Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




"ПОКОЛЕНИЕ  БИТНИКОВ"

Чарльз Буковски // Дайана Ди Прима // Ричард Бротиган // Грегори Корсо // Лью Уэлч // Ле Рой Джонс (Амири Барака) // Боб Кауфман // Дениз Левертофф


От переводчика


"Поколение битников" - это, скорее, указание эпохи 40-70-х годов ХХ века, чем определение понятия (как известно, Чарлз Буковски себя к битникам не причислял). Сейчас это направление называют "The Maverick Poets", тогда же удачного названия придумано ещё не было.

Мне бы хотелось этими текстами вернуть ощущение эпохи протеста, создаваемое за счёт смешения таких компонентов, как безработица, алкоголизм, джаз, феминизм, буддизм, напускной эпатаж. В соединении с непричёсанным верлибром и техникой "спонтанного письма" (по Дж. Керуак), всё это обретает некий неповторимый колорит, который иногда хочется ощутить не в качестве музейного экспоната, а по-настоящему. Надеюсь, эти тексты создают необходимое настроение...


P.S. Выбор авторов, во многом, соотносился с концепцией проекта "BeatPage", но тексты брались и из других источников (за что я не могу не выразить благодарность Семёну Беньяминову, приславшему мне книгу стихов Буковски).




Чарльз Буковски

Charles Bukovski


[?]
Фузз

3 малыша бегут ко мне,
дуя в свистки
и крича:
"ты арестован!"
"ты пьян!"
и они начинают
бить меня по ногам
своими игрушечными дубинками...
у одного из них есть даже
значок! у другого -
наручники, но мои руки высоко в воздухе...

когда я зашёл в винную лавку,
они пронеслись мимо,
точно пчёлы
мимо гнезда...
я купил 1/5 галлона дешёвого
виски
и
3
плитки леденцов.


[?]
я встретил гения

я встретил гения в поезде
сегодня
около шести лет от роду
он сидел возле меня
и как только поезд
пошёл вдоль берега,
мы подъехали к океану,
он посмотрел на меня
и произнёс:
"некрасиво..."

и я впервые
понял
это


[?]
Девушки

я смотрю на
один и тот же
абажур
уже
        5 лет.
он собрал
пыль холостяка
и
девушки, входившие сюда -
слишком
заняты,
чтобы почистить его.

но я не против:
я был слишком
занят,
чтоб написать
об этом раньше

что лампочка
светит
паршиво
            все
            эти
5 лет.


[?]
Любитель флоры

на Валькирских горах
среди гордых павлинов
я цветок отыскал -
как моя голова! -
дотянулся, понюхал...

...потерял мочку уха,
носа часть,
один глаз,
десять штук
сигарет...

...и на следующий день
я вернулся назад -
изрубить в пух и прах
тот прекрасный цветок!
но он был так хорош,
что убил я
павлина...


[?]
Отец, почивший на небесах

мой отец был практичным человеком.
у него была идея.
"мой сын, видишь", - говорил он, -
"я могу платить за этот дом всю жизнь -
тогда он мой.
когда я умру, я передам его тебе.
ты можешь тоже всю жизнь приобретать дом,
и тогда у тебя будет два дома,
и ты передашь эти два дома своему
сыну, и он всю жизнь будет приобретать дом,
и, когда ты умрёшь, твой сын..."

"хорошо", - отвечал я.

мой отец умер, когда пытался отпить
воды из стакана. я похоронил его.
массивный коричневый гроб. после похорон
я пошёл на стадион, встретил высокую блондинку.
после скачек мы пошли к ней домой,
пообедать и развлечься.

я продал его дом где-то через месяц.
я продал его машину и мебель
и раздал все его картины, кроме одной
и все его фруктовые вазы,
(наполнявшиеся компотом в летнюю жару),
и отдал его собаку в приёмник.
я дважды назначал его девушке свидание,
но ничего не добился
и бросил это.

я проиграл и пропил все деньги.

теперь я живу в дешёвой комнате в Голливуде,
и выношу мусор, чтобы
заплатить ренту.

мой отец был практичным человеком.
он подавился стаканом воды
и оставил след в больничном архиве.


[?]
Пальмовые листья

ровно в 12.00
в ночь с 1973 на 1974
в Лос-Анджелесе
дождь начал стучать
по пальмовым листьям за моим окном
сирены и мигалки
ездили по городу
и гремели

я пошёл спать в девять утра,
погасив свет,
распихав по конвертам
их веселье, их счастье,
их крики, их картонные шляпы,
их автомобили, их женщин,
их жалких пьяниц...

канун Нового Года
всегда ужасает меня -

жизнь знает, сколько лет.

сирены остановились и
мигалки и грохот...
всё кончилось в пять минут...
всё, что я слышу - дождь,
стучащий по пальмовым листьям,
и я задумываюсь о том,
что никогда не пойму людей,
но я уже проехал
это.


[?]
жизнь Бородина

следующий раз, слушая Бородина,
помни, что он был простым аптекарем,
писавшим музыку, чтобы расслабиться
его дом был набит битком людьми:
студентами, художниками, пьяницами, BLUMS,
и он никогда не умел сказать "нет"

следующий раз, слушая Бородина,
помни, что его жена использовала его ноты,
чтобы подкладывать их в кошачий ящик
или упаковывая в них банки с кислым молоком;
у неё была астма и бессонница
и она кормила его варёными яйцами
и когда он хотел завязать свою голову,
чтобы приглушить звуки в доме,
она позволяла использовать ему только простыню;
кроме того, обычно в его постели
кто-то был
(они спали раздельно, когда
спали вообще)
и так как все стулья
были обычно взяты,
он часто спал на лестнице,
закутавшись в старую шаль,
она говорила ему, подстригая его ногти,
чтобы он не пел и не насвистывал,
не клал слишком много лимона в чай
и не выжимал его в чашку,
Симфония # 2, си мажор
Князь Игорь
в степях Центральной Азии
он мог спать, только положив кусочек
тёмной ткани поверх глаз;
в 1887 году он посетил танцы
в Медицинской Академии
одетым в потешный национальный костюм;
в конце концов, он казался необычайно ярким
и когда он упал на пол,
они подумали, что это шутка.
следующий раз, слушая Бородина,
помни...


[?]
литературный роман

я встретил её в переписке или среди стихов или в журналах,
и она начала присылать мне очень сексуальные стихи об изнасиловании и вожделении.
что-то смущало меня, и я сел в машину и поехал на Север
через горы, долины ми автострады
без сна, свалив от пьянок, в разводе,
без работы, в возрасте, усталым, больше всего желая спать
пять или десять лет, я, наконец, нашёл мотель
в маленьком солнечном городке у грязной дороги,
и я присел и выкурил сигарету,
думая: ты действительно должна быть сумасшедшей.
и затем я вышел и часом позже
встретился с моей корреспонденткой; она была чертовски стара
почти так же стара, как и я, не особенно сексуальна,
и она дала мне очень тяжёлое сырое яблоко,
которое я жевал оставшимися зубами;
она умирала от какой-то неизвестной болезни,
что-то вроде астмы, и она сказала:
"я хочу сказать тебе один секрет", и я ответил:
"я знаю. ты девственница, и тебе 35 лет".
она достала блокнот, десять или двенадцать стихов,
труд жизни, и я читал их
и пытался быть добрым,
но они были очень плохи.
и я взял её с собой куда-то, на какой-то боксёрский матч,
и она кашляла от дыма
и она продолжала оглядываться
на всех людей,
а потом на бойцов,
хватающих её за руки.
"ты никогда не возбуждался, верно?", - спросила она.
но я славно возбудился той ночью
и встречался с ней с ней ещё три или четыре раза
помогал ей с некоторыми её стихами
и она всаживала свой язык на половину моей глотки
но когда я оставил её,
она всё так же была девственницей
и очень плохой поэтессой.
я думаю, когда женщина оставляет
                               свои ноги закрытыми
до 35 лет,
это слишком поздно
как для любви,
так и
для поэзии.


[?]
Да-да

когда Господь создал любовь, он многим не помог
когда Господь создал собак, он не помог собакам
когда Господь создал растения, это было неплохо
когда Господь создал ненависть, у нас была общественная польза
когда Господь создал меня, он создал меня
когда Господь создал обезьяну, я спал
когда Господь создал жирафа, я был пьян
когда Господь создал наркотики, я был сверху
когда Господь создал самоубийство, я был снизу

когда Он создал тебя, лежащей в постели,
Он знал, что делал,
Он был пьян, и Он был сверху,
и Он создал горы, моря и огонь
одновременно
Он иногда ошибался,
но когда Он создал тебя, лежащей в постели,
Он превзошёл всю свою Благословенную Вселенную


[?]
№6

я поставлю на №6.
дождливый день,
бумажная чашка кофе,
недалеко идти
ветер кружит крапивников
над крышей трибуны.
жокеи выходят
на центр
тихо
и летний дождь
делает
всё в первый раз
почти одинаково
лошади в мире
друг с другом
перед пьяной войной
я под крышей трибуны
чувствую на сигареты
ставлю на кофе
пока лошади уходят
это мрачно, грациозно
и радостно -
словно распускаются
цветы


[?]
Письмо издалека

она написала мне письмо из маленькой
комнаты близ Сены
она говорила, что ходит в
танцкласс. встаёт
в 5 утра
и пишет стихи
или рисует,
а если ей хочется плакать,
у неё есть специальная скамейка
возле реки

её книга Песен
выйдет
Осенью

я не знал, что ответить
и я сказал ей
вырвать больные зубы
и быть поосторожнее с французскими любовниками

я поставил её фото к радиоприёмнику
рядом с вентилятором
и оно двигалось
как живое

я смотрел и наблюдал за ним,
пока не выкурил
5 или 6
оставшихся сигарет

потом я встал
и пошёл спать


[?]
Трагедия листьев

я осознал сухость и умершие папоротники
и комнатные растения, жёлтые, как кукуруза:
ушла моя женщина,
и пустые бутылки как кровавые трупы
окружали меня своей бесполезностью;
солнце было всё-таки по-прежнему добрым,
и записка моей хозяйки трещала о задолженности
нетребовательной желтизной; что было нужно - так это
хороший комик, старый стиль, юморист
с шутками о боли абсурда, абсурде боли -
поскольку уж это есть, ничего больше...
я осторожно побрился старым лезвием -
человек, однажды бывший юным и
назвавшийся гением; но
это трагедия листьев,
умерших папоротников, умерших цветов;
и я шёл по тёмному коридору,
где стояла хозяйка,
окончательно проклинающая
и посылающая меня к чёрту,
колышущая свой жир, потные руки,
и вопящая,
вопящая о квартплате,
ведь мир обманул нас
обоих.


[?]
Бобы с чесноком

это достаточно важно:
осадить чувства
это лучше, чем бритьё
или приготовление бобов с чесноком
это то малое, что мы можем сделать,
небольшая храбрость знания,
где есть, конечно,
те же безумие и страх
в знании того,
что часть тебя
заводилась, как часы
и никогда не заведётся вновь,
однажды остановившись.
но сейчас под твоей рубашкой тикает,
и ты мешаешь ложкой бобы:
одна любовь умерла, другая - уехала,
третья любовь...
ох! любовей много, как бобов
да, попробуй, подсчитай их сейчас
грустно, грустно
твои чувства варятся над огнём,
оседая.


Дайана Ди Прима

Diana Di Prima


[?]
Окно

ты - мой хлеб,
и тонка, словно волос
дрожь в костях...
ты почти
океан

ты - не камень,
не льющийся звук
я уверена:
ты - без рук

эти птицы обратно летят
за оконным стеклом,
и разбита любовь,
и нельзя - о пустом

и не время,
чтобы пересеклись языки
(никогда здесь
не менялись пески)

и, мне кажется,
завтрашний день
тебя включит - носком сапога,
и ты будешь светить и светить
неустанно-подземно
всегда


[?]
Хронология

я любила тебя в октябре
когда ты прятался в волосах
и катался на своей тени
по углам дома

а в ноябре ты вторгся
заполнив воздух
поверх моей кровати с мечтами
кричащими о любой помощи
моему внутреннему слуху

в декабре я держала руки твои
единственный день; свет ослаб
всё вернулось
рассветом на шотландском взморье
тобой, певшим нам на берегу

сейчас январь, ты растворяешься
в своей половине
сокровищ его плаща; твоя тень на снегу,
ты ускользаешь ветром, кристальный воздух
несёт новые песни сквозь окна
наших грустных, высоких, милых квартир


[?]
Стихи отказа

Нет - сильным мужчинам в одной рубашке
шагающим через
мою кухню страстно и тупо.
Нет - мне свернувшейся-как-котёнок вокруг
спящего ребёнка и соблазнительно
улыбающейся.
Нет - коротким юбкам, нет - длинным
вздохам; я не буду
глядеть, после того, как дочитаю стихи,
понял ли ты их.
Нет - уютным патио, передним дворам,
мои кошки
никогда не растолстеют. Никто
не налепит моё лицо на футболку;
я могу никогда
не научиться пользоваться косметикой.
Не хочу сидеть
неподвижно в машине, когда кто-то другой
за рулём. Нет - кругам, по которым
ходишь. Нет - шахматному
линолеуму. Нет.
Нет - посудомоечной машине (да и стиральная -
маловероятна). Нет - цветам,
милым ножкам, заунывным
поэмам о свадьбе. Ветер -
это как люди, и мои стихи -
море. Дети - как трава
на холмах, они пускают
корни. Или как лес.
Они не приходят и не уходят.
Нет - радуге. Только пеликаны,
неловко барахтающиеся в надежде
на ту самую
Большую Рыбу. Ты можешь спорить,
я не буду задумчивой, пусть оно проходит
подумаем позже, на что могло быть похоже.
Мои воспоминания проходят рядом.
И сейчас я не слишком уверена в том,
кто что кому сделал.
Что мы сделали не так.
Но я сожгла рукопись,
в которой встретила твои глаза и улыбку.


[?]
Первый снег, Керонсон - Алану

Этот дар, должно быть, дан миром
(дан мне тобой)
мягко снег
разливается в чаши пустот
на поверхности пруда,
подровняв длинные белые свечи -
те, что стоят на окне,
те, что будут гореть в сумраке, пока снег
наполняет нашу долину
этой пустотой
никто из друзей не поедет на юг
никто не приедет загорелым из Мексики,
с солнечных полей Калифорнии, не привезёт травы
все разбежались - или мертвы, или молчат
или движутся к сумасшествию
от унылой яркости нашего тогдашнего мировоззрения
и этот твой дар -
белое безмолвие, наполняющее контуры моей жизни.


[?]
Этюды о свете

claritas:

солнце
         поймано в росе
искрящаяся бесформенность
мы стоим снаружи


candor:

свет
         хор нарастает,
заполняя контуры архитектуры
собор
дворец
         театр


lumen:

свет
как рельеф, написанный сам собой
выше и выше, на поверхности
воды, необъяснимое
вечное движение


lux:

острие иглы
выходит
из ядра
Земли
тончайшие
пронизывающие лучи

    Примечание переводчика.
    Названия четырёх частей
    - почти синонимы, вариации
    на тему блеска, света,
    сияния.

[?]
Ода Китсу, 2. Сон

Огороженное, как мы - пророками
и табу -
Сердце магического круга всё ещё покрыто серым линолеумом
Над моей головой витают демоны прошлого
Рой
Лори
Джимми, они проносятся
Со свистящим звуком
Только дух, стоящий на полу (стоящий на своём)
Это Фредди.
Я поднимаюсь на несколько дюймов над кругом и переворачиваюсь.
Я хочу пройтись по магазинам, но всё, что я вижу - моё отражение,
Я выгляжу усталой и старой. Я ношу красное. Я ищу любви.
На тротуаре - больной и голодный,
Слышу: "Королева фей" Спенсера стоила им всей их жизни"
И Спенсеру? Я спрашиваю: "Что окупило эту жизнь?"
Через дверь - выход, в проёме стоит Алан,
Словно - уходя; его голова повёрнута,
Как если бы он прощался, но он стоит неподвижно.

Окружённые первоцветами
и обещаниями,
Волшебные слова, сказанные нами во время молитвы
Образуют туман вокруг нас...

    Примечание переводчика.
    Эдмунд Спенсер - ренессансный поэт,
    автор монументальной мифологической поэмы "Королева фей"
    с аллюзиями на политические события
    времён королевы Елизаветы.

Ричард Бротиган

Richard Brautigan


[?]
Мы остановились в чудных днях

Мы остановились в чудных днях
и вышли из машины.
Ветер скользил по твоим волосам.
Это было так просто, как только могло быть.
Я повернулся что-то сказать...


[?]
Ожидание

Всё это -
словно
годы,
пока я собирал
букет
поцелуев с её губ
и хранил их
в вазе цвета зари
в
своём
сердце.

И
ожидание
того стоило.

Ведь
я был
влюблён.


[?]
30 центов, два билета и любовь

Задумавшись о тебе,
я сел в автобус,
заплатил за проезд 30 центов
и попросил у водителя два билета
до пункта обнаружения моего
одиночества.


[?]
Влюблённая лампочка

У меня есть 75-ваттная, ослепительная, долгоживущая
лампочка "Хэрмони Хауз" в туалете.
Я живу в одной и той же квартире
уже больше двух лет,
и эта лампочка всё так же светит.
Я уверен, она влюблена в меня.


[?]
Ресторан

Хрупкая, увядшая в 37,
она носит обручальное кольцо словно в экстазе
и внимательно смотрит в пустую чашку кофе,
как если бы она смотрела в рот мёртвой птицы.
Обед закончен. Её муж в туалете.
Скоро он вернётся, и тогда будет её очередь
идти в туалет.


[?]
Последний путь

Акт смерти -
это как автостоп
по незнакомому городу
поздно ночью,
когда холодно
и дождь,
и ты опять
один.


Грегори Корсо

Gregory Corso


[?]
Прошлой ночью я вёл машину

Прошлой ночью я вёл машину,
не умея водить,
и вообще она была не моя -
я ехал и давил
тех, кого люблю
...один город проехал на сто двадцать.

Я остановился в Хеджвилле
и заснул на заднем сиденье
...меня звала моя новая жизнь.


[?]
Сумасшедший як

Смотрю, как они взбивают последнее молоко, полученное из меня.
Они ждут, когда я умру.
Они хотят сделать из моих костей пуговицы.
Где мои сёстры и братья?
Высокий монах, нагружающий моего дядюшку, у него новый капюшон.
И тот идиот, его ученик - я никогда не видел такого тёплого шарфа.
Бедный дядюшка, он позволяет им нагружать его.
Как печален он, как он устал!
Хотелось бы знать, что они будут делать с его костями!
А этот красивый хвост!
Сколько шнурков они сделают из него?


Лью Уэлч

Lew Welch


[?]
Ещё нет сорока, а моя борода уже седая

Ещё нет сорока, а моя борода уже седая
Ещё не проснулся, а глаза слезящиеся и красные,
как у слишком часто ревущего ребёнка

Что более неприятно,
чем вино прошлой ночью?

Я побреюсь.
Я суну свою голову под холодную воду и
оглянусь на булыжники.
Может, я смогу съесть ящик булыжников.

Тогда я смогу прекратить отдыхать от вина,
напишу стихи, пока не напьюсь снова,
и, когда поднимется полуденный ветер,

Я засну, пока не увижу луну
и тёмные деревья,
и осторожного оленя

и услышу
ворчащих енотов


Ле Рой Джонс (Амири Барака)

LeRoi Jones (Amiri Baraka)


[?]
В мире фанка

Если Элвис Пресли -
Король,
Кто Джеймс Браун,
Бог?


[?]
Мама-смерть

Рассвету, ветру
над рекой. Ветер
и свет, от...

...продолжу, когда будет время


[?]
Предисловие к двадцатому тому предсмертной записки

В последнее время я привык к тому, как
Земля приоткрывается и окутывает меня
Каждый раз, когда я выхожу погулять с собакой.
Или к резкой, глупой музыке ветра,
Возникающей, когда я бегу за автобусом...

Вот до чего дошло.

И сейчас, каждую ночь, я считаю звёзды.
И каждую ночь я получаю одно и то же число.
А когда они не появятся для подсчёта,
Я подсчитаю дырки на тех местах, где они были.

Никто больше не поёт.

А ещё прошлой ночью я прокрался
В комнату дочери и, услышав
Её разговор с кем-то, открыл
Дверь, но там никого не было...
Кроме неё, сидящей на коленях и вглядывающейся

В свои же собственные сплетённые руки.


[?]
Древняя музыка

Главное -
быть
против
СМЕРТИ!

Всё
остальное -
чушь!


Боб Кауфман

Bob Kaufman


[?]
Круглую ночь

Радио-джаз -
о, это кстати
круглую ночь

С цыпкой из джаза
сижу на кровати
круглую ночь

Хохот рояля
звенит в ушах
круглую ночь

Кто-то смеётся,
и чьи-то слёзы
круглую ночь

Грустный голос и смешки,
взвинченность, Отца грешки
круглую ночь

иди сюда, детка
сбрось своё платье
на целую ночь


[?]
На

На перекрёстках новобранцев эмбрионических надежд, утопленных в слезах от героина
На перекрёстках новобранцев полётов с Паркером к звезде с набитым звуками карманом
На невро-перекрёстках мозга, открытого для безнадёжных электропроводов,
На алкогольных перекрёстках бесцветных диспутов и архаичных пережитков
На перекрёстках голубых экранов, воздушной кукурузы американской импотенции,
На перекрёстках университетов, пошитых интеллектов, и открывателей письма Эллады
На перекрёстках войн и мегатонной смерти, универсальной сплошь анестезии,
На перекрёстках веры, теоретических лимериках
На перекрёстках радио и записей навек, статических событьях.
И на рекламных перекрёстках мороженого с фильтром и растворимых растворителей
На подростковых перекрёстках, соблазна комиксов, расстроенных гитар,
На перекрёстках политических, средь кандидатов и ритуальной лжи.
На перекрёстках кинофильмов о Лэсси и о символах других.
На перекрёстках интеллекта, на разговорной терапии, анализируемых страхах.
И на газетных перекрёстках, на сексуальных заголовках и эрудированных комиках.
И на любови разделённой перекрёстках, смертях с поминками, оплаченных в кредит,
На философских перекрёстках, на десперадо семантических и продавцов идей
И на мещанских перекрёстках частных школ, и пубертата, сексуальных бунтов,
На ультра-настоящих перекрёстках любви и американских горках,
На перекрёстке одинокого поэта, лежащих листьях и на полных слёз глазах пророка.


Дениз Левертофф

Denise Levertov


[?]
На уме

У меня на уме женщина
невинная, неприкрашенная, но

искренняя, пахнущая
яблоками и травой. Она одевает

сорочку или рубашку, её волосы
светло-каштановые и гладкие, и она

добрая и очень чистая -
без нарочитости

но у неё
нет фантазии...

И есть беспокойная,
гуляющая при луне девушка

или старуха, или обе вместе,
одетая в опал, тряпьё, перья

и оборванную тафту,
которая знает странные песни

но она - не добра...



 Смотрите также: переводы Владимира Бойко




© Алексей Караковский, 2004-2018.
© Сетевая Словесность, 2004-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность