Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность





Лет десять назад автор, будучи, как ему казалось тогда, почти безнадёжно невыездным (по причинам, прежде всего, финансовым) - записал следующую корамысль: "Поскольку нет возможности путешествовать по миру реально - нам остаются фантАзии, фантЕвропы, фантАфрики, фантАмерики, фантАвстралии, на крайний полюс - фАнтарктиды...". Сейчас положение автора несколько изменилось.

Во всяком случае, в конце января сего года он, с группой руководителей программы "Культурная столица Поволжья" и поволжских журналистов побывал в реальной Европе, а именно во Франции, а ещё точнее - в "Культурной столице Европы 2004" Лилле, а также в Париже. Поездка, бывшая отчасти рабочей, стала наградой за победу в конкурсе культурной журналистики "Лучший журналист "Культурной столицы"" 2004 года...

...Вылетев из заснеженной пасмурной Москвы, наш самолёт, описав довольно широкую дугу Москва-Рига-Копенгаген-Амстердам-Париж, приземлился в солнечном, довольно тёплом (+7oC) и сухом аэропорту Шарль де Голль ("Charles de Gaulle"). Первым живым существом, увиденным мной из иллюминатора, была обычная сорока, чьё появление сразу поставило всё на свои места. Помня также завет Иосифа Бродского ничему за границей не удивляться и всё воспринимать как должное (конечно, за последние годы несколько подрастерявший свою остроту, но не переставший быть актуальным) - я примерно так и поступал. Своё удивление выдаю лишь сейчас...

Из парижского аэропорта с именем легендарного французского генерала-президента мы направились на автобусе прямиком на его (президента-генерала) родину - на север, в Лилль (Lille). Самым удивительным для меня по дороге были не столько непривычные русскому глазу зелёные январские поля с проволочными ограждениями, за которыми виднелись исключительно каменные французские деревеньки и посёлки с типичной галльской архитектурой (как правило, старой и очень старой) и не столько многочисленные большие ажурные зелёные птичьи гнёзда на деревьях в также огороженных проволокой лесах - а встречающиеся через каждые несколько километров дорожные знаки с изображением бегущего оленя по правую сторону дороги, и проносящиеся в нашем же направлении (не говоря уже о встречных) скоростные поезда на параллельной железной дороге слева. То есть, в движущемся со скоростью примерно 110 км/час автобусе было такое впечатление, как в известной русской песне: стою на полустаночке, ...а мимо пролетают поезда - попутные! После пригородного поезда "Воткинск-Ижевск", преодолевающего 60 км за 2, 5 часа - знаете ли, контраст неплохой...

Да, а до Лилля, кстати, мы в первый день так и не доехали. Заночевали в борозде. В смысле, в пригороде Лилля, старинном городе Туркуэне (Tourcoing), в гостинице "Ibis" (две звезды, две светлых повести) - в номере с телевизором, но без холодильника, с двумя широкими кроватями, поставленными вплотную (так что мы с соседом, телеоператором из Казани Эдуардом, в шутку решили представить, что мы с ним - одна семья...). Здесь мы и жили все дни и ночи...

На следующее утро восемь смелых поволжских журналистов, слабо говорящих по-английски (и ещё слабее - по-французски) - и автор в том числе - решив, что быть во Франции и не посетить Париж было бы неправильно, отправились на одном из упомянутых скоростных поездов в столицу RF (не путать с РФ!). С вокзала "Gare de Lille Flandres" в Лилле, чей стеклянный купол с розовыми светофильтрами (проект Патрика Жуина (Patrick Jouin) в рамках линии "Метаморфозы" программы "Лилль-2004") живо напомнил мне стихи Сергея Есенина "Льётся дней моих розовый купол, В сердце снов золотых сума..." - по сути, готовый рекламный слоган для лилльских железнодорожников (если опустить продолжение...).

Около часа в пути, во время которого я успел заметить на одном из полей справа ...семейство диких оленей (дорожные знаки не обманули!) - и мы в городе на Сене. На десять часов "чистого времени"...





Тычинки Парижа

Франция - одна большая клумба. Благодаря мягкости климата и явной склонности жителей к садоводству. Ботаника здесь напоминает о себе повсюду - и круглый год. Даже само имя Лилля, как пишут о нём энциклопедии, "города фландрских суконщиков, захваченного Людовиком XIV в 1667 г., затем отвоеванного голландцами в 1708 г., и вернувшегося в состав Франции только по Утрехтскому миру 1713 г.", восходит к латинской "лилии", ставшей главным символом в гербе города (не говоря уже о том, что лилия - традиционный геральдический (королевский) французский символ). К слову, будь моя воля, я предложил бы альтернативный вариант герба Парижа, где над знаменитым корабликом были бы те же лилии - но с Эйфелевыми башнями вместо пестиков (тычинок?)...

В солнечный, но уже довольно прохладный январский день мы собрали с "парижской клумбы" по пригоршне жареных каштанов, много эстетических (а также других) впечатлений и прочие цветы удовольствий. Передвигаясь по городу (с помощью бумажных путеводителей и некоторых словоохотливых парижан) преимущественно пешком, в быстром темпе (да ещё на метро, некоторые поезда в котором оказались двухэтажными!), видели продаваемые прямо на улице в большом количестве свежие тюльпаны - правда, мелкие (10 евро за довольно объёмный букетик). Вокзал Nord - Notre Dame de Paris - Эйфелева башня - Триумфальная арка - Елисейские поля - площадь Согласия - Лувр - Монмартр - "Moulin Rouge" - вокзал Nord - таков был наш ускоренный маршрут, по ходу которого я не раз вспоминал четверостишие прекрасного поэта Николая Звягинцева:

Там стоит Париж-кораблик
и глядят глаза гуляк,
там с растеньями на равных
люди ходят по полям...

Вспоминал и свою "Собаку на Сене" - но почти безответно: гуляющую по набережной Сены собаку (с молодой хозяйкой) заметил лишь единожды... Может быть, это запрещено - как точно запрещено в парке возле Notre Dame de Paris?

Поволжские журналисты в кафе на Елисейских полях

Судя по карте - практически замкнув угловатый эллипс, позволив себе только получасовую передышку в одном из кафе на avenue des Champs Elysees (Елисейских полях), чуть постояв возле памятника шагающему уроженцу Лилля Шарлю де Голлю, - мы, как стемнело, вышли к Лувру. Оказалось, поздновато. То есть, сувениры мы купить ещё могли. А вот поглазеть, скажем, на безрукую и безголовую древнегреческих скульптурных богинь, (Венеру Милосскую и Нику Самофракийскую) - увы. Равно, как и на Мону Лизу. Мои французские коллеги (а ведь я, вообще-то, музейщик...), как и у нас, закрывают экспозиции ровно в шесть вечера. А как призывно светилась знаменитая стеклянная пирамида над подземным входом в музей!..

Напоследок, по пути, запечатлев большой памятник Мольеру (впрочем, размерами, конечно, не идущий ни в какое сравнение с монументальными произведениями нашего Зураба Церетели...), "спрятавшийся" за угол старого дома в узком переулке в центре Парижа, отчего его трудно было бы найти специально - и запечатлевшись на фоне сверкающей огнями мельницы "Moulin Rouge", мы, временные "русские мещане во французском дворянстве", отправились "домой" - то бишь, в Туркуэн, встретивший нас ...мокрым снегом...



* * *

...Который наутро не растаял (и на следующий день - тоже), что, по признанию сопровождавшей нас в "рабочих прогулках" по Лиллю и переводившей для нас с французского на русский и обратно русской девушки с Украины Алисы, живущей в Лилле уже четыре года - для этих мест большая редкость. Местные жители (при этом не забудем, что Лилль - центр самой северной французской провинции Nord) давно не помнят таких холодов (до -3oC ночью). Обледеневшие городские фонтаны были временно отключены, туркуэнские автомобилисты ездили, не сметая почти диковинный для них снег с крыш и капотов...

Генеральный координатор программы "Лилль - Культурная столица Европы-2004" Лоран Дреано
В офисе программы "Лилль - Культурная столица Европы-2004". Слева - руководитель программы "Культурная столица Поволжья" Анна Гор, заместитель руководителя программы "Культурная столица Поволжья" Глеб Фирсов, справа Лоран Дреано
"Тюльпаны Шангри-Ла" (автор - Yayoi Kusama (Япония)) перед зданием банка "Лионский кредит"

В ближайшие два дня нас ожидала приятная работа: посещение четырёх Maison Folie в городах Туркуэн, Лилль и Рубэ (Roubaix), встреча с генеральным координатором программы "Лилль-2004" Лораном Дреано (Laurent Dréano), автобусная и пешеходная экскурсии по Лиллю...

Здесь надо отметить, что Maison Folie (что переводится как "Безумные дома", хотя имеет во французском языке и другие толкования) - одна из главных "фишек" или "маяков культурных проектов" программы "Лилль - Культурная столица Европы-2004".

В больших пустующих помещениях - как правило, производственных (целых комплексах зданий), задолго до программы покинутых прошлыми обитателями - в рамках программы открылись своеобразные "районные дома культуры", знаки деятельности районов, в которых они расположены, исполняющие функцию объединения инициатив сообществ. Бывшие старые склады, цеха и т. д. были превращены в выставочные, концертные, театральные залы, где в течение всего 2004 года с успехом проходили десятки спектаклей, концертов, выставок современного искусства с участием местных и приглашённых (в том числе, из-за рубежа) творческих коллективов и отдельных творцов. Их обширные дворы также использовались и используются для проведения праздников на открытом воздухе. Программа официально закрылась в конце ноября 2004 года, но Maison Folie продолжают функционировать, находясь в постоянном поиске новых креативных контактов, а также новых источников финансирования...

В Туркуэне мы побывали в Maison Folie de Tourcoing, Hospice d'Havré, бывшем (с 1850 года) приюте для инвалидов и престарелых (а ещё раньше (с 1260 года) - женском монастыре). В сопровождении директора Hospice d'Havré Жанны Боссюй (Jeanne Bossuyt) осмотрели его, подвергшиеся капитальному ремонту и реставрации, внутренние помещения и большой монастырский сад, где особенно впечатляюще выглядела цветущая сакура на фоне свежевыпавшего снега...

В лилльском Maison Folie de Moulins (бывшем пивном заводе, расположенном в историческом районе "Мельница") нам показали выставку современного искусства (с использованием компьютерных и телевизионных средств) "FANGAFRICA" (неожиданно перекликающуюся с моей "фантАфрикой"...), посвящённую положению современной Африки. Главными героями выставки, по словам устроителей, очень популярной как у молодёжи, так и у людей старших поколений, стали африканские хип-хоперы, перемежающие (в записи) музыкальные номера с рассказами о серьёзных проблемах Африки начала XXI века. Замечу, что "африканская" тема для Франции действительно актуальна: не берусь утверждать с цифрами в руках, но, на мой посторонний взгляд - примерно каждый десятый (возможно, и пятнадцатый...) прохожий (прохожая) в Лилле - так сказать, "лицо африканской национальности". Что уж говорить о Париже, если даже на севере страны сложилась такая этническая ситуация!..

В лилльском же Maison Folie de Wazemmes, бывшей текстильной фабрике Леклерк (Leclercq) (которая, будучи заброшенной с 1990 года, стала местом тусовок местных наркоманов и токсикоманов, изгнанных оттуда с приходом "Культурной столицы"), очень оригинально и стильно оформленном снаружи (изящные металлические конструкции на вполне невзрачных кирпичных "коробках") - мы застали "межсезонье", то есть подготовку к очередной большой выставке. Зато нас порадовало "громадьё планов" нынешних хозяев этого Maison Folie...

Один из крупных французских городов, Лилль, некогда бывший "городом ткачей" (и, как исключение, родиной известного литературного персонажа - "палача из Лилля" у Дюма-отца) - ныне этот свой статус утерял. Текстильное производство оказалось невыгодным - и подавляющее большинство фабрик закрылось. В помещениях ещё одной из таких расформированных фабрик (и хранилища тканей) в пригороде Лилля, городке Рубэ, обосновался Maison Folie de Roubaix, la Condition Publique. Сейчас о прошлом бывшего текстильного комплекса напоминает, в частности, уютное кафе (непременный атрибут всех Maison Folie), фантастически (если угодно, "безумно") украшенное местными художниками - композициями из разноцветной пряжи, здесь же и произведённой. Как нам рассказала директор по коммуникации Maison Folie de Roubaix Алексия Буте (Alexia Butez), тут, на огромных площадях с очень высокими потолками, во время проведения программы "Лилль - Культурная столица Европы-2004", проходили грандиозные театрально-концертные действа. Поднявшись на крышу Maison Folie, мы увидели заснеженный сад самых разных растений (увы, не вечнозелёных, которыми изобилуют парки и скверы северных французских городов) - и панораму Рубэ, как говорится, "на ладони"...

Спустившись на лилльскую землю, мы тоже увидели немало интересных примет проведённого Лиллем в статусе "Культурной столицы" года: например, целиком отреставрированный старинный центр города - с местной статуей Свободы (в память об осаде Лилля Австрией в 1792 году) на главной площади (Grand Place), в руках которой остались: "зелёная веточка" (вместо "горевшего" ранее факела) в одной и большой бамбуковый шест в другой (память о проектных линиях "Культурной столицы" 2004 года). Неподалёку - оставшийся от целого "шанхайского квартала" китайский "Чайный Павильон" (построенный в рамках проекта "Метаморфозы"), экзотично оттеняющий лилльскую Оперу, одно из основных мест проведения "культурностоличных" мероприятий.

Старинная архитектура Лилля вполне органично соседствует с ультрасовременными зданиями (банк "Лионский кредит" (Credit Lyonnais) в виде оригинального "стула" с высокой сужающейся книзу "спинкой", "Euralille" (вокзал+торговый комплекс) и др.).

Эспланада перед вокзалом "Euralille" украшена теперь разноцветной скульптурой Яйой Кузама (Yayoi Kusama) (Япония) "Тюльпаны Шангри-Ла" (Les tulipes de Shangri-La), созданной в рамках проектной линии "Власть цветов" ("Flower power"). Да, повторяю, Франция - это большая клумба...

В "рабочих прогулках" по Лиллю нас сопровождала и сотрудница программы "Лилль-2004" Сати Мане (Saty Mane). В офисе программы с нами беседовал её генеральный координатор Лоран Дреано, поведавший об официальных итогах года. Так, мы узнали, что в программу были, помимо самого Лилля и его пригородов (метрополии), вовлечены провинция Норд, практически весь север Франции, а также часть Бельгии, находящейся совсем близко - в получасе езды. Около трёх тысяч различных мероприятий - от камерных до массовых, с участием десятков (и даже сотен) тысяч человек - в общей сложности задействовали около восьми миллионов участников. В их числе были и российские театралы (представителей других видов искусств из России сюда пока не приглашали...).



* * *

О "мелочах" французской (конкретнее - лилльской) жизни. Во-первых, транспорт - как важная часть культуры, без которой в буквальном смысле далеко не уедешь. Лилль и его пригороды, помимо наземных видов транспорта соединяют две ветки метро, по которым курсируют двухвагонные поезда без машинистов. Это первое в мире метро подобного рода, открытое в 1983 году. Рельсы широкие, впечатления сильные... Вместо привычных россиянам турникетов - лишь автоматы для отметок на маленьких карточках, без заграждений. И за этими отметками почти не следят. То есть, в принципе, можно проехать русским "зайцем". Правда, говорят, иногда штрафуют здешние les loups (волки-контролёры). Штраф больше, чем минимальная российская зарплата - 30 евро...

Во-вторых, гастрономия - как не менее важная часть культуры, без которой - сами понимаете... Продуктовые магазины днём с огнём (голодным, в глазах) здесь найти ещё можно, а вот о магазинах ночных (круглосуточных) здесь, похоже, знают лишь понаслышке. Большинство коренных жителей и, естественно, приезжих - питаются в многочисленных кафе, ресторанах и т. д. При средней зарплате в Лилле примерно 2000 евро вполне сытно и вкусно пообедать можно за 10 евро (и дешевле), что, очевидно, не слишком обременительно для "простых" лилльцев. Но есть в Лилле и свои клошары, собирающиеся группками от трёх до семи и клянчащие деньги у прохожих (мне такие встречались возле вокзала "Gare de Lille Flandres") - ну, явно не только на закуску...

О напитках. Что я здесь был - можно сказать уверенно, а вот что пиво пил (а в Лилле, как утверждают знатоки, надо пить именно пиво...) - с известной оговоркой по усам текло, да в рот... Поскольку попробовать, как говорят, исключительно вкусные сорта местного пива - вишнёвого и малинового - рука дающего бедного российского ладно бы журналиста - а то музейщика - оскудевала прямо на глазах (6,50 евро за поллитровую кружечку...).



* * *

Последним свободным днём нашего пребывания во Франции мы воспользовались по-разному. Часть из нас отправилась в соседнюю Бельгию, в Брюссель, по восхищённым отзывам побывавших там поволжских журналистов - оказавшийся "круче" Парижа...

Я же не мог не посетить знаменитый лилльский Музей изящных искусств (MUSEE DES BEAUX-ARTS, LILLE), второй по величине (и далеко не последний по значимости) музей во Франции, называемый ещё "Лилльским Лувром", славящийся богатством своих фондов (работы фламандских и голландских мастеров (Рубенса, Ван Дейка), испанских (Гойя), французских (Давид, Делакруа, Моне, Ренуар), других европейских классиков изобразительного искусства, и собрание керамики и скульптуры). В рамках программы "Лилль - Культурная столица Европы-2004" в прошлом году здесь состоялась крупнейшая с 1977 года выставка Питера Пауля Рубенса - более 180 полотен со всего мира. Придя сюда в обычный, рядовой, день - я искренне поразился его великолепию. Добавлю, что здесь прекрасно представлен Антуан Ватто (родившийся неподалёку, в Валансьене (Valenciennes)) и менее известные очень талантливые "художники-земляки" (Жан-Батист Викар, Альфред-Пьер Агаш и другие). А смотрителями в музее, кстати, служат отнюдь не дамы преклонного возраста, но - молодые люди лет 20-25...

И некоторое сожаление вызвало отсутствие у музея собственного Интернет-сайта, частично замещаемое только явно недостаточной веб-страницей на общем сайте музеев провинции Норд.



* * *

По обратной дороге в тот же аэропорт Шарль де Голль было любопытно наблюдать пашущие условно тёплую январскую землю трактора в сельской французской местности ("колхозники Запарижья вышли на поля...") и почти рядом - пасущихся возле ферм лошадей, одетых в попоны от условного же холода...





Шипы Москвы

"В гостях хорошо, а дома - плохо" - эта фраза (кнышутка) Андрея Кнышева в первое время по возвращении в Россию внутренне сопровождала меня почти на каждом шагу. И не случайно. Прилетевшему в метельную главную культурную столицу нашей Родины, автору было обидно - за державу, и больно - за "героев" нижеописанного инцидента - буквально напороться на холодные шипы Москвы.

Когда я передвигался на метро к московским родственникам, усталый (с тяжёлыми сумками) и несколько разочарованный (удалось купить билет до малой родины лишь на следующий день), на станции "Серпуховская", сам не желая того, попал на импровизированное шоу "Оборотни в погонах" в исполнении троих рядовых сотрудников московской милиции.

Какой там "Мулен Руж"! Московская феерия куда круче. Парижским полицейским, которых в общественных местах ничуть не меньше, а то и больше, чем московских милиционеров - не в обиду первым будет сказано - фантазии не хватит, проверив находящиеся в полном порядке документы гражданина РФ, потребовать у него некую "карту гостя", - и, при естественном отсутствии оной - предложить пройти с ними в отделение "на пару часов" для уплаты штрафа в полторы тысячи рублей. Ни на секунду этим лживым мальчикам в форме не поверив, был вынужден прямо здесь же, не сходя с перрона метро, превратившегося в подмостки препоганейшего театра, заплатить им вшестеро меньше (хотя откровенно прошено было вдвое больше заплаченного) - чтобы окончательно убедиться в том, что они играют совершенно идиотский, но явно действенный и прибыльный спектакль.

После которого осталась слабая надежда, что они на эту неправедную мзду купят актуальнейшую в нынешних российских реалиях "Священную книгу оборотня" Виктора Пелевина (как раз могло хватить на вариант с CD)...



* * *

...Вернувшись в заснеженный морозный Воткинск и, разумеется, ощущая его разительный контраст с Европой (в том числе, культурный) - я всё же позволил себе немного помечтать.

Если мой родной город в будущем подаст заявку на проведение здесь программы "Культурная столица Поволжья" (а родине Чайковского, как говорится, сам Бог велел это...), то почему бы, подумал я, ему не использовать европейский опыт - скажем, с организацией своих "безумных домов" (следует поразмышлять над другим именем) в, увы, имеющихся заброшенных зданиях? Например, бывший ресторан "Урал" в центре города, давно (с начала 90-х) "мозолящий глаза" приезжим своими заколоченными окнами - на мой взгляд, одно из подходящих для этого мест.

Впрочем, сие - пока лишь фантазии...






© Александр Корамыслов, 2005-2018.
© Сетевая Словесность, 2005-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность