Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Голоса Бога

        РАННИЕ  ГОЛОСА


        * Я нарисован
        * С утра болела память о тебе...
        * Для скрипки с оркестром
        * Я обвенчаюсь в православном храме...
        * А мы вдвоём с тобой подельники...



        Я нарисован

        Я нарисован, как и все другие, не очень чётко, -
        Художник, видно, был нетерпелив и торопился,
        Быть может, и лицо нарисовал он не моё, а чьё-то,
        Ведь он художник с правом сочинять - не летописец.

        Я нарисован, как и все другие, немного нервно,
        Какие-то углы (колени, локти, скулы),
        Художник, видно, был не очень-то уверен
        В себе... да и во мне... смешная вышла кукла...

        Художник, видно, был маленечко нетрезвым,
        Он спать хотел уже, и получилось криво,
        Нарушены пропорции всех линий и отрезков...
        Я нарисован больно... как многие другие. -

        Видать, художник был влюблённым безответно,
        Когда он рисовал... сплошное невезенье...
        Ещё, признаюсь я, - он был к тому же беден,
        Как многие художники вселенной.

        _^_




        * * *
                Е. К.

        С утра болела память о тебе
        Я выпил водки, закусил лимоном,
        И слушал, как играет на трубе
        Луи... но, к сожаленью, запись - моно.
        Затем был день, но я не верил в день,
        Я верил в боль, она ко мне вернулась...
        Болело слишком сильно и везде,
        И я позвал соседку, тётю Нюру.
        Мы выпили ещё, она цвела
        Красой сорокалетней. Тонкость шеи.
        Я захотел её поцеловать.
        Она дала. Почти без возражений.
        Потом был дождь, намок любимый клён
        Во дворике... Дождь. Разность интонаций.
        И мне казалось: всё ещё могло
        Твоё "прости" несказанным остаться.

        _^_




        Для скрипки с оркестром

        Когда бы я настолько не хотел
        Тебя, но потянулись к телефону пальцы...
        Приехать в город твой, найти отель
        Без чувства превосходства над постояльцем.
        Искать, где ты, и заблудиться в городе твоём,
        А профиль твой на всех монетках выбит...
        Наткнуться на вполне приличный водоём,
        И утопиться в нём... ну то есть попытаться его выпить...
        Но моряки спасут в который раз,
        Отматерят и вытянут на сушу...
        Тогда с бомжами греться у костра...
        Им песню спеть... наверно, будут слушать...

        _^_




        * * *
                Е. К.

        Я обвенчаюсь в православном храме,
        И православный бог меня спасет:
        Не от беды, так как-нибудь с похмелья.

        Я встану в этом храме на колени
        Перед поддельной ляпистой иконой,
        И православный бог меня спасет:
        Не от беды, но даст немного денег -
        Я их пропью, но за его здоровье.

        Я обвенчаюсь в православном храме
        С той девушкой, которую люблю,
        Лишь потому, что так она хотела.

        Я встану перед Богом на колени
        И расскажу ему свои стихи,
        Лишь потому, что не учил молитвы.
        И православный Бог меня накажет,
        Но не со зла - для моего же блага.

        Я обвенчаюсь в православном храме,
        Конечно, если ты того захочешь,
        А не захочешь, - я тогда напьюсь.

        А не захочешь, значит, так и надо.
        Я буду делать вид, что мне не больно
        И обвенчаюсь в храме православном
        С какой-нибудь красивой проституткой,
        Конечно, если та того захочет.

        Я обвенчаюсь в православном храме,
        Наверное, что все-таки с тобой,
        Лишь потому, что Бог так видно хочет.

        Поп за венчание возьмет с нас по тарифу,
        При случае отдаст те деньги Богу,
        А Бог, при случае, раздаст свои долги.
        Но мне он ничего, увы, не должен,
        Как я - ему не должен. Ничего.

        _^_




        * * *
                Е. К.

        А мы вдвоём с тобой подельники
        В моём-твоём грехопадении.
        Мелькают в окнах понедельники,
        За ними вторники торопятся,
        И календарь с рублёвской Троицей,
        Ввиду узлом связавшей тайны
        Два тела на одном диване,
        Становится неактуальным.

        А мы вдвоём с тобою ранены,
        Соприкоснувшись звонко гранями,
        Мы распадаемся на гранулы,
        И в обретеньи формы новой
        Ни ты, ни я, ни мы виновны.
        И размываются границы
        Меж тем, что есть и тем, что снится,
        И, покачнувшись, мир кренится,

        И, наклонившись до критической
        Какой-то точки, электричество
        Погаснет в нём, теоретически
        Давая нам возможность снова
        Познать зачатья невиновность.
        И ты, и я, неосторожные,
        Впадаем в ритм синхронной дрожи,
        С вибрацией Вселенной тоже

        Совпавшей так, что, видишь - точно
        Теряет всё свою устойчивость,
        И мы с тобой - первоисточник
        Звёзд, удержаться не сумевших
        На чёрном небе, и замешана
        Ты напрямую, снявши платье,
        В ночном осеннем звездопаде...
        ...........................................................

        _^_




        Часть третья. Главные голоса



        © Анатолий Гринвальд, 2002-2022.
        © Сетевая Словесность, 2002-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность