Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность




О  ГЕСТБУКАХ


Имэйл родил Юзнета. Юзнет родил Гестбука.
Роман Лейбов.
3,14159265358 колен Рунетовых

1

На слово guestbook Альтависта выдает 9.421.538 ссылок. Уже одно это свидетельствует о чрезвычайной популярности явления, этим словом обозначаемого. Кстати, само это слово, как и многие другие, относящиеся к сфере интернетовской терминологии, прочно вошло в русский язык в своей исходной англоязычной форме. Его альтернатива - "гостевая книга" - хоть и звучит по-русски, но, как водится, длиннее оригинала на целых четыре слога. В условиях стремительного темпа сетевых процессов (в том числе и разговорных), когда люди стараются экономить время и место везде, где это возможно, английский термин мирно сосуществует с русским, даже опережая его по частотности употребления.

Так, поисковая система Яndex на "guestbook" дает 77.891 ссылку, а на "гостевую книгу" - 71.466, что свидетельствует о том, что оба термина употребляются практически на равных. Если же принять во внимание, что написание "гестбук" (русскими буквами) встречается, согласно Яndex'у, 3665 раз, то победа "гестбука" над "гостевой книгой" кажется почти очевидной.

Следует, однако, учитывать то обстоятельство, что язык стремится обойти неудобства, причиняемое ему собственными словами, именуя одну и ту вещь многими разными способами. Синонимами "гестбука/гостевой книги" могут, в частности, являться:

  • форум (243018)
  • отзыв (118776)
  • дискуссия (89960)
  • книга отзывов (16651)
  • книга жалоб и предложений (6)

В скобках указано количество документов с этими словами, которые находит Яndex. Конечно, далеко не во всех случаях они обозначают именно "гостевую книгу"; многозначность слов не позволяет выяснить точную статистику распределения, но степень "популярности" тех или иных слов и словосочетаний поисковая машина определяется достаточно наглядно.

Встретилось мне и такое написание - "Гостевая книга Guestbook". "Guestbook" здесь из иноязычного синонима "гостевой книги" парадоксальным образом превратился в ее название. Вспоминается надпись на ценнике в одном московском магазине: "Эстонская сметана Хапукур". Hapukoor по-эстонски значит "сметана".

Можно выдвинуть гипотезу, что "гестбук" и "гостевая книга", обозначая одно и тоже, имеют тенденцию различаться сферой употребления. "Гостевая книга" относится больше к формальному ("высокому") и нейтральному стилю, а "гестбук" - к разговорному, "низкому". Мы пишем "гостевая книга", а говорим "гестбук".


2

Для многих - гестбук это именно "речь", а не "текст", а писание в гестбук - не "работа", а естественный способ общения - существования в виртуальном мире.

    Я печатаю вслепую и не редактирую текст. Это живая речь, сделал что-то, сообщил, отчитался. У меня это совсем не занимает времени. А писать статью - это страшное мучение, я никогда не могу закончить.

    (Леонид Делицын, в беседе с автором по ICQ, 25.03.99)

О различии между "говорением" и "письмом" в сетевой сфере писал в свое время Дмитрий Манин, не касаясь, правда, гостевых книг, которые в то время были еще новшеством и редкостью. IRC и чат противопоставлялись им Юзнету и Паутине как различные лингвистические среды, в одной из которых доминирует установка на разговорную речь, а в другой - на литературный (письменный) язык.

Эту же идею, хотя и в других терминах, развивает Роман Лейбов (между прочим, сам обитатель многих гестбуков):

    Все виды интернетовской деятельности, связанные с естественным языком, можно разделить на "холодные" и "горячие". "Холодные" организованы по принципу мертвого текста - он где-то лежит, я могу прийти и "взять" его, а уж потом с ним что-то делать - читать с экрана, распечатывать, декламировать перед девушками. "Горячие" - когда новые высказывания продуцируются в процессе обмена информацией между людьми, то есть, актуализирующие нетекстовый полюс языка (обычно связываемый с устной речью). "Если говорить о ситуации, сложившейся на начало 90-х годов, то преобладали "горячие" - e-mail и его общественно полезные клоны, давшие гигантскую культуру Usenet'a; talk и явившееся развитием его irc. Это связано было с несколькими обстоятельствами - технически тут значение имел архаизм ftp (1970-е все-таки), оперирующего не понятием "текста", а понятием "файла", не очень ориентированный вообще на языковую деятельность и требующий слишком больших усилий для поиска нужного тебе словесного произведения. Появление Gopher'a сигнализировало о культурном конфликте такой ситуации с запросами аудитории, появления WWW резко и кардинально сменило парадигму. В центре оказалось именно понятие текста, "холодная" среда "лежащих" и ждущих "посетителя" страниц (ассоциации с гаремом у меня всегда возникали). "Горячие" виды языковой деятельности переместились в область "частной жизни" (mail, irc). Риторический Usenet, совмещавший публичность, горячую полемичность и почти онлайновую скорость выпадов и ответов, пришел в запустение. Показательным образом, новые поколения пользователей, приходивших в Интернет в 90-е все меньше внимания уделяли Usenet'у - основной среде публичного риторического творчества предыдущего поколения. Собственно, чтоб не писать подробного трактата, просто укажу на своеобразную компенсаторность гостевых книг и чатов, призванных сделать погорячее стремящуюся все в себя втянуть среду www. Обратим внимание на то, что первая русская гостевая (КЖП Манина) делалась еще во время юзнетовского процветания и людьми, прямо с той средой связанными. Интересно, что делалась она по совершенно другой модели (без threads, Шишков, прости, не знаю, как перевести). Это рассуждение, конечно, грешит теоретичностью, речь же идет о простой вещи - человек приходит в Интернет не только, чтобы смотреть на баб голых и Эшера, слушать Бетховена и Бэкстрит бойз. Он приходит слушать и говорить, а то, в какие технические условия он попадает и как их потом видоизменяет - это, собственно, и составляет историю сетки.

    (Роман Лейбов в электронном письме автору, 28.03.99)

Если одни считают гостевые книги наиболее живой ("горячей") частью Паутины; то другие идут еще дальше, прозревая в гестбуках новую форму литературы.

Георгий Жердев (5.01.98):

    Меня посетила мысль, что сама эта дискуссия уже является образцом одной из возможных форм сетературного искусства - такой развернутый во времени диалог двух традиционных персонажей: поэт и демон, белый и рыжий клоуны. Диалог, который родился, формируется, живет и дышит прямо на глазах у зрителя. То самое ДИНАМИЧЕСКОЕ произведение, которое имеет и завязку, и сюжет и пока еще не имеет финала, хотя, тем не менее, интересно многим. Насыщенное ассоциациями, подверженное преходящим настроениям своих авторов и в то же время не теряющее (пока, во всяком случае), своего основного стержня.

    В литературе форма произведений-диалогов достаточно стара и распространена. Но диалог на бумаге - это всегда уже воспоминание, труп когда-то существовавшего процесса. Мы в любой момент можем заглянуть на последнюю страницу и выяснить, чем закончилось дело (и, возможно, что после этого сама книга нам тут же наскучит). Отсутствует интрига ДВИЖЕНИЯ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ. Пожалуй, только Сеть может предоставить читателю возможность наблюдать сам ПРОЦЕСС.

    (Дискуссия о сетературе, том 4.)

Гестбук мыслится если не высшим выражением сетевой литературы, то по крайней мере, полигоном, где испытываются ее возможности. Характеристики гостевой книги и сетературы совпадают (с тем лишь отличием, что образцов сетературы мало и они мало кому интересны, а гостевые книги - форма живая и привлекательная для многих). Вот эти характеристики, согласно Г. Жердеву:

  • распределение произведения во времени (произведение как процесс);
  • распределение в пространстве (гипертекст, позволяющий ссылаться = включать в произведение любые другие произведения);
  • распределение авторства (коллективный автор, возможность для читателя в любой момент стать автором и влиять на развитие "сюжета");
  • распределение точки зрения (множество "идеологий" в рамках одного произведения).

Сетература (и гестбук как одна из ее форм) определяется, таким образом, как искусство нелинейное, динамичное и многоавторское. Это игра, в которой может участвовать любой, кто понимает (и принимает) ее правила. Важнейшие элементы этой игры - размывание речевой модальности (непонятно, в шутку или всерьез говорится нечто), мистификация (непонятно, кто именно говорит, кто скрывается за именем или псевдонимом), подрывание возможности однозначного прочтения (непонятно, что именно утверждается или отрицается). Если добавить к этому смешение речевых жанров (трактат, панегирик, стихотворение, реклама, оскорбление, шутка и т.д.), то мы увидим, что гестбук - это виртуальная ярмарка, масленица и карнавал.

В полной мере все это продемонстрировала "Гостевая книга Буратино" - своего рода мета-гестбук: пародия на обсуждения, проходящие в Сети, и пародийное обсуждение самого этого обсуждения. Цитировать не буду, кому интересно, посмотрите сами. Скажу лишь, что, по моему мнению, это одно из самых глубоких и самых веселых произведений русской сетературы.


3

Когда элемент искусства-игры исчезает (что зачастую и происходит в гестбуках), достоинства сетевых словесных форм легко оборачиваются недостатками. Текст начинает казаться избыточным, бессвязным и малосодержательным.

Впрочем, многое здесь зависит от склада характера - то, что вызывает восторг у одного, другого отвращает и раздражает. По своему отношению к гостевым книгам обитатели Сети довольно отчетливо распадаются на две категории. Одни любят гостевые книги и охотно в них пишут, другие - ненавидят и не пишут никогда.

Вот что сообщает о своем отношении к гостевым книгам известный сетевой дизайнер Артемий Лебедев:

    Я ненавижу гостевые книги в любом их проявлении. Гостевая книга - это выгребная яма для потока бессмысленных мнений. В истории Интернета еще ни одна гостевая книга не превратилась в Чукоккалу. Писать в гостевую книгу - все равно что писать на радио, на ТВ или в газету: "Дорогая редакция..."

    Именно поэтому я никогда, нигде, ни при каких обстоятельствах не пишу в гостевые книги. Если у меня возникает необходимость сообщить что-то авторам того или иного проекта, я пишу им лично.

    Вы увидели в гостевой книге запись, оставленную от моего имени? Это не я. Любой может вписать мой e-mail и имя в поля для записи и оставить комментарий любой степени глупости. Я не в состоянии влиять на это.

    Как я узнаю об этом? Примерно два раза в неделю я получаю письма от незнакомых мне создателей сайтов с текстом типа: "Я все понимаю, но зачем же в таком тоне говорить о моем сайте" или еще как-то. В таком случае я знаю на все 100 - я могу зайти на сайт, найти там гостевую книгу и в ней обнаружить запись от моего имени с идиотским комментарием.

    Если подобная запись появилась в вашей гостевой книге - сотрите ее, пожалуйста.

    Спасибо.

    (О гостевых книгах)


4

Гостевая книга может быть и салоном, где обсуждают новости и обмениваются остротами, и ярмаркой-карнавалом с блинами и медведем-эквилибристом, и подъездом, где пахнет мочой, а стены исписаны похабщиной. Уровень интересности гестбука зависит как от обсуждаемой темы, так и от круга людей, участвующих в обсуждении.

Существуют до сих пор никем точно еще не установленные параметры, задающие оптимальное соотношение широты темы и количества людей, участвующих в ее обсуждении. Слишком широкая тема (к примеру, отзыв на все материалы сайта) провоцирует на бессодержательные реплики типа "cool" и "sucks"; слишком узкая (обсуждение конкретной статьи или события) - быстро исчерпывается и затухает. Если участников слишком много - связной беседы не получается, а получается какой-то Вавилон, где все говорят одновременно и никто никого не слушает. Слишком мало - это уже не гестбук, а публичная переписка из двух углов.

По-видимому, тема должна быть достаточно абстрактной (например: политика, литература, новости Интернета) и при этом привязанной к какому-то обновляемому ресурсу (или регулярно пишущему автору), который постоянно поставляет все новые и новые материалы для обсуждения.

Примеры успешных гостевых книг, подтверждающих эту гипотезу:

Подобные дискуссии собирают вокруг себя более или менее постоянную публику и могут длится годами. Когда какие-то темы исчерпывается, на смену им приходят другие, которые находятся в том же тематическом поле, отчасти опираясь на новые опубликованные материалы, а отчасти самозарождаясь в потоке обсуждения.


5

Гостевая книга, как и любая другая форма сетевого общения, имеет свои правила хорошего тона, свой этикет. Вот как описывают его анонимные американские авторы.

    Гостевые книги - это место, где посетители веб-сайта могут оставить информацию и отзывы для владельца веб-сайта. Это дает последнему возможность увидеть, кто именно посещает его веб-сайт и ответить этим посетителям. <…>

    Руководство по пользованию гостевыми книгами:

    1. Оставляя запись в гостевой книге, пишите конструктивно и с уважением. Скажите людям, что вам нравится и что не нравится в содержании и оформлении их сайта.

    2. Не включайте в свои отзывы большие графические файлы. Гостевые книги предназначены для того, чтобы посетители оставляли там отзывы, а не картинки. Графика слишком долго грузится, и большинство людей, заглянувших в гостевую книгу, могут потерять терпение и пойти в другое место.

    3. Избегайте набирать текст одними заглавными буквами. Такое оформление текста в электронном общении означает, что вы кричите.

    4. Отправляйте свою запись в гостевую книгу только один раз. Дублирование записей одним и тем же лицом утомляет и раздражает. Это называется "гестбучным спамом" и считается недопустимым.

    5. После того, как вы что-то написали в чью-то гостевую книгу, рекомендуется вернуться в нее и посмотреть, как выглядит ваша запись. Пока вы здесь, кликните на ссылку, ведущую на еще какую-нибудь гостевую книгу или домашнюю страницу.

    6. Если кто-то оставил запись в вашей гостевой книге, сходите на его веб-сайт и оставьте запись в его гостевой книге.

    7. Гостевая книга доступна для просмотра любому. Использовать оскорбительные выражения недопустимо - это означает проявлять неуважение к владельцу гостевой книги и ее читателям. Старайтесь, чтобы ваши отзывы были разумными и благопристойными.

    8. Интернет дает доступ кому угодно, и никогда нельзя знать, кто именно прочтет то, что вы написали. Немного подумайте и изложите свои мысли ясно и понятно, чтобы читателю не нужно было долго разбирать, что именно вы хотели сказать.

    9. Самое важное правило "гестбучного этикета": Помните, что за гостевой книгой стоит человек. В онлайновом общении очень легко забыть, что вы общаетесь с реальными людьми, которые испытывают настоящие чувства. Выражать свои взгляды и мнения - это хорошо, однако нужно принимать во внимание чувства других людей.

    (http://guestworld.tripod.lycos.com/beourguest/Etiquette/etiquette.cfm)

Десятый пункт составители руководства по этикету гестбуков предложили сформулировать публике. Публика откликнулась с энтузиазмом - на момент написания этой статьи в гостевой книге при руководстве имелась 1961 запись. Если хотите, можете внести свою лепту.

В России, конечно, другие нравы и другие представления об этикете. Американская политкоректность кажется нам смешной. Мы терпимо относимся к мату. Не социальные конвенции нас волнуют, а истина и правда. Мы мало озабочены проблемой общедоступности и корректности высказываний. В центре внимания у нас - соотношение творчества, виртуальности и свободы. Приведу (слегка отредактировав) фрагмент из уже цитированной переписки с Леонидом Делицыным:

    В древние времена люди были ограничены привязкой к месту - они могли общаться только внутри замкнутого пространства. К тому же в случае чего говорящему могли дать в морду. Это налагало на процесс общения пространственные и тематические ограничения и формировало нашу идеологию. Человек не мог послать N. на ***, потому что он седой; не мог критиковать начальника, спрятавшись под псевдонимом; не мог плодить виртуальных личностей и говорить от их лица и т.п.

    Интернет, помимо большей свободы общения для реальных людей, дал личности возможность плодиться - размножать свои виртуальные "я" или выступать от лица другого. Как Монтанелли, который одной рукой наезжал на Овода, а другой его же зачинал.

    Короче говоря, ограничения на общение оказались резко сняты. Мы все как бы очутились в непривычном enviroment'е. Где возможно, например, послать на *** Кириенко.

    Это породило совершенно иной стиль дискуссии. Гораздо более прогрессивный. Потому что в мудака начинают кидать помидоры немедленно.

    Но это принесло и проблемы - кидать помидоры стали просто из интереса. Или просто чтобы заткнуть рот.

    Отсюда возникла модерация. Что дальше? Смотри - у ЖитинскогоЛито - Е.Г], например, сосуществуют а) модерируемый гестбук, б) немодерируемый гестбук. Оптимального нет. Оптимальным оказалось сочетание.

    (Леонид Делицын, в беседе с автором по ICQ, 25.03.99)


6

Проблема оптимальных форм организации дискуссий, затронутая Делицыным, особенно меня занимает. Как редактор сетевых журналов я не раз сталкивался с нею, и всякий раз она решалась по-разному. Долгое время в Журнале.Ру, которым я заведовал, дискуссий не было вообще. Потом мы завели общую гостевую на весь журнал. Выяснилось, что это не очень удобно, поскольку непонятно, кто и по какому поводу пишет, а желающему высказаться по конкретной публикации приходится делать несколько лишних кликов (что в условиях плохой связи часто отбивает всякую охоту высказываться). В июне 1997, когда вышел 5 номер ZR, к каждой статье был приделан свой отдельный гестбук. Это вызвало неоднозначную реакцию у читателей, некоторые посчитали это избыточным, но потом как-то свыклись и всем стало нравиться. Этот принцип был распространен на другие разделы журнала. В случае, если материал был более или менее однороден тематически, делался один общий гестбук; если же он распадался на индивидуальные темы, то гестбуки заводились по их числу.

Это было удобно. Но с ростом количества гостевых книг становилось все труднее их модерировать - на это стало уходить слишком много времени. Кроме того, обсуждения стали распыляться и в них стало трудно ориентироваться.

В Русском Журнале, куда я перешел работать, гестбуки были сделаны по образцу ZR. Сначала все казалось нормальным, но потом возникли те же проблемы - старые обсуждения вместе со статьями уходили в архив, линия дискуссии прерывалась, и все стало казаться каким-то временным и случайным. Встал вопрос поиска новых, более адекватных форм. В ходе редакционных обсуждений я написал две заметки, которые в слегка отредактированном виде приводятся ниже. Их отличие от всего, что уже говорилось, в том, что здесь проблема гостевых книг рассматривается не с точки зрения их участника, а с позиции издателя. Сформулированные в этих заметках концепции противоречат одна другой; какой путь решения проблемы более правильный, я не знаю.


7

15 февраля 1999

Модное слово интерактивность или, по-русски, "взаимодействие" применительно к электронным изданиям обычно означает возможность для читателя высказываться по поводу опубликованных в издании материалов. Предполагается, что читатель не пассивно воспринимает содержание статей, а вносит свой вклад в отыскание истины или, по крайней мере, построение каких-то смыслов.

С одной стороны, это напоминает давно известный в журналистике жанр "писем в редакцию", с другой - обладает рядом отличительных особенностей: незамедлительность реакции, возможность подписываться псевдонимом или вообще не подписываться, отсутствие редакторского контроля над публикуемыми высказываниями.

Кроме того, реализация принципа интерактивности в значительном объеме приводит к тому, что статья теряет свой самодостаточный характер и становится поводом для читательских излияний. Дискуссия же, напротив, обретает статус многоавторского произведения, обладающего собственной содержательной значимостью. Статью и дискуссию объединяет (в принципе) обща тема, различают же - количество авторов и наличие либо отсутствие оплаты за публикацию.


Зачем это надо?

Для издания наличие интерактивных отзывов полезно, если

  • Мы хотим узнать мнение публики по тем или иным вопросам, которые ставятся в публикациях (зондирование общественного мнения)
  • Увеличить посещаемость сайта (привлечение публики дополнительным сервисом)
  • Для публики, в свою очередь, дискуссия полезна возможностью "сказать о наболевшем", "выпустить пар", реализовать потребность в коммуникации и экспрессии.

Кто пишет?

Если мы проанализирует состав пишущих в гостевые книги на неспециализированных сайтах, то увидим, что

  • Круг этих людей достаточно узок;
  • Выделяется ядро постоянно пишущих активистов (как правило, это те, кто активно участвует и в других дискуссиях) - это либо пассионарии от идеологии, которые "знают, как надо" и маниакально высказывающие одни и те же идеи независимо от темы дискуссии, либо бонмотисты, для которых "как" важнее, чем "что";
  • Пишут также люди, испытывающие проблемы с общением в повседневной жизни (живущие за рубежом и/или в чуждой социокультурной среде).
  • В последнее время усилилась деятельность "спамеров-диверсантов" - людей, сознательно засоряющих гостевые книги не относящимися к делу текстами, ругательствами и саморекламными материалами;
  • Реже всего пишут люди, которым действительно есть, что сказать по обсуждаемой теме; часто их отпугивает "шум" и они уходят.

Вывод: дискуссии "по делу" редки; даже когда они имеют место, процент "шума" достаточно велик; дискуссии имеют преимущественно психотерапевтическое значение для участников.


Что обсуждают?

  • Не статья и не тема, а частные, второстепенные моменты;
  • Реплики других участников (переход на личности и полный уход от темы);
  • Зачастую вместо обсуждения - скрытая или открытая реклама (своих идей, проектов, продуктов, имиджа).

По тому, на каких моментах заостряется дискуссия, можно судить об актуальности той или иной темы. Как правило, хорошо и аргументировано написанная статья дискуссию не вызывает. С другой стороны, полный бред также обычно не обсуждается.

Чтобы вызвать дискуссию, статья должна быть достаточно провокативной и содержать спорные утверждения относительно общеинтересных тем.


Проблема адекватности форм

Формы реализации интерактивной связи с читателем должны выбираться соответственно задачам, которые ставит перед собой издание.

Рассмотрим наиболее распространенные на сегодняшний день формы интерактивности. (Не касаясь кастомизации и голосовалок как форм, где один из элементов взаимодействия вырожден).

  • Гестбук (то, что в РЖ сейчас) - реплики записываются одна за другой в отдельный файл;
  • Веб-борд (конференция по типу Юзнета) - реплики записываются в отдельные файлы, каждая имеет свой заголовок и тему, есть общий индекс постингов с очевидной иерархией тем, поддтем, реплик, и реплик на реплики (пример - Перекресток);
  • Список рассылки (mailing list) - имеет известное количество участников, осуществляется посредством электронной почты, иногда автоматически публикуется в гипертекстовом виде в Сети; различаются модерируемые и немодерируемые списки рассылки, а также информационные (от "издателя к потребителю") и дискуссионные ("участвуют все подписчики");
  • Чаты ("болтовня") - дискуссия происходит в реальном времени, может быть модерируемой или немодерируемой, происходить только в данный момент или записывать, а впоследствии редактироваться и публиковаться в Сети.

Оптимальная форма

Оптимальная форма интерактивности, которая выполняла бы не только психотерапевтическую функцию по отношению к участникам, но и позволяла производить осмысленный и бесплатный контент, должна обладать двумя характеристиками:

  1. Жесткой привязкой к теме
  2. Тема должна формулироваться как тема, а не как название статьи. Статьи, обсуждающие одну тему, привязываются к одной и той же дискуссии (и ссылки на них даются в начале самой дискусии).

  3. Наличием модерации
  4. Модерация необходима. Публикации реплик в ГБ могут происходить сразу же, а редактирование или уничтожение бессмысленных или оскорбительных реплик осуществляться модератором время от времени. Либо - все постинги должны сначала попадать к редактору (не появляясь на странице) и обнародоваться только после модерирования. Оба варианта предполагают наличие модератора (которым естественно может являться редактор соответствующей рубрики) и технических средств модерации.


8

11 Марта 1999 г.

Размышляя о гестбуках, я зашел в тупик - не понимаю, как можно разумно связать отзывы к конкретным статьям с дискуссиями на общие темы и все это вместе собственно со статьями. Дело в том, что, как мы знаем из опыта, дискуссии в гестбуках развиваются достаточно алогично и почти никогда не следуют изначально заявленной теме, постоянно норовя уйти в плетение боковых ассоциаций, выяснение отношений между участниками и прочие несуразности. Это одна из причин, по которым идея дедуктивного исчисления тем для обсуждений, которую я сам же некоторое время назад и выдвинул, вызывает у меня все большие сомнения. (К тому же и в статьях бывает больше одной темы - выводя "главную", мы на самом деле, уже предлагаем читателю интерпретацию - которой он инстинктивно противится). Логичная структура форума - это, так сказать, насилие над природой коллективной речи. С другой стороны, отказаться от всякого контроля над дискуссией - значит похоронить ее в качестве составляющего элемента издания. Следует отыскивать средний путь, который позволил бы направить поток, не подавляя его спонтанности.

Варианты, которые приходят на ум:

  1. Оставить отзывы к статьям как есть, а помимо них сделать форумы по темам, совпадающим с разделами журнала (политика, книги, образование, неткульт и т.д.); внутри этих общих форумов дать возможность заводить дискуссии по более конкретным темам. Отзывы на статьи и тематические форумы, в принципе, должны, пересекаться лишь отчасти - в одном случае, это скорее, критика текста, в другом - текстуализация темы. Хотя, опять-таки, жизнь часто не хочет слушаться теории и поступает с точностью до наоборот.
  2. Можно, с другой стороны, попробовать ликвидировать отзывы к конкретным статьям и все же попытаться задать темы форумов так, чтобы мысли читателей по поводу конкретных текстов легко ложились в предначертанные тематические борозды. Здесь, однако, нас подстерегает трудность, о которой говорилось в начале: любая статья - это пучок тем (или, по крайней мере мотивов, которые могут быть развернуты в темы); механическое соотнесение текста и темы противоречит духу гестбука (который, на самом деле, вообще не нуждается в предзаданной теме, а сам ее порождает по ходу дела). Таким образом, будет неправильно давать ссылку из статьи на конкретный тематический форум, читатель должен иметь возможность выбрать его сам. Но для этого ему нужно сделать лишний клик! Можно, конечно, вместо кнопки "Отзыв" давать в конце статьи выпадающее меню с перечнем важнейших (или самых подходящих) тем, что облегчит переход к форумам, но окончательно проблему не решит - поскольку это есть усложнение структуры, а оно почти всегда губительно.

Оба решения, как мы видим, проблематичны. Но апория здесь мнимая. В ее основе - нечеткая начальная посылка, смешение значений термина. Итак: чего мы хотим? Осмысленных суждений, которые будет дополнять и развивать то, что говорится в статьях? Или чтобы сетевые пикейные жилеты чувствовали себя комфортно и могли болтать о чем заблагорассудится, не озабочивая себя логикой и смыслом? Две названные функции сетевого интерактива совмещаются очень плохо, если совмещаются вообще.

Поэтому третий, и самый радикальный вариант - пусть все идет, как идет; не важно, как конкретно - структурно и технологически - будет выстроен интерактив. Пусть сетевая публика оттягивается, как хочет (модератор следит лишь за тем, чтобы не было ругани и откровенных провокаций и забанивает откровенных хулиганов). Самому журналу это не нужно, это нужно публике. Журналу нужен осмысленный контент, за который он к тому же не платит денег. Его легко можно получить, не организуя дискуссии, а просеивая их. Просто сортировать post factum и выбирать из навоза жемчуг. От первых двух этот вариант отличается тем, что структурирующий момент располагается здесь не в начале, а в конце процесса. Кроме того, происходит перераспределение иерархических позиций: редактор-модератор из уборщицы- посудомойки и мальчика на посылках превращается в ваятеля, извлекающего из бесформенной массы осмысленную структуру. Т.е. все дело в том, кто смеется последним.


9

Гестбук - это народная сетевая культура (одна из ее форм).

Народность определяется степенью вовлеченности.

Народ - явление агрегатное.


10

Зачем подливаем масла в огонь; зачем возвышаем голос там, где надо молчать?


Впервые опубликовано в: Internet. - Москва, 1999. - #15.


© Евгений Горный, 1999-2017.
© Сетевая Словесность, 2000-2017.

Дискуссия о сетературе






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность