Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность



ЭНЕРГИЯ ВИБРИРУЮЩЕЙ МЫСЛИ


 


      * * *

      Что за манера, друг, отбеливать себя?
      Сочувствия искать, как редкостного блюда?
      Пусть гений Вы - не я. Но оба мы, губя
      Друг друга взаперти, заложники не блуда -

      Жестокости скорей и мелочных интриг,
      До смеха глупых сцен на бытовые темы...
      И гаснет солнца лик, небесный материк,
      Материя любви, праматерь теоремы.

      Доказывать её нелепо и смешно -
      Коль сорван сей покров и таинство безбожно,
      Себя утешишь ты. Но то-то и грешно
      Быть адвокатом там, где быть им невозможно.

      Не лучше ль разойтись, чем муками питать
      Беспочвенных надежд ростки непониманья?
      Вам не суметь мне внять. Мне - Вам. К чему страдать?
      Знать, не моя Вы дань. Увы, не Ваша дань - я.

      Давайте же любя, и помня Новый Год,
      И ёлку, и вино - богов напиток дивный -
      Потопим пароход, который не плывёт,
      Под плач семи ветров и смех плакучей ивы.

      _^_




      * * *

      Зимнее солнце в память ворвалось,
      Сон рассекая снежным лучом...
      Сколько ушедших, а сколько осталось
      Дней и ночей, не умытых дождём
      Чувств, без которых бренное тело
      Самый нелепый по тяжести груз -
      Если б душа моя вовсе не пела,
      Знали бы губы бессмертия вкус?!

      _^_




      * * *

      Энергия вибрирующей мысли
      Тех, чьи тела уснули под землёй,
      Родник истока молчаливой выси,
      Парящей над тобой и надо мной.

      Не странно ли - в одежду слов одета,
      Бессмертие при жизни обретя,
      Мысль движет направление планеты
      И плачет, словно малое дитя?!

      _^_




      * * *

      Уходят один за другим,
      Оставив открытыми двери...
      Кричу, сиротливая, им:
      - Довольно! Я в смерти не верю!

      Как холодно в диком миру
      Бездушных, расчётливых тварей,
      И мысль, что когда-то умру,
      Уже веселит, а не ранит,

      И радостно вдруг от того,
      Что скоро и мне в эти двери
      Без паники, страха - бегом,
      Забыв про земные потери!

      _^_




      * * *

      Шар Земной огромен,
      Но ты первый, кто
      В этом божьем доме
      Снял с меня пальто,
      Чай налил горячий,
      Хладные согрел
      Руки. О, мой зрячий,
      Мой земной удел!

      Мой палач и лекарь,
      Жизнь моя и смерть,
      В лике человека
      Быть тебе и впредь.
      От какого пыла
      Мне не ведо... Ве!
      Ведомо - заныло
      Сердце по траве,

      По морям, по суше,
      По людской среде,
      О земном, о муже,
      О земной беде
      Плачется бесслёзно...
      Стынет в чашке чай.
      За окном - морозно.
      Здравствуй! И прощай!

      _^_




      * * *

      Ты праздник убил и в себе, и во мне.
      Но жить, как и прежде, возможно.
      Жаль, розы завяли... И гимн сатане
      Поёт день весенний безбожно.

      Я нищенка в мире любви и тепла.
      И твой не востребован гений.
      А вместо иконы глядит из угла
      Хозяин твоих настроений.

      _^_




      * * *

      Нам друг друга уже не любить,
      Нам друг другу уже не присниться.
      Я устала живых хоронить,
      Силы нет гладить мёртвые лица.

      Душу разве свою мне убить?
      Трудно это иль просто - не знаю.
      Уходи. Нам уже не любить.
      На прощанье тебе нагадаю

      Продолжение дня без меня,
      Чья-то ласка тебя успокоит.
      Уходи, а не то обвинят
      В моей смерти мои же устои.

      Видишь, как несуразно весной
      В душах сеять метели и льдины...
      Уходи. Мне пора на покой,
      Созерцая души именины.

      _^_




      * * *

      Мой удел хоронить нерождённых,
      Целовать и крестить мертвецов,
      Проклиная, любить прокаженных,
      И прощать безнадежных слепцов.

      Возвеличенной лжи подаянье
      Не приму и в смертельной тоске.
      Мой удел обретать расстоянье
      От безумства, чей дом на песке

      До заоблачной тверди, плывущей
      Выше слабостей духа и зла,
      Чтоб сказать:
        - О Господь всемогущий!
      Я безропотно крест донесла.

      _^_




      * * *

      Дай мне тебя обнять, родимая душа...
      С тобой мне не страшна спокойная тревога.
      Глаз видит след письма, но... нет карандаша.
      Пристанище не здесь. Но - стелется дорога.

      Я солнца луч поймать, конечно, не смогу.
      Но в ткань его слова земные разодену...
      В моря вросли века. А я ещё бегу,
      Сдувая на лету неискренности пену!

      _^_




      * * *

      Разбита жизнь на мелкие осколки,
      Нет у неё начала и конца...
      Осколочная явь рождает толки
      О святости тернового венца.

      Да что венца! Путь стелется цветами
      Бодлеровского рыночного зла...
      Оставь надежду всяк живущий в храме
      На выход... Похоронный звон стекла

      Не тело ранит - душу бередит:
      Сосуд разбит, но истину - хранит.

      _^_




      * * *

      Дело к расставанию -
      Что же, не взыщи...
      Подлежат изгнанию
      Из моей души
      Ложь и заблуждения,
      Суета и злость.
      Ты был лучшим гением,
      Самый долгий гость,
      Праздник мой безрадостный!
      Суховей занёс
      Всю меня... Мой благостный,
      Мой бездомный пёс,
      Двадцать лет тя потчую
      Мясом без костей.
      Попрекаешь зодчую -
      Мало мяса? Вей,
      Вей куда постелется
      Путь - дорога - жизнь!
      Будет! Перемелется!
      Убирайся из...
      Из хором небес. Они
      Для тебя тесны.
      Во домах зажглись огни -
      Прыгай! Зов трясин
      Чем сильней - тем яростней
      Прыть твоя, мой пёс.
      Будет много радостей,
      Сбрось ошейник! Слёз
      Нет моих! Гляди - суха
      Кожа на лице.
      Будь подальше от греха,
      Скорбь о подлеце
      Не родится! Верь мне, верь.
      Видишь дверь? Иди!
      Ты - одна лишь из потерь.
      Новых не плоди.

      _^_




      * * *

      Тебе подарен Шар Земной,
      Планета - детский мячик!
      Летает в сговоре с судьбой,
      То веселясь, то плача.

      А то застынет в уголке
      Трёхмерного пространства,
      Так в сиротливом тупике
      Рождается гражданство.

      Из пепла память восстаёт,
      Поправ законы тленья...
      Рожденье празднуют полёт
      В тисках перерожденья.

      _^_




      * * *

      Жить. Просто жить. Бесцельно и бездумно
      Встречать рассветы. В солнечных лучах
      Как в гамаке качаться беспробудно,
      Страдать. Любить. Лелеять свой очаг.

      Растить детей и хлеб. Дождя молитвы
      И снега речь безропотно встречать.
      Земли и Неба огненные битвы,
      Не понимая, всё ж благословлять.

      Достойно старость встретить, и отважно
      Вручить Творцу остывший пыл души.
      Ход мысли прост... И белый лист бумажный
      Вслед за тобой в безмолвие спешит.

      _^_




      * * *

      Где всё не вечно в мире этом,
      Гостила Муза по утрам.
      Сидела за столом с поэтом,
      Из слов сооружая храм.
      Одушевляя, вдохновляя,
      Предвосхищая жизни ход,
      Гостила Муза, избавляя
      И от тревог, и от забот,
      От страхов, суеты, волненья,
      И от болезней, и от бед...
      Гостила Муза, сея пенье,
      Рождая вечные мгновенья
      И вечных истин вечный свет.

      _^_



© Татьяна Костандогло, 2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность