Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




АМФИБЛЕСТРОЛОГИЧЕСКИЕ  ФРАГМЕНТЫ *

 

Написано для каталога "Data-trash@Trash-art"
фестивалей "Да-Да-Net" и "Trash-art"
Опубликовано 30 декабря 1999 г. в Русском Журнале.


* Amphiblestron (др.-греч.) - сеть (рыбацкая, охотничья и т.п.), а также все, что накидывают; все, чем опутывают. Амфиблестрология - mot savant для обозначения "науки о Сети".


1

Техногенная Ноосфера. Еще одна часто употребляющаяся метафора, о которой Роман Лейбов в своей блестящей статье (Язык рисует Интернет) не упоминает: Сеть как надчеловеческий разум, планетарный ум, техногенная Ноосфера. Земной шар в паутине коммуникаций уподобляется мозгу с его неронами и синапсисами; непрерывные потоки байтов и битов - нервным импульсам: мыслям и чувствам. Информация, хранящаяся на бесчисленных серверах, - это, конечно, память. А Интернет в целом - коллективное сознание (динамически связанное с коллективным же бессознательным). Как и сознание, Сеть не локализована и не является чьей-то индивидуальной собственностью; это, скорее, интерперсональный феномен - не "место", не "структура", не "личность", а некое энергетическое поле; абстрактная среда, беременная смыслами; метафизическая (в этимологическом значении этого слова) сфера со множеством состояний и псевдолокальных структур, куда индивид может "попасть" или "войти". Эта сфера, с одной стороны, существует "сама по себе", а с другой - определяется тем, что мы туда "вкладываем". Она непрерывно развивается и преображается благодаря совокупной активности всех "жителей Сети" - не важно, являются ли они "производителями содержания" или "простыми пользователями". Очевидно, что мы все вместе "творим Сеть" и то, какой она является и какой станет, зависит от нас.

2

Проекции. Именно по этой причине Сеть гораздо больше, чем любые частные представления о ней. Ее очень трудно "охватить целиком", да подавляющему большинству этого и не требуется. (Можно ли вообще постичь бесконечность, образом которой Сеть стремится стать? Наверное, но это уже относится к области мистического опыта. Чтобы это случилось, нужно войти в какое-то совершенно запредельное состояние - например, умереть.) Каждый кроит Сеть "под себя" - под свои потребности, интересы, желания. Можно сказать, что Сети как таковой вообще не существует - существуют лишь некие индивидуальные или коллективные проекции. Согласно распространенной метафоре (которую Лейбов подробно рассматривает), Сеть - это зеркало, отражающее того, кто в него смотрится. Андрей Левкин написал когда-то в статье с характерным названием "Татуировки на мозге", что закладки (bookmarks), которые человек делает в своем браузере, путешествуя по Сети, могут описать "подсознание человека куда точнее, чем любые психологические тесты, интервью или допросы". Сила же коллективных проекций легко определяется по трафику (количеству посещений сетевого ресурса) и по результатам разного рода рейтингов.

3

Ego surfing. Не знаю, как перевести это на русский (американской забаве "скольжения по волнам на доске" русским аналогом может быть разве что катание с горки на санках), а определение отыскал такое: "Просматривание (scanning) Сети, баз данных, печатных изданий и т.п. на предмет поиска ссылок на собственное имя".

Занятие не такое уж бессмысленное, как может показаться на первый взгляд. Очень скоро обнаруживается, что ты растерзан на части как Загрей-Дионис, что твое имя (как воплощение твоей сущности) тут и там рассеяно по Сети. Ego-surfing, таким образом, - поиск своих расчленений. А создание личной "домашней страницы" (занятие, как правило, тесно связанное с ego surfing'ом) - практика (гипер)текстовой самоинтеграции, "собирания себя воедино". (Подробнее об этом см.: Мирза Бабаев. Апология хоум-пейджа).

Ища себя (как в Сети так и вне ее), мы ищем прежде всего свидетельства собственного существования. Побудительный мотив этого поиска кроется, вероятно, в некоем основополагающем сомнении (знании?), что никакого ego и "себя" на самом деле не существует. Однако и Сеть, и зеркала, и многие другие вещи позволяют нам вновь и вновь доказывать себе, что это не так.

4

Однофамильцы. Поляк по имени Славомир Горный сделал страницу, на которой собрал ссылки на домашние страницы людей по фамилии Горный. (Зачем? С какой целью? - Не дает ответа. Просто захотелось, "потому что интересно".) Страница не обновлялась с 1997 года, так что там до сих пор висит ссылка на мой тартуский хоум-пейдж, давным-давно в природе не существующий. Как обозначить это явление? - След? Память? Улика? Больше всего здесь поражает независимость наличия этой никуда не ведущей ссылки от моей собственной воли. Я не могу убрать ее или по крайней мере поправить (я даже писал на эту тему Славомиру, но ответа не получил). Все, что мне остается - либо игнорировать ее, либо ждать, когда она исчезнет сама собой.

Интересно также другое. Опять-таки помимовольно (и в этом смысле "объективно") я оказался включен в некий перечень (круг) совершенно неизвестных мне людей, с которыми меня объединяет только фамилия (во всяком случае, на первый взгляд).

Это не единичный пример. Есть, к примеру, сайт, на котором собраны ссылки на страницы людей, которых зовут Стивен Кинг. Их довольно много, поскольку и имя, и фамилия известного писателя весьма обыкновенны (сколько в России отыщется "Степанов Королевых", если посчитать?).

Некоторые пытаются посчитать. Вот сайт "Сергеи Мельниковы России". Автор, имя которого легко угадать, пишет: "Как Вы уже догадались эта страничка посвящена однофамильцам и тезкам, которые смогли познакомиться благодаря сети FidoNet. Замечая друг друга в различных конференциях, мы начинали переписку, а найдя у себя много общего, мы поняли, что не только однофамильцы, но и почти двойники. Мы никогда не видели друг друга реально, никогда не слышали наши голоса, и, тем не менее, мы есть - мы не виртуалы. Помимо имен и фамилий у нас совпадает еще и самое главное хобби - компьютер. Каждый из нас имеет к компьютеру прямое отношение, мы все немного занимаемся программированием, а четверо из нас являются студентами, чья будущая специальность имеет к компьютерам самое прямое отношение". Ирония, которая окрашивает проект Сергея Мельникова, кажется, старается замаскировать чувство глубинной значимости и неслучайности "простого совпадения имен".

"Фамильный" способ образования он-лайновых сообществ ничем не хуже, чем любой другой. В конце концов вера в магию и мистику имени существует испокон веков, а любая вера всегда на чем-то основана. Общее имя объединяет носителей этого имени, отбрасывая случайное в их личной истории и выявляя их архетипическую сущность. Формальное совпадение оборачивается сущностным тождеством, создавая основу для приведения множественного к единству.

Объединения по именному признаку имеются не только в Интернете. Не так давно в новостях НТВ рассказывали о созданной в России "партии Смирновых", вступить в которую может любой человек с соответствующей фамилией (См. также сетевые публикации на эту тему). В уставе предусмотрено, что до 20 процентов членов могут иметь другую фамилию, если девичья фамилия их матери или фамилия других близких родственников Смирнов или Смирнова. Председатель партии говорил о том, что среди Смирновых много людей интеллектуальных профессий (писателей, журналистов, учителей) и особо напирал на то, что всем им присущи, как правило, одни и те же качества - рассудительность, спокойствие, миролюбие, смирность, смиренность.

5

Близнецы. На первый взгляд может показаться, что тема близнецов имеет к Интернету весьма далекое отношение. Это не так. Согласно статистике (CDC Monthly Vital Statistics Report, 30 июня 1998), в мире насчитывается 125 млн. близнецов (это общее число людей, которые распределяются по близнечным парам, тройкам и т.д.). Близнецы составляют достаточно активный сегмент Интернета. Существует целый букет сайтов, созданных близнецами, для близнецов и/или о близнецах. Несколько примеров: Twins Magazine, Twins Life, Twinspace, Twins on the Net. В американском городе Твинсбурге, штат Огайо, ежегодно проходит День близнецов, на который съезжаются двойняшки, тройняшки и т.д. со всей страны и из-за рубежа; сайт этого фестиваля, который финансируют, между прочим, братья-близнецы, содержит репортажи об этих ежегодных событиях и служит для регистрации участников. Имеется веб-ринг, объединяющий "близнечные" сетевые ресурсы, в него входит более сотни сайтов.

Феномен близнецов и их сетевого взаимодействия вновь ставит нас перед лицом тайны тождества и самопознания. Что значит для человека быть генетически идентичным другому человеку? Как это сказывается на его самоощущении? Что такое вообще личность? Насколько уникален каждый из нас? Не является ли наше чувство отдельности и неповторимости всего-навсего иллюзией? Ведь вполне может статься, что все мы на каком-то уровне двойняшки, милллиардоликие однояйцевые близнецы.

"Заяц с золотыми ушами, выпрыгивающий на Землю из обруча полной Луны и бегущий по зеркальному лабиринту - символ БЛИЗНЕЦОВ. В египетской традиции коридор зеркал - то, что нужно пройти, чтобы избавиться от наваждений. Не заблудиться в зеркалах сможет лишь тот, кто перестанет стремиться к плодам своих действий для самого себя. Приготовьтесь к жертве - лишь расставшись с тем, что у вас есть, вы получите то, чего у вас нет" (Юлия Гариморт).

6

К определению сетевой культуры. Сеть как сообщение умов - в этом и состоит ее культурный или, если угодно, духовный аспект. Технологии, опосредующие это сообщение-коммуникацию, формальны (не порождают самостоятельного содержания) и преходящи (устаревают, совершенствуются, сменяют друг друга). Стержень же, на который накручиваются содержательности культуры - это ценности. Сетевая культура, таким образом, это бытование ценностей в глобальной электронной среде (их взаимодействие, конфликт, прояснение, переоценка и проч.).

7

Два взгляда на "информационное общество": Тоффлер и Гибсон. Элвин Тоффлер в "Третьей волне" (1980) пишет, что основа новой (постиндустриальной) цивилизации - компьютерная революция и распространение электронных коммуникаций. Согласно Тоффлеру, новая техносфера (прежде всего, распространение "электронных коттеджей", превращающих дом в центр общества, и "распределенных офисов", позволяющих людям работать на дому) путем демассификации масс-медиа и создания глобальной разумной среды революционизирует инфосферу, что в свою очередь ведет к реструктуризации общественной жизни, то есть созданию новой социосферы. Львиная доля книги посвящена описанию подробностей грядущих перемен (некоторые из которых, кстати, предсказаны очень точно).

Параллельно футурологическим изысканиям Тоффлера, Уильям Гибсон совершает переворот в фантастике, начиная описывать мир, в котором электронные технологии уже стали основой социума. Освоение Марса, звездолеты, инопланетяне и роботы переместились из будущего в прошлого, превратившись из символов новой реальности в знаки старой литературы.

Информация как главная ценность, протезное расширение возможностей человеческого тела и психики, реализация виртуальности и виртуализация реальности, войны между корпорациями за новые технологии, фиксация на методах защиты данных и, соответственно, на способах доступа к ним, маргинальные техно-сообщества и хакеры-одиночки, посмертная жизнь интеллекта в компьютерных сетях - вот неполный список стандартных мотивов киберпанка.

В отличие от Тоффлера, который конструирует нормальное общество, способное рационально разрешить встающие перед ним проблемы, Гибсон ставит акцент на отклонении от нормы. Собственно, киберпанк - это как раз и есть попрание норм и законов, принятых в "информационном обществе", которое сущностно ненормально. Нарушение норм, принятых в таком обществе (или навязанных ему со стороны) естественным образом трактуется как подвиг и добродетель. Никакое "общественное согласие" здесь невозможно, только война.

8

О прогнозах. Различие между прогнозом и сбывшимся прогнозом состоит лишь в степени контраста с наличной реальностью (точнее, представлением о ней). Прогноз фантастичен, поскольку описывает несуществующее как реальное. Сбывшийся прогноз тавтологичен, поскольку описывает существующее как нечто еще неописанное. Первый поражает, второй раздражает или смешит.

Различие между прогнозом и пророчеством - примерно такое же, как различие между бизнес-планом и манифестом. В одном случае апеллируют к уму, в другом - к сердцу. Для прогноза важна прагматика, для пророчества - семантика. Истинное пророчество никогда не сбывается; это и не входит в его задачи. Его функция - задать видение и указать путь, а вовсе не описать нечто. Это символ, а не знак.

9

Сеть как утопия. На ранних стадиях существования Интернета киберкультура тематизировалась в качестве молодежной субкультуры и определялась через концепты маргинальности и "стиля жизни". Так, в "Манифесте культуры будущего" Энди Хоукса (полное название - "Манифест здесь-и-сейчас технокультурной (р)еволюции"), написанном в начале 1993 года, киберкультура мыслится в качестве одного из "пузырей" в динамической смеси субкультур, которые все вместе и составят FutureCulture. Другие компоненты этого коктейля - психоделическая, виртуальная, индустриальная, уличная культуры, рейв, постмодернизм, нью-эйджевская "пограничная наука" (fringe science) - объединяло с киберкультурой общее качество: новизна, устремленность в будущее, противопоставлявшая их "настоящему", конвенциональной культуре "отцов".

Такое видение прямо связано с демографией тогдашнего Интернета, который по преимуществу был игровой площадкой "детей" - студенческой молодежи, увлеченно экспериментировавшей с собственным сознанием, парадигмами социализации и вообще нацеленной на творчество новых форм жизни. Невиданная технология, позволявшая любому свободно транслировать свои мысли, уничтожавшая расстояния и границы и неподвластная централизованному контролю, открывала новый мир, в котором все было возможно, который можно было обустраивать "с нуля", руководствуясь воображением, а не реальностью, желанием, а не нуждой. Этот мир являлся воплощенной у-топией, негацией всякого реального топоса, скованного нормами и запретами "мира сего".

Следами такого видения являются метафоры, с помощью которых описывался Интернет: революция, колонизация, фронтир. Их общий смысл - отметание старого, застывшего, реакционного, и творение нового, живого, прогрессивного. Основанием нового мира была провозглашена идея, а не материя, творческий дух, а не косная традиция.

Характерный пример утопического подхода - "Декларация независимости киберпространства" (1996) Джона Перри Барлоу. Ее подростковый пафос - "Оставьте нас в покое!" - направлен против родителей (и государства как воплощения родительского контроля), которые живут во лжи и тщатся принудить своих детей принять эту ложь в качестве закрепленной историческим опытом истины. Сеть утверждается в качестве самостоятельной саморегулирующейся системы, не нуждающейся в опеке и противящейся всякому внешнему вмешательству. Стилистически "Декларация" восходит к Джефферсону, провозгласившему независимость молодых Соединенных Штатов от старушки Великобритании, а через него - к библейским пророкам, возвестившим начало новой эры, когда люди смогут жить не по закону, а по благодати.

10

Работа привычки. Становясь привычным, новое перестает возбуждать, волновать, притягивать, вообще вызывать какие бы то ни было эмоции. Технологии - не исключение. Холодильник, телефон, телевизор, компьютер из чуда техники меньше чем за полвека превратились в банальные "бытовые приборы". Представьте себе чувства "доинтернетовского человека", которому рассказывают про электронную почту или про ICQ! И что теперь? Мы просто пользуемся этими технологиями в своей повседневной жизни и относимся к ним как к чему-то само собой разумеющемуся. Очевидно, что та же судьба ожидает и виртуальную реальность, и домашний Интернет через спутник, и неизбежную киборгизацию, и любые другие технологические завоевания. Примечательно, что технологические инновации, реально доступные уже сейчас, воспринимаются многими скорее как фантастическая возможность, нежели как данность. Здесь действует простой принцип: "То, что меня напрямую не касается, то и не существует". Мы поразительно натренированы игнорировать настоящее. Фильтр привычки привычно отсекает все неизвестное. Столько чудес вокруг, а мы все "смотрим в экран", все "ждем новостей".

11

Гериборги. Дион Денисс в CTHEORY предсказывает, что в следующем столетии власть над миром захватят "гериатрические киборги" (сокращенно "гериборги")- то есть старцы-технократы, продлившие срок своей жизни и расширившие сферу своей телесности до труднообозримых пределов за счет использования протезных технологий и прямого включения в глобальную компьютерную сеть. Основной целью виртуальной геронтократии, этой новой мировой элиты, будет являться "расширение своих телесных и информационных привилегий и распространение их на как можно более обширный период времени". Гериборги будут сосредоточены на само-мониторинге и само-оптимизации, объектом которых могут быть их тела, эффективность протезных устройств, состояние инвестиций и защита кибер-крепостей - замкнутых и тщательно охраняемых микро-универсумах, в которых они ведут свое солипсическое, самопоглощенное существование. Интересы общества будут ими либо игнорироваться, либо эксплуатироваться для реализации своих частно-телесных и информационно-ритуальных потребностей. Общественная сфера как таковая будет восприниматься гериборгами как зона, постоянно чреватая опасностями для их благосостояния и угрожающая самому их существованию. Естественно, что на первый план выйдут проблемы защиты-безопасности на всех уровнях: личном, общественном, финансовом и проч.

На первый взгляд, это кажется мрачной фантазией в духе киберпанка. Следует, однако, принять во внимание, что в современном мире информационные технологии, деньги и власть все чаще оказываются синонимами. Вспомним хотя бы историю Билла Гейтса или прошедшие выборы в Думу: выигрывает тот, кто владеет технологией, - не важно, продает он ее или использует. Кибер-элита, как и любая элита, ищет методы сохранить и укрепить свое привилегированное положение. Защиту своих интересов она осуществляет через вытеснение или поглощение конкурентов на рынке, установление институций, закрепляющих ее авторитет, судебные преследования вольных или невольных противников. Старея, представители кибер-элиты естественным образом станут искать способы фиксации сложившегося status quo и продления своих привилегий за пределы нормальной человеческой жизни. Киборгизация тела и виртуализация сознания (наряду с использованием био- и нано-технологий, крионикой и проч.) - вполне логичное решение этой задачи. Разумеется, это решение является осмысленным лишь в рамках системы ценностей, ориентированной на поддержание и консервацию индивидуального "я". Приверженность таким системам в наше время отнюдь не редкость.

12

Нематериальность электронной среды. "Мир состоит из атомов и пустоты", - сказал Демокрит. Между каменными плитами, из которых возводились пирамиды, и битами с байтами, являющимися строительным материалом Сети, с точки зрения физики, нет принципиальной разницы. И то, и другое - лишь конфигурация элементарных частиц.




© Евгений Горный, 1999-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность