Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность



НЕРЧЬ И ЗÁРЕЧЬ


 


      * * *

      За тридевять далей манит меня луна,
      Вынимая из памяти имена,
      В черные пряди мои серебро вплетая,
      Как печаль в мою грудь – в небеса влитая.

      Странный зов во снах холодит мне плечи -
      Трепет невнятной, полузабытой речи.

      _^_




      ПРОЩАНИЕ

      Ой, луна над тобой источает золото,
      Позади, мой князь, – Полота.
      У Москвы и Вильнюса зубы точены
      На тебя, любовь-новгородщина.
      Ой, зачем мой милый на сечь отправился,
      Вижу небо седое в багровых завесях,
      Засмеялись в лесах совушки,
      Ой, ворог напьется любимой кровушки.

      _^_




      * * *

      И память теперь нема.
      Ни лица у меня,
      Ни имени -
      Все злые метели
      Вымели,

      Это не смерть – з и м а.

      _^_




      * * *
        И иже в путех шествующим исправи и поспеши
                Православная молитва

      Избави ее от стенаний теней,
      Что слышит она во сне.
      Из белой яви сибирских степей
      Веди его волей Твоей

      По слову, по звуку...
      ...стуками сутками – к ней.

      _^_




      * * *
        Жизнь коротка, длинна дорога...
              М. Рантович

      Отравлен ветер, зла поземка,
      И лес бежит от городов,
      И неба мутная клеенка
      Не дарит мне ни снов, ни слов.

      О, как уйти от смерти к лесу
      И видеть сны, писать слова,
      Чтоб выше кедров муть-завесу
      Пробила Бога голова.

      _^_




      * * *

      Дай поглажу сусальную гриву Москвы
      За цветаевский дым, за кремлевские рвы,
      За жизнь без огня и судьбу степняка,
      Я умер. Живу. Вызреваю в века.
      Дай землю согреть поцелуем в росу,
      Вытечь строкой и наполнить сосуд
      Её памяти. Тихую речь
      Уберечь, уберечь, уберечь.

      _^_




      * * *

      За травой – трава. Бедный город мой,
      Гомон трав услышь, быть тебе – травой.
      Будет ночь бродить, будет зверь глядеть.
      Как успеть сказать, до травы успеть?
      Будто вот он, я, да о двух ногах.
      Будто вот он, Бог: свет-любовь впотьмах.
      Будто мы не тут, будто мы – вовне.
      Будто раз, и всё. Я-не-я в траве.

      _^_




      * * *

      Слёзы сусальные льёт
      Небо. Москва-река.
      Снег, да багровый лёд,
      Ой, купола-века.

      Берег умыт сполна
      Кровью и немотой.
      Горечь. Кипит война,
      Ой, неживой водой.

      Города долгий сон
      Вижу и страшно. Плеть
      Царских теней-корон
      Вижу и знаю – смерть.

      И мы ей приснимся друг,
      Но через век другой:
      В небо упрется звук -
      это мы над Москвой-рекой.

      _^_




      * * *

      Скоро так, чтоб не думалось ни о чем,
      Ветром стать или стать ручьем,
      В Ладогу впасть по полям нестись.
      Коли увидишь меня – окстись.
      За душу брать тишиной в три до,
      Быть лебедой, да водой со льдом.
      И когда на небе смыкается млечная клеть
      Не сказать об этом тебе – пропеть.

      _^_




      * * *

      Ковылем ли льнуть к топоту копыт,
      Кобыльем ли резвым топтать траву.
      Вижу я не-жизнь во степи лежит,
      Речью ветра ее зову зову,
      И ложусь росой на лицо лицо:
      У лица нет черт только долгий сон.
      И туманом льюсь по росе лица -
      Ну давай давай, смерть рассеется!
      Обрети черты, ты же плоть моя,
      Но не я. Нет не я. Не я.

      _^_




      * * *

      Чуть-чуть еще – говорить научусь,
      Азбуку проглочу, буквами поплыву,
      Буквами поплыву по Москве-реке,
      Именем нарекусь безымянным.

      Буду звуки пить, в душу впитывать,
      Со дна поднимать вои вязкие,
      Увязать в корнях, да у деревца,
      Согласные пережевывать.

      За птицей дальней потянусь лучом,
      Полный рот наберу птичьей песенки,
      У неба синего молчание выпрошу,
      Вымолчу стихотворение.

      _^_




      * * *

      Мир! Сколько ж так безьязыкой падалью
      Колобродить в лихом бесобдении
      Горечью вязкой "к ряду ли?"
      Отраду душе – спасения!

      Дым страны и любовей венчанных
      Я глотаю как сны из прошлого:
      Страшные, страшные, вещие
      Из яви иной не прошены.

      _^_




      * * *

      Хочу запоминать что-то настоящее
      Не стихотворение в котором заключен воздух
      Но воздух в котором растворена поэзия

      _^_




      * * *
              П. С

      схимник сирый теперь я
      в сонном лесу междометий
      деревья деревья деревья
      ветви согласные клети

      глазу зеркальному рек
      речь чужаков невнятна
      был человек – человек
      ныне не людь – запятнок

      есть только звук незвучный
      звонкая рябь знамений
      волок небес излучный
      солнце стихотворений

      есть разговор Его лишь
      ясности миг навечный
      коль заневолишь – дрогнешь
      и запоешь не-речью

      _^_




      * * *

      человек говорит "люблю"
      человек говорит "убью"
      человек говорит говорит

      лучше бы молчал

      _^_




      * * *

      Перетечь слезой в мокрый снег дорог
      Город-ад широк, но над нами Бо...
      Замолчать – молчу,
      Не теперь в слова.
      Кругопад – лечу,
      Снеговерть – нова.

      Любовэтом сне – явь иная снит...
      Там песок воды – не в реке шумит.

      _^_




      * * *

      Заучить пустоту
      Свою ли? Его ли? Ту?
      От боли найти бы гу...
      Б-бы – гул:
      Агу-агу, Богу, багу-
      Льника лик
      Льнул, но сник.
      Был ли крик? -
      Звон в ушах...
      Ты? Д-душа?

      _^_




      * * *

      Зачадило чутье – чур чур,
      То ли мир, то ли мертв
      То ли избыток чу...
      Чудится-чуждется-доч у
      Бельмоокая чудь
      Пьен тополиный мед
      Пья и не хмель ничуть
      Горечи честной чан
      С частью делить рдожь
      Счастье не быть зде
      Где терепит дождь.
      бвыть где цветем ты
      Разночить череду кри
      Чарыла мычать ды
      Вогори-иговор-огвори.

      _^_




      * * *

      Золотая удаль -
      чудь поменял на чудо
      Трамвая чугунного:
      Чу – чу – чу – чу – чууух...
      Обласкан слух -
      Ууух!
      Топтуны чечетку зачастят,
      Услышу Гумилевский гул -
      Ча – а – а – а – ад,
      Жифары головы склонят,
      Увижу дыры ноздревые,
      В них бег зулусских пят
      И пусть молчат британской пыли выи!

      Участию учась, на все лады,
      Крича – ча-ча-ть плохую букву

      ДЫ!

      _^_



© Арман Комаров, 2022-2023.
© Сетевая Словесность, публикация, 2022-2023.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Третья осень в Урюме [Уже ноябрь. Березки, черемуха и верба в моем дворе облетели. В деревнях, как правило, срубают все, что не плодоносит, или, по крайней мере, не заморское...] Ольга Кравцова: "Не стенать на прощанье и влюбляться навек": о поэзии Александра Радашкевича [Поэзия Александра Радашкевича притягательна своей смелостью, даже дерзостью ума и речи, загадочна именно той мерцающей магией чувств, которую обнаружит...] Андрей Мансуров: Начистоту – о рассказах А.И. Куприна [...после их прочтения остаётся тягостный осадок: что герои такие тупые и безвольные, и не испытывают ни малейшего желания улучшить свою судьбу и жизнь...] Алексей Миронов: Сомнительный автограф [Так бы хотелось быть воздухом лётным, / невыдыхаемым, неприворотным. / За поворотом бы ахнуть в потьме / так бы хотелось, конечно, и мне...] Георгий Чернобровкин: Качание эпох [Подумаешь, что можно вдруг шагнуть / за грань стекла и за вечерним светом, / зимы познать действительную суть, / что ведома деревьям и предметам...] Леонид Негматов: Улица Леннона [Ночь привычно шаркает на запад, / шлейф с подбоем синим волоча. / Вслед её походке косолапой / не смотрю. Я наливаю чай...]
Словесность