Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СЮРИКИ


  сюрик N 4. Отражения чувств
сюрик N 5. Перевернутый мир
сюрик N 6. Причуды души
сюрик N 7. Вид из окна
сюрик N 8. Поворот направо
сюрик N 10. Поцелуй длиной в Вечность
сюрик N 11. Улица
сюрик N 14. Свет в душе
сюрик N 15. В одном полутоне
сюрик N 16. Клоун в пижаме



сюрик N 4

Отражения чувств

... Она одевалась быстро, но без вкуса.

... Он водил пальцем по замерзшему стеклу, пытаясь определить предначертанный ей путь.

... Отражения слов не совпадали с отражениями чувств.

- Сегодня будет дождь, - сказал он.

- Ну и пусть, - возразила она.

- Это значит, что мы расстанемся на какое-то время.

- На какое?

- На какое-то.

Декабрь засиял красками. Морозное небо. Морозный воздух. Люди, не видя зимы, продолжают заниматься ерундой. На их лицах - стремление достать. Но достать - вовсе не означает сделать. Декабрь смеется над ними... Мы опять вступили в полосу неудач, причем вступили довольно глубоко. А кто это - мы?

... Она теряла его, а находила другим.

... Он освобождал ее от нежелания жить. И жил вместе с ней.

... Отражения слов сталкивались с отражениями чувств.

По грустной банальной улице шел грустный банальный человек. Без шапки, в теплом тесном пальто. В руках он держал букварь. Конечно, это был Буратино. Может, у него закончился хлеб, а может, он просто вышел проветриться. Почему-то захотелось пойти с ним рядом. И спросить: "Мальчик, ты не знаешь, где здесь продается пиво?"

... Она выходила на сцену и просила подняться к ней мужчину-ассистента. Ей отказывали.

... Он стирал с замерзшего стекла предначертанный ей путь и рисовал новый.

... Отражения чувств помогали им быть вместе.

19 дек. 1990




сюрик N 5

Перевернутый мир

... "Мир перевернулся!" Он поднял с пола глобус, взял тряпку и ею стер с "лица земли" толстый слой пыли.

... Часы пробили ужин, высунулась кукушка, кукарекнула, шаркнула лапкой и скрылась.

- Сегодня пойдем на эротику, - вяло предложил он, дожевывая полусгнивший банан.

- Утро вечера... - не успела вымолвить она, как свист чайника нарушил тайный ход ее мыслей.

- Завтра я тебя полюблю, - загадочно произнес он, выковыривая из зуба укрывшуюся в нем кость.

- Запиши, а то забудешь.

- Завтра и запишу.

... Думающие шли мимо говорящих, лукаво ухмыляясь им вслед.

... Ветер с силой рванул форточку, распахнул ее, но раздумал и улетел.

Мы опять остались стоять по самые уши в чем-то теплом и ужасно невкусном. Нас опять кто-то забыл почему-то пригласить к столу. Где давно уже вскипело и местами даже где-то остыло. Так и ходим, полуголодные от той мысли, что не сытые.

В январе все не так, как в декабре. И песни поются на уже не родном, но еще понятном русском языке. Мостовые не чисты, мысли тоже, хотя утро уже настало.

- Сделай-ка яичницу, - подумал он вслух.

- Из каких гвоздей? - подумала она про себя.

- Только без шляпок, - возразил он.

- Значит, ты меня не любишь, - отрезала она.

Он взял ломоть и подавился.

Когда разгонишь глобус до одури, перепутав его с юлой, мир точно перевернется. Земной шарик ведь не игрушка.

Он стирал с лица земли толстый слой пыли. А она все оставалась.

12 янв. 1993




сюрик N 6

Причуды души

... Душа разлетелась на мелкие осколки и каждый из них ускакал в своем направлении.

... От Лукоморья остались только дуб и цепь. Кот ушел за водкой.

Мы стояли на берегу Днепра, ловили ворон и ждали весну. Весна влетела как всегда неожиданно и опять не в те ворота.

- Весна! - крикнул я.

- Ну, - спокойно ответила весна. - Чего тебе?

- Весна! - крикнул я. - Понимаешь, я так спешил, что забыл купить цветы, чтобы тебя встретить.

- А, пустяки, - сказала весна. - Я уже к этому привыкла.

Зазвонили колокола, пробежал трамвай, в кустах кто-то чирикнул. Вернулся из магазина кот, сел под дубом, пристегнул цепь и стал раскупоривать бутылку водки. К нему начал стекаться народ, любители послушать сказки.

- Весна, - крикнул я. - Понимаешь, у меня в голове пусто, душа разлетелась, друзья разъехались, в общем, грустновато...

- А, пустяки, - сказала весна. - Слишком много о себе думаешь. Слишком мало на себя берешь. Отключись.

Я отключился. По небу плыл розовый медведь в голубой пижаме, он показал мне язык и указательным пальцем правой лапы покрутил у виска. Вслед за ним по небу бежал страус. Он легко перепрыгнул через розового медведя и утонул в облаке. Я протер глаза... Кот шарил в дупле в поисках стакана и закуски. На соседних ветвях расселся народ.

Я стал думать, где же моя душа, с кем живет, с кем ест, спит, и почему я такой бездушный. А может, я и кот - это одно и то же? Может, это я пью водку, сижу на цепи и рассказываю сказки? А?

- Весна! - крикнул я.

- Ну, я, - спокойно сказала весна. - Чего ты тут разорался. Я уже здесь.

- Да, правда, вижу. Ну, здравствуй, весна, здравствуй. Мы так по тебе соскучились.

29 марта 1994




сюрик N 7

Вид из окна

... Я высунулся из окна и пролетавший мимо кирпич зацепил кончик моего уха.

... Вздрогнувший при этом мужчина споткнулся и упал, запутавшись в полах пальто шедшей впереди кареглазой женщины. Та дико захохотала.

Тишина накрыла всех с головы до ног. Это была мертвая тишина. Я спросил у тишины, сколько мне осталось ждать до второго пришествия. "Тихо", - таков был ответ. В этой мертвой тишине я услышал непонятный свист. Свист приближался.

- Вы хотите познакомиться? - повела она бровью.

- Нет, я хочу зайти к вам домой.

- Тогда ищите предлог.

- Зайду без него. Тем более, что свистит ваш чайник.

- Да, но я не знакома с вашими друзьями...

В мертвой тишине явственно различались цокот каблучков и стук копыт. Правда, непонятным оставалось, кто за кем шел... Тихо, чтобы не нарушить тишину, пошел дождь. Он пошел как-то мягко, по-кошачьи. И в тот же миг цокот с топотом прекратились.

- Вы слишком наивны, если таким образом хотите меня взволновать.

- А вы не волнуйтесь!

- Давайте лучше подержу вашу шляпу, чтобы не остаться без глаза.

- При чем тут шляпа! Ваш галстук мешает мне расстегнуть блузку.

- А вы лягте поудобнее.

Свист нарастал. Он становился каким-то зловещим. Он уже стоял в ушах. И начинал спускаться от ушей вниз. Тут из-за угла выскочил мальчик и вынул изо рта свисток. На меня снова обрушилась тишина. Спокойная и многообещающая.

- Моя мысль упала к вашим ногам, а я спешу за ней.

- Думаю, вас обоих будет для меня слишком много. Сначала приму вас, а потом мысль. Или вообще обойдемся без нее.

- Не могу. Мне мысль этого не простит.

- Если не можете, этого не прощу я...

Тишина обещала за мной присмотреть. И организовать второе пришествие сразу, без отлагательств. Мне оставалось только одно: либо ей поверить, либо на нее начхать. И в тишине я увидел себя поверившего. Тогда возник свист. Он был пронзительным и шел сначала откуда-то снизу, потом со всех сторон, из всех дверей, щелей, ртов. Он заполнил пространство внутри меня.

- Может, уже перейдем на "ты"? - сказал он.

- Может, сначала перейдем улицу?

- Завтра я приду в то же время.

- Не получится. "Завтра"- это будет совсем другое время. И я буду совсем другая. И завтра кто-то другой наступит мне на пальто.

- Этого я никому не позволю.

- Что, мое пальто пожалел?

Свист появился уже извне. И какая-то сила заставила меня высунуться из окна. Пролетавший мимо кирпич зацепил кончик моего второго уха. "Завтра пойду к лору", - решил я твердо, потирая отбитые уши.

апр. 1995




сюрик N 8

Поворот направо

... Поворот направо оказался поворотом налево, поскольку здесь давно никого не было и все перепуталось.

... От здания отделилась тень супермена, которая в свете фонаря оказалась обыкновенным шнурком. "Кажется, ему хочется курить", - сообразил я, доставая из кармана увесистый кулак.

- Так мы идем в престижный ресторан или в китайский? - переспросила она.

- А сколько килограмм престижу тебе надо? - возразил он.

- Столько, сколько достаточно, чтобы ты остался неголым.

- Значит, идем в кафе.

Ветер перемен, рванувший из-за угла, смешал меня с грязью. Грязь стала чище. Странная весна с непонятными людьми в огрубевшем, но еще родном городе. Женщины, как обычно, спешат на работу, а мужчины, как правило, неизвестно куда. Или вообще не спешат. Или вообще не мужчины.

- Так ты все-таки гений или дурак? - задумчиво спросила она.

- Похоже, что гений, но сейчас в образе дурака, - задумчиво ответил он.

- И долго ты будешь в этом образе?

- До тех пор, пока будешь меня за него принимать!

- За кого: за гения или за дурака?

- Отстань.

- Отстала.

Угол зрения поменялся. Раньше он был острым, теперь - совершенно тупой. Мечта превратилась из голубой в розовую и вообще перестала быть мечтой моего детства. А стала мечтой идиота. Разница только в фокусе. На все это можно посмотреть дурным глазом и сказать: "Ну, ну!"

- Отойди от окна. Ты заслоняешь мне солнце, - сказал он.

- А я кто, по-твоему? - недоверчиво буркнула она и посмотрела на улицу, где несла свои бедра и прочее тело шикарная шатенка.

... Поворот направо оказался поворотом налево и я понял, что заблудился.

... Ветер перемен продолжал гулять строем. Где-то метров шесть в секунду. А я лежал в грязи и думал, что ветер меня не заметит. По крайней мере, сразу. Однако время романтиков еще не пришло, хотя помню, что оно было. И ветер перемен затоптал меня в грязь еще глубже, на другой уровень. Так зарождалось мое очищение.

- У тебя нос в муке. Опять весь день блины катал? - спросила она.

- Я работал. Как зверь или как лошадь. Не веришь?

- Верю. Но мне об этом можешь не рассказывать. Бездельников я за версту чую.

- А за две?

- Что за две?.. Нет, за две не чую.

- Значит, ты меня с кем-то спутала.

Поворот направо оказался поворотом налево, но меня успели предупредить. И я зашагал прямо...

22 апреля 1995




сюрик N 10

Поцелуй длиной в Вечность

... Ее губы застыли в долгом прощальном поцелуе. На какое-то мгновенье у нее возникло ощущение, что неведомая сила подхватила ее и унесла ввысь. Когда же полет окончился, и она, оттолкнувшись, насилу открыла глаза, то обнаружила удивленное лицо в зеркале и следы губной помады на нем же. "Во, докатилась", - призналась она себе.

... Мячик, брошенный кому-то, при желании возвращается прямо в руки (если к нему предварительно привязать веревочку). Бумеранг тоже возвращается, но чаще не в руки, а в голову. И при этом его не надо привязывать.

- Я всегда говорила, что ты злопамятный.

- Конечно, - ответил он. - Просто зло легче запоминается. Ведь яблоко от яблони...

- падает недалеко и сгнивает, если кто-нибудь вовремя не съест. Кстати, милый, а кормить-то тебя нечем.

- Я этого не слышал.

Яблоко больно ударило меня по голове и поскакало дальше. В профиль это оказался колобок, тем более, что при этом он орал дурным голосом: "Тили-тили, трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали". "Ну, эти колобки достали", - не выдержал я. Дворник тупо посмотрел вслед колобку, ругнулся, сплюнул и подмел за колобком все, что тот успел натворить.

- Я всегда говорила, что от тебя не мужиком пахнет, а черт знает чем.

- Кем же пахнет?

- Да не могу вспомнить. Такой маленький и страшно вонючий. А, вспомнила, дятел, наверное...

Уходящая женщина, отданные деньги, выпитая бутылка водки в руки возвращаются не всегда. Бумеранг же всегда возвращается прямо в голову. На то он и бумеранг. А от дурной головы, сами знаете... может, и отскочит.

- Я всегда говорила: будь мужчиной, а потом все остальное.

- Так ты же не даешь!

- Интересно, а чем это я занимаюсь последние полчаса?

... Ее губы застыли на месте. На лице - кривая ухмылка. Мол, вы меня такой никогда больше не увидите. Да и незачем вам видеть. Все дурное я уже показала, а иного и не держу. Так что, решайте: буду я с вами, или они со мной. Они - это те, которые настоящие. В смысле, мужики.

... И тут наступил День Независимости. Именно в этот день я понял: самое простое, что можно придумать - стать независимыми. Причем, всем сразу и от всех, а, главное, от самих себя. А что, хороший денек придумали. Интересно, а червяк на крючке, когда его рыбка заглатывает, он-то как независимость чувствует? Наверное, всем позвоночником.

- Я всегда говорила: ты - мой!

- С чего это взяла?

- Да так, приснилось однажды.

- Сплюнь.

Ее губы застыли в долгом страстном поцелуе. "Во, докатилась", - подумалось ей, но тут же забылось. Оторваться было невозможно. "Интересно, а прическа у меня в порядке?" К счастью, зеркала под рукой не оказалось. Поцелуй продолжался. На дворе стояла погода под названием Вечность.

авг. 1995




сюрик N 11

Улица

... Улица заканчивалась морем. Я вытер со лба капельки пота и попробовал на вкус. Пот оказался кислым.

... Вылетевший из-за угла жук ударился в мой висок, отряхнулся, извинился и полетел дальше. Причем в полете стал строить из себя шмеля.

... У нее расстегнулась блузка в самом неподходящем месте. Подходящим было время.

- Ты, кажется, хотел спросить...

- Хочу. Что ты делаешь после? - ответил он.

- Бездельничаю, как обычно.

- А я?

- Ой, не утомляй!

Жук возвращался с подветренной стороны, уже вдвоем. То есть, ватагой. На слабом вираже эти двое пронеслись мимо.

- Вчера я уходила от тебя насовсем. Ты что, забыл?

- А разве ты вернулась?

- Да нет, просто маячу поблизости.

... По ту сторону моря улица продолжалась. Название у нее осталось то же самое, только на английском. Я вышел из моря, как всегда, сухим и лениво побрел по правой стороне улицы. Стая жуков в форме шмелей обогнали меня на повороте.

- От тебя все равно никакого толку, - сказала она. - И перестань двигать мебель, а то я не могу сосредоточиться.

- Не перестану.

- И что ты хочешь этим доказать? Что опять умнее меня?

- Не умнее, а глубже.

- Ты уверен?

Тут улица снова закончилась, и опять начиналось море. Я стал раздеваться. "Надо же хоть раз искупаться, - подумал я, - а то все ходишь и ходишь по этим морям... "

11 дек. 1995




сюрик N 14

Свет в душе

... Очень не хотелось оставлять твою душу в потемках, и я зажег в ней свет.

... Он ткнул пальцем в небо, а попал в свою звезду.

... Линия жизни совпала с линией любви.

- Я тебя больше не задерживаю, - сказала она.

- Да и я тебя тоже, - удивился он.

- Тогда чего же ты стоишь?

- А надо уходить?

- Я думаю, не обязательно.

... Выше крыши оказалась еще одна крыша, хотя мы решили объясниться на первой.

... Талант - он как воздух, им надо дышать.

- Какие у тебя виды на меня?

- Самые необыкновенные.

- А это как?

- Ну, обыкновенные - те, что ты сразу подумала. А необыкновенные - те, что тебе и не снились.

- Они хоть не пошлые?

- Ну что ты! У них другая история. Это когда переживаешь нашу любовь сотни и тысячи раз, а я все еще стою за дверью.

... Увидев ее на другом берегу, вдруг понял: брода нет, а плавать учили не те и не туда. А утром проснулся и сразу стал тонуть. В ее глазах. Тогда он чуть уменьшил огонь любви, чтобы не выкипела.

- Смотри, какой вечер, - влюбленно сказала она.

- Это тебе показалось, - возразил он. - Я все равно занят.

- Тогда я буду скучать до самого тебя.

- Главное, не перескучай.

... Оторванность от жизни вывела меня на саму жизнь и я оторопело уставился на нее в упор. Жизнь пропустила меня вперед, и на всякий случай улыбнулась.

... Я потушил свет в твоей душе и залюбовался ее потемками.

... Он ткнул пальцем в небо - и промахнулся. Но это ничего не изменило, потому что Она оставалась рядом.

28 мая 2000




сюрик N 15

В одном полутоне

... Дети швырялись песком. Я подошел сделать им замечание, после чего стал вытряхивать песок из своих ушей.

... Она сидела на бревне, смотрела на меня и непрерывно хохотала. Откуда-то появились двое в кепках, взяли бревно и унесли. И она перестала хохотать.

... Сильный ливень смыл две деревни, и посреди образовавшегося водоема скучал в лодке дед Мазай, поджидая зайцев.

- Я купила платье, тебе оно не понравится, - сказала она.

- Почему? - нисколько не удивился он.

- Оно такого цвета... как тебе объяснить попроще... ну, цвета последней надежды.

- Покажи.

- Не могу. Я его уже подарила. Только не волнуйся. Это на те деньги, что ты дал мне на покупку холодильника.

- Ну, знаешь...

- Знаю. И в этом моя сила.

... Дети швырялись камнями. Но не друг в друга, а в стенку. Тут стенка упала и застонала.

... Едва я посмотрел ей в глаза, как из них ручьем потекли слезы. Чтобы не терять времени, я решил из ручья напиться.

- Твой билет в моей косметичке. И не делай вид, что знаешь, где моя косметичка, - сказала она.

- А мы все равно опоздаем. Но поскольку погода нелетная, то успеем, - ответил он.

... Перерыв на обед состоялся. Он прошел под знаком любви и дружбы. Единственное, чего не успели - так это пообедать.

... Та мечта, что была записана в блокноте, когда мне стукнуло десять, уже почти нашлась. Разве что улыбка у нее какая-то чересчур неземная.

- Расстояние до твоего балкона достаточное, чтобы не забросать меня яйцами, когда начну петь серенаду. Хотя, признаюсь, фонограммку я записал в хорошей студии.

- Не поможет. Я достала брандспойт.

- Спасибо, что предупредила: возьму зонт.

- Без толку. Но учти: я мокрых в дом не пускаю.

... Мечта снова напомнила о себе. И попросила, чтобы я обратил на нее внимание. Я судорожно стал искать тот детский блокнот, но вспомнил, что проголодался, и оставил мечту в покое.

- Твоя легенда слишком красивая. Ты не мог так долго оставаться на работе один, потому что последние лет десять не умел работал без подчиненных. Оставь это для своей жены.

- Дорогая, но у меня план...

- Значит, еще одну пятилетку залпом?

... Дети не швырялись ничем. Потому что они спали.

... Она села на бревно и закурила о чем-то женском. И в этот момент в небе упала звезда.

4 авг. 2000




сюрик N 16

Клоун в пижаме

...Она смотрела на меня сквозь пальцы, при этом целовала до посинения губ. Это была любовь.

...Белые шарики величиной с какое-то яйцо сыпались мне на голову. Это был град.

...Лошадь прядала ушами, трясла мордой во все стороны, и вдобавок ржала. Это начинался ее год. Год такой-то лошади.

Женщина мыла пол и приговаривала, не глядя в мою сторону:

- Посмотри на себя со стороны! Ты же никому не веришь!

Я отошел в сторону, посмотрел на себя... и испугался. Действительно, почему я должен кому-то верить, что я плохой. Я это и так вижу.

- Ты же клоун, типичный клоун в пижаме, - продолжала она. - В тебе давно не осталось ничего ни святого, ни мужского, ни человеческого. Это разве лицо? Это же кусок наждака с маленькими глазками.

- Обидно, - сказал я. - Хотя и смешно. - Я обогнул половую тряпку и направился к телевизору. По дороге выглянул в окно.

Лошадь, вся в яблоках, подмигнула мне одним, кажется, левым глазом и снова заржала. Град продолжал сыпаться с неба белыми яйцами, которые разбивались о мостовые, оставляя на асфальте желтковые пятна.

Группа студентов отмывала памятник Тарасу Шевченко. Голуби миролюбиво продолжали сидеть на его макушке, искоса поглядывая на происходящее и занимаясь своими голубиными делами.

- И каким это ветром тебя сюда занесло? - спросила она.

- Попутным, - сказал я. - Впрочем, я тоже рад тебя видеть.

- Останешься со мной или полетишь дальше?

В небе плыли две звезды и висела луна, серая, в яблоках.

- Главное, не забывай обо мне, - шептала она. - И не строй из себя клоуна.

- Как, опять? - обиделся я.

Она посмотрела на меня сквозь пальцы и засмеялась. И тут, при свете луны, я увидел ее сущность. И засмеялся вместе с ней...

27 дек. 2001




© Андрей Костюченко, 2002-2018.
© Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность