Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



САМОЕ  ТЁПЛОЕ,  ЧТО  ЕСТЬ  У  МЕНЯ


 



      * * *

      Опись всего в моей жизни не заняла бы много томов.

      Например: полные руки моей матери;
      Силуэты в окнах чужих домов;
      Тонкие запястья моей сестры;
      Винные пятна на тканевой скатерти;
      Тепло, которое может исходить только от кожи;
      Мой первый рингтон.

      Например: запах метро;
      Плавный переход в алкогольное опьянение;
      Телефонная книга с куклой "Барби"
      на обложке;
      Чистые простыни, верхняя боковая;
      Запинаться в стихотворениях;
      Стол,
      за которым я делала домашнее задание в детстве.

      Например:
      Красивая речь на языке, которого не учил;
      Когда не знаешь, нужно здороваться или нет;
      Когда включают свет в планетарии;
      3 пи на два;
      Учебная пожарная тревога;
      Очередь перед эскалатором;
      Голод после длинного дня;
      Неудавшийся поцелуй;
      Церкви
      в ночном освещении.

      Через всё это протянута струна,
      невидимая,
      неслышимая.
      Только иногда
      кто-нибудь её задевает.
      И рябь проходит по всему, что я помню, по всему, что я знаю.

      _^_




      С  ЦАРЁМ  В  ГОЛОВЕ

      У меня нет эмоций, мой голос не должен срываться.
      Царь в моей голове - его Величество Ratio.
      Он никогда не спит, не давая кричать и плакать,
      Прекрасно зная, что мне во зло и что во благо.
      Мне с ним повезло.

      Я пыталась сбросить тиски его тесной власти,
      С кем не бывает - не то перепутала цвет масти,
      Не то ради безадресной мести. Неверным путём
      пошла, но ничто короля не покроет, ибо он со мною сплетён
      Общей кровью.

      Царь репрессирует чувства карами разного рода.
      Я ререфлексирую, перевожу перевод перевода.
      Не выдерживаю, кричу зеркалу "Боже!
      Свергнуть бы Ratio!"

      PS: эти строки тоже
      Прошли его перлюстрацию.

      _^_




      * * *

      Зимой слова превращаются в пар,
      Мы потратили много слов, так много,
      как паровые машины.
      Никто не смел уходить,
      И ты стоишь так близко и смотришь с тоской,
      так близко, что я вот-вот произнесу твоё имя,
      и тогда
      будет столько пара, будет так теплее,
      столько блеска в глазах,
      что всё станет слишком понятно.

      _^_




      ЗИМНЯЯ  КАМПАНИЯ

      Мне доложили:      наступает генерал Фрост,      скользкий мост,      переправа невозможна,      ветер норд-ост      с жару не ломит кость,      часовой остановился на "шесть" и не оставляет пост.

      Мне доложили:      всё наше лето замёрзло дотла,      наша броня - цветные пла-      тья рвутся, сдаются врагу,      враг применил пургу.

      Мне доложили:      пепел от поверженной зелени      они называют снег.      Пеплом покрыто всё:      от застывших рек      до шершавых рук.

      Фронт вокруг!

      Мне доложили:      враг пытается взять измором,      на ветках блестят      сюрикэны и шпоры,      уже захватили небо -      было синим как вены,      стало белым, как кожа.

      Я приказываю:      "Огонь!",      я умоляю,      прошу огня!      Обнимет ладонь моя ледяная ладонь:      это самое тёплое, что есть у меня.

      _^_




      * * *

      В марте время - это паёк, выдают в брусках.
      Оно медленно тикает прямо в твоих висках.
      В мае время блестит и льётся, как масло.
      Так нальём и ему немного красного.
      Потому чёлкой голову очертя,
      Солнцем налитый запретный плод кусай!
      Если нравилось жить, ты отправишься в май,
      А иначе, как мне говорят,
      Отправляют в март.

      Мы проводим время, как будто ток.
      После нас хоть засуха, хоть потоп.
      Всё равно потом
      Останется только тень
      Или сон.
      Если не пыль.

      _^_




      * * *

      Солнце делает спину
      асфальтового слона горячей.
      Пахнет резиной.
      Через двадцать три шага - дачей.

      Всюду стрекот, скорей бы вечер,
      Крона неба темнеет, капли лениво падают с тугих веток.
      Пересыхает в речи.
      Вода.
      Я останавливаюсь, чтобы понять со мной ли это.
      Обернулась. Кажется, да.

      _^_




      ОСЕННЕЕ

      Ветер катится на колесе,
      И в дорожной тряске
      Выпадают желтые пассажиры. Все. И паутиньи пляски
      Продолжаются вяло.

      И не дать, не сорвать, не найти
      Золота драже леса.
      На кровати желтой, как на ржавой сети железа,
      Желтым ворохом покрывало.

      _^_




      ДОМ

      Руки клевером обвиты,
      Тёплый ветер у висков.
      Август с запахом самшита,
      Август с музыкой сверчков.

      Кистью обниму звонок.
      "Все свои", сойду на стук,
      Лишь шагну через порог -
      На меня венок из рук.

      Полотенце пахнет мылом,
      А в углу живет паук.
      Мама платье мне ушила!
      На плите стреляет лук.

      Я с закрытами глазами
      В детских шортах босиком.
      Подбегаю к моей маме,
      Мир, как родинка, знаком.

      Строчка села в голове: "Та-та-та... мгновения..."
      Не засну, пока не вспомню всё стихотворение.

      _^_




      ЗЕРКАЛО

      Я
      На донышке сетчатки,
      На прямоугольнике полированном,
      На старом комоде.
      Я растворилась, упала,
      Снаружи и в гроте,
      Сама с собой играю в прятки,
      Безбашенно и безобоснованно.

      Я
      В зеркале -
      Искусственная до пошлости.
      Отражение, за мной не поспевшее.
      Сбежала от зрачков,
      Как будто избавилась от кандалов,
      От взгляда, как от ржавых оков,
      От бравадной, занудной дошлости,
      Отвернулась от глазеющей грешной.

      Зеркало
      Заливается солнцем и смехом,
      Из зазеркалья взявшимися,
      Смеется моим голосом украденным,
      Моим лицом, моими мускулами,
      Зубами стеклянными, мною подаренными,
      Открывает стеклянные веки,
      А я, недвижимая и устоявшаяся,
      Отражаю зеркало.

      _^_




      КОНКУРС

      Первый конь бел, как сливки или платье,
      Но он вот-вот убежит на луг.

      Второй конь - серый в яблоках -
      Юный и совсем нескладный.
      Ровные длинные ноги у него,
      Дивные у него ресницы.
      Ничего ещё он не видел

      Третий конь чёрный,
      Истощённый,
      Глаза - угли.
      Дайте ему воды

      Четвёртый пахнет цветами,
      Пегий конь в бордовом плаще.
      У него золотые зубы,
      У него золотые копыта,
      В гриве - золотое перо,
      Его кормят сахаром.

      Делайте ставки, господа.

      Поэты забрались на коней, и вот начались скачки Пегасов.

      _^_




      ПЛАТЬИЦА

      Да, чёрт побери вас, говорите, что хотите! Скажите, да, скажите, что я чересчур красив для юноши моих лет, и что мне велики эти грязные солдатские ботинки, и что голос мой должен быть грубым и низким, как плохой анекдот. Да, вспомните еще, что я молокосос, юнец, и что я неправильно нюхаю табак, и что однажды я чихнул, когда поднесли горсть табака к моему лицу, а чихают только слабаки. Говорите, говорите, что у меня недостаточно широкие плечи, что я слишком недавно и неправильно бреюсь, и что мои кулаки худы, да, говорите, смейтесь, смейтесь! Только избавьте, пожалуйста, меня от этого ужасного имени - Анна и не наряжайте меня в платьица.

      _^_




© Диана Костина, 2013-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность