Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



        ДЕВЯТЬ  ДУХОВ


        * когда закончится - скажИте мне...
        * не боли, не болей, напой...
        * так-так-так, говорит спичка...
        * вздыхать и думать про себя: когда же...
        * а может, это я умираю?..
         
        * боль головная на крота похожа...
        * почему-то я себе изнутри...
        * каждая тварь, кис-кис, посмотрись в окно...
        * кто-то ходит по половицам...


          * * *

          когда закончится - скажИте мне.
          вдоль зеркала крадутся дУхи, дУхи -
          духИ, духИ... я их не открывала,
          на свет смотрела, говорила "ты":
          ты жидкий пленник в слюдяной тюрьме,
          наполненной тобою до отказа,
          так, что и не шевелишься, так что
          не видно, что ты там: какой ты - правда, жидкий?
          твоя темница вся насквозь видна,
          да неизвестно, кто ты там: вода?
          а может, воздух? может быть, гранит
          или графит, а может, лед -
          да кто тебя поймет!
          ну - потрясти; ну - посмотреть на свет...
          а может быть, тебя там нет,
          и это я - во мне - трепещет: жидкий...

          _^_




          * * *

          не боли, не болей, напой
          мне нелюдию - наполовину муж,
          наполовину брат, на вину - отец
          моего вина.
          положи меня между снами - слой
          сломанных королевств, как лист;
          спеленай словами, весло и ло-...
          ...как-то влюблена,
          так вот, около, у него под ло-
          к тем, положенным в мозжечок.
          мальчик-спальчик мой, мужичок-
          сноготок, а тебе не хватит меня,
          моего меня.
          засыпай, не бей, не белей, ну пей -
          но не лобную - белену-любовь,
          как былину, пой и криком кричи:
          вот ведь были да-ли-бы-ле-бе-ды,
          далеко меня окликать, я сны
          мою в имени:
          юлька, юлика.

          _^_




          * * *

          так-так-так, говорит спичка,
          подпрыгивая на полу,
          как-то так вот, говорит другая,
          а за ней третья: вот то-то,
          четвертая: то-то же,
          сссссссссссссс,
          шшшшшшшш, -
          всем коробком себе под ноги,
          последней выпрыгнула царевна-лягушка,
          маленькая квакерша.
          так-так-так, мол, вот уже и спички роняю,
          гляжу в окно долотом,
          золотым язычком вызваниваю стишочки:
          что же это такое? -
          сидит посереди ночи не сдвинешь,
          согласные лузгает, зубами лязгает:
          как ты это сделал?
          как ты это сделал?
          такой как ты.

          _^_




          * * *

          вздыхать и думать про себя: когда же,
          черт побери, тебятебятебя
          (ой, неприлично получилось, больше не буду)

          и думать про себя - когда же, черт,
          и сделать ничего нельзя, не сделать
          тоже нельзя (то есть это, конечно, как посмотреть)

          возьмет тебя и не отдаст тебе,
          и сдохнуть молодой, повеситься на кухне
          (ну ладно-ладно-ладно, методологическая неточность: на крюке)

          в пыли на почве ревности, на почте
          летают буквы абеве-г-де?
          (и ну и что, и пожалуйста, и не очень-то и хотелось!)

          родился в семьдесят седьмом году
          и не звонит, и что ты будешь делать,
          и что ты не звонишь (когда умру - вот то-то ты запрыгаешь, вот так вот!)

          останешься наследник всех своих,
          всевышний, вседозволенный, все-я-тый,
          родной, скажи хоть что-нибудь, не будь... (вздыхать и думать...)

          _^_




          * * *

          а может, это я умираю?
          выкашливаю из себя эту вечность,
          выросшую внутри меня сталактитом
          от частого самокапанья?
          самка поэта
          бывает так влюблена,
          что дышит.
          а следующая стадия -
          знает,
          что дышит, -
          и все равно дышит.
          а потом -на-ко-нец-
          (пробел - где кому как хочется)
          знает, что
          она дышит.
          и все равно.
          так может, это я, а не кошка? -
          медовая, с рыжими глазами,
          в которых что-то этакое
          встает во весь рост?
          старость?
          это я, а не кошка,
          сижу, уставившись в стену,
          ставшую изнутри меня.

          _^_




          * * *

          боль головная на крота
          похожа; изнутри прота-
          лина светает; изо льда
          выкладывает кай -

          читай-ка книжки о былом:
          изольда занята бельем,
          стирает в проруби; ее
          прозрачен, тонок край;

          и кай мне говорит: я здесь,
          собрать бы книги все да съесть,
          кровоспасительная месть, -
          ах, белоручка, ты

          икаешь маленьким глотком,
          толкаешь кая локотком,
          садок для рыб зовешь Садком, -
          кривляются кроты,

          стрекочут от виска к виску.
          я говорю: я засеку,
          двенадцать центнеров песку
          просыпать, изольда! -

          я буду охра и мудра:
          я завтра встану в шесть утра
          и буду думать о тебе
          ну да
          ну да

          _^_




          * * *

          почему-то я себе изнутри
          гораздо лучше знакома, чем снаружи,
          хотя я себя там никогда не видела,
          а видели меня какие-то совсем посторонние люди:
          доктор, ложечкой залезающий в гланды
          так, что язык обмирает -
          и выражение лица у него такое
          (у доктора, разумеется, ведь лицо моего языка я все-таки каждый день вижу в зеркале) -
          такое выражение лица, как будто
          он увидел что-то неприлично розовое,
          например, сердце.
          и я думаю: ну увидел - расскажи,
          как оно там лежит,
          что делает,
          какое оно,
          а то я-то ведь не знаю!
          я только могу пощупать себя изнутри словами:
          сказать: ты (это твое имя). -
          и сразу понятно, как оно там, внутри,
          от каких стенок отражается,
          в каких складках покоится,
          где покалывает.

          _^_




          * * *

          каждая тварь, кис-кис, посмотрись в окно:
          ходит ласкаясь и не касаясь земли,
          между глазами - косая сажень, в плечах - гектар,
          огромным небом обернуты рамена.
          а что у меня к тебе, кроме стихов и снов?
          улов невелик, и кроме слов ничего,
          боюсь, не останусь, как не было бы меня,
          как выменяно - ни меня бы не было, ни меня.
          и Пьяный Ангел ищет меня: умирай-умирай,
          умри-умри, говорит, в миру тебе было сил
          более, чем понадобилось тебе -
          чего ты добилась, маленькая, ну что же ты вздыбилась, крошечная дебилка?
          а я боюсь его, я думаю не о нем,
          и не о нем, и даже, господи, о тебе
          не думаю - а что вот строчка кончится, вот сейчас,
          и больше - молчок, ни пол-столечка, ничего,
          ибо не больше чем вздох, а говорить не умею.

          _^_




          * * *

              Вы любите кого-то. А этот кто-то любит еще кого-то,
              потому что каждый любит кого-нибудь, а Бог любит всех.
              (Дж. Джойс, "Улисс")

          кто-то ходит по половицам
          на полшага впереди меня,
          наполовину животное, наполовину тень
          (на нижнюю половину)
          шо-роха не боится
          шу-хера не боится
          кочерыжки раскладывает у огня
          разглядывает меня
          чешет копытом между кривых теней
          выпивает чай прежде чем я проглочу
          проводит мной по стене
          заморское чудо
          натирает мои чашечки мышьячком
          конь яком
          оборачивается - рога борода
          и хвост из-под пальто
          бледная, говорит,
          вот тебе лебеда резеда
          бе-бе-бе да-да-да
          ну что?
          входит сквозь слуховую щель
          для внутричерепного досмотра, стучит в висок,
          ухмыляется из-под принтера:
          ...подсчитывают ущерб...
          Jesus loves me
          сверху наискосок

          _^_



          © Юлия Идлис, 2003-2018.
          © Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность