Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Из американской поэзии

Измаил Рид // Ричард Райт // Амири Барака // Юсуф Комуняка // Генри Дюма // Дадли Рандол // Кэролин Роджерс // Филия Мосс




Измаил Рид

Ishmael Reed
(род. 1938)

www.english.uiuc.edu/maps/poets/m_r/reed/onlinepoems.htm

[?]
Записки на суперобложке

Быть цветным поэтом -
Это как падать с
Ниагарского водопада в
Бочке

Восьмилетний может сделать то
Что вам недоступно
Бочар не думает
Что вы ее разрежете

Зеваки на мосту
Надеются на
Скандал

Туристический автобус забитый
Платежеспособными клиентами притормозил
Только на выезде из Буффало

Некоторые лучше собирали бы
Открытки чем
Ловили вас с поличным

За милю от глотка
Начинает штормить

Но задевает лишь то
Что вы больше
Бочки


[?]

из тарабарщины

Взгляни на них! Только взгляни на них!
своими бедрами двигают так и
этак, пока я, мои мышцы, камень,
суть моего хребта, штукатурка, мои
тылы прикрытые декорированной бумагой,
стою, не догоняя, как тупой божок Дора,
если я не могу танцевать, то и никто не будет.


[?]
предостережение: не читайте это стихотворение

сегодня ночью, шел триллер
о старухе, тщеславная, она
окружила себя
множеством зеркал

дошло до того, что в итоге она
заперла себя изнутри и вся
ее жизнь стала
зеркалом

однажды селяне ворвались
в ее дом, но она была слишком
быстра для них. она исчезла
в зеркале
и каждый владелец, который покупал дом
после случившегося, терял возлюбленного ради

старухи в зеркале:
вначале девчонка
потом молодая женщина
после - муж молодой женщины

голод этого стихотворения легендарен
он забрал множество жертв
валите от этого стихотворения
оно тянет вас за ступни
валите от этого стихотворения
оно тянет вас за ноги

валите от этого стихотворения
оно прожорливое зеркало
вы внутри этого стихотворения. по
пояс
никто вас не слышит, не так ли?
вы уже чувствуете его
отрыжку
об этом стихотворении не останется преданий
вы не можете закричать из этого стихотворения
расслабьтесь и будьте с этим стихотворением

двигайтесь и входите в это стихотворение
не вырубайте это стихотворение
у него ваши глаза
у него ваша голова
у него ваши руки
у него ваши пальцы
у него кончики ваших пальцев

это стихотворение - читатель и
читатель - это стихотворение

статистика: американский комитет по пропавшим без вести сообщает,
что в 1968 году исчезло более 100,000 человек, не оставив
никаких улик и следов, кроме воспоминаний своих друзей


Ричард Райт

Richard Wright
(1908-1960)

www.english.uiuc.edu/maps/poets/s_z/r_wright/r_wright.htm

[?]
Пять Хайку

1.

Я никто: красный
тонущий осенний шар
взял мое имя.

2.

Пускай питает
тихий весенний дождик
клумбы фиалок.

3.

Водя носом, пес
читает телеграмму
на сыром стволе.

4.

Жгу осени лист,
хочу развести костер
больше и больше.

5.

Ночь без сна весной:
тоскую о том, чего
нет и кем не был

Амири Барака

Amiri Baraka
(род. 1934)

www.english.uiuc.edu/maps/poets/a_f/baraka/baraka.htm

[?]
Понедельник в клоповнике

Я могу молиться
весь день
и Бог
не придет.

Но если я вызову
службу спасения
Дьявол
явится

через минуту!

Юсуф Комуняка

Yusef Komunyakaa
(род. 1947)

www.english.uiuc.edu/maps/poets/g_l/komunyakaa/komunyakaa.htm

[?]
Элегия Телониусу

Будь проклят снег.
Его бессмысленная красота
Льется тяжелым светом
Сквозь гемлок.
Телониус мертв. Зима
Струится в песочных часах;
Ноты текут из чаши мозга.
Проклятая бездомная кошка
Приглушенно вопит траурную песню
недалеко от Ленокс авеню.
Телониус мертв.
Наступающий вечер - это ленивая рапсодия теней,
Переходящая в тоскливое головокружение
И метафизическую депрессию.
Черные деревья на ветру.
Сумерки с Нелли
Звучат внутри склоненной головы.
"Уберите Рэй Мэна от пианино!"
О, Удовлетворение,
Горячие пальцы растекаются на белых ребристых клавишах.
Прибытие в Гудзон.
Мечта Монка.
Призрак бибопа
С 52-ой улицы,
Следы на снегу.
Будь проклят февраль.
Поехали в Minton's
И сыграем "на злобу дня"
До рассвета. Бог
Есть Телониус
В своей старой чудной шляпе,
Надвинутой на глаза.


[?]
Вубигон

Мы прокалываем язык
и бровь, крайнюю плоть
и соски, как будто нанизываем желания
на переплетенья кишок. Золотая бусинка
и вопросительный знак цепляются
за амбразуры и скользят.
Мы целуемся,
как крошечные клеммы.
Влюбленные хранят верность
слова, и полубоги дают обещания
в ночи. В очаровании
пришибленных мы говорим "я покажу,
что сила моей любви равна
количеству моих шрамов".
И если мы крадем последние
капли гнева, то что мы можем
перенять от синих арендуемых квартир в Кларксдейл?
Средневековый и современный,
один мученик трахает другого
до воскрешения Торквемады.
Мы торгуем букетами
вшивиц, не для красных цветов
и ароматных духов,
а ради прекрасных шипов.

Генри Дюма

Henry Dumas
(1934-1968)

www.english.uiuc.edu/maps/poets/a_f/dumas/online.htm

[?]
Коричневые звуки

коричневый звук шоколадные
воспоминания
словно впервые
ты попробовал виноград
и ощутил его вкус
и узнал синий
цвет

коричневый звук кремово-молочные
отголоски
словно впервые
ты увидел пчел
и попробовал золото
и узнал мягкость
постели

коричневый звук вибрация
африки
словно впервые
ты достиг оргазма
и услышал барабаны
и понял послание
любовного ритма
коричневый звук вибрация
африки плюс примятые
деревья
словно впервые
ты увидел дикую безумную лошадь
что скачет по нарисованной пустыни
и ты узнал гранд-каньон
красная мать
коричневый звук
черный контур
словно впервые
словно впервые
первый раз
как последний
вот так

Дадли Рандол

Dudley Randall
(1914-2000)

www.english.uiuc.edu/maps/poets/m_r/randall/onlinepoems.htm

[?]
Поэт не музыкальный автомат

Поэт не музыкальный автомат, поэтому не говорите мне, что писать.
Я прочел своей подруге стихотворение о любви, и она сказала:
"Ты сейчас как в той сумке, сколько бы она не стоила,
Но почему ты не пишешь о бунте в Майами?"

Я не пишу о Майами, потому что я не знаю о Майами.
Я был так занят работой по Переписи, слушал музыку всю ночь и писал стихотворение,
Что я оставил привычку смотреть ТВ и читать газеты.
И это не было отсутствием Черной Гордости, которая заставила меня не писать о Майами,
Это было простое невежество.

Говорить Черному поэту, что лучше писать,
Это, все равно, что Комиссару по Культуре в России говорить поэту,
Что ему хорошо бы написать о новых сталелитейных печах в Новобигорской области,
Или о героических подвигах Советского труда в прокладке Транскавказского Канала,
Или беспрецедентном достижении рабочих на производстве сахарной свеклы,
которые превысили свой план на 400 процентов (это, как позже
обнаружили, было
ошибкой машинистки).

Может быть, Русский поэт видит, как его мать умирает от рака,
Или истекает кровью от несчастной любовной интриги,
Или разрывается от счастья и хочет петь о вине, розах и соловьях.

Спорю, что через сотню лет стихами, которые Русские люди будут читать, петь и любить, будут стихи о смерти матери, о неверной подруге или вине, розах и соловьях,
Но не стихи о сталелитейных печах, Транскавказском Канале или о производстве
сахарной свеклы.
Поэт пишет о том, что он чувствует, о том, что волнует его сердце и приводит его ручку в движение.
Не то, что какой-то apparatchnik диктует, чтобы продвигать свою собственную карьеру или теории.

Да, возможно, я напишу о Майами, как я написал о Бирмингеме,
Но это будет только в том случае, если я захочу писать о Майами, а не потому, что кто-то
Говорит мне, чтобы я писал.

A я пишу о любви. Что с ней не так?
Если бы у нас было больше любви, у нас было бы больше Черных детей, которые бы стали Черными братьями и сестрами и создали бы Черные семьи.

Когда люди любят, они моются приятно пахнущим мылом, умащают свои тела парфюмом и одеколоном,
Бреются, расчесываются, надевают блестящую шелковистую одежду,
Говорят мягко и любезно и узнают ближе своих возлюбленных, чтобы предвкушать и удовлетворять
каждое их желание.
После секса они расслаблены и счастливы, и дружелюбны со всем миром.
Что не так с любовью, красотой, радостью и миром?

Если бы Жозефина давала Наполеону больше любви, то он не усеял бы луга Европы черепами. Если бы Гитлер был счастлив в любви, то он не жарил бы людей в духовках.
Поэтому не говорите мне, что это тривиально, что это отмазки - писать о любви, а не о Майами.

Поэт не музыкальный автомат.
Поэт не музыкальный автомат.
Я повторяю, поэт не музыкальный автомат для тех, кто пихает четвертак в его прорезь
и получает мелодию, которую они хотят услышать, Или тех, кто гладит по голове и требует "хорошего маленького Революционера",
Или тех, кто награждает Освободительное Движение Куумбы.

Поэт не музыкальный автомат.
Поэт не музыкальный автомат.
Поэт не музыкальный автомат.

Поэтому не говорите мне, что писать.

Кэролин Роджерс

Carolyn Rodgers

dist.jths.org/jths/schools/central/HSTW-c/teacher_lounge/Inspiration%20Page%20-%20Issue%2016.html

[?]
Прорыв

В последнее время я была в смешанных чувствах
По поводу всего
По поводу написания стихов и других форм
По поводу снов и разговоров с
Особым человеком (который сказал, что я нужна ему)
У-гу
Мой рот был открыт
Большую часть времени, но
Я ни о чем не говорила, но
Думала обо всем
И была смутная боль
Как выразить себя на бумаге
Какой мне быть и какая я есть, чтобы быть
Не похожей ни на кого, кроме меня
В этом черном мире

Филия Мосс

Thylias Moss

dist.jths.org/jths/schools/central/HSTW-c/teacher_lounge/Inspiration%20Page%20-%20Issue%2016.html

[?]
Для всех вновь рожденных

Они брыкаются и сучат ногами, как крабы на спинах.
Глядя в окно инкубатора, родители не верят, что
из них могут вырасти убийцы, воры, хуже -
поэт или авангардный джазовый музыкант, чьи
политические воззрения льются громко из трубы.
Все это было так замечательно, способ
зачатия, беременность, открытие матки,
как идеальный аналог расширения сознания.
Затем мрачная преемственность текущих лет,
мать конкурирует с дочкой за красоту и утрату,
варикозные вены и грелки, сходящая на нет радость,
приходящая мудрость, что глаза - это птицы
с подрезанными крыльями,
солнце под углом в 30 градусов - ему не подняться выше, родители, которые
уже не накажут, которые стоят у окна, ищут признаки весны
и все менее знакомую походку растущего чада.
Я сейчас в том возрасте, когда должна расплачиваться за то, как вела себя с матерью.
Моя дочь такая же, как я.
Долгая поездка домой отменяется, самолет не взлетает из-за моего присутствия. Но если я выйду, он поднимется.
Пропеллер - это крутящийся крест или циркулярная пила, готовая меня разрезать.
Дочь ко мне приезжает, и моя мать жива.
Чудо было не в рождении, но в том, что я жила, несмотря на свои преступления.
И я ужасно вела себя с Богом; он - такой же родитель,
наблюдающий за своими детьми сквозь окно, он хочет ими гордиться и так же ищет признаки весны.




© Андрей Харчевников, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2009-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность