Чтоб тебе не обидно было, я сам перед тобой могу раздеться... Но если проиграешь, то займешься со мной любовью, причем так, как этого захочу я.

- Ты, что?! - испуганно воскликнула Ксения, - Я же тебя почти не знаю.

- Однако обнажиться перед почти незнакомым человеком не постеснялась, - неумолимо сказал парень, - И, к тому же, похож я на маньяка?

- Нет, не похож, - тихо промолвила девушка, - Ты мне даже чем-то нравишься.

- Играем?!

- Играем!

Разумеется, выиграл тот, кто лучше знал математику, и кому больше везло. В этот вечер явно везло молодому человеку.

- Ну, что, слово крепко? - усмехнулся парень, когда, проиграв очередной кон, девушка уронила голову на руки.

- Да! - с решимостью произнесла Ксения и гордо посмотрела ему в глаза, - Я готова.

- Отлично, - проговорил молодой человек. В глазах его бегали веселые искорки. Он довольно нагло разглядывал девушку.

- Что прикажете? - поинтересовалась Ксюша, внутренне замирая. Она разве что только не плакала.

- Я тебя не неволю, - мягко сказал парень, - Если хочешь, то бери вещи и мы разойдемся. Я же не насильник.

- Нет!

- Почему?

- Я проиграла, - объяснила Ксения, - Мне просто обидно. Я не люблю проигрывать.

- Значит, уговор в силе?

- Значит, да - подтвердила Ксюша и сделала попытку улыбнуться.

- Хорошо... Сходи в ванную, если хочешь.

- Да, хочу. А где она?

- Пойдем, я покажу. Можешь взять там халат.

- Великодушно, мсье, великодушно!.. Наверное, это мне в тебе и нравится.

- Что именно?

- Я познакомилась с тобой только вчера днем. Сейчас еще не совсем вечер, а я стою перед тобой в чем мать родила и жду решения, как ты меня будешь трахать. Воистину, пути Господни неисповедимы!..

Молодой человек с обидой посмотрел на Ксению, и та поспешно прибавила:

- Короче, жди. Я сейчас.

Парень проводил девушку долгим взглядом, отметив про себя, что сзади она также хороша, как и спереди. А потом пошел в спальню. Там он улегся на широкую родительскую кровать и с удовольствием провел рукой по холодному и гладкому покрывалу. Он даже слегка придремал, вслушиваясь в шум льющейся воды. Разбудила его Ксения, которая вышла из ванной в коротком розовом халатике.

- Что, победитель, будешь пользоваться своим преимуществом? - громко спросила она, - Или уже не можешь?

Парень приоткрыл один глаз и посмотрел на девушку.

- С тобой, любовь моя, готов всегда и где угодно, - произнес он.

Ксения немного помедлила, стоя на пороге спальни. Молодой человек терпеливо ждал, лежа на кровати. Наконец, девушка решилась... Поначалу она устроилась рядышком. Но молодой человек похлопал себя по груди и промолвил:

- Сюда, родная моя, сюда.

Ксюша легла на него сверху.

- Ну, что дальше?

- Ничего, кроме любви, - прошептал парень и нежно поцеловал ее в губы.

- Кроме любви? - вопросительно повторила девушка, отвечая на поцелуй.

- Да, - сказал молодой человек, стаскивая с Ксении халатик.

Его взору вновь предстали молодые, только недавно полностью созревшие, красы Ксюшиного тела.

- У тебя такая нежная кожа, - хрипло произнес он, проводя рукой по ее груди.

- Нравится?

- А ты как думаешь?..

Парень принялся целовать мочки ее ушей, шею, одновременно продолжая поглаживать грудь. Ксения замерла, прислушиваясь к своим ощущениям.

- А теперь маленький штришок, - проговорил молодой человек ей на ухо.

Он приподнял Ксюшины руки вверх. Девушка почувствовала, как что-то довольно мягкое опутывает запястья, и догадалась, что парень ее связывает. Небольшой рывок и Ксюша почти не успела заметить, как ее руки устремились вверх к решетке кровати, заставив натянуться все тело. Она не чувствовала какой-либо боли, просто это было новое ощущение. Ксения ради интереса попыталась освободиться, но с каким-то мазохистским удовольствием поняла, что связана очень крепко и уже не может вырваться. Она испытала удовлетворение от того, что полностью находиться во власти другого человека. Человека, который ее любит, о чем он и шептал ей на ухо. Ей было хорошо и говорить не хотелось, но, вспомнив страшные истории про разных маньяков, она поинтересовалась:

- Ты будешь меня пороть?

Парень удивленно посмотрел на пленницу и спросил:

- Почему ты так решила?

Ксюша подергала веревки.

- А это что? Скажешь, что ты не садист?

Молодой человек улыбнулся и произнес:

- Нет, я не последователь де Сада. На эту тему можешь успокоиться. Но я не хочу говорить. Лучше молчи.

- Как прикажешь, господин, - вкрадчиво прошептала девушка.

И он продолжил ласкать ее, возбуждая соски языком. Целовал чуть подрагивающий живот. Пленница тяжело дышала - дыхание с шумом вырывалось из полуоткрытых губ. Когда парень опустился еще ниже, она на мгновение замерла, а потом застонала, подаваясь вперед. Молодой человек не останавливался. Он вошел в нее... А в момент обоюдного оргазма едва блеснувшее лезвие скальпеля перерезало Ксюше горло. Та дернулась и обмякла.

Парень приподнялся на руках над мертвым телом. Он плакал. Слезы катились по его щекам, собирались в небольшие капельки на подбородке и падали на грудь девушки. Молодой человек присосался к ране на ее шее, выпил немного крови. Затем ласково поцеловал Ксюшу в лоб, оставив на нем кровавый отпечаток. "Вот и все, - сказал он, - Теперь ты навсегда останешься со мной. Я освободил нашу любовь из оков твоего тела". Не прекращая всхлипывать, парень взял с тумбочки карандаш, вынул из красной папки, лежавшей рядом, лист бумаги и начал рисовать...

Он убивал только тех, кто был ему очень дорог, кого он любил, и обычно встречался с каждой новой девушкой намного дольше, чем с Ксенией. Так быстро все произошло впервые. И так быстро он убил ту, которую ждал. Долго ждал. Очень долго...

Рыдания резко прекратились, молодой человек взял себя в руки. Он встал, быстро завернул тело в постельное белье, достал из-под кровати огромный черный пакет, в который дворники обычно упаковывают опавшие листья...

Никто не видел, как он вынес мешок из подъезда и бросил его в заброшенный канализационный люк. Быть может, парня скрыла распростертая длань повелителя преисподней, который торжествовал на своем троне, и поднимал кубок, наполненный кровью жертв молодого человека.

Вот Сатана осушил кубок и дико захохотал, а по его искаженным гримасой ненависти ко всему живому губам закапала кровь... много крови... Оксаниной крови... Вот перед этим могущественным чудовищем появилась и сама Оксана. Сатана повернулся и его испепеляющий, полный вражды, но чем-то неуловимо привлекательный взгляд нашел глаза парня... Хозяин Ада усмехнулся, подошел ближе к Оксане и, разорвав на ней одежду, начал ее насиловать. Оксана не сопротивлялась, она вызывающе смотрела на молодого человека, а ее губы неслышно шептали: "Мне приятно, слышишь? Мне приятно!!!".

Парень тряхнул головой и скинул с себя неожиданное наваждение. А затем по старой традиции направился в метро, чтобы поехать в центр, и залить свою печаль водкой в каком-нибудь баре. Тем более метро привлекало его не только, как транспортное средство...



Эпизод 5

Дойдя до лотков, на которых продавались книги, молодой человек остановился. Среди всего разнообразия, представленного здесь для читателей, его внимание привлекли два здоровенных тома, суперобложки которых сразу бросались в глаза вызывающим красным цветом. Такой оригинальный дизайн мог быть только у определенных книг и молодой человек, еще даже не взяв ни одну из них в руки, уже был уверен процентов на девяносто, что наконец-то отыскал обе части последнего романа Виктора Козанкова. А уж полистав книги, он пришел в совершеннейший восторг, так как они, ко всему прочему, оказались фирменными изданиями, что представляло собой огромную редкость. Молодой человек был любителем литературы ужасов и, конечно же, заинтересовался. В его коллекции произведений Козанкова не доставало только этого романа. Обрадовавшись удаче, которая улыбнулась ему, он безо всякого колебания решил приобрести оба тома. Стоили они не так уж и дорого, а вот достать их было делом чрезвычайной сложности. Продавец, моментально почувствовав потенциального покупателя, изобразил на своем лице благожелательную улыбку и задал вопрос:

- Вам нравятся "ужастики"?

- Да, - кивнул головой молодой человек, - Особенно наши, русские.

- Это точно, - согласился продавец, - Сам люблю такие книги. А этот роман Козанкова, по-моему, вообще что-то невероятное. Я им просто зачитывался... Поэтому настоятельно рекомендую его купить. Гарантирую, удовольствие получите огромное. Да и стоит он не очень дорого. Страшно интересно. Про маньяка-убийцу, убивавшего молоденьких девочек.

Молодой человек мысленно усмехнулся. Ему показалась забавной предприимчивость этого торговца, хотя он прекрасно понимал, что тот говорит чистую правду. Поэтому, выслушав рекламный монолог до конца, он произнес:

- Отлично. Беру оба тома.

- Ну и правильно, - обрадовался продавец, - Правильно! Где вы еще этот роман достанете?

Расплатившись и уложив книги в спортивную сумку, молодой человек отошел в сторону. Он взглянул на часы. Время уже поджимало и особенно задерживаться у него возможности не было. Поэтому он твердым шагом направился ко входу в метро.

Народа, желающего воспользоваться подземным транспортом, было очень много - и при входе, и в вестибюле. Так что парень потратил минут пять на то, чтобы пробиться-таки к турникетам. Пробившись, он перевел дух и поправил сумку, которая изрядно помялась, испытывая на себе страшное давление со стороны жаждущей попасть в метро толпы. Достав из кармана "проездной", молодой человек предпринял попытку добраться до турникетов, и через некоторое время ему это удалось. Но в самый ответственный момент один бойкий старичок, видимо очень торопящийся куда-то, довольно сильно толкнул его и пронесся мимо. "Проездной" вылетел из рук молодого человека и упал на каменный пол, подвергаясь реальной опасности быть растоптанным толпой. Молодой человек, не потеряв хладнокровия, что было весьма странно в такой ситуации, бросился за ним и, буквально за несколько секунд до того, как какая-то дама наступила на то место, где лежал предмет его вожделения, поднял билет.

До эскалатора парень добрался почти беспрепятственно. Правда, это вовсе не говорило о том, что препятствия на его нелегком пути закончились. Попасть на эскалатор на поверку оказалось гораздо труднее, нежели преодолеть турникеты. Люди будто с цепи сорвались и буквально распихивали окружающих. А пихать-то было особенно некуда. Потому как проход на эскалатор очень узкий, а в него одновременно пытались протиснуться до пятнадцати человек. И это притом, что сзади постоянно напирала внушительная масса народа, также не желавшая уступать никому. В общем, с эскалатора молодой человек сошел сильно помятый и немного раздраженный. Но такое его состояние длилось не очень долго, так как по ходу дела выяснилось, что на платформе народу было в два раза больше, чем в вестибюле. Парень даже улыбнулся - это играло ему на руку. Самое людное время.

Он взглянул на циферблат часов, висевших над туннелем. Согласно их данным, поезд покинул платформу сорок пять секунд назад. Из этого следовал вывод, что раньше, чем через минуту, а то и больше, следующий поезд не появится. Сделав такое весьма выгодное для себя заключение, молодой человек, продираясь через толпу, достиг места, наиболее близкого к краю платформы. Только здесь он позволил себе немного расслабиться и оглядеться.

Слева от него стоял невысокого роста мужчина в черном плаще. В правой руке он держал небольшой дипломат с цифровым замком. Молодой человек заметил, что мужчина слишком уж нервно и часто поглядывал на свои часы, из чего заключил, что тот очень сильно куда-то торопится и отсутствие поезда серьезно удручает его. Справа от парня стояла немолодая уже женщина, еле удерживающая внушительного размера продуктовую сумку. От перенапряжения, сочетавшегося с жарой, на ее лице выступили капельки пота, и она ежеминутно обтирала их свободной рукой, обводя все вокруг жалобным взглядом. Прямо перед молодым человеком стояла девушка, которой на вид он мог дать не более восемнадцати лет. Довольно-таки симпатичная, со стройной фигуркой. В общем, очень даже ничего. Девушка была измучена ничуть не меньше, чем окружающие. Она грустно смотрела на рельсы, поджав свои алые губки.

Настал момент выбора. Парень заново оглядел мужчину с дипломатом, женщину с сумкой и девушку. Мозг его напряженно работал. Но одновременно молодой человек предвкушал то, что собирался сделать. Руки его дрожали от возбуждения. Неожиданно девушка вздохнула и подняла на него глаза. Парень усилием воли удержал себя от того, чтобы резко не отвернуться. Их взгляды встретились. Известный дамский угодник, молодой человек уловил в глазах девушки поблескивающую искорку интереса к его персоне. Вот это ему сейчас совсем было не нужно. Пришла пора действовать. Парень на секунду замер, обдумывая варианты, а потом... решился.

Сзади на него сильно напирала толпа, и он пропустил некоторых, особенно рьяных, вперед. Его расчет оказался верен: женщину с сумкой начали оттеснять к краю платформы. Молодой человек хорошо изучил психологию этого многорукого и многоногого монстра - толпы. Он мог с большой точностью предугадать, что произойдет в следующее мгновение, как поведет себя толпа, которая обычно представляет собой единый организм, работающий в одном темпе. Он не ошибся и на этот раз.

Парень занял стратегически выгодную позицию сзади того мужчины, который ранее стоял слева от него. Теперь этот мужчина находился несколько сбоку от несчастной женщины, то и дело перекладывавшей сумку из одной руки в другую. А вскоре умелые действия молодого человека привели к тому, что мужчина оказался прямо за ней. И тут парень еще раз взглянул на часы, после чего несколько даже оторопел - поезда не было уже две минуты. А в его деле ведь все решали мгновения. Молодой человек начал понемногу терять свое хладнокровие. Сердце забилось в бешеном темпе, на лбу выступил пот. Вдруг его локтя коснулась рука девушки. Он вздрогнул. Неужели она собирается с ним заговорить? Всеми силами стараясь сохранить предельно спокойное и немного отстраненное выражение лица, парень повернул голову направо - туда, где стояла девушка. Их взгляды снова встретились. Девушка улыбнулась ему, как могла бы улыбнуться своему старому знакомому. Молодой человек улыбнулся в ответ, сильно, правда, сомневаясь, что улыбка получится естественной. Он был готов закричать от страха.

В глубине туннеля послышался характерный гул. Поезд... Парень напрягся. А девушка, абсолютно не смущаясь, рассматривала его. Нервы у молодого человека сдали. Ему очень хотелось развернуться и ударить эту шлюху. Причем, обязательно ногой. И непременно по животу. Сильный порыв воздуха, вырвавшись из туннеля, взъерошил парню волосы. Он глубоко вдохнул в себя этот воздух и сгруппировался, чуть-чуть подавшись назад. Шли секунды. Гул нарастал. Можно уже было разглядеть первый вагон поезда. Женщина с сумкой мрачно смотрела на этот вагон. Молодой человек медленно досчитал до пяти и ринулся вперед. Он наплевал на все: на девушку, на свои нервы, на бедственное положение жителей Южной Африки, на угрозу того, что все атомные бомбы вдруг взорвутся в один момент и погрузят мир в пучину апокалипсиса. Его целиком поглотило одно желание. Желание убивать...

То, что случилось дальше, никак не входило в его планы. Ровно за секунду до броска мужчина в черном плаще подвинулся чуть левее. Женщина с сумкой, которая стояла у самого края платформы, увидела падающего на него человека и инстинктивно дернулась в ту же сторону. В результате, молодой человек окончательно потерял равновесие, и его понесло вперед. Он пытался остановиться, но безуспешно. Будто какой-то злой рок толкал его прямо навстречу поезду. Нечеловеческий крик огласил платформу.

Молодой человек упал на рельсы и перевернулся лицом вверх. Его обезумевший взгляд остановился на девушке, которая с испугом наблюдала за происходящим. Какая-то женщина в толпе истошно завопила.

Сначала парень абсолютно ничего не почувствовал. Он видел, как поезд раздробил ему левую ногу, затем обе руки и протащил впереди себя, постепенно разрывая на куски. Сознание не покидало молодого человека, но и боли он не ощущал. Только лишь чувство ужасной несправедливости происходящего пронизывало его насквозь. Через некоторое время он уловил какой-то немного приглушенный, но в то же время очень высокий и пронзительный звук. Наверное, это был крик той женщины, причудливо исказившийся в лабиринтах угасающего сознания. В глазах у парня потемнело. Поезд уничтожил то, что раньше было его головой.

Вот теперь утраченные на время ощущения вернулись. Молодому человеку показалось, что каждая клеточка искореженного тела взорвалась изнутри, погрузив парня в бездну жуткой боли. Его будто живьем резали на куски, и скорее даже не резали, а неторопливо разрубали или просто... разрывали. Длились ли эти мучения вечность или всего-навсего несколько секунд, определить возможным не представлялось. Боль все усиливалась и усиливалась, медленно, но верно доходя до своего апогея - до запредельного момента, за которым царило нечто совершенно неведомое. В какой-то момент парень подумал, что он постиг саму сущность боли, которая целиком заполнила его. Настоящей боли, а не того ее бледного оттенка, с которым человек сталкивается в повседневной жизни, не зная, что это лишь верхушка айсберга. Но ведь ни для кого не секрет, что у любого из нас есть свой предел, заступать за который слишком опасно.

Перед мысленным взором молодого человека предстали все его жертвы. Их было много - искаженных истинным страданием лиц. Теперь они пожрут его душу и, разорвав ее на мелкие кусочки, низвергнут в ад, где тамошние мастера пыток и мучений возьмутся за дело уже более основательно. Парень одновременно чувствовал на себе то, что довелось ощутить всем его жертвам в совокупности. Это была кошмарная квинтэссенция нечеловеческих страданий.

Но вдруг боль исчезла. Быстро и резко... "Умирать страшно", - подумал парень.



Эпизод 6

Ну, и где же этот пресловутый туннель? Где эта черная труба, что ведёт на Страшный Суд? Об этом ведь постоянно говорят люди, пережившие клиническую смерть... Но ничего такого не было, если не считать туннеля метро.

Парень поднялся с рельсов и отряхнулся, поймав себя на мысли, что теперь-то это уж точно никому не нужно. Кто мог сделать ему замечание по поводу неряшливого вида? Станция была пуста - ни поезда, ни людей. Молодому человеку даже на мгновение подумалось, что, может, метро просто-напросто уже закрылось. Однако часы, висевшие над туннелем, быстро развеяли все сомнения, и парень не удивился, увидев на их оранжевую цифру 666. Он заметил, что вообще ничему не удивляется и воспринимает все происходящее, как должное. Хотя, наверное, самым разумным вариантом было бы вылезти на платформу и посмотреть, что же все-таки происходит там, наверху.

Но какое-то непреодолимое желание влекло молодого человека в туннель, в темноту. Туда, где, скорее всего, и скрывается разгадка тайны. Именно под землей, а не на ее поверхности. Парень еще раз осмотрелся.

Девственно чистая платформа выглядела так, будто станцию метро буквально только что построили и даже еще не ввели в эксплуатацию. Пол не был затерт тысячами людских ботинок и туфелек. Туфелек, изящно сидевших на очаровательных женских ножках. Ножках, обтянутых черными колготками. Черный цвет, как известно, подчеркивает фигуру. Оксана именно поэтому так любила сочетания черного с каким-нибудь еще цветом в своей одежде. Она искренне радовалась, видя в глазах своего молодого человека восхищение. А он обожал любоваться ее стройной фигурой...

Парень резко тряхнул головой. Это уже походило на наваждение - чистый пол вызывал воспоминания об Оксане. Молодой человек был уверен, что, попадись ему на глаза что-нибудь другое, и в голове тут же, как по волшебству, возник бы образ любимой девушки. А, может, именно в ней разгадка?

Он боролся с двумя искушениями: подняться наверх или пойти-таки в туннель. Оксана, по какой-то причине, олицетворяла для него туннель. И он пошел! Пошел к ней...

Тело слушались молодого человека так, будто и не было никогда разорвано поездом. Оно существовало, как единое целое. Ноги ровно ступали по шпалам; руки плавно раскачивались в такт ходьбе; зрение, слух и обоняние работали в обычном режиме. Парень почувствовал, что сможет пройти столько, сколько потребуется.

Он шел навстречу чему-то неизведанному и страшному, но столь долгожданному. Сколько он шел? Молодой человек не мог точно дать ответ: может, несколько минут, а, может, и сутки. Он не чувствовал времени и не чувствовал усталости, он просто шел, и с каждым шагом какой-то неистовый восторг все больше овладевал им.

А черная глубина туннеля тем временем становилась все светлее. И вот уже можно было различить впереди очертания чего-то очень большого, чего-то громадного. Это что-то явно закрывало собою весь дальнейший путь. Оно находилось в постоянном движении и не имело четко определенной формы, из-за того, что периодически меняло свой облик, принимая вид то стада невиданных доселе животных, то группы людей, а иногда и вещей.

Наконец, молодой человек остановился перед этим... Он даже не знал, как это назвать.

- Добро пожаловать! - раздался странный, будто механический, голос. Своды туннеля мелко задрожали от резонанса.

Нечто последний раз поменяло очертания и превратилось в фигуру человека огромного роста.

- С-с-спасибо, - почти не смутился парень. - А-а-а... Вы кто?

- Адраммелех, - представилась фигура. - Ты что-нибудь знаешь обо мне?

- Наслышан, - ответил молодой человек, и все сразу стало на свои места. Удивление прошло.

- Бессменный канцлер ада, - прибавил парень.

- Да, - отозвалась фигура, и в ее голосе послышались довольные нотки, - Но, прости, я не могу с тобой долго говорить. Тебя ведь ждет ОН.

Адраммелех повернулся спиною к парню ("У него еще и спина есть?" - подумал молодой человек), и голос, многократно усиленный сводами туннеля, возвестил: "Толкатель к властелину!"

Сразу после этих слов грянул хор приветственных голосов - как будто все обитатели этого подземного мира на миг отвлеклись от своих дел, чтобы подобающим образом встретить... Встретить кого? За кого они его здесь принимают? И чего от него хотят?

Внезапно Адраммелех исчез. Вместе с ним смолкли и голоса. Молодой человек стоял совершенно один в огромном сумрачном зале. Глаза парня еще не привыкли к такому особому освещению, и он не мог разглядеть место, в котором находился, детальнее.

- Рад видеть тебя, - раздался вкрадчивый голос откуда-то сверху.

Парень посмотрел наверх, но так ничего и не разглядел. Он громко произнес:

- Я бы тоже был рад вас увидеть, но не могу.

- Ты просто еще не привык к свету Люцифера, но, при желании, у тебя будет много времени, чтобы он стал для тебя вполне обычным, - последовал ответ.

- Я знаю вас? - спросил молодой человек, повернув голову в сторону говорящего.

- Не надо формальностей, зови меня на ты... А что касается твоего вопроса, то мы давно знакомы.

Полумрак на миг осветился от вспышки яркого света, и парень увидел его. "Сатана", - прошептал парень то ли в испуге, то ли в восторге.

- Удивлен? - с усмешкой произнес властелин преисподней.

- Слегка, - искренне признался молодой человек. - Что-то в этом роде я и предполагал.

- А что, райские кущи тебя не прельщают? - с иронией поинтересовался он.

- Ну... Не с моим послужным списком, - помедлив, ответил парень. - Да и что я там забыл?

Мощный выдох существа потряс зал. Молодому человеку показалось, что он усмехается.

- Может, не что, а кого? - спросил темный владыка.

- Я не понимаю ваших слов, - сказал парень. Но он кривил душой, ведь ему вдруг все стало понятно.

- Понимаешь. Очень хорошо понимаешь, - возразил он. - Ведь ты ее любил. Не так ли?

- Кого ее? - голос парня был глухим.

- Ты же знаешь, что мы говорим об одном человеке. Я вижу твои мысли, и они мне знакомы...

- Ты любил?! - удивившись до глубины души, воскликнул парень. Он поднял глаза, и попытался прочесть в его взгляде ответ.

- Смотря, о чем мы говорим. Я не человек, и мне неведомо такое чувство, как любовь. Но мне нравится мой мир, нравятся люди, которые не бегут при одном только лишь упоминании имени моего. И мне нравится это все настолько, что я не хотел бы с этим расставаться. По-моему, это похоже на любовь.

- Да, пожалуй, - грустно произнес молодой человек, так до конца и не осознав, что властелин преисподней советуется с ним.

- Значит, у меня есть для тебя сюрприз.

- Какой?

Ответ на свой вопрос парень получил мгновение спустя, когда увидел перед собой девушку.

- Оксана! - не веря своим глазам, закричал парень.

Но та никак не отреагировала - взгляд до боли знакомых молодому человеку глаз был обращен куда-то в другую сторону. "Оксаночка", - почти прошептал парень, чуть не плача. - "Родная моя...Я здесь".

- Девочка, извини, пожалуйста, я, наверное, ошибся, - слащаво проговорил Сатана. - Я не хотел тебя вызывать. Иди к себе.

Оксана, словно выйдя из оцепенения, взглянула на него и послушно выскользнула в едва заметную дверь. Молодой человек проводил ее полным боли взором, а потом обратился к темному владыке:

- Почему она меня не видела? Почему не слышала?

- Ты еще не умер, - пояснил Сатана.

- Но...

- А как же поезд?.. Никак... Теперь тебе нужно решить один важный вопрос.

- Какой?

- Ты хотел бы здесь остаться?

- Если с ней, то да, - без колебаний сказал парень.

- И тебя не пугают муки адские? - Сатана внимательно посмотрел на него сверху вниз.

- Пугают, - признался молодой человек, опустив голову. - Но я хочу быть с ней... Хоть и не понимаю, как она оказалась здесь.

- Это моя маленькая сделка со Всевышним. Ты же сам должен понимать, что я совсем не рассчитывал на несчастный случай с тобой.

- Так это был несчастный случай?

- Да... Ты уверенной поступью шел ко мне. Я хотел сделать тебе приятное. Эта девочка - мой подарок, который я пока, к сожалению, не могу тебе вручить. Ты ведь имеешь право уйти и попасть в рай. Считай, что ты был убит и умер мученической смертью. Этого достаточно.

Молодой человек решительно произнес:

- Мне не нужен рай. Мне нужна она! А уж что меня здесь будет ждать, это не важно.

- Тогда ты найдешь дорогу, - провозгласил Сатана.



Эпизод 7

После нескольких попыток ключ в замочной скважине все-таки повернулся. В квартиру страшно уставшие, но жутко довольные родители. Вечер удался на славу - и спектакль оказался просто чудесным, и ресторанная еда не подкачала... Мама включила свет в коридоре, и люстра из горного хрусталя осветила помещение.

- Сынок, ты спишь? - громко спросила женщина.

Ответа не последовало.

- Значит, спит, - радостно улыбнулась мать и прибавила, обращаясь к мужу. - Молодец. Знает, что завтра рано вставать и хочет выспаться.

Мужчина явно не разделял ее уверенности, поскольку незамедлительно помрачнел, предчувствуя скандал. Мать тем временем сняла туфли, одела свои теплые домашние тапочки и резво направилась в комнату сына посмотреть на его спокойный и безмятежный сон. Хотя сон ее сына последнее время нельзя было назвать спокойным.

Парень то постанывал, то вскрикивал во сне. Мама каждый раз резко просыпалась и еле подавливала в себе желание броситься к единственному ребенку, чтобы выяснить, в чем дело. А иногда женщине казалось, что утром на глазах сына были слезы, будто он плакал всю ночь. Но парень после подъема с кровати молнией летел в ванную комнату, где долго умывался, чистил зубы, брился и к завтраку обычно выходил уже веселым, свежим и бодрым.

Мама знала, что сын - великолепный актер. Никто не мог с полной уверенностью сказать, когда он говорит серьезно, а когда шутит. Его истинное состояние могла понять только мать: по пустому взгляду, когда он вдруг неожиданно о чем-то задумывался, тупо смотря в тарелку; по малейшему подергиванию уголка рта; по периодической вспышке ярости в глазах... И тут эта деланная веселость.

Женщина хорошо помнила сына в раннем детстве, помнила его школьный период. Он никогда не был веселым ребенком, и она чувствовала в этом свою вину. В шесть лет она отдала сыночка в спецшколу с усиленным изучением английского языка, дальше пришел черед плавания и музыкальной школы... Когда парень стал старше, ему пришлось заниматься с кучей репетиторов, чтобы удовлетворить ее амбиции, чтобы она могла похвалиться перед родственниками мужа о том, что в семье растет еще один ученый. Но она никогда не интересовалась, хочет ли сын быть гением, вундеркиндом. А он никогда не сопротивлялся. Только грустные детские глаза заставляли болезненно сжиматься ее материнское сердце, и ей приходилось успокаивать себя мыслью, что когда-нибудь сыночек будет благодарить маму за время, проведенное с пользой, не потраченное впустую на игру в футбол и бессмысленные драки с малолетними хулиганами.

Потом... Потом у сына появилась девочка. Мама точно знала, что они по-настоящему любили друг друга. Разумеется, женщина испытывала некоторую ревность. Эта девочка смогла сделать ее сына счастливым. Именно тогда мать в первый раз услышала смех своего ребенка и узнала, что он тоже может смеяться. Только тогда женщина сбросила с себя груз вины - сынок, наконец, обрел счастье.

Чуть позже все рухнуло. Женщина не хотела вспоминать тот день, не хотела вспоминать о том, что наговорила тогда сыну, пребывая в состоянии шока. Больше они никогда не говорили об Оксане... Первые дни после этого парень был как невменяемый, закрывался в своей комнате. Он не жил, а существовал. На четвертый день сын уехал. К вечеру его принесли домой друзья - он был страшно пьян. Таким мать видела своего сына первый и последний раз в жизни. Конечно, ему не запрещалось выпивать на семейных торжествах, он приводил гостей в восторг тем, что, сколько бы не выпил, всегда оставался трезвым. Но в тот день...

Наутро парень вышел из своей комнаты, как ни в чем не бывало, отпустил шутку по поводу своего вчерашнего "скотского" состояния и вообще был очень весел. С того дня он был весел почти постоянно...

Женщина вошла в комнату сына.

- Слава, его нет! - испуганно обратилась она к мужу.

Вячеслав Сергеевич не особенно удивился, услышав слова жены, однако отметил про себя, что нужно будет с сыном поговорить. Он-то сам, разумеется, поддерживал желание наследника хорошенько отдохнуть и способствовал этому. Но вот мать не очень-то одобряла современность с ее барами дискотеками и проститутками. Вячеслав Сергеевич усмехнулся: жена наивно полагала, что проститутки - тоже веяние нового времени.

- Ну и что? - спокойно откликнулся папаша, снимая плащ. На сей раз он твердо решил отстоять право сына на личную жизнь.

- Как что?! - воскликнула женщина, всплеснув руками. - Может, его уже в живых нет, а ты так спокойно об этом говоришь!

- Погоди орать. Очень тебя прошу, - произнес отец.

Вячеслав Сергеевич обошел жену и направился на кухню - попить водички... с чем-нибудь успокоительным. Но не потому, что он волновался за сына. Ему предстояло отговаривать жену от попыток позвонить в милицию или даже сразу в морг. А это должно было стоить немалых нервов.

В мусорном ведре мужчина увидел бутылку из-под шампанского, а на кухонном столе красовались два бокала, которые отпрыск, видимо, забыл помыть в спешке. Вячеслав Сергеевич улыбнулся, но тут же вспомнил о своем запрете тащить в дом девиц легкого поведения и укрепился в мысли серьезно поговорить с сыном.

Он понимал, что жене совсем не обязательно видеть, что сын был не один. Поэтому Вячеслав Сергеевич первым делом сполоснул бокалы и водрузил их на свое место. Как раз в это время в кухню вошла жена.

- Ты что, совсем с ума сошел?! - снова закричала она. - Моешь посуду в тот момент, когда твой сын неизвестно где, да к тому же еще и ночью!

- Послушай, - мягко сказал отец. - Он ведь не маленький и сам может решать, что ему делать и куда ему идти.

- Но если он куда-то собирался, то обязательно предупредил бы, - не сдавалась женщина.

- Да предупреждал он меня, - не моргнув глазом, солгал Вячеслав Сергеевич.

- А почему ж ты мне ничего не сказал?! - возмутилась жена. - И почему он сам мне ничего не сказал?!

- Причина одна - твои нервы, - пояснил отец. - Ну, сама подумай... Если бы это сказал он, ты бы никуда не поехала. Сидела бы у телефона и ждала, когда же он позвонит или приедет. Если бы я тебе все рассказал, ты б в театре места себе не нашла и в любом случае рванула бы домой. А мы, по-моему, неплохо провели время. Вот пусть и наш сын его хорошо проведет.

- Вы оба смерти моей хотите! - почти проревела женщина. - Я же с ума сходить буду, если он сейчас же не вернется... Это все ты виноват!

- Я? - Вячеслав Сергеевич удивился, услышав в голосе жены по-настоящему злые нотки.

- Ты! А кто ж еще?.. Это ты его таким сделал своими денежными подачками! Сто долларов в неделю на развлечения!

Вячеслав Сергеевич покраснел. Он ведь и не догадывался, что жена знает о его финансовых вливаниях в бюджет сына.

- Стыдно стало? - прошипела женщина. - Думал, что я полная идиотка и совсем ничего не вижу?

- Нет, - неожиданно спокойно произнес отец. - За дуру я тебя не держу. Просто мне кажется, что в его возрасте можно позволить себе швырять деньгами направо и налево. Молодость, знаешь ли, проходит... А мои подачки, как ты их называешь, лишь небольшая компенсация за то, что он по твоей воле работает в школе и пытается хоть чему-нибудь научить этих малолетних дегенератов.

Вячеслав Сергеевич никогда бы не стал в другой ситуации оправдывать сына таким способом. Просто он терпеть не мог, когда жена узнавала его маленькие тайны. Он чувствовал себя в таких случаях безнадежным кретином.

- Ладно, - пошла на попятную женщина. - Успокойся.

Мужа она очень любила, а еще больше уважала. Причем, уважала с того момента, как познакомилась с ним. Он уже в молодости подавал большие надежды, и ей пришлось довольно скоро смириться с тем, что она будет всегда в тени.

Женщина любила спорить и частенько устраивала мужу сцены, на которые тот, впрочем, не обращал особого внимания. Но если уж обращал, то лучшим выходом было как можно быстрее сгладить ситуацию, потому как дуться ее муж мог потом целый месяц.

- Ладно, - повторила она. - Речь не о том. Нам теперь надо думать, где сына искать.

- Нигде его не надо искать, - буркнул в ответ Вячеслав Сергеевич. - К утру сам найдется... В общем, не знаю, как ты, а я пошел спать.

- Мне б твои нервы, Слава, - всхлипнула женщина.

- Забирай, мне не жалко, - отозвался муж, направляясь в ванную.

Всхлипнув еще раз, женщина вновь отправилась в комнату сына, чтобы найти хоть какой-нибудь намек на то, где он может в данный момент находиться. Мать с удовлетворением заметила, что в комнате царил полный порядок. Выделялись лишь две вещи: толстая тетрадка и ручка, брошенные на письменном столе. Женщина подошла поближе и включила настольную лампу.

На тетради ровным красивым почерком было выведено слово "Дневник". Чуть ниже находилась приписка, сделанная красным фломастером: "Если я вдруг забуду это чудо на столе, убедительная просьба НЕ ЧИТАТЬ!" Мама протянула руку, чтобы открыть дневник, но, увидев предупреждение, замерла, обдумывая, как лучше поступить. Элементарная порядочность боролась со страхом за жизнь сына. Совесть боролась с нервами. Однако победили эмоции. "Я только последнюю запись посмотрю", - как бы оправдываясь, прошептала женщина...

"Уже давно мне снится один и тот же сон... Я иду по шумному городу. На улице масса людей, и все они о чем-то говорят. Их разговор превращается в сплошной гам. Слышны возмущение, гнев, нетерпение, ненависть. Мне неуютно, я хочу вырваться из этого кошмара... но не могу. Толпа затягивает своей страшной и одновременно притягательной силой, она хочет поглотить меня, обезличить, сделать таким же, как все. Взорвать хочет она меня, чтобы раскаленной лавой потек я туда, куда меня поведут... И тут появляешься ты!.. Такая же прекрасная, как всегда, такая же добрая. Ты ласково гладишь меня по голове, нежно целуешь в лоб. И я успокаиваюсь... Картины города начинают меняться. Теперь нет огромных каменных домов, нет машин, нет людей. Только ты и я в огромном зеленом парке с фонтанами. Мы улыбаемся друг другу, ты берешь мою руку в свою (совсем, как тогда!), и мы бежим, не разбирая дороги. Нам не важно куда бежим, важно только то, что мы снова рядом. Ты смеешься, и твой смех дает мне силы... Перед нами огромный дворец. Колонны, множество колонн, величавые лестницы, высокие своды. Мы начинаем играть в прятки. Я прячусь от тебя, однако ты меня постоянно находишь. Но вот наступает моя очередь водить, я прижимаюсь к колонне и медленно считаю до тридцати. Потом я принимаюсь искать... Бегаю по этажам в надежде заметить тебя, но не замечаю. Я зову тебя, но мне отвечает лишь эхо... Ты исчезла!.. Только в этот момент я вспоминаю, что тебя уже давно нет. И острая всепоглощающая боль охватывает душу. Как будто я мог что-то изменить тогда... Я закрываю глаза, слезы текут по моим щекам, и я их чувствую. Это теплые соленые струйки человеческих воспоминаний о чем-то добром и светлом, но навсегда потерянном... Холод заставляет меня открыть глаза. Вокруг произошли разительные перемены. Нет, я там же, где и был... почти там же. День кончился, за окнами дворца ночь. Черное небо усыпано звездами. Но сам дворец... Теперь это, скорее, некрополь. Вокруг надгробные плиты и памятники! И все это при полной ужасающей тишине. Можно услышать, как бьется сердце, как пульсируют вены. Здесь нет ни одной живой души. Даже воздух застыл в почтении к усопшим и не рискует тревожить этот зал скорби... Я медленно двигаюсь между захоронениями. Шаг, удар сердца, шаг... Удар, удар, шаг... И вот я вижу мраморный памятник. Это скульптура женщины. Она протягивает руку с открытой ладонью ко мне. Сам не понимая зачем, я прикладываю свою ладонь к ее ладони и ощущаю, что она теплая, как рука живого человека. Я поднимаю глаза, чтобы разглядеть лицо скульптуры и вижу... ТВОЕ ЛИЦО... Ты грустно улыбаешься мне, слеза скатывается по твоей щеке. Я не успеваю сказать тебе "Прости!". Твой лик вновь каменеет, а на щеке застывает мраморная слеза... Внезапно земля уходит из-под ног, я начинаю проваливаться в темноту... И опять этот шумный город. Опять эта толпа. Но я уже не иду с людьми. Я не хочу идти с ними. Я стою на месте. Я буду стоять так, пока не решусь пойти против течения... Дальше я всегда просыпаюсь".



Эпизод 8

В сознании молодого человека что-то щелкнуло, и оно прояснилось, как если бы кто-то переключил телевизор в его голове с одной программы на другую. Люди с удивлением, перемешанным со страхом, смотрели на человека, который неожиданно на их глазах ринулся под поезд.

Парень попытался остановиться, внутренне понимая, что это бесполезно. Он судорожно взмахнул руками и вдруг ощутил, как кто-то хватает его за плечи. Направление его движения резко переменилось, и молодой человек упал раньше, чем достиг края платформы, а уже через мгновение поезд занял все ее пространство.

В первую минуту он лежал абсолютно без движения, не в силах поверить, что все-таки остался жив. В эти мгновения толпа, огибая его, вливалась в поезд, и через некоторое время платформа заметно опустела. Молодой человек попытался встать, но его конечности, онемевшие от пережитого ужаса, не позволили ему этого сделать. Прямо над собой он услышал надтреснутый старушечий голос:

- Ну это надо же! До чего докатились. Уже и в метро пройти нельзя! Нажрался, понимаете ли, и лежит, отдыхает. Вот молодежь-то пошла, а! Хоть бы людей постыдился.

Но парень уже не обращал внимания ни на что. Совершив над собой дикое усилие, он все же сумел подняться. Затем, пошатываясь, побрел в сторону эскалатора...

На улице было все так же жарко. Машины носились в разных направлениях по проезжей части, пешеходы сновали туда сюда. У каждого была своя цель, каждый что-то искал. И всем им не было никакого дела до очень странного человека, неуверенной походкой шагающего по тротуару. Пожалуй, лишь у него не осталось ничего в жизни. В жизни, которая все же оборвалась, когда он намеренно бросился под колеса проезжавшей мимо машины, не вынеся чудовищных мук, терзавших его разум.



Эпизод 9

- Сынок, бедный мой сыночек, - заливалась слезами женщина. Уже прочитав треть дневниковой записи, она все поняла. А уж, дочитав до конца, просто не смогла сдержать слезы.

Услышав плач жены, Вячеслав Сергеевич немного удивился и решил разобраться, в чем дело. Он, в общем-то, и ожидал, что жена не успокоится так просто. И ведь так будет продолжаться все время, пока сын не перестанет шляться по барам и дискотекам!

Не успел Вячеслав Сергеевич войти в комнату, как женщина бросилась к нему на грудь, и зарыдала еще громче.

- Слава!.. Слава! - захлебываясь в слезах, лепетала она. - Это ведь я... Я во всем виновата!.. Я!

- Ты что, с ума сошла? - не на шутку перепугался Вячеслав Сергеевич. - В чем таком ты виновата?.. Ничего с ним не сделается. Погуляет и придет.

- Нет, Слава, виновата, - вздрагивая от рыданий, продолжила женщина. - Это я... Я ему тогда сказала про Оксану, что он...

- Что?! - выпалил муж.

- Что он виноват, - выдавила из себя мать. - А он теперь это в себе носит! Постоянно!.. Постоянно носит вину в себе. Думает, что виноват... А ведь он и не виноват вовсе!

- В чем он виноват? - спросил мужчина и немного встряхнул жену. - И причем тут Оксана?

На короткий миг Вячеслав Сергеевич явственно вспомнил добрые глаза девушки, только что вышедшей из детского возраста, - такие беззащитные, но вместе с тем полные уверенности, что все всегда должно заканчиваться хорошо. Эта уверенность не покидала ее до последнего дня...

Да... Тот день... Наверное, это был выходной. Они оставались дома. Их сын и Оксана, отобедав с ними, удалились на концерт какой-то модной группы. А он всю дорогу размышлял о будущем своего отпрыска. Размышлял под аккомпанемент бесконечного словоблудия жены относительно того, как все будет хорошо, когда это будет. В принципе, Вячеслав Сергеевич был не против предполагаемой женитьбы сына, хотя и считал, что тому все-таки рановато обременять себя семейной жизнью. За финансовую сторону данного вопроса отец не волновался - Вячеслав Сергеевич уже давно зарабатывал столько, что хватило бы на содержание трех семей. Да еще один положительный момент присутствовал: можно было попытаться уговорить жену прекратить попытки сделать из парня учителя и дать ему возможность стать, к примеру, юристом. Ведь Вячеслав Сергеевич не вечен!

Так прошел день, наступил вечер... Сын появился несколько раньше, чем его ожидали, и выглядел очень неважно.

"Мы пораньше ушли, - мрачно сказал он родителям. - А, кажется, где-то вирус подцепил... Голова болит, знобит".

Переполошившаяся мать немедленно пошла за лекарствами, возмущаясь на ходу относительно всех молодежных концертов вместе взятых и этого в частности. А Вячеслав Сергеевич осторожно поинтересовался: "Где Оксана? Почему вы не вместе?" Парень пояснил: "У нее дела дома, она туда поехала". Услышавшая эту реплику сына мама, громко спросила с кухни: "Ты ее проводил?!" Последовал ответ: "Да я хотел, но она не согласилась. Отправила меня домой отлеживаться".

А на следующий день Вячеслав Сергеевич пришел домой, когда сын уже закрылся в своей комнате, и жена сообщила, что Оксану изнасиловали и убили... Тогда женщина что-то вопила о бессердечности своего сына, который не смог проводить беззащитную девушку до дома. Вячеслав Сергеевич подумал, что жена просто в шоке.

Он сумел вызвать сына из комнаты минуты на три, дал ему денег, велев передать их родителям Оксаны, и предупредил, что на похороны и поминки парень поедет с дядей Сашей. Вячеслав Сергеевич, услышав слова жены, поймал себя тогда на мысли, что боится подобных обвинений и со стороны матери Оксаны, а потому совершенно сознательно решил привлечь своего брата - директора крупного охранного агентства. Однако, как выяснилось позже, старания были напрасны: родители Оксаны не только ни обвинили парня, но и продолжили относиться к нему, как к родному сыну...

- Вера... - слегка севшим от волнения голосом произнес Вячеслав Сергеевич. - Вера, ты что тогда... действительно сказала ему, что это он виноват в смерти Оксанки?

- Да! - жена утвердительно кивнула головой, не переставая плакать.

Внутри у мужчины все буквально оборвалось. Секунд десять он хранил полное молчание, а потом...

- Дура!!! - завопил он. - Ты абсолютная дура!

Вячеслав Сергеевич схватил жену за плечи и очень сильно встряхнул.

- Я завтра же звоню Ждановичу! - проорал он в испуганное лицо Веры. - Как-никак лучший психолог у нас!.. Ты хоть понимаешь, что ты наделала, скотина?!

- Теперь понимаю. Слава, я же не знала, что на него это так подействует, - лепетала женщина.

- Ты никогда ничего не знаешь!.. Любой практикующий психотерапевт тебе скажет, что именно такими глупостями наносятся душевные травмы. На всю жизнь травмы! Ты только представь... Парень получает известие о смерти любимой девушки, без двух минут жены, а тут еще родная мать обвиняет его во всех смертных грехах.

Мужчина перевел дух и продолжил уже более тихо:

- Все. С завтрашнего дня он не будет преподавать в школе... Пусть выбирает себе занятие по душе, я ему оплачу любое второе высшее образование. Может, это вытащит его из того дерьма, в которое ты его загнала. Дальше... Завтра же он идет к Ждановичу. И скажи спасибо, если у него обычное нервное расстройство. Я бы на его месте тронулся.

- Ладно, Славочка. Пусть все так и будет, - поспешила согласиться женщина. Она первый раз увидела своего мужа в таком бешенстве и от испуга даже плакать перестала.

- Да!.. Так все и будет... Боже мой, я столько времени работаю в сфере психологии, столько о ней говорю, что ты уже сама должна стать специалистом, меня наслушавшись.

Вячеслав Сергеевич окончательно выдохся и почти без сил опустился на кровать... Но тут он ощутил под собой не мягкий пружинящий матрас, а что-то твердое. Мужчина тут же привстал, одновременно вытаскивая из-под себя красную папку. Неудивительно, что он ее и не заметил сразу - она полностью сливалась по своему цвету с покрывалом.

- Это еще что такое? - проворчал Вячеслав Сергеевич.

- Да, действительно, - отозвалась его жена, которая искренне хотела смягчить напряженность.

Мужчина аккуратно открыл папку и слегка присвистнул.

- Н-да... - протянул он. - Сын-то у нас с тобой еще и художник. Взгляни.

Вера, внутренне вся сжавшись, села на краешек кровати рядом с мужем и посмотрела.

- Оксанка, - с дрожью в голосе проговорила она, увидев перед собой прекрасно выполненный портрет. А Вячеслав Сергеевич перелистнул страничку... и помрачнел.

Рисунки чередовались в шокирующем и ужасающем порядке: портрет живой красивой девчонки, потом она же, но в виде трупа; снова портрет девушки и опять картина убийства... Их было много. Сколько - Вячеслав Сергеевич не посчитал, но много: дышащих жизнью лиц и бездыханных тел.

Вячеслав Сергеевич с трудом закрыл папку, почувствовав, как его рука дрожит, будто он только что не странички перелистывал, а ворочал тяжелые каменные плиты. Девушка с последнего рисунка чем-то неуловимо напоминала Оксану, однако это явно была не она.

Мужчина громко сглотнул слюну.

- Так, - выдавил он из себя. - У сына психика расстроена гораздо сильнее, чем я предполагал. Его, может, даже госпитализировать придется...

Вера взглянула на своего мужа глазами, полными ужаса, и Вячеслав Сергеевич поспешно добавил:

- Ну, ничего, я думаю, его быстро вылечат.

Однако в последних своих словах отец уверен не был.



Эпизод последний

Это был на редкость хмурый день: низкие темные облака заволокли небо, явно должен был пойти дождь, но его все не было - так же, как не было и его. Теперь он лежал в гробу, а автобус вез его тело в новую квартиру.

Работники морга настоятельно не рекомендовали открывать гроб - слишком мало осталось от того, кто некогда был полным сил здоровым и молодым человеком. Громко голосила мать; отец молчал, тупо смотря в одну точку; причитала его сестра, специально вызванная откуда-то из-за границы.

Дядя Саша - этот вечно веселый и добродушный человек - в зале прощания был в темных очках, чтобы никто не смог увидеть его слез. Но слезы все равно стекали по его щекам. Да и когда еще увидишь мужчину, который не может сдержать своей душевной боли, как не на похоронах... У дяди Саши никогда не было детей, больше всего на свете он любил племянника.

После морга дядя Саша сел в свою черную роскошную иномарку и сказал, что встретится с остальными уже на кладбище. Было видно, что он не хочет надолго оставаться с гробом. С тем, что так напоминало ему о чудовищном контрасте: живой, улыбчивый, остроумный, эрудированный парень и мертвый... никакой.

Автобус проехал через ворота кладбища и медленно проследовал к свежевыкопанной могиле, где остановился. Все вышли. Аня, зябко поеживаясь, встала рядом с Вячеславом Сергеевичем. Ей очень хотелось быть поближе к гробу, поближе к любимому человеку. Да, именно к любимому. Еще с детства, когда они учились в одной школе, Аня обратила внимание на своего весьма и весьма симпатичного одноклассника. Потом пришла юность, и чувство оформилось окончательно. Долгими ночами, лежа в кровати, девушка думала только о нем. Вспыхивала от стыда, когда мечты принимали более осязаемую форму, и страшно смущалась собственного бесстыдства, представляя себе лежащего рядом парня: нежного, ласкового, заботливого - ее молодого человека. Ну а тщетность попыток привлечь внимание любимого Аню не останавливала...

"Прощайтесь", - произнес работник кладбища. Страшное слово. Страшно и больно прощаться с живым и любимым человеком, ведь в каком-то закоулке души можно сохранить надежду на его возвращение, но вдвойне больно, когда знаешь, что это навсегда, вдвойне страшно, когда понимаешь, что оттуда не возвращаются.

Люди выстроились в полукруг около гроба и молча простояли пару минут, только всхлипывания женщин нарушали тишину.

Потом... А потом могильщики взяли гроб и опустили туда, где ему предстояло лежать по крайней мере до тез пор, пока время не сотрет его и останки, покоящиеся в нем, в порошок.

Ане стало вдруг очень тяжело находиться вместе со всеми этими людьми. Звук опускаемого гроба будто вырвал ее из оцепенения. Ей так захотелось побыть одной. А потому девушка наскоро распрощалась, отказавшись и от слезного предложения поехать помянуть усопшего. Да что толку поминать? А помнить о нем она ведь будет всегда... "Господи, а я ведь однолюбка!" - появилась страшная в своей безысходности мысль. И Аня, выйдя за ограду кладбища, зарыдала. Она плакала по тому, что так и не было найдено, но ушло безвозвратно.



***

Адрамелех вошел и в нерешительности застыл на пороге.

- Что ты хочешь мне сказать? - раздался голос.

- Толкатель вернулся, - быть может несколько более торжественно, чем следовало бы, ответил Адрамелех.

- Я знаю, - на выдохе и почему-то грустно, словно вспоминая о чем-то прошедшем и очень дорогом, произнес Сатана.



***

Прошел год. Долгий мучительный год... Каждый раз, приходя в школу, Аня не могла отогнать от себя воспоминания. Вначале, не в силах сдержать себя, прямо во время урока говорила детям "Простите, пожалуйста" и убегала в туалет, где давала волю душившим ее слезам. Еще хуже было, когда урок приходилось вести в 7"А" классе... Его классе... Поначалу дети пытались узнать, куда делся их учитель по русскому. Но каждый раз, видя побледневшее лицо Анечки, они быстро отставали с вопросами.

Аня не хотела идти на кладбище в годовщину смерти. Ей не хотелось встречаться с родителями и родственниками любимого. Ей хотелось побыть с ним наедине хотя бы после смерти, ведь при жизни такого не случалось. Она выбрала день, пришла на кладбище, на его могилу и... застыла, увидев памятник.

Это были две мраморные скульптуры: девушки и молодого человека. Они протягивали друг другу руки с открытыми ладонями.

Ане вдруг почудилось, что она слышит счастливый смех, его смех, к которому примешивался смех неизвестной девушки - такой чистый, такой проникновенный и пронизанный искренней любовью. Аня взглянула на памятник. Нет! Смех исходил не от этого искусно выполненного, но неживого куска мрамора; он шел откуда-то извне.

И вот тут Аня все поняла, а внутри у нее будто что-то оборвалось... Он сейчас, наверное, более счастлив, нежели она сама. Но может ли быть счастлив мертвый? Бред, бред! И Аня быстро зашагала к выходу с кладбища.



Вместо эпилога:

Отвергнутый людьми, непонятый богами
Ушёл во мрак ночей. Туда, где вмиг кострами
Уснувшая пещера осветилась.
И здесь его душа по-новому родилась.
Глаза зажглись неведомым огнём,
На сердце у него осталась только ярость.
Бессмертие обрёл, окреп, зарос
И стала глупостью казаться жалость.
На землю вторгся вновь крушить и убивать,
Чтоб души презирающих заставить уважать.
С тех пор его бояться стали люди,
И позабыли то, откуда сам он будет.
Его сочли чуть-чуть слабее Бога,
Сложили мифы и заставили детей
Не поминать о нём, но помнить, что он строго
Заставит их страдать и мучаться.
Ей-ей, ужель они так скоро позабыли,
Как душу и мечту его убили?

И миллионы лет с тех пор прошли,
Погибли многие великие народы,
Расцветшие, чтоб вновь уйти,
И захватить с собою страх и моды.
И вы уйдёте вслед за остальными.
Ваш мир ничтожен столь же, сколь и мним.
Лишь он останется в своей пещере,
Никем не понят, не любим.


1996 - 2001  



© Олег Малахов и Андрей Василенко, 1996-2017.
©
Сетевая Словесность, 2001-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность