Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ЧИСТО  НЕМЕЦКАЯ  ПОКУПКА

(Из цикла "Везде люди живут")


Синий Мицубиши-Галант въехал на площадку автосалона и аккуратно припарковался. Дверь до отказа открылась. Из-под неё вылез так называемый канадский костыль и уткнулся в землю. Ковырнул её, нашёл положение поустойчивее. Затем над дверью показался седой до желтизны ёжик с проплешиной. Наконец, высокий костлявый старик поднялся во весь рост. Постоял, опираясь на костыль. Подышал. Сделал шаг назад, захлопнул дверцу "Галанта" и поковылял по площадке мимо стоявших на ней авто. На секунду задержался у самой дорогой машины, какая только здесь была - выставленного сегодня утром Порша. Хозяин салона купил его не столько для немедленной продажи, сколько для солидности. Ну, и чтоб реальную прибыль в бухгалтерских отчётах уменьшить. Были лишние деньги, он их вложил в Порш. Почему бы и нет. Тем более он почти точно знал, кто этот Порш купит, не сможет себе отказать. В небольшом городке торговец таким товаром обязан знать своих покупателей наперечёт. В лицо и по именам, и по-всякому. Старик взглянул на этого красавца лишь мельком, сделал ещё несколько шагов и остановился перед последней моделью Мерседеса С класса. Мгновенно у него за спиной возник хозяин автосалона собственной своею персоной. Возник и почтительно затих.

- Не люблю этих нынешних автосалонов с фирменными знаками отличия, - сказал старик не оборачиваясь, - продают одни фольксвагены, одни БМВ или одни мазды. Скука.

- Я тоже сторонник разнообразия, - сказал хозяин автосалона. - Поэтому и продаю всё в широком ассортименте. Несмотря на веяния.

- Хорошая машина, - сказал старик.

- Хорошая - не то слово, - сказал хозяин. - С класс - это С класс.

- У меня были в жизни разные машины, - сказал старик, - но Мерседеса С класса ещё не было.

- Вы многое потеряли, - сказал хозяин салона и переместился из-за спины старика в поле его зрения.

- Правда, "Мercedes Benz - 500К" 1934 года я...

- Какого года?!

- Ну, в общем, это не так уж важно.

Хозяин салона кивнул, мол, да, конечно, клиент может нести какую угодно чушь, лишь бы он покупал автомобили.

- Сядьте за руль. И вы сразу поймёте, как я прав, - сказал хозяин.

Он открыл дверь и помог старику сесть в водительское кресло.

- Нравится?

- Я, если можно, посижу, осмотрюсь.

- Почему же нельзя? Посидите.

Старик потянул дверь, и она мягко захлопнулась.

"Зачем такой развалине такая тачка? - пробормотал хозяин автосалона. - Ещё убьётся или людей убьёт, ни в чём не повинных".

-...Да, "Мercedes Benz - 500К". Первая моя настоящая, что ли, машина. До неё я недолго катался на легкой "Audi-P". С мотором фирмы "Peugeot", объём 1122 кубических сантиметра. Ничего агрегат, ездить можно. Но Мерседесу он не годился и в подмётки.

А Мерседес тот я купил не то чтобы новым - года три на нём прежний хозяин ездил, - но в очень хорошем состоянии. У одного богатого ещё совсем недавно еврея купил. Тогда у евреев уже никто ничего не покупал. Я тоже мог не покупать, сказал бы, что имею возможность лишь выставить автомобиль на продажу. И немного подождал. Он бы и так мне достался, тот Мерседес. Естественно, я это хорошо понимал. И еврей понимал. Но я честно купил у него машину. Потому что всегда был честным человеком. И знал, что за удовольствия положено платить. Чтобы удовольствие ничем не омрачалось, оно должно быть целиком тобою оплачено. Это мне ещё покойный отец вдолбил. А та машина доставляла мне удовольствие. Настоящее, истинное удовольствие.

После внезапной смерти отца его автохаус мне остался. То есть не мне одному, а мне и брату. Но брат у меня был не по этой части. Он в университет собирался идти - кажется, на доктора учиться или на адвоката, - и машины его до глубины души не волновали. А меня как раз наоборот. И тот еврей все свои авто у нас обслуживал и ремонтировал, и на продажу выставлял. Потому и с Мерседесом ко мне пришёл, а не к другому.

- Хочу продать, - сказал. - Хотя бы недорого.

И я сразу же купил у него машину. Немного поторговался для порядка и купил. А сам он в тот же день или в ту же ночь, я не знаю, исчез, уехал. Скорее всего, в Америку. Денег у него было много. За одну машину он выручил столько, что хватило бы до Америки добраться. А он в своё время обладал ещё и другим ценным имуществом в магазинах и на фабрике. Так что и за еврея я почти спокоен, и его машина прослужила мне до самой войны. Да, сколько и каких минут провели мы на её заднем сидении с Роми! А поездка на Бодензее с Лиззи и Евой. Такое не скоро забудешь, если ты нормальный человек. Хотя, если честно, сейчас я никаких подробностей уже не помню, помню только что поездка была и это была незабываемая, замечательная поездка. А как работал пятилитровый двигатель! Он работал, как швейцарские часы, а не как двигатель. Хоть бы раз подвел меня мой "Мercedes Benz - 500К". Хоть бы колесо у него спустило или бензин не вовремя кончился. Ничего никогда. Потому что Мерседес - это и в те времена была техника с большой буквы. Вот Роми давно спилась своим пивом, Лиззи пропала где-то без вести, а Мерседесу ничего не делается. Интересно, хватит у меня на эту игрушку сбережений или не хватит? Обидно будет, если не хватит. И машина достанется какому-нибудь молодому болвану, и сбережения пропадут.

Эх, если б мы не начали войну... Но тогда, как известно, мы начали именно войну. И я, чтобы выполнить свой долг перед отечеством, пересел на служебную машину. Это был "Опель-капитан". С моим Мерседесом - никакого, ну просто ни малейшего сравнения. И я ни за что не пересел бы на "Опеля" по своей доброй воле. Даже если бы мне приплатили. А рейх меня пересадил в два счёта. И это была ещё удача - что он всего лишь пересадил меня с хорошей машины на среднюю. Мог бы послать куда подальше. Младшего моего брата, например, послали рядовым сразу на восточный фронт. И матери от него пришло всего только одно письмо. С дороги. А я, значит, будучи автомехаником, принял новенький "Опель" и возил в нём герра оберста. По фамилии Васк. Как сейчас помню. Васк. Он всегда садился на заднее сиденье. Только на заднее, строго у меня за спиной. В целях личной безопасности. Место за водителем - это самое безопасное место в машине. До самой смерти возил я этого Васка. Его смерти. И потом я только и делал, что куда-нибудь на чём-нибудь зачем-нибудь ехал. Некоторые меня даже туповатым считали. Потому что я ничем, кроме автомобилей, не интересовался. Другие разные хобби себе заводили, а мне никакие хобби или увлечения не требовались. Нет, я тоже пробовал чем-то увлекаться. И многим даже увлекался. Девушками, например, увлекался. Правда, для юности это увлечение естественное, через него все проходят и всем оно со временем приедается. Теннисом настольным увлекался. Надоело. Политикой увлекался дней пять. Выпивал по воскресеньям в компании разных молодых людей. Это надоело тоже довольно быстро. И выпивать надоело, и компании разные, но похожие друг на друга, как братья или сёстры. Что ещё? В шахматы играл в клубе и в хоре пел. По-моему, тенором. Результат тот же, плачевный. Не надоедали мне только машины. Ни ездить на них не надоедало, ни ремонтировать их, ни покупать-продавать, ни говорить о них. Жена обижалась, мол, поговорил бы ты со мной о чём-нибудь. Только не о машинах своих, только не о них. А о чём с ней было говорить? С ней хоть о машинах, хоть не о машинах. Да и с другими тоже. И то, что я в восемьдесят третьем автохаус свой продал, не означает, что мне надоело иметь с машинами дело. Просто пенсия есть пенсия. Заслуженный отдых. И на отдыхе надо отдыхать, а не работать. Поэтому я и продал автохаус. И с тех пор только пользуюсь машинами для своего удовольствия, а ничего другого с ними не делаю, то есть не работаю с ними. Я своё отработал. Теперь могу садиться в машину и ехать не куда-то, а просто ехать, чтобы ехать. Чтобы наслаждаться самой ездой, ездой в чистом виде.

Много, конечно, прошло через мои руки авто. Сколько - не вспомнить никогда. Можно залезть в шкафы с документами. Там все чеки, все договоры на мои покупки в течение жизни подшиты. На каждый прожитый год - свой отдельный скоросшиватель. И бухгалтерия по автохаусу в полном порядке за всё время его существования - все копии всех бумаг. Копии потому, что оригиналы при продаже я новому владельцу передал. Да, можно в шкафах моих порыться. Но нет желания и нет сил этим заниматься. А без документов нет, не вспомнить. Я же всю жизнь, можно сказать, за рулём провёл. Спал иногда, и то за рулём. Не на ходу, конечно, но всё равно за рулём, с ним в обнимку.

А "Опель-капитан" подорвался на мине осенью сорок первого года. Полковник Васк отправил меня отсыпаться впрок, так как нам предстоял суточный переезд. "Суточный - это как минимум", - сказал полковник. И поехал совещаться к командиру дивизии, посадив за руль водителя начштаба. И на обратном пути мой "Опель" наскочил на мину. Кто её там, у обочины, поставил, так никто и не узнал, не до того было в пылу наступления на врага. А мина, специалисты определили, оказалась нашей, родной. Меня даже заподозрили как соучастника преступления. На допросе следователь допытывался минут двадцать, почему за рулём сидел не я. Хорошо, полковник в присутствии трёх офицеров и своего ординарца спать меня отправлял. Они подтвердили мои слова, дав правдивые свидетельские показания. Не все, но подтвердили. Ординарец, дерьмо, сказал, что он лично ничего такого не слышал. Недолюбливал он меня. Потому что в мирное время он у меня работал, и я его выгнал - за лень и за тупость. А офицеры подтвердили. И им поверили. На то же они и офицеры, чтобы им верить.

Жалко, что я так мало на "Опеле" послужил. Неплохой был "Опель". Карбюратор только барахлил на холостых оборотах. Но карбюратор я уже имел новый, оставалось только найти время и его заменить.

Или это на другом "Опеле" карбюратор барахлил, а на этом бензонасос? Нет, всё-таки на этом. Конечно. Бензонасос - совсем из другой оперы песня. Бензонасос вышел из строя на грузовике, когда мы уносили ноги из Кракова, и я вёз какие-то бумаги. Целый грузовик, битком набитый бумагами. Это был "Форд" сорок третьего года. Фордовские заводы в Германии много грузовиков для нужд нашей армии выпускали. Но это не самая лучшая машина, которую я знаю. Нет, не самая лучшая. Майор (не помню его фамилии) махал тогда у меня перед носом пистолетом и кричал "я тебя сейчас расстреляю, поехали". А как ты поедешь, когда бензонасос не работает. В общем, остановили другой, такой же "Форд", с солдатами, сняли с него бензонасос, а солдаты пешком пошли отступать.

Что, интересно, с ними сталось? Они сразу отстали, и пыль дороги сделала их в зеркале заднего вида неразличимыми. Но что-то же с ними сталось. Тем более русские, как говорили, на нас прямо-таки наседали.

А в конце концов майор неплохим парнем оказался. Представил меня после этой поездки к железному кресту, и я даже его получил. Поносить почти не успел. А получить получил. Благодаря майору. Правда, злые языки говорили, что майор этот и его папаша-генерал продали в скором времени мой грузовик бумаг американцам, чтоб заслужить себе прощение и безбедную жизнь после войны. Но, может, и врали про них. Я не знаю. А крест этот, он и сейчас у меня где-то есть. Но сейчас я тем более его не ношу. Награды носят победители, а побеждённые их никогда не надевают. Ну, это, наверно, и правильно - не надо позволять, чтобы тебя побеждали...

Хороший Мерседес. Ничего не скажешь, хороший. Вообще, Мерседесов было у меня два. В 1958-м году я снова купил себе Мерседес. А если точнее, "Mercedes - 220SE". Сто пятнадцать лошадей, особо точная система впрыска. Но больше никогда у меня Мерседесов не было. Даже не знаю почему. После войны я на старинном Хорьхе ездил какое-то время, потом снова на "Опеле", только на "адмирале". Потом у меня была обновлённая BMW-328, спортивная такая машинка, понимающие люди мне завидовали, когда я на ней проезжал. Прямо в открытую завидовали. Все, включая полицейских. Бывало, остановят, о том о сём со мной говорят, как будто по службе, а сами машину разглядывают. И в пятьдесят восьмом купил я, значит, Мерседес. А после него... Что было после него? Был Фольксваген, да. Тот, который потом называли жуком. Он тогда в большую моду входил. Но его я купил не сразу после Мерседеса. Между "Жуком" и Мерседесом что-то еще было. И до Мерседеса тоже. После БМВ. Что - не могу вспомнить. Прямо какие-то провалы в памяти. А "жука" так называемого я довольно быстро продал. Потому что с ним неприятность случилась. И я его продал, чтоб он мне глаза не мозолил. Неприятно мне было. Как посмотрю на машину или сяду за руль, так сразу и вспомню картинку. Моя жена в машине - в каком виде, понятно - с этим наглым турком, у которого она покупала для меня чёрный крупнолистовой чай. К очень крепкому горьковатому чаю я привык ещё на войне и пил его по утрам до тех пор, пока врачи категорически запретили. Из-за сердца. Но жены к этому времени у меня давно не было. Жену я выгнал. Ещё раньше, чем продал злосчастного этого "жука". А она потом, когда была уже не моей женой, купила себе другого "жука", точно такого же, и врезалась на нём в столб. Машину всмятку расквасила, что называется вдрызг. Но ей самой жизнь врачи умудрились спасти. Только ходить она больше не могла. Из-за сложной травмы позвоночника. Сейчас-то её уже нет в живых. Жены моей бывшей. Лет двадцать пять, наверно, или тридцать нет.

Ну, а когда я без жены зажил, я, конечно, покупал себе всякие машины, просто почувствовать разницу. Возможности у меня были.

BMW покупал, "Ауди" нового типа. В 1966 году первую купил. Она как раз возродилась из пепла. После того как завод в Гэдээрии остался. Называлась "Аudi 1770". Семьдесят две лошадиных силы. Аппарат, между прочим, был что надо. А потом уже, со временем, Ауди-80 я испробовал и Ауди-100. Да, был ещё Рено-21. Но это, кажется, позже, это, если память меня не подводит под монастырь, в 1985-м. Зачем-то я его купил, наверно, для пущего разнообразия. Здоровенный такой сарай с мотором 2,2 литра. Ну, а дальше уже всё я опять помню хорошо. Дальше я испробовал Вольво, Пежо, Ситройен, Фиат, Тойоту-Карину, Ниссан-Максиму, Мазду 626 двухлитровую, три Фольксвагена - Гольф, Пассат и Бора и что-то ещё. А, ну да, конечно. Ещё Ауди. На этот раз Ауди-6. В общем, старался не повторяться, но всё равно повторялся. В той или иной мере. Хотел было Фордом обзавестись, да раздумал. Чего-то я к нему после того грузовика предвзято отношусь. Купил вместо Форда Хонду, которую сменил на четыреста седьмое Пежо. А закончил эксперименты нынешним своим Мицубиши. На нём я уже больше года езжу. Даже не заметил, как столько времени прошло. Кажется, только вчера его купил, а прошло больше года...

Что-то боль опять разбушевалась. Прямо от низа живота нога болит. Надо таблетку съесть.

Старик полез в карман, порылся в нём пальцами и выудил упаковку с таблетками. Нажал на одну - фольга прорвалась - и положил таблетку в рот. Запить её было нечем. В бардачке "Галанта" лежала бутылка минеральной воды. Но пока до неё доберёшься. Он оглядел салон Мерседеса.

- Хорошая машина. В такой машине и помереть приятно, не то что поездить.

- Закрываемся, - сказал возникший снова хозяин салона. - Извините.

- Сколько стоит этот Мерседес? - сказал старик.

Хозяин снял с лобового стекла бумагу. Вот же прайс и описание машины. Пожалуйста.

Сумма на бумаге выглядела вполне астрономической, но оказалась гораздо меньшей, чем старик ожидал. Как это ни странно. И он произнёс, почти не задумываясь:

- А тот Порш?

- Что Порш?

- Я говорю, сколько стоит вон тот Порш?

Хозяин оглянулся, посмотрел на Порш. Снова посмотрел на старика. Сто шестьдесят две пятьсот девяносто.

Старик что-то прикинул в уме.

- А мой "Галант" за сколько возьмёте?

Хозяин вскользь взглянул на машину старика.

- Я не торгую подержанными машинами.

- Я вижу. Так сколько?

- Год выпуска...

- Начало прошлого года.

Хозяин назвал цену и "Галанту".

- Это грабёж, - сказал старик. - Добавьте ещё хоть пару тысяч.

- Тысячу, - сказал хозяин. - Честное слово, больше не могу. Тысячу.

- Впритык, - сказал старик.

- Что? - не понял хозяин.

- Нет-нет, ничего. Оформляйте.

- В кредит?

Старик поднял лицо и снизу посмотрел на продавца.

- А что, в кредит не продадите? Боитесь, что не успею выплатить?

Хозяин вроде смутился, но сказал, что не боится и что закон этот случай предусматривает, тем более что такие дорогие машины покупают только в кредит и не иначе.

- Не нужен мне ваш кредит, - сказал старик. - Я готов заплатить всё сразу.




© Александр Хургин, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 

этой зимой можно купить опель на выгодных условиях!

www.armand-opel.ru

Модный бренд Mexx в интернете.
ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность