Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Литературные пародии



ВЛАСТЕЛИН  ОВЕЦ

Подражание Пауло Коэльо


Как все в его роду, Хуан был пастухом. Он пас тех самых овец, которых люди пересчитывали в уме, если хотели уснуть побыстрее. У его деда была всего дюжина овечек, при отце, когда люди научились считать до ста, выросла и отара. А Хуану пришлось пасти большущее стадо: теперь многие умели считать перед сном до тысячи или имели калькуляторы. Дабы засыпающие не сбились со счета, на лбу каждой овцы был крупно написан ее порядковый номер.

Со всех концов Кастилии и даже из далекого Сиэтла люди, страдавшие бессонницей, съезжались сюда, чтобы вкусить долгожданный сон, и не жалели на это денег. В благодарность за процветание, которое Хуан принес их городку, местные жители присвоили ему почетное звание "Властелин Овец". Для полного счастья ему оставалось только жениться на красавице Хуаните, дочери мельника. Тем более, что отец давал за ней в приданое сто мешков пшеницы, гречки и поп-корна. Правда, на девушку давно заглядывался соседский идальго дон Педро Лупанарский, но она и слышать не хотела ни о его фамильном замке, требовавшем капитального ремонта, ни о старинном чайном сервизе на одну персону. Хуанита предпочитала простые хрустальные бокалы, которые Хуан однажды вырезал для нее из ствола сикомора.

Словом, все складывалось самым благоприятным образом. Но однажды у Хуана пропала овечка номер шесть. Она блеяла так жалобно, что людям хотелось поскорее заснуть, лишь бы только не слышать этого звука. Хуан пытался было ставить на ее место овечку номер девять, перевернутую вниз головой, но клиенты стали сетовать на кошмарные сны. Можно, конечно, было купить другую овцу и написать у нее на лбу шестерку, однако за долгие годы пастушества юноша сроднился со своей любимицей душой и телом. Он решил во что бы то ни стало отыскать невинное животное. Старая цыганка нагадала Хуану, что следы похитителей ведут в Африку, и посоветовала ему сделать прививки от нечистой силы.

Местные жители приносили юноше в подарок самодельные яды, амулеты, арбалеты и другие нехитрые вещи, которые могли пригодиться ему в дороге. На прощание Хуанита спекла своему жениху яблочный пирог величиной с мельничный жернов. Священник подарил Хуану старый колокол с церкви Ста Семнадцати Мучеников, чтобы отпугивать злых духов. А дед повесил внуку на шею маленький кожаный мешочек и тихо сказал ему:

- Здесь помет твоей любимой овечки. Он поможет тебе учуять ее в любой точке Вселенной.

Хуан простился с родным городком, вскочил на своего вороного арабского мула и поскакал навстречу Судьбе. Ветер свистел в шнурках его ботинок, леопарды испуганно разбегались из-под копыт. Но едва юноша пересек границу Магриба, как мул вдруг сбросил его на землю. А сам превратился в муллу и, выхватив ятаган, грозно воскликнул:

- Именем пророка повелеваю: или ты немедленно обратишься в истинную веру, или одно из двух!

Юноша, сохраняя хладнокровие, сказал:

- О, посланец Аллаха! Не успеешь ты сосчитать в уме моих овечек, как я стану правоверным мусульманином. Раз, два, три...твой ятаган тяжелеет...четыре, пять... твоя чалма наливается теплом...

Мулла погрузился в глубокий сон, а Хуан схватил свои пожитки и бросился бежать. Вскоре он очутился в пустыне и стал искать там следы Шестой Овечки. Вместо них он наткнулся на всадника в черном плаще. Занеся меч над головой Хуана, тот крикнул на неизвестном языке:

- Что нужно тебе здесь, о чужеземец?

Вместо ответа Хуан вынул из своего кисета пачку "Кэмел".

- А, верблюд... - кивнул воин. Юноша достал еще две пачки.

- Целый караван! Зачем столько? - заинтересовался тот.

Знаками Хуан объяснил, что на одном верблюде будет ехать он со своей поклажей, а второй верблюд будет везти на себе третьего, чтобы сэкономить его силы для перехода через пустыню. Туда, где злые духи спрятали Шестую Овечку.

Но вместо обещанных верблюдов воин привел целую шайку разбойников. Как Хуан ни бился, они отобрали у него все имущество, включая яблочный пирог, в который Хуанита заботливо запекла все его деньги. Чудом уцелели лишь мешочек с пометом да бутылка в котомке. Когда юноша открыл ее, оттуда появился добрый Джинн-с-Тоником и прошептал ему древнюю мудрость: "Тише едешь - дальше будешь!"

- Едешь... будешь... - повторило Эхо Духа.

Юноша посмотрел вокруг. Песчинки еле-еле двигались, подгоняемые слабым ветерком. Хуан сел на бархан и стал ждать. Не прошло и недели, как вместе с песком его принесло к оазису. Он передохнул и с первым же попутным самумом отправился к соседнему вулкану. Дружелюбно пофыркивая, поток лавы понес юношу в нужном направлении. А тут, на счастье, подоспело и землетрясение. Умело используя силу подземных толчков, Хуан медленно, но верно приближался к Цели своего Путешествия. Он чувствовал, что Тантрические Силы помогут ему найти пропавшую овечку. Ведь без нее тысячи людей в его родном городке никак не могли заснуть!

В пустыне было так жарко, что даже мумия Рамзеса Второго высунулась из пирамиды и попросила клубничного шербета. Хуан наверняка погиб бы от зноя, но вдруг откуда-то появился богато одетый человек на белоснежном шестигорбом верблюде. Он учтиво привествовал Хуана и предложил ему разделить с ним трапезу.

- Мне нечем отплатить вам за доброту...- смутился юноша. - Мой мул меня сбросил, я ограблен разбойниками...

- Но пораженья от победы, сын мой, ты сам не должен отличать, - рассудительно ответил незнакомец. Он нажал на один из горбов своего верблюда - оттуда хлынула прохладная родниковая вода. Из другого горба незнакомец извлек ароматный шашлык, из третьего - бутылки и рюмки, из четвертого - свежие фрукты, из пятого - тарелки, салфетки и меню. А когда оба они утолили голод и жажду, незнакомец достал из шестого горба книгу и протянул ее юноше:

- Вот творение великого бразильского мудреца Пауло Коэльо. Если ты перепишешь эту книгу сто раз и разошлешь ее ста своим друзьям, то автор получит много-много денег, а ты - счастье.

Хуан жадно принялся за чтение.

"Рыцарь Полезного Образа переходит улицу только на Зелёный Свет. Он всегда моет Руки перед Едой. Рыцарь Полезного Образа переводит старушек не только через улицу, но и через пустыню Сахару. Он всегда готов к труду и обороне. Если же враг временно одолевает, Рыцарь понимает: ангел, осенявший его вдохновением, отлучился по божественной надобности. Когда он вернется, Рыцарь выиграет Праведный Бой - пусть даже по очкам. Он всегда следует Своей Стезей. И тут неслышно подкрадывается новый Враг со скрижалями в руках. Но Рыцарь всегда настороже. Он сурово отвечает: "Фиг тебе, Враг!" И пристыженный противник бежит прочь".

Хуан читал и чувствовал, как на его босых ногах вырастают рыцарские шпоры, а пастушеский посох превращается в Алебарду Доброты. Он продолжал глотать волшебную книгу страницу за страницей: "Рыцарь Полезного Образа мудр, как змея, и простодушен, как голубь, фаршированный черносливом. Он использует любой момент для общения с Душой Света Центра Бытия. Даже в самый разгар схватки Рыцарь вдруг откладывает свой меч и начинает медитировать. Он не обращает внимания ни на вражеские стрелы, ни на кипящую смолу, льющуюся ему за шиворот. Он прислушивается к голосу ветра и беседует по душам со звездами".

Хуан дочитал том и взволнованно спросил незнакомца:

- Когда я стану таким Рыцарем, найдется ли моя овечка?

Тот усмехнулся:

- Эх ты, Хуанушка-дурачок...Пойдем-ка лучше к Сфинксу. Если ты правильно ответишь на его вопрос, то получишь свое животное. А если нет...

Незнакомец сорвал с верблюда подкову и согнул ее в бараний рог. Хуану стало страшно, но он не подавал виду, а только громко клацал зубами и дрожал всем своим астральным телом.

Сфинкс грозно посмотрел на юношу немигающими каменными глазами и спросил:

- Правда ли, что Пабло Коэльо - величайший писатель всех времен и народов?

Незнакомец, выглянувший из-за скалы, громким шопотом подсказывал Хуану: "Да!!! Культовая фигура интеллектуалов!!" Но Хуан, немного подумав, сказал:

- Буква "б".

- Бестселлеры! - одобрительно шептал ему незнакомец. - Борхес - баран!

- Есть такая буква, - кивнул Сфинкс. - Хочешь ли ты, о пришелец, получить в награду чудо-кастрюлю, которая сама варит и сама ест? Кастрюлю - в пирамиду!

Соблазн был велик, но юноша вспомнил совет старой цыганки: "Бороться и искать, найти и перепрятать!" Он спокойно ответил:

- Я могу назвать все слово. Вернее, два. Точнее, три.

Все вокруг замерло в ожидании. И юноша промолвил:

-  Это брэнд сивой кобылы.

Сфинкс пошатнулся и бросил под язык таблетку нитроглицерина величиной со скалу. Но и она не помогла. Гигант рухнул, подняв тучу пыли. Так Хуан постиг Третью Тайну Мира: "Если хочешь быть здоров - закаляйся!"

Изрыгая дым и серу, незнакомец зарычал:

- Вот как ты отплатил за мое гостеприимство?! Получай же свою паршивую овцу!

Он швырнул юноше клок шерсти с цифрой "шесть" и дьявольски захохотал. В ярости Хуан бросился на злого демона. Тот уже занес над ним шестизарядную палицу, обвитую гремучими змеями. Но тут ангел-хранитель Хуана сделал демону подсечку, и они покатились по раскаленному песку, плюясь и выкрикивая: "Шакал, сын мангала!" "За шакала ответишь!"

Неожиданно Нил широко разлился, и Хуан оказался в бурном потоке рядом с различными животными. Они плыли так долго, что речные обитатели стали принимать юношу за своего. Когда он проголодался, дородная крокодилица накормила его своим молоком. В ответ Хуан угостил ее из заветной бутылки. Захмелев, крокодилица запела: "Уч-Кудук, три наперстка..." Тут юноша понял, что скоро увидит Того, Кто.

И действительно, прямо перед ним в тени развесистой смоквы сидел Верховный Алхимик аль-Турксиб. Он быстро-быстро переставлял волшебные наперстки. Магическими письменами на них было начертано: "Суть Жути", "Муть Мира" и "Мир, Труд, Май!" Тот, кто угадает, под каким наперстком спрятан шарик, станет понимать язык животных, деревьев и камней (со словарем). Остальных оставят на второй год в подземелье.

Завидев Хуана, великий чародей оторвался от своих занятий и сказал:

- Какие люди! Звезды давно предсказывали мне эту встречу.

Сердце Хуана затрепетало. Он почтительно спросил старика:

- Скажи мне, кудесник, любимец богов, что сбудется в жизни со мною?

Тот улыбнулся:

- Предсказания будущего - суббота, с двух до пяти. А по будним дням я только и могу, что превратить свинец в золото. Смотри!

Алхимик схватил свой Философский Кирпич и дал Хуану по зубам. Пломбы юноши тотчас стали золотыми.

- Но это еще не все, - подмигнул ему аль-Турксиб. - После многолетних опытов я научился превращать любую вещь не только в золото, но и в нефть, хлопок или мех!

- Зачем? - удивился Хуан.

- Затем, что в ученых трактатах и газетах пишут: "Нефть - это черное золото!", "Хлопок - белое золото", "Мех - пушистое золото".

- А нет ли там слов "Помёт - вонючее золото"? - с надеждой спросил Хуан. Он вывалил перед Алхимиком содержимое своего кожаного мешочка. - Заклинаю, оживите мою овечку! Как брата прошу, слушай!

Аль-Турксиб задумался. Он смешивал в колбах загадочные жидкости и пил их, чертил магические круги, чесал в затылке Философским Кирпичом.... Вначале у него получился кактус, поросший овечьей шерстью, затем, наоборот, овца в колючках. И лишь когда Алхимик выкрикнул заветную эзотерическую формулу "Трах-тох-тибидох!", в его шатер вбежала Шестая Овечка. С ласковым блеянием она бросилась в объятия Хуана.

Юноша со слезами на глазах благодарил мудреца и клялся назвать всех своих будущих детей в честь элементов периодической системы. Алхимик растроганно улыбнулся и смахнул пылинку со своих старинных песочных часов, которые опять отстали на две тысячи лет. На прощание он дал Хуану сосуд с Эликсиром Молодости и предупредил:

- Помни: каждая его капля делает человека моложе на тридцать лет. Особенно, если он не ест мучного и регулярно делает Зарядку.

Усталые, но довольные возвращались Хуан с овечкой домой. Наконец-то все невзгоды позади, и они снова заживут душа в душу!

В родном городке их встретил звон колоколов. Сердце юноши тревожно сжалось: значит, старый развратник Педро все-таки вынудил Хуаниту выйти за него! Кровь Хуана закипела. Он хотел было вызвать негодяя на поединок, но вспомнил, что оформление вызова займет месяц, а то и два. Что же делать?! Неужели все его страдания были напрасны...

Ангел-хранитель толкнул его в бок: "Болван, а Эликсир Молодости?!" Хуан затесался в толпу свадебных гостей и незаметно влил в бокал жениха каплю волшебного средства. Дон Педро осушил его - и тут же превратился в младенца! Хуан подхватил невесту на руки и понес ее к алтарю. Радостно блея, овцы и люди приветствовали молодых. Ветви сикоморов сплетались вокруг них, планеты кружились то в фламенко, то в фанданго.

И только сосунок дон Педрик тихонько хныкал. В суматохе ему забыли сменить его железные памперсы.




Литературные пародии: оглавление




© Семен Лившин, 2004-2018.
© Сетевая Словесность, 2004-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность