Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Алексей Плуцер-Сарно

21.02.2001, 22:38, plutser wrote:

Дорогой Женечка! Вот тебе для сайта несколько придурошных стишков моих. Я их отбирал вовсе не по принципу "хорошие-плохие", а по принципу "о Тарту". Потому среди них много глупостей, но ведь это-то как раз и интересно. Если хочешь, можешь их повесить на своем тартуском дереве, но как-то так, чтобы они не выглядели образцом моего поэтического творчества, которое я в гробу видел, а больше походили на случайные тартуские маргиналии. Поскольку по большей части это глупая домашняя поэзия, не рассчитанная на печать. Жму руки, ноги, рожь, масло и тормоза. Твой Слуцер-Порно




Несколько разрозненных писулек,
связанных с Тарту


        Послание Заполю

        Вот Александр Борисыч в кресле словно бы мертвый
        Здесь у меня почему, гость долгожданный Парнаса?
        Ночь напролет все молчит сидит такой скучновялый,
        Всем надоел, но не может стула отринуть.

        Саше Заполю

        Не получается жить, не получается,
        Как ни стараюсь - все никак,
        Все шучу да танцую,
        Детские танцульки танцую,
        Шучу невпопад.
        Только вот волосы правдоподобно седеют,
        Только ручки удачно дрожат,
        Только слезки и боль в груди,
        Только пузыри пускаю,
        Только слезки и стихи.
        Черным языком стихи читаю,
        По картонному коридору брожу,
        Есть хочу - в горле ком глотаю,
        Дергаю кадычком: туда-сюда,
        Туда-сюда.
        В маленьком доме поперек города,
        На улице забытого героя,
        Пластилиновый мальчик бродит кругами,
        Что ни конура - новые подмостки.
        На улице забытого героя
        Только ты бессмертен,
        Только ты не умрешь, мальчик!

        Басня

        Маечке Халтуриной

        Была в лесу елочка
        Подрастала она
        А потом дальше мимо елочки
        Проходила зайчик и душа
        И съела елочку
        М-м-м-м
        Ля-ля-ля
        Моя сердечка
        Очень плохо
        Очень плохо.

        А это стихотворение про то,
        как Маечка с Яшей ушли гулять,
        а Петровой оставили записку

        Они ушли гулять
        Пока я спал
        Пошли туда где Яама
        Снабжает обитателей Шанхая
        Ногами пленными коров
        Слюною радости народной
        Записку оставили для русской поэтессы
        "Ушли гулять"

        Колыбельная песенка для Яши,
        когда ему был один год

        Собачка собачка - ав-ав-ав
        А киска а киска - мяу-мяу-мяу
        Коровка коровка му-му-му
        А слоник а слоник ту-ту-ту
        А часики часики тик-тик
        А птичка а птичка чирик-чик
        Чик-чик-чик чирики-чирик-чик
        Чирики-чирики чик-чик-чик
        Машинка машинка дыр-дыр-дыр
        Морозец морозец быр-быр-быр
        Верблюдик верблюдик кур-кур-кур
        А козочка козочка крас-крас
        Барашек барашек мис-мис-мис
        А киска кисуля каш-каш-каш
        Нет киска кисуша мар-мар-мар
        Нет киска нет киска мур-мур-мур

        Это еще одни глупый стишок,
        написанный на ул. Яама

        Шесть тысяч лет
        Я состовлял словарь
        И всё
        От кроны вяза
        До маленького корешка
        Я с языка деревьев перевёл
        Теперь
        Подрастеряв листву
        Пугаю я ворон
        И утром
        Пальцами ворочаю в земле.

        Элегия

        Кате Белоусовой

        Вот НН спит. В ней спит душа,
        Потливой негою дыша,
        Спит талья. Из нее нога
        Торчит как днище утюга,
        И дохлой пяткою сверкая,
        Лежит как глыба роковая.
        Ей снятся сдобные миры.
        Вот горной ляжки спят жиры,
        Спят сиськи грозно по углам.
        Рука, как прошлогодний хлам,
        Висит. Спят совесть, чувства,
        Спит головы качан капустный,
        Скрименты спят в прямой кишке,
        Жир топит зуб на языке,
        Пизды кемарится пробирка,
        Спит почечуй в анальной дырке,
        На массу давят печень, матка,
        Глядит коза с ноздри украдкой,
        Да изо рта порой осенней
        Летит табачный лист весенний.
        Грудей профундо нежным вздохом
        Колеблет мыслящий тростник
        И кудрь, виющийся горохом
        там (здесь - скорей, чертополохом).
        Напротив, тронут тонким мохом
        Изящной шейки колосник.
        Как задний мост от Беларуси
        Вдали плечей кемарят гуси.
        В ней чувства спит большая груда,
        Глядит питон любви оттуда.
        И только сон ее дрожит
        И на меня с тоской глядит.
        Вот жопы девять айвазовских
        Спят словно лайнер океанский,
        Коленки шар как сыр голландский
        Над сценой словно понизовский
        Грозит как айсберг кораблю.
        Я эту женщину люблю.

        Что делать?

        Общежитию на Пялсони посвящается

        Человек устроен сложно
        А живет охуевая
        Сердце печень почки мысли
        Биополе и понос

        Смерть же только результатус
        Жадности к недоброй пыли
        Подгребай к себе пространство
        Подгребай к себе скорей

        Пизди все что только можно
        Также то что невозможно
        Мяса сыра пива чувства
        Жри глотай и в жопу суй

        Если съесть уже не можешь
        Если жопа разорвалась
        Даже думать ты не хочешь
        Надкуси скорей и брось

        Надкуси все что ты можешь
        Надкуси все что ты видишь
        Также то чего не видно
        Попытайся надкусить

        Если кто-то шевельнулся
        Если ты кого нащупал
        Если кто-то сильно пахнет
        Притяни к себе и спрячь

        Если кто-то зазевался
        Или спит раскинув ноги
        Слишком умный и красивый
        Попытайся его съесть

        Если ты уже не можешь
        Подгребать к себе пространство
        Лучше вены вскрой любимой
        Чем кому-нибудь отдать

        14 августа умер Бабусик.
        Ему было 17 лет.
        Из них два самых юных и счастливых года он прожил в Тарту

        Плачет Бабусик - Шарик летит
        Его утешают а Шарик летит
        Смотрит Бабусик - и Бобик летит
        Лапками машет шерстка блестит
        С Бобиком рядом Стрелка летит
        Бобик - быстрей но и Стрелка не спит
        Следом Барбосик прыг и летит
        Вровень с Барбосом Белка спешит!
        Следом Дружок в поднебесье парит
        Группа собачек за кошкой летит
        Мораль:
        Страшные крики замолкли вдали
        Мертвую кошку вскоре нашли
        1989

        ***

        Осе Буху

        Бабусичек Бабусик
        Чужая сторона
        Бабусичек Бабусик
        Скучаешь Старина?
        Бабусичек Бабусик
        У нас судьба одна
        Не плачь не плач Бабусик
        Нас ждет сыра земля!
        Ты лучше вспомни Осик
        Другие времена
        Когда торчал твой хвостик
        И шерсть была длинна
        Вскрутив бывало усик
        Бродили до темна
        Эх жизнь была Бабусик
        Ты помнишь старина?
        Потом набивши брюшик
        Ты спал у очега
        И медленно стекала
        На пол твоя слюна
        Тебе лишь раз Бабусик
        Достался от меня
        Любимый жирный гусик
        И шейка и спина
        Бабусичек Бабусик
        У нас одна судьба
        Не плачь не плач мой Бусик
        Прости Бабус меня!
        1989

        ***

        Бабусику

        В траве сидел мышонок, в траве сидел мышонок,
        Совсем как медвежонок, коричневый он был.
        Но тут пришёл котёнок, но тут пришёл котёнок,
        Совсем как верблюжонок, уселся рядом с ним.
        Тогда пришёл тюленик, тогда пришёл тюленик,
        Зелёный как оленик, уселся с ними в ряд.
        Потом пришёл барбосик, потом пришёл барбосик,
        И звали его Осик и тоже сел в траве.
        Потом пришёл зверушик, поглаживая брюшик,
        Поглаживая брюшик и в травку падал к ним.
        Зверушки баловались, смеялись, кувыркались,
        Зверушки ели травку и съели кузнеца.
        Не трогали козявок, не трогали малявок,
        Не трогали пиявок, но съели кузнеца.
        Огромного, седого, у молота большого,
        У наковальни жгучей, трудягу кузнеца!

        На приезд в Тарту Д. А. Пригова

        В полдневный жар в долине Дагестана
        С свинцом в груди лежал недвижим я
        Я, я лежал, Пригов Дмитрий Александрович!
        Сомнительно мне, что лежал в долине Дагестана
        Труп Пригова Д. А. и что его дымилась рана.
        Я не скажу, что труп лежал там мой, Сарно А. Ю.
        Всё шутки Ваши, Дмитрий Алексаныч! Зуб даю,
        Что даже Пушкина там трупа не бывало,
        Ну, можить, лошадь дохлая действительно лежала,
        Но чтобы Пушкин, Лермонтов, Д. Пригов, А. Сарно!
        Долина Дагестана место экзотическое, но
        В конце концов не склад для трупов столь приметных,
        Не место для мечтаний беззаветных!
        Зачем нам всем в долине обязательно лежать?
        Не лучше ль, отомстив врагу, на лошади скакать!

        Стихотворение, ассоциирующееся с квартирой на ул. Выру

        Мой организм наполнен кровью
        Налажен солевой обмен
        Сердечна мышца бьется ровно
        Я настоящий супермен

        Хорош в любое время года
        Сюжет мне всякий по плечу
        Беру шинель и в стремя ногу
        Иль вдруг на планере лечу

        Я счастлив силой вековою
        Мне дедов голоса слышны
        Я белой ночью волком вою
        Красноармейца вижу сны

        Порою в чайнике замкнувшись
        Встречаю времени струю
        Иль сильно жизнью увлекнувшись
        Кусочек мяса полюблю

        ***

        Вот пишу стихи
        А мне Роман Григорьевич подходит и говорит:
        - У тебя нет единого поэтического мира!
        - О! Боже мой!

        Ну, а в конце концов,
        Почему обязательно поэтический мир
        если это и не стихи
        а так, колбаски из слов…

        Или вот смотрю на Дмитрия Алексаныча
        Читает, думает: "Стихи!"
        Прямо такой ритуал
        Как танец-шманец

        Другое дело деревья
        Вот молодцы
        Живут спокойно
        Сами и есть проза








 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность