Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




МИНСКИЙ  ВУДСТОК
ТРИДЦАТЬ  ДНЕЙ  СПУСТЯ


Праздник в музее Богдановича

Говоря о Первом международном фестивале современной поэзии в Минске, мне хотелось бы уточнить, что использованное мной в заголовке словосочетание "минский Вудсток" нельзя истолковывать буквально и с какой-либо степенью объективности. Это выражение родилось среди лишь некоторых участников фестиваля, и отражает оно некое эмоциональное ощущение праздника, который эти участники сами же и создали - себе и всем окружающим.

Со стороны Москвы организацией официальной части фестиваля заведовал Андрей Новиков; с минской - Николай Сулима. Фотографировали Елена Гончарова (от "Всемирной Литафиши") и Михаил Лещенко (от минского городского портала "Textura"). Имена людей, которые по ходу помогали, чем могли, как мне представляется, перечислить в рамках небольшой статьи невозможно, а потому я позволю просто выразить им свою благодарность - как и двум главным организаторам, без которых ничего бы не состоялось.

Перечислю имена авторов, выступивших в рамках официальной программы (информация приводится по сайту "Всемирная Литафиша"). Беларусь представляли: Андрей Ходанович, Виталий Рыжков, Дмитрий Дмитриев, Дмитрий Строцев, Виктор Жибуль, Вера Бурлак, Егор Бабий, Марина Куновская, Сергей Прилуцкий, Михаил Гончаров, Елена Казанцева, Глеб Лободенко. От России выступили: Александр Анашкин, Владимир Жбанков, Вячеслав Памурзин, Артём Шепель, Александр Переверзин, Александр Чернов, Сергей Алхутов, Алексей Остудин, Аркадий Штыпель, Герман Власов, Дмитрий Легеза, Дмитрий Плахов, Евгений Лесин, Евгения Вежлян, Елена Гончарова, Илья Леленков, Константин Бандуровский, Лариса Грановская, Марианна Гейде, Мария Ватутина, Мария Галина, Наталия Осташева, Юрий Ракита. Кроме того, выступали также Александр Кабанов, Сергей Косяшников (Украина), Евгений Орлов и Елена Гуляева (Латвия), Ербол Жумагулов и Елена Зейферт (Казахстан), Владимир Таблер (Литва). Не исключаю, что кроме перечисленных авторов выступало ещё немало народа, так как за три дня чтений пауз практически не делалось.

В целом, официальная программа была организована наподобие других аналогичных мероприятий (в качестве примера вспоминается фестиваль в Липках в прошлом году). Как и тогда, организаторы постарались пригласить самых заметных в сетевой литературе авторов. Когда же количество приглашённых составило несколько десятков человек, выступления разделили на три дня без учёта авторской специфики (впрочем, когда стихи читаются с утра до вечера почти беспрерывно, быстро становится не до индивидуальных особенностей). Но если для Москвы этот состав участников в какой-то степени можно было назвать предсказуемым, то в Минске ничего подобного прежде ещё не было. Таким образом, 4 августа состоялось открытие фестиваля, на котором, преимущественно выступила принимающая сторона; в субботу 5 августа выступали гости; в воскресенье 6 августа выступили те гости, которые не успели прочесть свои произведения накануне. Тогда же состоялось закрытие фестиваля.

Надо сказать, организаторы с блеском справились со своими задачами по привлечению не только авторов, но и зрителей: вторых собралось явно раза в полтора-два больше (в отличие от того же мероприятия в Липках, где явно присутствовали только поэты). И, хотя по меркам музыкальных фестивалей или тех же литературных, но проходящих при поддержке писательских организаций, такую посещаемость можно было бы считать провальной, повторю ещё раз: ничего подобного в Минске прежде не было - прежде всего, по эмоциональному подъёму и креативности собравшихся. Так что, если бы минский фестиваль не вышел бы за пределы зала музея Богдановича, может, и не появилось бы выражения "минский Вудсток".

Отдельным мероприятием в рамках фестиваля была проведена встреча авторов Интернет-журнала "Точка Зрения" (в рамках партнёрских договорённостей "Точки Зрения" и "Всемирной Литафиши"). Перенесённая с пятницы на воскресенье, встреча велась фактически все три дня - так как отменить её в пятницу было уже практически невозможно, а до воскресенья расставаться не имело смысла. Авторы "Точки Зрения" (преимущественно, москвичи и минчане) провели три дня на крыльце музея, разыгрывая для себя и случайных зрителей, фактически, альтернативное шоу - в духе бродячих музыкантов (к коим некоторые из присутствующих, собственно говоря, и так относились). Но если в Москве такие акции чаще всего становились прячущимся по задворкам "андеграундом" ("подпольем"), то здесь творческая энергия точкозрян образовывала, скорее, уже "бэкграунд" ("фон"), и не заметить происходящее было невозможно. Многие зрители, как это часто бывает в хэппенингах, недолго думая, присоединились к всеобщему веселью на улице - и компания почти не расставалась несколько дней, гуляя по городу под непрерывно льющим ливнем.

В воскресенье, однако, официальная встреча участников сайта состоялась - как раз перед закрытием фестиваля, в том же зале музея Максима Богдановича. Понимая, что в отведённое время не удастся прочесть всё, что хочется, но можно хотя бы познакомиться с теми, кто пришёл в зал впервые, москвичи и белорусы представили по одному-два текста. таким образом, в ходе встречи выступили Алексей Корнеев, Сергей Ахутов, Вячеслав Памурзин, Марина Куновская, Владимир Жбанков, Артём Шепель и Ваш покорный слуга (к слову сказать, все, кроме Куновской и Жбанкова - авторы "Пролога"). После этого было объявлено о создании творческого объединения "LITO.БЕЛАРУСЬ", призванного организовывать в дальнейшем литературную жизнь в стране. Руководителем организации, образованной при информационной поддержке литературных журналов "Точка Зрения" и "Пролог", стал минский поэт и прозаик Георгий Бартош. После провозглашения дальнейших планов участники встречи снова вышли на улицу, где и продолжили уже привычное уличное шоу (впрочем, выступить в официальной программе так и не дали даже тем, с кем была договорённость об этом ещё в Москве).

И официальная музейная часть, и неофициальная уличная имели свои достоинства и недостатки. Кому-то официальная часть могла показаться излишне утомительной и однообразной, кому-то уличное шоу - излишне непосредственным и смелым. Как бы то ни было, теперь уже можно сказать с уверенностью: именно сочетание упорядоченности и творческого хаоса сформировали неповторимый дух минского фестиваля.




Прямая речь

Приведу непосредственные впечатления участников фестиваля, которые в какой-то степени доносят не столько даже официальную хронологию события, сколько дух произошедшего.



Игорь Лавинский: Всё началось с того, что в городе снова появился Нубиров и привёл меня на фестиваль поэзии "Порядок слов 2006" в Троицком. Мы планировали совершить небольшой шоп-тур, дабы Миша смог закупиться интересующей его музыкой, но так этого и не сделали. Зато совершенно невероятным образом познакомился с Караковским и остальными ребятами из российского литературно-публицистического Интернет-журнала "Точка Зрения". А было дело так: смотрю, во дворе музея М. Богдановича, где проходил фестиваль, парнишка задорно песенки под гитару поёт. Когда он начал исполнять произведение А. Непомнящего, решил к нему подойти. Этим весёлым дядькой и оказался Лёша. В итоге, выходные наслаждался постмодернистской поэзией и прозой, а также общением с приятными людьми. Литературный фестиваль - удивительная вещь. Слушать произведения в исполнении авторов, естественно, гораздо интереснее, чем самому читать стихи на бумаге. Во время присутствия в конференц-зале (?) музея М.Богдановича так и вспоминались молодые: А.Вознесенский, Е.Евтушенко, Б.Ахмадулина, выступающие на сцене громадных советских залов (помните кадры из "Заставы Ильича"?). Масштабы "Порядка слов", ясное дело, были меньше, но нельзя ни отметить - современная авторская поэзия вызывает живой интерес у определённого круга белорусов. На фестиваль съехались авторы из разных городов СНГ. В холле продавалось много симпатичных книжек, ни на одну из которых так и не хватило денежек (и не потому, что сборнички сильно дорогие). А жаль.



Михаил Нубиров: Возле музея Богдановича ждал Игорь Лавинский. Он обещал поводить меня по музыкальным магазинам. Но мероприятие не позволило. Обсудили с Игорем всякие музыкальные вопросы. Народ подходил. Бац - Жибуль появляется. С женой (между прочим, у Джети стихи нехилые!) и ребенком. Виделись мы с Виктором раз или два в 2001 году, когда он работал в "Першацвете" и они решили опубликовать наши "Тайны модального джаза". Я тогда и книжку первую подарил журналу. Короче, хорошие были отношения с редакцией. И вот, значит, подхожу я к Жибулю, и он меня узнал. Я теперь, типа, горжусь. Тут, бац, смотрю - Женя Манцевич. Она тут же стала одним из обладателей полной (на сегодня) версии сетевого цикла. Кстати, и с Виктором, и с Женей говорил по-белорусски. Совершенно не напрягает отвечать на том языке, на котором к тебе обращаются. Потом я пошел смотреть книжки, которые приехали вместе с поэтами. Сначала их было мало. Но в течение последующих 6 часов появилось столько!.. И Рунна! Теперь у меня есть сборник Екатерины Боярских! Ура! А вот книжка Кабанова, купленная Ольгой Сущевой ждет меня в Киеве. Хотя вчера я его видел вживую. Дальше смотрю я - подходит "человек, похожий на фотографию Дмитрия Дрозда". Но мне почему-то казалось, что Дрозд выше. А он оказался невысоким. Может быть даже, не выше меня. Что я могу сказать о Дмитрии? Ну, везет мне с хорошими людьми, что тут сказать. Дмитрий все потешался над моей активностью и еще ужасался от количества купленных книг. Тем временем я передал диски Ларисе Грановской ака Клер (она мне в ответ книжку подписала), Моревне. А тут уже и чтения начались. Игорь сидел рядом, ему явно нравилось то, что происходит. Потом он с москвичами тусовался. Короче, я рад, что его позвал. Дмитрий сидел по другую сторону. Слушал внимательно, комментариев почти не отпускал. Читала масса народа. Многих я знал по именам. Выигрывали те, в ком была актерская жилка или же шаманское чувство ритма и совершенное чувство звука собственных опусов. Может быть, в чтении их тексты выглядели бы иначе. Например, Юрий Ракита (ну просто байкерский типаж!) замечательно читал. Поразила некто Марина Галина. Чтение - блеск, тексты - звуковой поток. Я даже книжку ее купил, потому что - впечатлило. После нее пожилой такой дяденька почти как Хвост читал. Весело! А вот серию "Сопромат" представили, я считаю, не ярко. А там, в серии, и Боярских, и Тишковская - люди, которых я очень уважаю. Свои вещи читал Plunger. В случае с ним я не знаю ни имени ни фамилии. Зато один из текстов, которые он читал, вспомнил. Елена Моревна как-то порекомендовала, года 3, 5 назад. Ербол Жумагулов - харизматичный талантливый казах (колорит!) - читал в первом отделении. В текстах, как мне показалось, злоупотребляет инверсиями типа "ты смотрела меня на" (на этом и рифмы зачастую строятся. Иногда надоедает. Кабанов читал в последнем отделении. В принципе, на Кабанова я и приехал. Не разочаровался. Какие стихи!



Алексей Караковский: ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. В Минске хорошая погода (в дни нашего приезда это было нонсенсом), после обеда идёт дождь - и так несколько дней. Мы знакомимся с Герой Бартошем, который живёт, по совпадению, прямо напротив снятой нами квартиры, тотчас становимся друзьями. Вечером встречаем Настю Кузьмичёву и идём в музей. Сначала устанавливаем баннер нашего сайта, на котором Алхутов забыл поместить наш адрес, пьём пиво, слушаем несколько белорусов (стихи обалденные! кто мне скажет, как зовут чувака в кепке, написавшего "Мона Лиза"?). Потом уже как-то не прёт, хотя стихи и хорошие. Людей много слишком. Идём на улицу пьём пиво и начинаем петь песни. Так как идёт дождь, садимся под какой-то балкончик. Народу становится весело. Памурзин и Алхутов на спор начинают отжиматься под зонтиком, я просто танцую, мне хорошо. Все нас фотографируют. Вова находит двух очаровательных девушек Катю и Ксюшу. Амур полный. Вова и Катя влюблены и счастливы. По ходу дела знакомимся с художником из Солигорска Иваном Ильюкевичем, Юлей Спириной из Могилёва, Игорем Лавинским и Егором Бабием из Минска, Таней Гринкевич из Барановичей, поэтессой Викой Трэнас, пишущей по-белорусски, и ещё с кучей народа. Встречу ТЗ мы с Новиковым переносим на утро воскресенья; программа не резиновая. Чтения заканчиваются, народ рассредоточивается. Мы с Алхутовым и Кузьмичёвой, в конечном счёте, идём в какое-то кафе, куда нас не пускают, потом таки пьём пиво в другом кафе вплоть до его закрытия. Вернувшись домой, мы понимаем, что пацаны куда-то потерялись. "Либо в ментуре, либо у девушек" - решили мы с Алхутовым и успокоились, потому что контроль над ситуацией был утерян, и вообще с этого момента начинается полный сюр.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. Идём к Гере, потом в музей. В этот день читают москвичи, и, как всегда, их слишком много. На сцену выпускают Алхутова и Памурзина, остальных переносят на завтра. В какой-то момент на брусчатке у музея расстилают одеяла. Народ садится (или ложится) на них. Мы с Шепелем продолжаем орать песни - как и все три дня в Минске. Народ радуется. Вудсток, однако:)) Потом объявляется, что нужно вернуться в зал, и тут выясняется, что Лесин не способен передвигаться (или это ещё раньше было? я уже начинаю путаться в обилии впечатлений); его кладут на одеяло и заносят в музей. Главный вопрос: куда нести? Кто-то говорит, что к Перверзину. Ну, и поскольку Саша в этот момент читает стихи, Лесина прямо на сцену и вносят (вообще, у меня такое ощущение, что это уже когда-то где-то было). Дождавшись выступления наших ребят, едем к Насте Кузьмичёвой. Белорусы удивляются моему украинскому языку, на который я время от времени перехожу. Песни орём, кажется, везде...

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. Прилетаем к музею с 20-минутным опозданием. Встречу проводим не совсем в стиле литвоскресений, потому что времени нет вообще. Отчитываем какие-то стихи - буквально по одному-два (с большим успехом, впрочем). После этого я в отсутствие опаздывающего Геры Бартоша объявляю о создании творческого объединения "LITO.БЕЛАРУСЬ", которое будет теперь проводить встречи в доме Ваньковича и музее Богдановича в Минске. Попутно рассказываю о перспективах белорусских поэтов в России. Всё ништяк, всем всё нравится. Мы опять вываливаем на улицу, давая возможность организаторам завершить фестиваль. Но выступить дают только Шепелю и Жбанкову. Ребята стараются вовсю, но формат встречи совершенно не их, и Вовина энергетика не может охватить весь зал; Шепелю везёт больше. Меня же не выпускают на сцену вовсе, говоря, что меня якобы там не было; Корнеева - просто не выпускают, без объяснений. Это меня не удивляет и не обижает, но очень заинтересовывает белорусских журналистов, которые все три дня слушали наши песни. Видимо, бюрократический московский стиль не способен сочетаться с неформальностью и перфомансом, характерными для "Точки Зрения" (но в то же время не являющимися для нас самоцелью). Потом я знакомлюсь с Леной Сафроновой, мы все опять едем к Насте Кузьмичёвой, веселуха продолжается. Дальше мы смотрим на часы и движемся на вокзал все по отдельности (у кого-то есть билеты, у нас с Сергеем - нет). С нами отправляется Иван Ильюкевич, у которого нет денег на билет в Солигорск (мы помогли ему, благо белорусские купюры к моменту отъезда нам уже не требовались). Нас трогательно провожают, и говорят много приятного о том, что мы сделали для людей в Минске.



Юрий Ракита: В Минске было классно! Из-за дождя фестиваль превратился в нечто типа первых "Липок" - после мероприятий в основном сидели большой толпой в гостинице (благо, почти все приезжие жили в одной - "Звезде"), вволю общались и пели песни до четырех утра. Лепота! Особенно рад был повидать всех наших иностранцев - Планжера, Моревну, Сашу Кабанова, и конечно - Женю Орлова и Володю Таблера, с которыми, собственно, впервые удалось пересечься в реале. Даже только ради этого - и то стоило съездить в Минск. Что касается чтений. Отличные впечатления остались почти от всех белорусских авторов, которые читали на фестивале. Причем те, кто читали на белорусской мове, почему-то воспринимались лучше. Большинство приехавших из России, Украины, Прибалтики, Казахстана и Новой Зеландии также не ударили в грязь лицом. Думаю, если бы кому-то пришла в голову идея издать по итогам фестиваля сборник, он получился бы весьма и весьма неплох. Впрочем, аудиозапись велась непрерывно, так что материалы для аудиосборника имеются (Наташа Осташева даже успела сделать клип на стихи одного из белорусов). Так что, мне кажется, фестиваль удался на все 100%, и дальше это дело надо только развивать. Спасибо Андрею Новикову и Коле Сулиме!



Алексей Корнеев: Приехал из Минска. Съездили очень хорошо. Три дня местами весьма экстремальной, но и интересной и радостной жизни. Познакомились с хорошими людьми, наобщались, напелись песен, напились пива. Пиво, кстати, там хорошее, да. Фестиваль "Порядок слов", на который мы, собственно, вроде как ездили, оставил двойственное ощущение. С одной стороны, там было интересное, но организация явно хромала. Дело не только в том, что нескольким нашим людям так толком выступить в основной части и не дали, хотя такая договорённость была (не знаю, это нас персонально так не полюбили организаторы или так же обошлись с кем-нибудь ещё). В целом практически полное отсутствие регламента и заранее известного порядка выступлений создавало ощущение бардака. И, кроме того, по-моему, если действительно слушать стихи (а я пытался, ага), то нужно делать частые перерывы - не реже, чем раз в час. Иначе голова пухнет и перестаёшь вообще чего-либо понимать. Возможно, я слаб духом, но у меня это так. И ещё несколько человек мне сказали примерно тоже самое. Впрочем, за всей это фестивальной суетой я таки успел хоть немного разглядеть и сам город. В Минске - просторно и в то же время вполне уютно - довольно редкое и приятное сочетание. Ещё мне понравился достаточно расслабленный ритм жизни города, по крайней мере, по сравнению с московским. И, может быть от этого, и люди на улицах выглядят хорошо, приятно. Я там видел намного больше красивых людей, чем в Москве даже просто, гуляя по улице. Думаю, что я ещё туда как-нибудь обязательно съезжу.



Николай Сулима: Две недели звонков от людей, пишущих стихи, как они их себе представляют. Все эти люди - представители всяких ЛИТО, лауреаты конкурсов в разных частях географии. И ни одного человека, который бы сказал - почитайте мои стихи и скажите, можно ли мне выступить, все говорят с оттенком угрозы - я реальная литературная сила, так что зря вы меня не учли. Одна дама, сказав что она с телевидения, но не уточнив, какого, на отказ поставить в программу поэта арабской национальности, лауреата конкурса в Швеции (?) прямо заявила, что это огромный минус мне как организатору. Как я с таким минусом пережил фестиваль, не знаю до сих пор, но уж карму явно себе расцарапал нефигово.

Чемпионы по настырности, ЛИТО "Полоцкая ветвь", скромно просит найти им в Минске Институт проблем культуры (!) и через него забронировать им комнаты в общежитии не улице Сурганова и вообще проявляет себя реальной силой. За Андреем Новиковым они ходили два дня, пока таки не пробили ему ауру в трех местах и не прочитали что-то. Я убежал торговать книжками в холл и спас психику.

Чемпионы по шухеру, ЛИТО АКМ, или "Алхутов, Караковский и Маргиналы" - за три дня фестиваля наведшие больше всего шума. В последний день феста именно они внесли в зал со двора спящего Лесина во время выступлений Переверзина. Лесин был завернут в синее одеяло. Леша Караковский, который излучает энергию и оптимизм так, что я все порывался заглянуть ему за спину - где же провод? Даже белорусский общепит, из-за которого всей группе АКМ пришлось валить под проливной дождь домой из кафе "Дом" в десять вечера, не сумел заставить Караковского утратить хоть каплю энтузиазма. Алхутов, уходящий в грозу со словами: "Культура - это там, где мы!"

Чемпион по популярности, Ербол Жумагулов. О том, есть ли стихи "того мальчика из Казахстана" спросило не менее десяти женщин бальзаковского возраста. Вот только сборник "Московская кухня" они покупать не спешили, увы.

Я, за десять минут до начала феста стоящий на коленях в холле, в панике продевая веревку в дырки на рекламной растяжке. Звонок, мне говорят: "Алло, это вас беспокоит канал ОНТ, мы тут в холле, как нам найти Николая Сулиму, координатора?". "Посмотрите вокруг, говорю, как увидите человека вверх задницей над рекламной растяжкой - это и будет Николай". "А, говорят, и правда, мы вас видим!".

Настоящая звезда феста, русская ракета Евгений Лесин. В эпизодах второго дня феста Лесин оставил такой автограф, что позавидовали бы все джимморрисоны. В перерыве субботних чтений во дворике музея, на специально постеленных одеялах образовалось небольшое туссе. Когда туссе было загнано назад в зал, в середине двора на синем армейском одеяле остался лежать человек. компетентные люди сообщили мне, что это известный московский поэт Евгений Лесин, который спит беспробудным сном. Надо отметить, что означенный Лесин должен был по плану выступить на вечере хулиганской поэзии в кафе "Стары Менск", в шесть вечера. Легкую мою панику развеял Новиков, который сказал - как раз проспится к шести. Потом Лесин был внесен в зал, о чем писалось выше. Потом, в начале шестого Лесин был пойман уходящим и отправлен в гостиницу с провожатым Егором Бабием, за текстами, которых сам автор на память не помнил, по его признанию. А судя по глазам, поэт к тому же плохо представлял кто он такой и где вообще находится. Когда я звонил Егору в кафе во время выступлений, то слышал только чей-то рев и хохот самого Егора, из чего сделал вывод о том, что вечер удался. Так и вышло. Со слов Бабия, Лесин спросил у аудитории, состоящей из солидных мужчин и женщин, можно ли ему прочитать стихи с матерными выражениями, и получив отрицательный ответ, исполнил лучший репертуар из цикла "Тихая лирика", где нет ни одного цензурного стихотворения, более того, речь в этих стихах идет преимущественно о педофилии, геронтофилии и прочих сексуальных извращениях, политической ситуации в России, моче, кале, сперме и других актуальных вещах. Судя по тому, что хозяин кафе "Стары Менск" не только не накормил поэтов, как обещал, но и даже не позвонил мне по итогу, Лесин не обманул моих ожиданий от уровня хулиганскости своих стихов. В отличие от посетителей кафе и его владельца. Ну, а лозунг "Жиды и пидарасы!", раздававшийся из уст Жени на протяжении всей субботы - это уже золотой фонд фестивальной истории.

Первый день фестиваля, полный стадион зрителей, возле стен и в дверях стоят обделенные стульями люди и я, представляя поэта Глеба Лободенко, в полной прострации говорю: "... член союза советских писателей", под всеобщий хохот. Жена поэта Алексадра Ефимова, которая что-то поет густым контральто в начале собственного выступления, для того, чтобы, по ее словам "вы подняли глаза и обратили внимание на меня". Глаза подняли все, даже, невменяемый Лесин. В ресторане "Раковский бровар" Митя Плахов поет русские народные песни так, что в ресторане "Талака" за 50 метров от нас качаются на полках интерьерные трехлитровые банки. Новиков, смотрящий с крыльца музея Богдановича - внизу на одеялах сидят и лежат наши драгоценные зрители, до 80% общего наличного их состава. Новиков, голосом полным отчаяния: "Эти одеяла ставят под вопрос всю сегодняшнюю программу!" Даже в трагические моменты не изменял Новиков высокому стилю речи. Алена Кириллина приводящая откуда-то Лесина, которого не пускают в ресторан под предлогом отсутствия манишки. Лесин садится в торец стола и спит там с 8 до 11 вечера, с перерывами на еду, кофе и крики "Жиды и пидарасы!"

Журналист первого национального канала, звонящий мне и на цыпочках спрашивающий: "Мы тут в редакции прочитали, что написано у вас на обратной стороне флаера. Тут написано, я читаю: Александр Анашкин, Анна Ахматова, Глеб Бардодым, Иосиф Бродский... Мы тут вот задумались?". Новиков, за полчаса до начала фестиваля говорящий мне, "сними бэйджик-то с шеи, начнут душить - пожалеешь". Охреневшие минские гаишники, которым я вручил флаеры фестиваля поэзии после отъема у меня прав за парковку под знаком. Миша Рубин из Витебска, покупающий книги набегами - Кабанов за 8 тысяч, через час альманах "алконост" за 4, через час Гейде за 6 - скольких школьников и пенсионеров Троицкого предместья ты раздел из-за поэтического голода, Миша, как тебе спится после этого? Юра Ракита, в ресторане говорящий моей жене: "Не волнуйтесь, Оля, обычно в начале вечера нас в ресторанах не любят. Зато под конец - ненавидят". Жена Ильи Леленкова, там же, с отрешенным выражением лица слушающая, как сам Илья с фужером водки в руке вслух говорит Зеленцову: "Смотри, Ваня, что за люди! Они же все, все бухают!"



Марина Куновская: Поучаствовала в фестивале поэзии "Порядок слов" - и в качестве участника, и в качестве зрителя. Всё-таки, тусоваться - это особый стиль жизни, который я, наверное, уже не освою. Когда выберешься из дома часа на три от силы, то сбои в программе как-то особенно нехорошо напрягают (впрочем, напрягали и раньше, когда еще писала много про музыкальные акции, а из дома можно было уйти, не считая часов). Так что, когда мне показалось, что одно из представленных на фестивале сообществ (приезжее) посягнуло на время другого (местного), то я, сидя в первом ряду, прекратила участие в дружных аплодисментах "оккупантам" - выступающим (хотя на сайте этого сообщества публикуюсь). Потом, однако, выяснилось, что местные сами не знают, что делать с имеющимся у них временем, вроде бы, по доброй воле поделились с "оккупантами", и я пошла извиняться перед всеми, кого вдруг могла обидеть своей "демонстрацией протеста". А стихи все-таки лучше читать на бумаге, в крайнем случае - на экране.



Евгения Вежлян (цитируется по статье в "Ex-libris"): Кто бы мог подумать еще два-три года назад, что сетевой поэтический междусобойчик на десять тысяч человек, бесконечно далекий от "настоящей" литературы, внедрится в нее и перекроит литературный ландшафт. Поэтическое сообщество перестало быть сборищем "избранных" и обителью "счастливцев праздных". Теперь это не "ложа", а скорее корпорация. И попасть проще, и пиарить легче. А пиар привлекает публику... Средствами корпоративного менеджмента лидеры сетевой тусовки взялись за выполнение основной задачи момента: укрепление массового престижа и создание массового имиджа поэзии. Чемпионаты, слеты, фестивали... Если ты поэт - будь готов сняться с места и ехать. Куда - не так важно. Главное, что продюсеры литературной корпорации все организовали и обо всем договорились.

Первый международный минский фестиваль современной поэзии "Порядок слов" в свете сказанного выше - мероприятие даже более важное, чем только что отшумевшие "Киевские лавры". Украинская поэзия или, если хотите, поэзия Украины, как ни поверни, хорошо известна в России - от Александра Кабанова до Сергея Жадана. Киевляне - частые и желанные гости московских литературных площадок. Белоруссия же до сих пор вызывала - по крайней мере, в моем случае - только политические ассоциации. Единичные выступления белорусских поэтов в "Авторнике" и Тургеневской библиотеке дела не меняли. Из всех заявленных участников мне был знаком лишь Дмитрий Строцев.

В общем, хотелось не столько себя показать, сколько посмотреть - на Беларусь, белорусов и белорусскую поэзию, которой и был посвящен первый фестивальный вечер. В качестве "историко-бытового" контекста его обрамляли: речи первого лица о "битве за урожай" по поездному радио, а потом и по местному ТВ - в гостинице "Звезда", расположенной на проспекте Газеты "Правда", ощущение неожиданно медленного темпа минской жизни за гостиничными окнами, оправдавшееся по выходе в город, нарочитая орфография вывесок по-белорусски (как будто негатив нашей) и, наконец, тоже неожиданная на фоне семидесятнических коробок и конструктивизма европейскость Троицкого предместья - небольшого старинного квартала, где в музее Богдановича проходил фестиваль.

Публики, несмотря на проливной дождь, собралось множество. На лицах людей не было московской пресыщенности. Было ощущение, что такие события в Минске происходят не часто. Видимо, поэтому организаторы постарались максимально представить весь возможный поэтический репертуар - от русскоязычной сетевой, рок- и бардпоэзии до белорусскоязычных экспериментов. Впрочем, восточнославянские языки имеют странное свойство. Его хорошо выразил один из участников фестиваля, Вiталь Рыжкоу (Виталий Рыжков). Когда я спросила, почему он пишет по-белорусски, сознательный ли это выбор, он ответил в том смысле, что русские слова все как-то уже "использованы". Более автоматизированы, чем белорусские. Поэтому на родном языке получается интереснее и свежее. И действительно, как еще могут звучать тексты, где, на русский слух, каждое слово - отдельный образ с предельно напряженной внутренней формой! А если к этому добавить яркость и оригинальность лирического сюжета, артистизм подачи - то мы получим тексты Веры Бурлак, пишущей под псевдонимом Джэцi (Джети). Она, Виктор Жибуль и Андрей Ходанович стали открытиями первого вечера фестиваля. Молодая белорусскоязычная поэзия оказалась не менее насыщена яркими именами, чем поэзия бывшей метрополии. Только вот пробиться к читателю ей, видимо, несколько сложнее - никаких следов поэтической периодики вроде наших "Ариона" и "Воздуха" здесь нет...

Что касается "гостевой" части программы, то в ее подборе не хватило "репрезентативности". Все же думается, что в мероприятиях такого значения и масштаба внутренние эстетические разногласия тусовок и вкусовые предпочтения устроителей не должны сказываться на составе участников. Со сцены в Музее Богдановича в основном лился силлаботонический лирический поток в исполнении ведущих сетевых авторов из Москвы, Петербурга, Прибалтики, Украины.

И даже хедлайнеры - Мария Галина, Аркадий Штыпель, Марианна Гейде, Александр Кабанов, Александр Переверзин, Юрий Ракита, вышедший с неожиданно яркими, публицистичными, хамски-эпатажными текстами - не спасали положения. Не хватало другого - вавилоновского, поставангардного - полюса нашей поэзии. Одним словом, Андрея Родионова с Данилой Давыдовым. Тогда бы и "традиционалисты" заиграли другими красками.

Но, как говорится, лиха беда начало. Фестиваль все-таки удался. И даже трехдневный ливень и воспоминания о недавнем прошлом советской Родины в качестве фона не смогли этому помешать.



Саша Романова (предисловие к интервью А. Караковского, Е. Бабия, О. Ульянова-Левина, С. Алхутова, Д. Сибельдина, А.Кузьмичёвой, М. Гейде, В.Жбанкова, Д. Плахова, М. Галиной, Е. Вежлян и А. Кабанова в минском городском портале "Mixtura"): В пятницу - в первый день поэтического фестиваля "Порядок слов"- шел проливной дождь. Кованое крылечко музея заливал дождь, в фойе сохли зонтики, грустил высокий юноша в алой футболке с надписью "Хорошо!" Протиснуться в зал оказалось не так просто. У микрофона пророчествовал некто с очень пышной шевелюрой и воспаленным закатившимся взглядом - именно так поэтов изображают карикатуристы. Босоногие девочки сидели по-турецки на полу. Поэты-аматары сменяли друг друга каждые десять минут: поэт-журналист, леди с гитарой, актер. Были паяцы, подгонявшие строки жестикуляцией, надрывной игрой голоса и вращением глаз. Поэтессы извинялись перед возлюбленными за немытые тарелки и нестиранные тряпки. Одна меланхоличная дама рассказала историю своего излечения от депрессии, закончившуюся смертью доктора. Звучали и смелые и яркие строки - запомнился Егор Бабвий, юноша читал стихи про любовь и грусть, про себя, "изъеденного метафорами" и робеющего перед незнакомкой. Последний фестивальный день обрадовал полуденным солнцем. В Музее обошлось без столпотворения, по-прежнему звучали стихи. Создатели поэтического комьюнити lito.ru во главе с минчанином Герой Бартошем объявили о начале работы поэтического объединения Лито-Беларусь, призвав белорусских поэтов - в зале их присутствовало не так много - к виртуальному объединению. Читали в основном гости. Слушатели, среди которых были и те, кто только что декларировал собственные стихи, сопереживали, аплодировали, иногда отлучаясь выкурить сигарету. Здесь их оставалось только ловить в кадр, и следить, чтобы не разрядились батареи в диктофоне. Встречались поэты обиженные, которых не позвали в зал в положенный час. Встречались благодарные, которые прочитали свои стихи и оттого были счастливы. Наконец, были те, кто с удовольстием сознавал, что фестиваль удался именно благодаря им.



Сергей Алхутов: Впечатлений масса, в одну картинку, пусть и многомерную, они пока не собираются. ...Запомнился и, вероятно, надолго, голубь. Когда мы сидели в гостях у Георгия Бартоша, он влетел с дождя в открытое окно.




Немного об организации дела

Как видно по приведённым цитатам, на фестивале "оторвались" все, кто мог и не мог. Кто-то слушал или читал стихи, кто-то проявлял свой творческий нонконформизм в пьянстве и дебошах, кто-то устраивал уличный хэппенинг. Заметно, конечно, и то, что, по-видимому, у всех были какие-то свои амбиции, которые где-то оказались удовлетворены, где-то - нет; впрочем, все остались довольны. Однако, это эмоциональная сторона, а мне хотелось бы сделать также и практические выводы по организации фестиваля.

Было заметно, что устроители пытались дать слово всем желающим, что, конечно, похвально. Тем не менее, большая и слабо организованная совокупность выступающих вызвала ситуацию, грозившую выйти из-под контроля: никто из авторов толком не знал, когда он выступает и выступает ли вообще. Впрочем, слушателям пришлось ещё тяжелей: для того, чтобы не пропустить выступление нужного поэта, приходилось постоянно находиться в зале и слушать всех, а это - поверьте, нелёгкая задача. Да и узнать какую-то информацию о том или ином понравившемся авторе было тяжело, а иногда - практически невозможно (в частности, мы с Алхутовым потратили неделю, пока узнали, что понравившегося нам поэта зовут Виктор Жибуль, и это - до сих пор единственное, что мы о нём знаем).

Подозреваю, что оргкомитету фестиваля надо будет сделать соответствующие выводы. На мой взгляд, в основной программе фестиваля не имеет смысла выставлять всех желающих, прошедших предфестивальный отбор. Для достойной презентации достаточно представлять лишь семь-десять поэтов, так как большее количество выступающих находится за порогом восприятия. Остальные авторы вполне могли бы рассредоточиться по разным литературным встречам на нескольких площадках, где бы выступали также по 7-10 человек и собирали бы свою собственную целевую аудиторию (как собрала её "Точка Зрения" - единственный литературный проект, выступивший на фестивале единой, хорошо организованной командой).

Такой формат позволил бы раздвинуть рамки фестиваля и позволил бы выступить небольшим объединениям авторов, как правило, чувствующих обезличивающимся на массовых мероприятиях (а сколько у нас таких объединений лучше расскажет Андрей Новиков, немало сделавший для организации поэтического турнира "Поэты за стеклом"). А авторам-одиночкам чтения без постоянных намёков на регламент, тем более, принесли бы массу возможностей для самовыражения. Более того, в этом случае можно было бы делегировать часть организационных обязанностей руководителям этих объединений (как по ведению чтений, так и по предварительному отбору участников), что существенно упростило бы проведение фестиваля.

Кроме того, не было бы вынужденной необходимости в альтернативном шоу трое суток нон-стоп. Думаю, организаторы фестиваля лучше меня расскажут, как мешает делу диффузия креативного пространства, когда люди плавно перемещаются с официального шоу на неофициальное и обратно, не акцентируя внимание, по сути, ни на том, ни на другом. Если бы эти части были бы локализованы и формализованы, то их коэффициент полезного действия был бы значительно выше.

Я не говорю сейчас о таких мелочах, как подготовка точной программы фестиваля, где каждый автор и слушатель точно бы знал, кто, во сколько и вслед за кем читает; чтобы этот порядок был растиражирован в афишах и программках. При разбиении большой общей сцены на несколько малых это было бы более простой задачей.

Вообще, такая же структура или близкая к ней была применена, по моим наблюдениям, на фестивале "Петербургские мосты" в этом году. И, по-моему, применена небезуспешно.




В заключение: "LITO.БЕЛАРУСЬ"

Адресуясь в этой статье, преимущественно к авторам "Точки Зрения" и "Пролога", я хочу уделить особое внимание тому аспекту фестиваля, что мы, придя один раз в какой-либо город стараемся больше из него не уйти никогда - а потому в Минске сейчас складывается удобная ситуация для проведения различных литературных акций. Но для того, чтобы пояснить, что и на каких принципах мы делаем, мне придётся вернуться немного назад и поговорить о нашей деятельности в последние полгода более-менее подробно.

Когда в декабре 2005 года я был приглашён Кириллом Ковальджи на работу в журнал молодых писателей России "Пролог", а Сергей Алхутов стал вместо меня главным редактором "Точки Зрения", это дало мощный стимул к развитию обоих изданий. "Точка Зрения" получила, наконец, заслуженный авторитет в офф-лайн литературе и новые возможности для организации литературной жизни, "Пролог" впервые за всё своё существование стал работать в тесном контакте со своими читателями и авторами; кроме того, наладилась связь "Пролога" с другими сетевыми изданиями.

В феврале на сцене московского клуба "Мир приключений" начала проводиться программа "Московских литературных воскресений", где официальную часть, на которой выступали ведущие авторы "Пролога" и "Точки Зрения", обязательно дополнял "свободный микрофон". Лучшие авторы, выступившие в неофициальной части, выступали потом и официально. Читали на "Литературных воскресеньях" и авторы, не имевшие прямого отношения к изданиям-организаторам - Юлия Тишковская, Данил Файзов, творческое объединение "Фронт радикального искусства" и другие.

В мае участники "Литературных воскресений" осуществили выезд в Петербург на фестиваль "Петербургские мосты", где выступили в рамках впервые официально проведённой встречи петербургских авторов двух журналов. Прекрасная организация фестиваля и энтузиазм его участников повлёк перенесение идеи регулярных литературных чтений на северную столицу, в результате чего в июне были организованы творческие объединения "LITO.МОСКВА" (руководитель Сергей Алхутов) и "LITO.ПЕТЕРБУРГ" (руководитель Татьяна Калашникова, публикующаяся под псевдонимом Джэйана). Несколько позже появилось объединение "LITO.ОДЕССА", организованное Анастасией Яковлевой-Помогаевой и Еленой Кутиновой. Целью этих объединений поэтов стала организация литературных чтений и поиск талантливых авторов.

Петербуржцы уже провели этим летом несколько встреч, где выступили молодые питерские и московские поэты. Литературным объединением "LITO.ОДЕССА" недавно был организован литературный вечер Кирилла Ковальджи. Чтения творческого объединения "LITO.МОСКВА" в рамках "Московских литературных воскресений" будут возобновлены в сентябре силами "Пролога" и "Точки Зрения". В московских чтениях ожидается также участие авторов журналов "Крещатик", "Студенческий меридиан", а также Илья-премии.

По итогам чтений произведения авторов будут рекомендоваться к публикации в этих изданиях (а также, возможно, и некоторых других; сейчас как раз идут переговоры на эту тему), а также к участию в Форуме молодых писателей в Липках, проводящемся Фондом СЭИП раз в год.

Похожие перспективы сейчас ожидают и белорусскую столицу, где проживают основные активисты созданного в дни фестиваля "LITO.БЕЛАРУСЬ". Впрочем, ожидается, что новое творческое объединение примет в свои ряды представителей всех регионов страны.

По просьбе Георгия Бартоша помещаю текст пресс-релиза нового творческого объединения.



    ТВОРЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ "LITO.БЕЛАРУСЬ"

    Творческое объединение "LITO.БЕЛАРУСЬ" создано 6 августа 2006 года в ходе Первого Минского поэтического фестиваля "Порядок слов". Участниками и кандидатами на вступление в "LITO.БЕЛАРУСЬ" являются поэты и музыканты, прозаики и драматурги, переводчики, литературные критики и журналисты из Минска и других городов республики.
    Основные направление деятельности "LITO.БЕЛАРУСЬ":
    - содействие пропаганде литературного творчества русскоязычных и белорусскоязычных авторов;
    - выявление и объединение литературно одаренных личностей, совершенствование их профессионального мастерства;
    - организация публичных литературных и музыкально-поэтических встреч;
    - участие в международных литературных проектах (конкурсах, издательских проектах и т.п.).
    Информационную поддержку "LITO.БЕЛАРУСЬ" осуществляют Интернет-журнал молодых писателей России "Пролог" (www.ijp.ru) и международный литературно-публицистический Интернет-журнал "Точка Зрения" (www.lito.ru).
    "LITO.БЕЛАРУСЬ" приглашает к сотрудничеству литераторов, издателей и журналистов, освещающих культурную жизнь нашей страны. Мы надеемся, что нам предстоит плодотворное партнёрство.

    Руководитель творческого объединения "LITO.БЕЛАРУСЬ":
    Георгий Бартош,
    Телефоны:
    8-0172-19-09-01
    8-0296-52-11-34
    e-mail: gggbbb@aport.ru
    Заместитель Анастасия Кузьмичева.
    Телефон:
    8-0172-06-33-25
    8-0295-56-33-25
    e-mail: nastya_kuzm@mail.ru
    Страница "LITO.БЕЛАРУСЬ" в Интернете: www.lito.ru/club/by

На этом мне хотелось бы закончить свой рассказ о Первом международном фестивале современной поэзии в Минске и пожелать успеха его организаторам и участникам во всех дальнейших деяниях.







© Алексей Караковский, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность