Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Вячеслав Попов

        *

        * Рисуя смерть, ты ползаешь на спине...
        * Жму на звонок, как на поршень шприца...
        * Я живу в коммунальной квартире...
        * Из поэмы "РРР"
        * Евгений, где ты?.. нет мне сна...
        * Одическая строфа
        * Песня
         
        * Был я болен, стал здоров...
        * Нет. Я знаю - смерти нет...
        * Свет очей и уст дрожанье...
        * Стихи мецената
        * Не отчий суд, так отчество погубит...


          *

          Рисуя смерть, ты ползаешь на спине
          И просишь пить чего-нибудь, но со льдом.
          пока на зеркале пепел стоит, как дом,
          Высокий дом от города в стороне.

          Дорога в листьях семи различных цветов,
          Над листьями тень одной из наших подруг,
          Под тенью спрятан от взгляда квадратный люк,
          За ним сушилка для выстиранных бинтов.

          Когда ты спросишь, когда прилетает снег,
          Я буду рядом, я буду шуршать плащом,
          Курить табак и щеку чесать плечом,
          И вслух читать тебе адреса аптек.

          _^_




          *

          Жму на звонок, как на поршень шприца,
          Дверь открывают - я вижу лица,
          Дверь закрывают - я виже дверь.
          Некуда, брат, мне идти теперь.

          Некуда, знаешь, упасть на спину,
          Негде болеть, если я простыну,
          Нету стены упереться лбом
          И раскачать в пищеводе ком.

          Ты возвращайся, пожалуй, к маме.
          Мы, так сказать, разберемся сами.
          Впрочем, ты сможешь еще помочь,
          Видишь - уже на исходе ночь.

          Пойди нарисуй на асфальте мелом
          Место, где можно остаться телом
          Липким и скользким, что твой пельмень,
          Но не отбросить на землю тень.

          Если все это не страшный сон,
          Нажму на глаз и услышу звон,
          Выйду и стану ногами в круг
          Спиной на запад, лицом на юг.

          Ноябрь 1986

          _^_




          *

          Я живу в коммунальной квартире
          В тишине шестигранной стены,
          По ночам запираюсь в сортире
          И смотрю сексуальные сны.

          Целый день я играю на дудке,
          Добываю клопов на обед.
          Их проглотишь - скребутся в желудке,
          Как ни странно, стремятся на свет.

          А сегодня, одет наизнанку,
          Я готов ко приему гостей.
          Приходите ко мне на гулянку,
          Поглядите, какой я злодей.

          Мои окна выходят на свалку,
          В них опять запотело стекло.
          Подарите мне кресло-качалку
          И обрейте меня наголо.

          Я почувствую голым затылком
          Приближенье и холод стены,
          На которой рисуют обмылком
          Человека с другой стороны.

          Это он мне отбил телеграммку
          На чужом для себя языке,
          Чтоб я вырыл помойную ямку
          Под окном в золотистом песке.

          Приходите, уже все готово,
          Не толпитесь у ржавых ворот.
          На окошке моем будет снова
          Слово "хуй", только наоборот.

          Тарту, 20.10.86

          _^_




          Из поэмы "РРР"

          В тифозном бараке в период гражданской войны
          вы были китайскою ширмочкой ограждены -
          с трофейной шарманкой в кармане,
          с блохой на аркане
          и с перышком алым Финиста:
          боялись вы до смерти фельдшера-морфиниста.
          Как видно, ни сон, ни Морфей, ни Матфей, ни София, ни Соня
          не знают про вас ничего; но вы вспомните сами
          ту рыжую грушу от клизмы на грозном клаксоне
          на черном авто Командарма с жандармскими злыми усами.
          Вы вспомните сами: он ходит ногами, скрипит сапогами,
          поганые ведра пинает и нос затыкает,
          а вы задыхаетесь, в фельдшера глядя белками,
          а фельдшер смеется и вашей ладонью прозрачной
          прозрачный ваш рот затыкает,
          и зрение ваше течет, под себя сквозь себя затекает,
          немеет и стеклянеет...

          1987

          _^_




          *

          Евгений, где ты?.. нет мне сна
          под веком ночи ленинградской;
          египетской сетчатке дна
          мелькни хотя бы тенью братской,

          очнися!.. вспомни о твоем
          натурщике, слуге, герое,
          запавшем каплей в водоем
          под черный лед, на дно второе.

          Теперь, когда темно, темно,
          я знаю, чье нагое тело
          тебе, как бледное пятно
          сквозь воды невские желтело.

          1990

          _^_




          Одическая строфа

          Нас до души объяли воды...
          В лицейском парке уж темно.
          Дворцесоседственные своды
          дрожат, как воздух, как вино
          очей обманутой Лилеты. -
          Она с улыбкой шепчет "где ты?"
          проглядывая в белый дым.
          А мы, как мраморные греки,
          на неба сомкнутые веки
          сквозь ветки голые глядим.

          1989

          _^_




          Песня

          Гляжу сквозь снег в зеленую Неву
          и думаю: "Как странно я живу:
          гляжу сквозь снег в зеленую Неву
          и думаю, как странно я живу."

          А снег летит в зеленую Неву,
          и плачу я... И вот уж наяву
          гляжу сквозь снег в зеленую Неву
          и думаю: "Как странно... я живу?"

          1991

          _^_




          *

          Был я болен, стал здоров,
          темен был, а вот - прозрачен,
          мир безмерный, мир миров
          смертью не переиначен.

          Смерть как зеркало проста,
          ли мир тебе не снится:
          мира каждая черта
          смертью только прояснится.

          Если снится - так и что ж? -
          Ты проснешься и умрешь.

          _^_




          *

          Нет. Я знаю - смерти нет.
          Вечно будет литься свет:
          Живы все, что были с нами;
          Даже те, что были снами.
          Оку каменному тьмы
          Светлый знак, что живы мы.

          1991

          _^_




          *

          Свет очей и уст дрожанье,
          Осязанье двух теней...
          Все нежней перстов касанье,
          Шопот тихий все темней...
          В бездну пал, но в высь качнулся
          И твердят уста устам:
          Воздух воздуха коснулся,
          Я навек остался там.
          Мрак читал меня ужасный,
          Букву с буквою сличал,
          И алфавит звездный ясный
          Из меня себе слагал".

          1991

          _^_




          Стихи мецената

          В далеком бледном мраморе небес,
          в его дыму, живом и многослойном,
          Бог знает чье крылатое дитя
          то плачет надо мною, то смеется.

          В снегу, в снегу стоит вокруг меня
          высокий лес - прекрасное кладбище,
          и ни души не видно за его
          как память неподвижными стволами.

          Здесь, трогая холодную кору,
          я нахожу лишь тень своей ладони
          такой живой, что думая о ней,
          не знаю, плакать мне или смеяться.

          1989-1992

          _^_


          *

          Не отчий суд, так отчество погубит,
          отечество поймет и не простит,
          и крепнет ствол, рассасывая кубик -
          мой ледяной и угловатый стыд.
          И древо жизни пышно зеленеет,
          и падает янтарная смола,
          и, падая на воздух, каменеет,
          как мертвые небесные тела.
          Чего же ждать на сем ветвистом свете,
          болезненно вздуваясь головой,
          топтаться на кухонном табурете,
          пихаясь горлом в воздух винтовой?
          Механика пространства безупречна:
          веревки, крючья, темные места -
          perpetuum mobile, в коем так непрочно
          прибита пыль и мебель не чиста,
          и зеркала в нaплывах восковых,
          и много рук, прокинутых куда-то,
          где Понт Евксинский Понтия Пилата
          вихляет в волнах мыльных и живых,
          вихляет, чтобы вывернуть суставы,
          чтоб вымыть все венозное из вен,
          забавные имперские уставы
          и безнаказанность супружeских измен.

          27.05.1987


          _^_



          © Вячеслав Попов, 1986-2017.
          © Сетевая Словесность, 2001-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность