Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СТИХИ


The Clod and the Pebble

Love seeketh not Itself to please,
Nor for itself hath any care;
But for another gives its ease,
And builds a Heaven in Hells despair.

So sang a little Clod of Clay,
Trodden with the cattles feet;
But a Pebble of the brook,
Warbled out these metres meet.

Love seeketh only Self to please,
To bind another to Its delight:
Joys in anothers loss of ease,
And builds a Hell in Heavens despite.

 

"Не ищет выгоды Любовь,
И отведет беду,
Освободит вас от оков,
Построит Рай в Аду!" -

Пропел Ком Глины, поглядев
Из под копыт на свет.
В ручье Булыжник, не стерпев,
Пробормотал в ответ:

"Любовь коварна и блюдет
Лишь выгоду свою,
Она вас в цепи закует,
Построит Ад в Раю!"

My Pretty Rose-tree

A flower was offerd to me:
Such a flower as May never bore.
But I said I've a Pretty Pose-tree,
And I passed the sweet flower o'er.

Then I went to me Pretty Rose-tree:
To tend her by day and by night.
Rose turnd away with jealousy:
And her thorns were my only delight.

 

Мне щедро дарила Судьба
Цветок бархатистый и нежный.
Но я отказался, любя
Лишь Розы цветок белоснежный.

Я к Розе направил стопы,
Она ж отвернулась с досадой.
Лишь острые, злые шипы
Мне были за верность наградой.



© Дмитрий Лялин, 2000-2017.
© Сетевая Словесность, 2000-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность