Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



ИУДИНО  ДРЕВО


 


      * * *

      Время по имени морок.
      Время по имени скорбь.
      Пишет в донбасской конторе
      Мартирологи Господь.
      Ни воздаянья, ни манны.
      Грады у эха во рту.
      Линией размежеванья
      Чаши несут темноту.
      Воздуха минное гетто.
      Время по имени страх.
      Здесь географию смерти
      Вызубрил каждый овраг.
      И облаков шестикрылость
      Не упадает с высот.
      Время по имени милость,
      Мы для эпохи не в счет.
      Ангел другого пошиба
      Ждет у поспешных могил -
      В каждом окрестном изгибе
      Время по имени гибель,
      Лесостепной Азраил.
      И не утишит полета
      Над разбомбленным селом
      Танка и гранатомета
      Региональный псалом.

      _^_




      * * *

      Ангел ушел пешком
      С крыльями-вещмешком.
      Контурное перо
      Врезалось под ребро.
      Цвет галилейский стих
      В лилиях полевых.
      Зерен горчичных прах
      В наших с тобой руках.
      Ворон прифронтовой
      Вьется над головой.

      _^_




      * * *

      Мне выпало жить на краю страны
      Одною из малых сих.
      И если не в самом пекле войны,
      То до него за миг.
      Не день сурка, а синдром курка,
      В углах четырех земли.
      И весть блаженная далека
      С фальцетом ее сулы.
      Степного Данта за лимбом лимб
      Да воздух пороховой.
      И все страшнее времен калибр
      Над полночью типовой.

      _^_




      * * *

      1.

      Напрочь распался в любовном и синем
      Богов чертеж.
      Личным пространством души трехаршинным
      Не зачерпнешь
      Буквиц лекарственных фармакопею
      От фонаря.
      ...Что там Державин про песню военну,
      Про снегиря?

      2.

      Не отследить от обстрела к обстрелу
      Весь некролог.
      Как ты ветвишься, Иудино древо,
      Сквозь потолок,
      Как окружаешь дрожанием тварным
      Душу мою
      В городе маленьком партикулярном
      Тьмы на краю.

      _^_




      * * *

      Прожиточный минимум прифронтовой:
      Манатки вокзальных небес,
      Донбасского снега осевший сувой,
      Опасный за спинами лес.
      И ночи с овчинку в руках Эвменид,
      И Горловка в горле горит.
      Шатучая штольня, подвал бытия,
      Всклень полнится чаша твоя.
      Скреби по сусекам суглинков и вод,
      Ищи свой прожиточный жмых,
      Пока наполняется кровью испод
      Скудельных сорочек земных.

      _^_




      * * *
        Мне на плечи кидается век-волкодав
              Осип Мандельштам

      1.

      И опять когтит аорту,
      И в плечо вонзает клык
      Век шакала, век вервольфа -
      К мандельштамову впритык.
      Не течет по здешним рекам
      Чаш семи Господень гнев.
      И не фарес, и не текел -
      Откровенье от пся крев.

      2.

      Жизнь, слетевшая с катушек, -
      Ни луча на небеси, -
      Днем и ночью ты утюжишь
      Все "помилуй и спаси".
      На твоем иконостасе
      Ни соломинки, ни зги.
      И полны боезапасов
      Креп-сатиновы круги.

      3.

      В круге смерти обиходной
      Душу с небом на хребте
      Гонит метр степной погонный
      По немыслимой черте -
      Там, где манна выживанья,
      Где провиденье мертво.
      ...И скрежещут громко жвалы
      Кали-времени сего.

      _^_




      * * *

      Прощальною незримою колонной
      По прорвам горним павшие пройдут -
      От террикона до Иерихона,
      От недр до труб.
      Еще твое не прервано мгновенье,
      Но ждет фугас в каком-нибудь стволе,
      Чтоб стали прахом, гривною разменной
      Твой дом, и век, и лампа на столе.

      _^_




      * * *

      Не чудо и не музыка
      Снежком на обшлажок,
      А неба обезумевший
      Пристрелянный шматок.
      И мы над скорбной чашею,
      Как лист пред татарвой,
      И досочка кончается
      Дорожки световой.

      _^_




      * * *

      Уплывает стальной синевою,
      Огибая копер и притвор,
      Над сухой лакримозой степною
      Убиенных бесчисленный хор:
      Там, вверху, между Градом и Богом,
      Где уже не видны их черты.
      И безмолвствуют чертополохом
      И полынью заросшие рты.

      _^_




      * * *

      Когда слетает небо с петель
      И неусыпен миномет
      Над нашей Северскою Летой,
      Ложится смерть с тобой валетом
      И ждет.

      И нет ни вышнего покрова,
      Ни Волопаса колеи
      У хаты, в том саду вишневом,
      Где мы не Боговы - ничьи.
      Где обагряет нашей кровью
      Фома Близнец персты свои.

      _^_




      * * *

      На линии фронта и тыла,
      Где каждый отринут и наг,
      Нас время беструбно убило,
      Семь звезд низвергая во мрак.
      Истории шабаш постылый
      Повесит на нас всех собак.

      Мы геополитики терра,
      Животной ее железы:
      Нас оптом навеки похерив
      Процесс мировой на мази -
      Вблизи подкидных эл-эн-эров,
      Пленэров расстрельных вблизи.

      Сокрыты палящей печатью
      Живые источники вод,
      И ангел не выйдет с ключами,
      И Бог нам слезу не отрет.

      _^_



© Татьяна Литвинова, 2015-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность