Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




АФРОДИТА  В  ПАРИЖЕ


    Каждый день мимо нее проходили тысячи людей.
    Они смотрели на нее, но видели лишь мрамор.
    Прекрасная и холодная она тоже не видела их.
    Но случались дни, когда она словно просыпалась.
    Похоже, сегодня был именно такой день.
    Окинув взглядом толпу у своих ног, она сразу выделила двоих.
    Они прибыли издалека, даже не подозревая, что посланы сюда богами.
    В глазах Венеры просиял отсвет Эгейского моря.
    Но никто этого не заметил.


1.

У Tеда Бакстера, владельца небольшой, но процветающей строительной фирмы и у его молодой жены Афродиты (для родных и знакомых просто Ди) на все - про все была лишь неделя. Конечно, это была шальная мысль, вот так взять и полететь во Францию безо всяких предварительных приготовлений и планов. Но стояла осень, высокий сезон миновал, и билеты туда и обратно значительно подешевели, и Тед решил подарить жене путешествие, о котором она так давно мечтала.

Конечно, неделя - это немного для такого города. Мало. Можно сказать, почти ничто.

А потому они старались не терять время зря, и за первые несколько дней посмотрели Версаль - загородную резиденцию французских королей, - и успели обойти довольно много разных магазинов, начиная с "Галери Лафает", которая располагалась неподалеку от их гостиницы, и заканчивая многочисленными дешевыми магазинчиками "Тати". Покупали все подряд из того, что нравилось, и что они могли себе позволить. Но все эти тряпки, духи и сувениры покупались больше для Ди. Что касается Теда, он по-настоящему оттягивался только вечерами. У одного из его состоятельных клиентов, у Джона Квинси, жена была француженка, и не просто француженка, а настоящая парижанка, поэтому он бывал во Франции довольно часто. Он назвал Теду несколько очень популярных ресторанов и баров, которые, по его словам, требовалось непременно посетить. Если, конечно, ты хочешь проникнутся духом Парижа, сказал он, если ты хочешь прочувствовать этот город, чем и как он живет.



2.

- Когда-то японцы как огня боялись чужеземцев. Старались держаться от них подальше, никуда не ездили и никого не впускали в свою страну. А теперь? Только посмотри, они повсюду! В каждом музее каждого города мира. - Тед кивнул в сторону огромного автобуса, куда в этот момент загружалась группа туристов, - Подозреваю, что это те самые, - он понизил голос, - те самые японцы, что стояли за нами в очереди у монумента Вашингтону... Потом мы их видели на Пятой Авеню в Нью-Йорке, а теперь вот, они проследовали за нами в Париж!

Но Ди даже не улыбнулась, все ее внимание было приковано к очередной витрине.

- Как ты думаешь, - спросила она, - все эти драгоценности, что выставлены здесь, они настоящие? Или это просто красивые подделки для украшения витрины? Мне так нравится этот браслет... Интересно, сколько он может стоить? Может быть, мы зайдем и спросим, а заодно посмотрим, что еще у них там внутри?

- Только не сейчас! - взмолился Тед. - Честно говоря, я уже страшно проголодался. Опять целое утро бродим по магазинам! Зайдем куда-нибудь перекусить.

Подкрепившись в маленьком кафе, они снова вышли на улицу. Бродить ни по улицам, ни по магазинам больше не хотелось. Оба порядком устали, обуревавший их в первый день восторг от сознания того, что они находятся в одной из столиц старушки Европы, давно улетучился. Увешанные покупками, как новогодняя елка игрушками, оба еле передвигали ноги и мечтали только об одном - поскорее вернуться в отель.

Гостиница была где-то рядом, они не могли уйти от нее слишком далеко, тем не менее, долго не могли найти к ней дорогу. Поворачивали за угол, потом за другой, казалось, вот-вот засияет знакомая вывеска отеля, но вместо этого выходили на все новые улицы с неизвестными названиями и, в конце концов, поняли, что окончательно заблудились.

- Парижские улицы - это просто сеть, в которой барахтаешься до тех пор, пока ты не оставишь достаточно денег во всех этих модных бутиках, и пока окончательно не выбьешься из сил! Это тебе не Нью-Йорк, с его геометрией, - сказал Тед.

- Ох, перестань, наконец, философствовать! Нужно же как-то выяснить, куда идти!

Тед достал карту, предусмотрительно прихваченную утром у портье, и попытался определить свое местонахождение, но это ему не сразу удалось, поэтому усталая, а потому нетерпеливая Ди стала останавливать прохожих и с вопросительной интонацией произносила магическое слово "ль-опера", стараясь, чтобы оно звучало как можно более по-французски. Все были чрезвычайно любезны и искренне пытались помочь, но, как назло, никто из этих мадам и месье не говорил по-английски. Французский же язык, звучал восхитительно, но непонятно.

Проплутав еще с полчаса, и остановив еще пару прохожих, они все-таки добрались до нужного поворота и, наконец, оказались перед входом в свою гостиницу, которая была по соседству со зданием французской Оперы.

- Сегодня больше никуда! А завтра берем такси, - решительно провозгласила Ди, входя в номер и выпуская из рук многочисленные пакеты с покупками прямо на пол. - Ноги нам завтра очень пригодятся - идем в Лувр.

Она с облегчением сбросила туфли и отправилась в ванную.

- Целый день в музее? - удивился Тед.

Тед понимал, конечно, что наступила пора отдать дань и культурным заведениям. Хотя он предпочел бы провести время в таком месте, как вчера, например. Они обедали в совершенно фантастическом ресторане, где подавали блюда из морепродуктов. Совершенно изумительный салат из зелени и тунца. И это фантастическое вино...

- Лувр - это святое. Лувр - это обязательно для всякого интеллектуала, оказавшегося в Париже, - подала Ди голос из ванной.

- Я думал, что для таких интеллектуалов как ты, самое главное - магазины и показ мод, - пошутил Тед. - Я был просто потрясен, когда ты стала покупать книги!

Ди не обиделась. Переодевшись, она удобно устроилась на кровати.

- Я хочу лично увидеть то, что так популярно в массах, - сказала она, доставая из пакета купленный утром альбом под названием "Лувр". - Хотя бы для того, чтобы составить обо всем этом собственное мнение, а не слушать, что рассказывает Беатрис Квинси!

Пока она изучала шедевры старины, Тед принял душ и растянулся рядом. Расслабившись, он почти уснул, когда радостный вопль Ди заставил его вздрогнуть.

- Тедди, ты только взгляни! Это же Афродита! Я и не подозревала, что эта статуя находится в Лувре! Знаешь, иногда я начинаю даже гордиться своим именем, спасибо дедушке...

- Причем здесь дедушка? - вяло пробормотал Тед, не открывая глаз.

- Это он назвал меня Афродитой. Он родился в Афинах и обожает все греческое... Вот, смотри: "Зал греческой античности - Афродита, известная как Венера Милосская"... Мы должны ее обязательно увидеть!

- Почему - должны?

- Не знаю... - протянула Ди, пожав плечами. - Может быть потому, что она, как мой дед, родом из Греции?

- Ну, если вы такие близкие родственники, - улыбнулся Тед, - тогда, естественно, вам нужно увидеться.

И он повернулся набок.



3.

Следующим утром по старинной винтовой лестнице они спустились в подвал, где располагалась маленькая столовая для завтраков. За соседним столиком оказалась еще одна американская семья. За другим негромко разговаривали два пожилых француза, а в углу слышалась живая испанская речь.

- Удивительно, что здесь нет японцев, - заметил Тед, уплетая омлет с беконом.

- По-видимому, они, как все, по-настоящему богатые люди, - язвительно откликнулась Ди, - останавливаются только в очень дорогих отелях.

- Этот тоже не дешев! - Тед оглядел стены, увешанные старинными гравюрами. - За такие деньги где-нибудь в Северной Каролине можно было снять лучший номер "Хилтона", а не комнату почти на чердаке!

- Вот именно, в какой-нибудь Северной Дакоте! Какое счастье, что мы не отправились туда! Тед, - После хорошего завтрака и большой чашки отличного кофе настроение Ди значительно улучшилось. - Ты чувствуешь, что находишься в самом сердце Парижа? Здесь все рядом! Портье сказал, отсюда и до Лувра всего несколько кварталов. Но я не хочу рисковать - попроси вызвать такси.



Вскоре они стояли под стеклянным куполом Пирамиды, откуда в разные стороны расходились галереи, ведущие в залы дворца.

- Гениально, - произнес Тед, разглядывал огромный стеклянный куб над головой - Просто здорово! Какое оригинальное решение!

Ди, тем временем, изучала путеводитель.

- "Средневековая крепость, построенная по приказу короля Филиппа Августа в двенадцатом веке... В четырнадцатом была перестроена Карлом V в дворцовые покои, которые в 1792 году, в первый год Республики, Жан Мари Ролан отдал под Центральный Музей Искусств, хранилище бесценных сокровищ, - прочитала она вслух, - доставленных сюда со всех уголков мира".

- Да, говорят, Лувр на первом месте в мире по количеству украденных шедевров...

- Тед!

- Шучу. С чего начнем?

- Здесь написано, что нечего и мечтать увидеть все сокровища в один день. Но другого дня у нас не будет... Будем смотреть все подряд, пока не дойдем до Афродиты.

И она решительно устремилась вперед.

Они посмотрели на вавилонскую стелу династии Хаммурапи, на которой было высечены свыше трехсот дел, рассмотренных судом, где было все - и воровство и убийство, супружеская измена и торговые сделки... Прошли через Ассирийский музей и павильон Сюлли, разглядывая каменные пластины с изображениями священных животных, барельефы и скульптуры фараоном, доставленные из Древнего Египта. Зал следовал за залом, они прошли, наверное, километры, прежде чем, следуя указаниям путеводителя, достигли крыла Денон и на втором этаже оказались в зале номер шесть, где в слабом освещении таинственно светился мрамор Venus de Milo.

Ошарашенный Тед сдвинул шляпу на затылок.

- Послушай, эта леди фантастически похожа на тебя! - Он пригляделся внимательнее. - Вы же с ней просто как близнецы!

- Еще бы! У нас с ней общие корни... - скромно заметила польщенная Ди. - Только мне кажется я не такая большая. И потом, у меня пока еще есть руки...

Тед медленно обошел статую вокруг.

- Теперь я могу смело заявить, что у тебя фигура богини. Можно я буду звать тебя Венера? Венус?

- Венера... Венус... - повторила Ди, вслушиваясь в звучание имени. - Да, пожалуй, Венус - очень красиво. Мне нравится! Венус Вильямс - одна из лучших теннисисток мира. Нужно попросить кого-нибудь сфотографировать нас здесь.

Она подошла к стеклянному ограждению статуи и, повернувшись лицом к Теду, лучезарно улыбнулась.

Тед посмотрел на нее в фотообъектив, выбирая ракурс, потом оглянулся в поисках кого-нибудь, кто мог бы нажать кнопку.

- Мадам, силь ву пле, - он протянул фотоаппарат оказавшейся рядом даме и направился к Ди.

Но там, где она только что стояла, никого не было. Небольшая группа туристов окружила статую, но и среди них не было Ди. Что за чертовщина? Извинившись, Тед взял у дамы камеру и, обойдя статую вокруг, увидел жену - как ни в чем ни бывало, она стояла на прежнем месте.

- Куда ты пропала? - недовольно спросил он. - Вот, теперь нужно снова кого-то просить...

- Не нужно. Сфотографируемся в другом месте.

- Но ты же сама хотела, - недоуменно произнес Тед. - Куда ты так спешишь?

Ди решительным шагом уже шла вперед, к выходу.

- Эйфелева Башня, - произнесла она, когда они вышли из здания на улицу. - Говорят, это шедевр архитектуры? Я слышала, она вся из железа?

- Ди, вечером идем в варьете, - напомнил Тед. - Перед этим нам нужно отдохнуть. Забыла, как вчера устали? Не хочу опять доводить себя до такого состояния. Никаких прогулок, это испортит мне вечер... Оставим Эйфелеву башню на завтра.

- Сейчас еще нет и полудня. Если взять такси...

Не успела она закончить, как внезапно, прямо перед ними остановилась машина, и приветливый шофер выглянул в окошко.

Тед остолбенел, но послушно сел в салон.

- Я его не останавливал! - прошептал он тихо. - Такое ощущение, что он прочел твои мысли!

Она улыбнулась.

- Это Париж! Здесь может случиться все, что угодно.

Машина проехала по берегу Сены мимо Жардин де Тюильри, миновала Дом Инвалидов и, в считанные минуты оказалась у подножия символа Парижа.

- Фантастика! - воскликнул Тед. - Похоже, он довез нас кратчайшим путем, а потому заслуживает хорошие чаевые!



Они вышли из такси и оказались перед Эйфелевой башней. Подойдя ближе, увидели огромную толпу, у подножия железного строения. Тед отправился за билетами.

- Боюсь, нам не скоро удастся вскарабкаться наверх, - проворчал он, оглядывая внушительную очередь, извивающуюся среди столбиков ограждения. Как все американцы, он терпеть не мог стоять в очереди.

Но она не слышала его, с любопытством озираясь вокруг, вслушиваясь в многоязыкую речь. Люди разных племен совершали паломничество к этой огромной железной свече, и поднимались на самый верх башни, чтобы оказаться поближе к небу.

- Эта Башня, словно лестница, ведущая на Олимп, - Афродита посмотрела туда, где, почти в облаках, плыла вершина Главной мачты Парижа. - Но боги никогда не допустят, чтобы смертные поднялись слишком высоко.

- Это уж точно, - рассмеялся Тед.

Подошла их очередь, и они, наконец, втиснулись в кабину лифта.

На самом верху было холодно. Пронизывающий ветер пробирал до костей. Тед со скучающим видом посмотрел вниз. Внизу лежал Париж. Тысячи, сотни тысяч домов и площадей, дворцов, театров, музеев, ресторанов, магазинов и центров мод образовывали ту волшебную сеть, в которую каждый день попадали миллионы туристов.

- Разумеется, вид с Олимпа значительно величественнее, но и Париж прекрасен, - Афродита улыбнулась. - Пожалуй, он достоин того, чтобы в нем жила богиня любви.

Проходя мимо рабочего кабинета Эйфеля, который он когда-то устроил себе на вершине башни, она увидела, как знаменитый инженер поднял руку в приветствии и слегка поклонился. Афродита снисходительно кивнула. Ей понравилось творение Мастера.

Несмотря на толпу, они опять легко взяли такси и к пяти часам вернулись в отель.

- Я смертельно устал, - сказал Тед и зевнул. - Пожалуй, я немного вздремну перед "Лидо". "Лидо", дорогая, стоит пяти таких башен. Если верить рекламе, то это одно из лучших варьете мира. Можешь надеть то красивое платье, которое ты вчера купила.



4.

Официант провел их к столику. Огромный полукруглый зал был заполнен наполовину.

- Немного у вас народу сегодня, - сказал Тед.

Тот вежливо улыбнулся и ответил, что многие приходят сюда позже - только на представление, а сейчас здесь лишь те, кто ценит кухню "Лидо" и пришел поужинать.

- Что бы ты хотела? - Тед внимательно изучал меню.

- Есть ли здесь что-нибудь с берегов Адриатики?

- Могу предложить мадам для начала салат греческий: листовая зелень, сыр, маслины...

- О, это именно то, что надо! - воскликнул Тед.

Когда, приняв заказ, официант ушел, он, смеясь, сказал:

- Похоже, ты основательно вошла в образ Венус!

Она улыбнулась.

- Поверь, это совсем нетрудно.

И с любопытством оглядела полутемный зал.

- Странно... Ничего похожего на пляж. Даже никаких декораций...

- При чем здесь пляж? - поднял брови Тед. - Это же ночной клуб, варьете, ресторан.

- Лидо - это название самого красивого пляжа в Венеции.

- Правда? Я этого не знал. Надо будет съездить туда как-нибудь летом.

Они почти закончили ужин, когда, ровно в десять раздались первые звуки музыки. К этому моменту зал был переполнен, глаза всех присутствующих обратились к сцене. Поднялся занавес и представление началось.

В гостиницу они вернулись далеко заполночь.

- Ты должна согласиться, это было здорово! - Тед был в восторге. - Пожалуй, так же хорошо, как девочки в перьях в Вегасе! Что ты на это скажешь? Особенно мне понравились танцующие зайчишки... Но канкана у них не было!

Он не договорил.

Голова его коснулась подушки, и Тед тут же, мгновенно, отключился, сраженный глубоким сном.



5.

Проснувшись на заре, Афродита вышла на балкон и долго смотрела на голубые крыши, на вид Парижа в первых лучах солнца, открывавшийся с последнего этажа.

- Ну что ж, это были прекрасные дни, - сказала она сама себе, словно подводя некий итог. - Пора возвращаться.



Когда Тед открыл глаза, она стояла, уже одетая, у зеркала.

- А ты в Париже ранняя пташка! - весело сказал он, застегивая рубашку. - Дома никогда не вставала раньше меня! А я никогда не спал так крепко как здесь! Что будем делать в последний день?

- Отправляемся в Лувр, - ответила она, вглядываясь в свое отражение.

Тед был поражен в самое сердце.

- Опять?! А как же Музей бриллиантов?

- Мне не хочется смотреть бриллианты. Может быть, в другой раз.

Теду оставалось только мысленно возблагодарить небеса за странную прихоть Ди. Конечно, Лувр стоит посетить снова. Несомненно!

Уже хотя бы потому, что поход в Музей бриллиантов вылился бы ему в весьма кругленькую сумму - это он знал почти наверняка!



6.

- Боже мой, уже почти пять! Как летит время! - Ди посмотрела на часы. - Целый день в Лувре!

Она огляделась. Где же Тед? Похоже, они потеряли друг друга в этом музее!

Не только парижские улицы способны были кружить головы.

Она увидела Теда, который стоял в толпе японских туристов, увешанных дорогими камерами и фотоаппаратами, и помахала рукой.

- Тед! Я здесь!

- Ух! Ты так внезапно исчезла, - сказал Тед. - Только что была рядом, и вдруг - гляжу, тебя нигде нет! Послушай, что я видел! Один из этих японцев снимал Венеру "полароидом", и что ты думаешь, оказалось на фотографии? Там был только постамент! Не было Венеры на его фотографии! Жаль ты не видела этого снимка...Смотри, они до сих пор его обсуждают! Напрасно они так задирают нос из-за своей хваленой техники... Я всегда говорил, что японское - не всегда значит лучшее...Где ты была?

- Да здесь я все время, - ответила Ди. - Идем скорее, надо поторопиться. Иначе не попадем в "Лидо". Наверное, ты уже ждешь - не дождешься, когда мы отправимся ужинать...

- "Лидо"?!

Тед остановился, как вкопанный.

- Разве мы не идем? - удивленно спросила Ди.

- Дорогая, но... но - мы уже были в "Лидо".

Они смотрели друг на друга во все глаза, ничего не понимая.

- Ты шутишь? Тед! Перестань! - сказала Ди сердито.

- Я подумал, это ты шутишь... Ди, ты действительно не помнишь, как мы ходили в варьете? - почти шепотом спросил он.

Она в растерянности покачала головой.

- А как мы поднимались на Эйфелеву Башню?

- Мы... действительно там были? - она не могла в это поверить.

- Действительно.

Ди поднесла руку ко лбу.

- Я чувствую себя неважно... - Лицо у нее побледнело.

Не на шутку обеспокоенный Тед взял ее под руку.

- Идем в отель, тебе нужно как следует отдохнуть перед отлетом.

- А... когда мы улетаем? - спросила она напряженным голосом.

Тед испуганно посмотрел на жену.

- Сегодня ночью... Не волнуйся, ты успеешь поспать несколько часов. Я сам уложу вещи. И я уже заказал такси в аэропорт.



В самолете Ди молчала. Хотя она сидела с закрытыми глазами, Тед знал, что она не спит, но не хотел ее тревожить, потому что сам был не в своей тарелке. Главное, поскорее добраться домой.

Они прилетели рано утром. В аэропорту их встречал Эдди, брат Афродиты.

- Как вам Париж? - весело скалясь, закричал он, как только увидел их, входящих в зал ожидания.

Ди заплакала.



Доктор долго задавал ей вопросы. С какого момента она не помнила себя? А что она помнит?

Что она помнит? Она закрыла глаза, пытаясь припомнить, что было, когда ничего не было... но ничего не являлось ей перед ее мысленным взором... какие-то луга... какие-то козы... Она была в отчаянии - она действительно не помнила ничего!

Доктор пожал плечами:

- Совершенно парадоксальный случай. На фоне абсолютного, я бы сказал, замечательного здоровья - частичное выпадение памяти. Амнезия. Вероятно, у вас было слишком много впечатлений. Такое случается... хотя в моей практике это впервые. Я советую вам пройти курс психотерапии.



Что касается Теда, то он больше всего переживал, что Ди не помнила "Лидо". О, "Лидо"! Один из лучших ночных клубов мира!

Один только скромный ужин в "Лидо" обошелся в пятьсот баксов, доверительно сообщил он Джону Квинси, рассказывая о поездке. Но это того стоило! И вообще, Париж - это Париж.

C'est magique!




© Галина Грановская, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 

Как готовят салат с тунцом в ресторанах Москвы

www.burgermeister.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность