Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Егор Чужак

Книга отзывов. Архив 1



Архивы:  21.11.10 (1)  



21.11.10 03:22:14 msk
ЧЕ (chuzhak@mail.ru)

МестоИмениЯ


Честное слово.
Частное дело.

А.  Макаров-Кротков

Почему я не заведу себе блог

Почему я не заведу себе блог? [жену или собаку. Да всё потому же_]
Какой-нибудь завалящий бложишко?
На "мэйлру".
На "элджи".
"Ф кантакте", на.
Со сцылочками, "френдами" и "камрадами", яркими картинками и чёрствым домашним порно.
Все мои товарищи уже давно "обложились".
Даже поэт Серафим Хэ.
Даже мой недалёкий друг - претенциозный эстет и интеллектуальный монах Еузебиус Мандишевский, - даже он, забросив чтение Торы и прибыльную торговлю филологическими шпильками, презрев кошер и семитскую кастовость, - даже он просит у меня по субботним вечерам совета в устройстве своего виртуального быта.
Да нах надо_

Да нех делать!

У меня старый компьютер с паршивой dialup-связью. А ещё мне страшно лень писать блог (и - лень, и - страшно): мне всё время кажется, что это какая-то ответственность, а я - безответственный.
Хотя и небезответный.
Соблазн духовного экс-, и просто - гибиционизма, конечно, силён. Силён до патологии. Да вот что-то частенько в последнее время приходиться мне встречаться с примерами стриптиза душевного. А "духовное" и "душевное", - как учат нас не только буржуазные протестанты, но и сама жизнь - это разные понятия. А мой прошлый опыт письма, к примеру, личных подростковых дневников подсказывает, что такой соблазн бывает мимолётен, а по прошествии времени и постыден.
А мой опыт прочтения чуЖЖих - пристрастен.
Только не будем  смешивать тут гордость и гордыню! - кричат мне чужие "Записки из подлобья"
Эрекцию и страсть! - не станем тут мешать.
Это разные вещи.
Может, ещё и заведу.

Может, ещё и заведу

Может ещё и заведу.
А а пока я позволяю себе безнаказанно транжирить [и тиражировать] свои фантазии о тех словах, которые писали бы в своих блогах те авторы, которых я сейчас читаю.
Стефан Цвейг, который почему-то закончил жизнь самоубийством, и писал бы сейчас беллетризированную биографию Сталина. Гитлера или Солженицина.
Но не завёл бы свой блог.
И Мао Цзе-Дун, к примеру, не стал бы.
А Марина Цветаева?
Мандельштам!
ЖЖ Бродского_ Любопытно.
Зашкаливающий аккаунт Пруста.
Отсутствие "френдов" у Леонида Андреева.
Гнида Бабель в перерывах между партийными чистками.
Чудовищно несмешной Гоголь, ежедневно переписывающий свои "посты".
Серая, шёлковая пошлость Чехова.
Уже скучно.
Ас Пушкин! - закрутил бы в пике целую череду любовных интриг, ехидных розыгрышей и блистательных мистификаций, будь у него "беспроволочный" интернет! 
Однако самым выдающимся блоггером стал бы, конечно, Вас.Вас.Розанов, не расстающийся с ноутбуком даже сидя в сортире.

Многие мемуаристы

и авторы слишком ранних воспоминаний, да и просто писатели букв - оправдываются: мол, ничего не могу с собой поделать!
Простите, господа - пишу!
Даже сидя в сортире.
Недавно я взял с полки почитать (конечно - перечитать) хрестоматийно-совецкую "Ни дня без строчки" Юрия Олеши. Там у Олеши очень много таких вскриков и самоокриков, типа "а может я графоман?", "определённо, я - графоман!" или "пускай я графоман! Но_".
Это раздражает.
Мне хотелось порой крикнуть автору между строчек, через века, через прутья лет: "Да ладно вам, Юрий Карлович! Кокое какетство - обвинять себя в графомании! Ведь теперь вам можно всё: "Три толстяка" написали? Переиздали? Экранизировали? Два раза. Уже хорошо! В детстве мы все очень любили эту сказку_ Да и сейчас_ Если под водочку и хорошую закуску_"
Что за глупые шутки.
Это самозванство не даёт покоя.
Самозванство у русских [литераторов] в крови. В крови, да. Лжедмитрий. Лжевова. Лжевася. Цзебеатлес. Майский лай. Тотальный чёс до первого мента. Чувство зыбкости окружающего успеха и боязнь быть разоблачённым заставляет оправдываться заранее. А потом ещё и извиняться за оправдание.
Не боль рождает литературу, но писатель.

+ + +

Двадцатилетняя Марина Цветаева в предисловии к своей третьей книжке писала, - и как всегда немного, на мой взгляд, - истерично причитала:
"Пишите, пишите больше! Закрепляйте каждое мгновенье, каждый жест, каждый вздох! Но не только жест - и форму руки, его кинувшей; не только вздох - и вырез губ, с которых он, лёгкий, слетел.
Не презирайте "внешнего"! Цвет ваших глаз также важен, как их выражение; обивка дивана - не менее слов, на нём сказанных. Записывайте точнее! Нет ничего не важного! Говорите о своей комнате: высока она или низка, и сколько в ней окон, и какие на них занавески, и есть ли ковёр, и какие на нём цветы?..
Цвет ваших глаз и вашего абажура, разрезательный нож и узор на обоях, драгоценный камень на любимом кольце, - всё это будет телом вашей оставленной в огромном мире бедной, бедной души".

+ + +

Отлично!
С этого и начнём.
С обивки глаз, с ножей, с выреза губ_
Губ для слов.
Подумал я.
Вернее - продолжим.
Как вдруг встретил в мандельштамовской "Египетской Марке" ранее незамеченные строки: "Уничтожайте рукопись, но сохраняйте то, что вы начертали сбоку, от скуки, от неуменья и как бы во сне. Эти второстепенные и мимовольные создания вашей фантазии не пропадут в мире, но тотчас рассядутся за теневые пюпитры, как третьи скрипки Мариинской оперы, и в благодарность своему творцу тут же заварят увертюру_"

+ + +

Итак - сбоку.
На полях, значит.
Ad marginem.
Ad libitum.
Ad_ И ведь вправду жаловались коллеги, что любопытно бывает, однажды, неприветливой ночью добравшись, наконец, до компьютера с выходом в Интернет, поглядеть на всю эту пургу. Кое-что даже попытаться перечитать. Так, "по диагонали". А потом взять, да и выкосить [вырубить] всю Книжку Отзывов под корешок, - так, несгоряча, - предварительно сложив-таки все накопленные косяки-окоски в "буфер обмена".
Со смутным намерением когда-нибудь открыть.
Ведь эта же_ м-м-м_ функция, - говорили писателЯ, - "работает!"
Тавтология получается.
С "туфтологией" вместе: буфер обмена! - у меня лично ни х** не сработал как надо.
Сработал Буфер Обмана.
А за удаление ранее начириканых текстов - внимательно читайте "Договор О Публикации в СС" - за всё рано или поздно нужно платить!
Ладно хоть - денег.
Итак, всё пропало в прокуренном мозге старенького "пенька". Прально советовал толстый и красивый, седой и опытный, старый "пользователь" Саныч: не кури за компьютером!: никотин же с дымом же оседают же на полупроводках-контактах, и - проч.

Но пока ещё светится монитор уже не существующей фирмы GoldStar!.. (Почему-то отчётливо помню те морозные и солнечные деньки периода её (фирмы) всемирного ребрендинга: посленовогодние прогулки по Кремлю, по окрестностям Китай-города с Леной и её тамбовским братом Серёгой. На каждом уличном столбе висели красно-жовтые флажки: "LG - новое имя GoldStar!". Запрокинув голову, я пил джин "гордонс" прямо из горлышка).
А что-то давно это было... И значит - неправда.
Но монитор-то ещё работает, хотя и начинает порой ехидно подмигивать ядовитыми кислотными оттенками.
И у системного блока по кличке Auva в любой момент может случиться заворот кишок; "винт" вообще давненько живёт своей жизнью. Что-то внутри его скрипит и ворочается, кряхтит и бормочет без спросу, красная лампочка на панели моргает, кнопки rezet, turbo и power давно вылетели, машина попросту включается и выключается электрической вилкой.
Зато сохранился дисковод для гибких пятидюймовых дисков.
Надо тебе?..
Корпус системного блока тоже оттуда - из первой половины девяностых прошлого.
Ещё в этой компании были: безымянный модем с уже не существующей скоростью 2400,  ручной сканер Arteс на колёсиках и визгливый матричный принтер Sitizen, который работал так усердно, что однажды столкнул (но не разбил!) своим корпусом бутылку "Московской Особой" с рабочего стола.
Бутылка упала на ковёр.
Бутылка упала на "ковёр цитат".
Получается - "ковёр-версия".
Получается очень старый анекдот: "ну-у_ котофеюшка! Ну ещё граммулечку!.."
За те деньги, которые были потрачены на эти приспособления в то время, (вполне смутное, а вовсе и не "лихое"), сейчас можно купить штук семь или двенадцать новеньких китайских ноутбуков жолтой сборки, три - просто хороших, и только один - настоящий. Плюс мобилу. Две. Нет, - лучше book-reader. И веб-камеру. И принтер, наконец.
С прицепом.
С прицелом.
Из принципа.

Итак: Апгрейд.
Плюс тотальный ребрендинг.
Кризис взрослого возраста.
Нежный страх при виде чистого листа.
Всё, что было однажды, возвращается вновь: при случае Автор решил выкладывать в своей Книге Отзывов в СС все буквы, накопившиеся на твёрдом диске памяти своего компьютера.
Исключительно из практических соображений: в силу недоверия к современным носителям информации, как то: часто теряемые флешки, хрупкие и сыпучие сидидиски, плохая память и скорая кончина сотого "пенька".
В силу слабости, наконец. 
Но и этот способ хранения информации не кажется мне абсолютно надёжным!

Писать, безусловно, лучше всего пером.
Или топором.
Рубить с плеча.
А ещё_
На пишмашинке кнокать громко, спать не давать, курить-дурить всю ночь.
Принимать участие в прямом эфире блюзового концерта по заявкам на радио "Эхо Москвы".
Вдумчиво и с толком пить литр водки с тоником, звонить во все горогода, смотреть в окно на Эйфелеву мачту-мечту с поникшими-промокшими на ней под утро фонариками, или - на худой конец - видеть лишь забитую машинами автостоянку из плачущего окошка гостиницы в аэрпорту промозглых Хельсинков: погода нелётная.
Пива в буфете нет. Раки зимуют там, где зимуют греки, заперта дверь, порт приписки, и сдан билет. Сегодня замёрзнут руки, а завтра - реки. Дорога длинней чем память: порой язык - пуст, как зал ожидания. Лишь транзит - это и есть цитата: на свой же крик оглянувшись - верить, что он пронзит.
Да.
[Не]избыточные мечты.
Ху*вое было время, но насыщенное_
Впридачу завести сугубое "мыло" на северах Серверной Корейки, Америки, Европы, Китая и Украины, и очередную порцию писанины отправлять самому себе, и папковать там в папку "черновики".
И так можно, и эдак.

+ + +

"Из твоей нищеты можно было бы сделать муку, а из муки - деньги!" - сказала мне мне тут одна продавщица, бывший библиотекарь.
Какая мудрая женщина.
Кто бы мог подумать.


Да никак:

_я часто ловлю себя на варварской и детской мысли, почти желании: а что будет, когда Интернет на*бн*тся? Вот так: однажды возьмёт, и - п*зд*ц: нету тебе ни мыла, ни аськи, ни тем более скайпа. Вот шухер будет на бану-у_ А сколько народу останется не у дел! И даже пострадает. [Некто товарищ Шурик, к примеру, тот самый Шурик Корамыслов, выигравший недавно новенький netbook в безобидном конкурсе, устроенном местным злоебучим провайдером "Волга-Телеком". Я даже немного позавидовал, но - такой белой, млин, завистyou_]

Но пока что_

Но пока что обычный люмпен-пролетарский юзер, вкусив всех прелестей Сети и вдоволь набегавшись по порносайтам, наигравшись в онлайновые игрушки, - юзер этот понимает, что при переходе в реальность виртуозную можно столкнуться с другими проблемами: как избавиться от вирусов и бесследно удалить свой profile или "аффтарсский" аватар из каких-нибудь там "одноклассников", "лайфджорнал", а то ещё, не дай Бог, с "facebook`а"_
Оказалось, что это - зачастую невозможно.
И топор здесь не поможет. [_Пускай! пускай теперь они возглавляют колонну, идущих в ад: вечная жизнь им обеспечена.
Большой Брат следит за ними_]

То ли дело Книга Отзывов

То ли дело Книга Отзывов в Сетевой Словесности!
Голый текст, минимум дозволенных тегов и цветов чернил, картинки_
Стоп.
Картинки - только наложенным платежом, по просьбе читателя.
_относительная вседозволенность, мнимое чувство сопричастности к какому-то там глупому и задроченному, но неизбежному социуму, лёгкость доступа, редактуры и монтажа.
Заповедник мысли.
Кладовая солнца!

Интеллектуальный, впрочем, онанизм.

Ещё раз

Ещё раз: что я имею?
То и введу: всё, что удастся выцарапать из кластеров дряхлеющей на глазах машины: обрывки безымянных - без конца и начала - текстов; записанные на диктофон незаконченые моно-, стерео- и диалоги; рифмованные строчки; почти дневниковые записи программки "пантосвитчер" [у меня, наверное, староватая версия Punto: и это не реклама! - просто хорошая штука для забывчивых. Ой, как спасала!..];
Далее_ Всуну эпистолярную стружку; вскрытые ссылки на первоисточники, обмылки смысла_
И, конечно же - порадую всемирный гипертекст обилием пуперцитат.
[_порой меняя, впрочем, кодировки текста, с таким расчётом, что до сути любопытный потребитель доберётся, при желании, без труда.]
Вот, собственно, и всё.
А там видно будет.
Да мне уже сейчас видно: появится у меня другой_ или новый девайс, я загоню часть "букаф" туда, а всю остальную фанаберию уничтожу как класс.
Как тряхомудию.
Или наоборот.
Вдруг да и приумножу.

Но оказалось

, что вскоре после написания выше-(ниже) открывшихся строк, что те отрывки, которые мне удаётся выколупать и набрать почти без опечаток на стёршейся добела клавиатуре, вовсе не желают располагаться в произвольном порядке, но они_ м-м-м_ взыскуют!
"Взискуют", бля! - ха-ха, если представить корень к слову "искусство".
Взыскуют "из кустов"; Го-осподи Иискусстве! - и если уж не к хронологической систематизации, то, по-видимому, ещё и к какой-то другой: самому Автору ещё не до конца понятной "по-над" расположенностью, и даже просят Названия своему, почти топографическому обитанию.
И как же я был доволен! - что название ("МестоИмениЯ") сразу нашлось, (вместе с оболомком кремня для зажигалки среди табачных крошек) и при ближайшем рассмотрении оказалось подарком, однажды сделанным мне другом моей юности Стасом Клеваком, умершим от передоза на тёплых лестницах наглухо закодированного парадняка в арбатском переулке с названием, которое я позже перевёл на другой язык:
Карма.
Ниц.
Кий.
Также хочу отметить безусловное влияние на мой моск книжек и авторов, находящихся (и впредь! и буде! тогда уж и - "присно"_) в моём читательском рационе во время этого регулярного письма.
Которыми не на один час стали;
"Бесконечный тупик" Дмитрия Евгеньевича Галковского; "Зелёные тетради" Леонида Генриховича Зорина; "Бог деталей" Михаила Наумовича Эпштейна, "Записи и выписки" Михаила Л. Гаспарова, "Опыты" Мишеля Петровича Монтеня_ И даже невыносимо скучные сейчас "Камушки на ладони" гражданина Солоухина. И ряд других букв, людей и гиперссылок, которые будут обозначены по ходу действия и в своё время.
(Листал тут Литературный Энциклопедический Словарь выпуска 87 года, под общей редакцией совершенно неизвестных мне людей в поисках отчества Михаила Гаспарова. Но отыскал его пока лишь в редколлегии этого увестситого тома, с отчеством "Л." и рядом с Дмитрием Сергеевичем Лихачёвым, одна из последних книг которого - "Заметки и наблюдения. Из записных книжек разных лет", тоже была недавно мною долго и беспричинно мусолена.)
Зато на той странице, где обыскался отчества Гаспарова, я с радостью нашёл фамилию писателя "Гвездослав". Ничего о нём не скажу, а просто замечу, что бывают дни, богатые на необычные фамилии: ходил сейчас пару раз на кухню (делаю салат), так мельком видел на телеэкране ещё две чудных фамилии: Транквиллицкий и Полицернов.
И вот подумал: а ведь есть где-нибудь "человек-гиперссылка".
Допустим, про такого-то говорят: "не человек, бляха-муха, а "гипер-ссылка"!
Ведь есть же Люди-сигнатуры.
Ведь есть же в интернете универсальные аббревиатуры. 
 
IMHO.
In My Hambl Opinion.
По Моему Скромному Мнению.
Или:
Имею
Мнение:
Хуй
Оспоришь.
ИМХО: Это пускай будет мне мой подарок самому себе.
Подарком на тридцать девнятный день рождения.
Пускай эти публикации станут непропущенным уроком, вечным упрёком и личной под`ёбкой, занозой на языке, "запиской на манжете", похабным рисунком на школьной парте, моими "да мало ли что?", "а вдруг война?", "да пошли вы все на хуй!" и "детской книгой мёртвых"_ [Что-то госпожа Витухновская в последнее время часто на ум приходит, нужно залезть поглубже в Сеть, и поглядеть: чем там она?.. Хотя последняя весточка от неё была почти недавно: сдуру взявшись смотреть прошлой весной суматошный сериал "Школа", я обнаружил наличие Алины в современной СУП-культуре_ (Прально, Германика, - жрать-то что-то надо? Ответь-ка, Лера, скоко отломил тебе Первый канал за эту "чечевицу"?.. Поделись эмоцЫей.)

_Вот и матушка моя, потороша на кухне карпа, величиной с поросёнка, подливает масла: "Когда ты родился, пурга была, сугробы уж вот такие стояли!.."
Хотя мой нарколог (у меня теперь "свой" нарколог и психиатор! Рекомендую: Олег Петрович Морозов, т. 8-3414552188). Мой врач, короче, сказал, что, всё-таки, вопреки моему давнему заблуждению, - предыдущая и последующая недели (а вовсе не один месяц!) около дня рождения вовсе не являются самыми плодотворными и судьбоносными в году, но даже - наоборот.
Я прально понял, Олег Петрович?
Но я всё ещё, по инерции или привычке, начинаю оживляться осенью_
Ну да: зелёный чай, самодельный никотин, грибная диета и половое воздержание в период обновления алкогольно-джанковых клеток приносят свои [не]описуемые плоды.
Поздравим себя!
Как постоянно повторял какой-то юморист.
Значит, погнали.
А! Салат.
Про салат забыл.
Салат получился такой.
Соответственно моменту, нарекаю салат именем.
Неразбериха.
Нет, "Разбериха!".
Салат "Разбериха".
Это более оптимистично.
Никаких "не".
Сегодня. 
Тёр вручную, на тёрке, состав; одна большая свёкла; один средних размеров клубень горькой чёрной редьки; одно яблоко - крупная, душистая "антоновка"; одна, убедительных размеров морковь; один, очень мелко нашинкованый острым и длинным ножЁм, маленький и скрипучий вилочек белокочанной капусты; десертная ложка сахару, молотый чёрный перец - красный; яблочный уксус - по вкусу; можно ещё пару помидоров, но я забыл_ Масло желательно оливковое. Лук или чеснок. Некоторые, по моим наблюдениям, добавляют майонез.
Или даже кетчуп.
Маслята, заранее обжаренные с кубиками ветчины, луком и морковью добавляются в готовые макароны "косички" на сковородку. Содержимое перемешивается так, чтобы в середине оставалась небольшая ямка (или две), куда аккуратно выливаются одно или два яйца в рассчёте на то, что после примерно 1-3-х минутного пребывания под крышкой сковородки на сильном огне, они останутся "в мешочке", и одновременно поджаренными снизу.
Сверху обильно посыпаются чёрным перцем.
В чём соль?
М-м-м_
Даже почему-то бухнуть не хочется.
В смысле - алкоголя налить в организм.
Грамм девятьсот.
Может, лечение у доктора Морозова помогло?
А, может, "прошла любовь - явилась муза"?
А, может, на самом деле: харе!
Завязывай со спиртным, очкарик!

Хотел сразу после этого про женщин начать_ Да, женщин, с чёрными, почему-то, собаками_ Хотя бывают и с рыжими котами_ Давно в голову пришло_ И что-то уже даже и написано. Но хочется есть и спать. Завтра, в день рождения_ Хотя число - вот оно даже уже и наступило!
Будь здоров, Владимирыч.

На днях, видимо, выложу пару-тройку страничек.
А ещё, наверное, некоторых потенциальных читателей нужно позвать.
В адресной книге порыться_
Т-а-а-ак.
Любопытно даже.
Давно туда не смотрел.
Если по алфавиту, так чего и кого только этой папке и нет_ "Чего" - это даже ещё две папки. "Фото" и "Письма августа". Последняя папка - почему-то с маленькой буквы. И не открывается.
Что я делал в августе?
Бухал.
И всё прятал.
Привычка такая: набухаться и что-нибудь спрятать. Потом находить на отходняках, впадая в состояние недоумённой радости. Помогает с похмелья.
Некоторых вещей почему-то до сих пор не могу отыскать.
Опять: ключей от квартиры.
Велосипедный байкерский оранжевый веселопед - понятно. Вещь нужная, украли. Но одно может утешать: что не "угнали". Отчётливо помню, что там не было тормозов. Снял накануне, для профилактики. Впрочем, и тормоза украли. А-а_ Поэл. Поэтому я теперь и без тормозов. Плюс грибная диета, безобидные таблетки с вполне антропонимическим названием "Сорбифер Дурулес"  [сдуру в лес, сдуру влез] и всё остальное_
А ещё беспощадно спиздили (а не украли) рюкзак.
Мой знаменитый.
Его же нельзя перекрасить.
Перебить адрес на жетоне.
Хотя_ с трудом, но можно.
Но один фиг - я уверен, что в радиусе трёхсот морских миль второго такого рюкзака нет. Всех обладателей таких рюкзаков раскидало по белу свету. Один - в Гренаде, точно знаю. Второй и третья - в Ираке или Иране. Большинство в Финляндии, Лондоне или Берлине. Кто-то умер сам, многих подстрелили, а кто-то сидит в тюрьме. (В тюрьме, впрочем, рюкзак отобрали, а взамен выдали баул, сшитый из холщовой простыни.)
Да я этот рюкзак на ощупь узнаю!
Бог с ним.
Лишь бы в надёжные руки попал.
А вот велик - жалко. Велик был куплен нами: с родным братом Антоном, весёлым летним деньком в магазине "Хобби", ещё, кажется даже в те времена, когда он не был обременён семьёй, а я - долгами и распиздяйством.

_А про женщин с чёрными собаками и их роль в моей жизни?
А про адресную книгу?
А про чёрно-белую радугу в окне?
Не знаю.
Потом, как-нибудь.
Может, завтра.
А, может, и никогда.


   


+ + +

_ всё спрашиваешь меня: "чем ты сейчас занимаешься?"
Упорно, почти в каждом письме, спрашиваешь ты.
Вот - прямо-таки - щ а с?
Ну, щас-с-[з]!..

Представь себе маленький городок [остров].
Так себе: небольшая родинка, где-то под мышкой у Отечества.
Может, и за пазухой.
В рукаве реки.
Или - скорее - вечная "заначка": у Державы под подушкой, да ещё и сжатая в кулаке, чтобы хоть последнее не прое*ать.
Темень - кромешная!
Как в жопе у умруда.
По цинковому подконнику гремит дождь со снегом.
Я изредка встаю из-за стола и курю в раскрытое окошко на лоджии "козью ногу" свёрнутую из местной газеты.
Таращусь на жёлтое пятно внизу: там стоит ларь.
Не ларёк уже, а целый ларь.
Тоже оцинкованный. Только сайдингом.
Около пятна вечно роится мОлодежь и что-то пьёт. А-а-а! Готовится завтра нести очередной гроб. Тоже оцинкованный. Рано утром привезли [на катафалке] два трезвых прапора и один, в дымину пьяный, майор. С моего этажа было не разобрать род войск, но уже ясно - либо из тюрьмы, либо из армии (войны). Вероятнее всего - "из войны", и не сильно покалеченного: в гробу есть пуленепробиваемое окошко на уровне лица.
Груз 2010, октябрь.
И ещё - (с окошком-то_) понятно, что не одни глаза и уши с ногами прислали: в прошлый раз отец "груза" - дядя Толя не выдержал, взломал этакую бронированную "домовину" топором.
Прямо во дворе, среди бела дня, у всей детской площадки на виду.
Напоил господ офицеров сопровождающих до усрачки местной "кумышкой" и - вскрыл, как "шпротину"_
Тихо упал без [патриотических] чувств, а после похорон отделался "сутками" и штрафом через комендатуру.
Потому как правительственные награды имеет!
А так бы_ Снова бы посадили.

...Раньше вид из окон был повеселее: стадион, угол школы, кирпичный завод, стрельбище, лес. Потом напротив построили дом. Потом ещё один. И теперь жёлтые окна таращатся друг на друга по вечерам. Одно из окон в доме ритмично мигает - кто-то балуется светом. Дети, наверное. Я выхожу в лоджию и вижу, как в комнате, на уровне моего этажа стоит человек, упёршись лбом в стену, около выключателя. Это он_ "балуется". Включает и выключает свет. Лбом. Его  плечи содрогаются - я вижу это в те короткие моменты, когда тусклая лампочка освещает скудную обстановку квартирки. В то время, когда лампочка гаснет, я вижу ещё какой-то источник света - тонкий, тусклый лучик. Присмотревшись, я различаю в комнате гроб с покойником, у которого теплится свечка в сложенных на груди руках. Свет перестаёт мигать, человек средних лет подходит к гробу, наклоняется, вытаскивает из-под него таз и выходит из комнаты.
А наискосок, в жилище этажём выше, танцует голая женщина. Она немолода, танцует истово и неритмично. Я даже не уверен, делает ли она это под музыку. Но всё же некоторым подобием танца её бешеные прыжки можно назвать - она воздевает руки к потолку и задирает голову вверх. Она прыгает на своём засцанном пружинном матрасе и её длинные обвисшиие груди болтаются из стороны в сторону.

_Добив "козью ногу", я захожу в тёплую комнату и читаю с экрана статейку одного современного философа. Сейчас его все знают - он активно начал торговать лицом по телевизору. А ведь несколько лет назад не мог собрать в зале и тридцати человек.
К Дугину меня проиохотил, если не ошибаюсь, художник Гинтовт или устная молва.
Да-да, в те дни когда американцы опять на "подбрюшье европы" залупились.
Балканы-бакланы.
Шибко он (Лёша Беляев) им, Александром Гелевичем-то, восторгался в Москве.
В Москве-то - х*ли не повосторгаться! - думаю теперь я.
Поискать или создать "образ врага".
Но "Родина-Дочь зовёт!" - этот образ, Алексей, выше всяких похвал и критики. Картинка - как всегда, но - Образ!..
Это тебе не "маленький фриц" Антуана де Сент Экзюпери "а ля Алина".
Ну а на днях пришла мне по e-mail рассылке фраза: "Отныне реально только то, что показано по TV Александр Дугин.txt" с  подзаголовком "Евразийство как альтернативная сеть в системе постмодерна".
Вот я и читаю, как дурак.
Как умный.
Например:
[_]
В политологии постмодерна существует промежуточная инстанция между интеллектуалами и телемассами. Это - сетевики. Сеть Интернет - это инструмент виртуальной десингуляризации интеллектуалов и индивидуализации телемасс. Когда телемассы переходят от пассивного восприятия спектакля к интерактивности, они становятся сетевиками. Сетевики - это телезрители, стремящиеся постоянно активно реагировать на потоки полученной информации. Они как бы сообщают телецентру: холодно, горячо, задело, мимо, да да, да нет, нет нет и т. д. Сетевик - это активный телезритель, он экзальтирует свою пассивность до уровня "мнения". Сетевик - это непрерывная шутка, он ищет каналы покруче, порно пооткровеннее, слова погрубее. Он не соображает, как интеллектуалы, но и не безмолвствует, как телемассы. Он издает сетевое шипение, повествующее о том, как его организм переваривает образы.
[_]
Образец - "live journal". Это и есть квинтэссенция "сетевых". Каждый постинг в "live journal" - это ровно посредине между сингулярной наглостью клипмейкера (интеллектуала) и запрограммированной предсказуемостью телемассы. Сеть (в ближайшем будущем Web TV) - это реализованная бесконечность каналов, как неисчерпаемая вариативность порно поз.
[_]
То, что реальность совершенно не глобализирована и не хочет быть таковой, не имеет никакого значения: реальность - пережиток модерна. Постмодерн оперирует в виртуальности. Отныне реально только то, что показано по TV. Того, что не показано, попросту нет.

+ + +

В общем, я зачитался_
Восторгаться не стал, но с удовольствием прочёл отзывы читателей и_ и слушателей, что следуют после эдакого "густопсового" текста_

- Неужели сидеть тихо и эволюционировать постепенно, пока не превратимся в интелектуалов? Сидеть и смотреть как зрелые интелектуалы распиливают наше некогда общее народное достояние и рапродают его по частям, оптом да в розницу... И о чём мы должны спрашивать в этой ситуации Павловского, Путина, Медведева или Дугина? И на какой ответ мы можем рассчитывать в нашем положении?

Андрей  Перелогов обсуждает запись в ленте

- А попроще, хорошим русским языком? Вы же русский человек, Дугин?

18 октября 2010 в 20:58
Рейтинг 0
Ответить
- Интересно, а куда меня вставить? Вроде бы как ко всем перечисленным "классам" принадлежу одновременно? И ценности произвожу через посредство интеллекта, и сингулярность налицо: неохота и наплевать, и в ящик пялюсь, хоть и без пиетета и веры, и на массы пытаюсь влиять по мере возможностей... Приближаюсь к точке синтеза?
5 ответов Скрыть
наиль шагалеев отвечает на комментарий Евгений Кутузов
#
18 октября 2010 в 21:22
Рейтинг 0
Ответить
"Приближаюсь к точке синтеза?"
- Не знаю, куда вы приближаетесь... Главная Точка синтеза - в голове, в сознании. Оптимально, если пойдёт переход от калейдоскопного мировоззрения к мозаичному, а далее, к сферно-мозаично-матричному, осознать матрицу жизни, по-русски-нашу Матрёшку... "Собраться" внутри надо,короче,разобраться с иерархией смыслов жизни... и начинается реальный джаз....моё почтение.
#
18 октября 2010 в 11:38
Рейтинг 0
Ответить
- Чего-чего, а способности к мимикрии у Дугина не отнять...
1 ответ Скрыть
Андрей Перелогов отвечает на комментарий Андрей Виноградов.

17 октября 2010 в 23:07
Рейтинг +1
Ответить
- Ощущение, что аккаунтом Александра Гельевича завладел В.Пелевин. Остроумно в любом случае.
Алекс Костенко отвечает на комментарий Ivan Shamin

{_>

Особенно мне понравился последний (крайний) комментарий.

* * *

_Ну а мОлодёжь, стоя под цинковым козырьком изредка пробует запевать "Заходите к нам на огонёк", "Мурку" или "Цоя".
"Цой" побеждает.
Значит молодёжь - "прогрессивная". Или, как поют в одном, почти телевизионном, саунд-треке, "с подъ*бочкой", впрочем, поют: "ПрАдвинутые гарада - ДА!.."
"Цой" поёт: "ночь в ослепительных снах", "группу крови". И даже песню про "перемены" поёт!  На полном серьёзе. "Со слезой", "с нервом" горланят под расстроенную гитару_ Давно не слышал_ "Перемен! Мы ждём перемен!"_
Хотя они и Розенбаума так же поют.

_А ответ на моё "ДА!", случайно открылся на моём деревянном рабочем столе "жюрнальчег" (НЗ, № 1(3) 1999 г. стр. 73):

"Лотман-Лотман, Лосев-Лосев,
Де-Соссюр и Леви-Стросс".
Вы хлебнули б, мудочёсы,
Полной гибели всерьёз!


  _А теперь можно и про "баб с чёрными собаками"...
После гробов-то.
Два гроба в нынешней "писанине".
Это чудовищно, но так оно и есть.
Такая уж ночка выдалась.

_А днём я всё-таки посмотрю в телевизор.


@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@

Начинать бухать лучше всего ранним-ранним утром, в понедельник.
Даже - ненастным утром, в понедельник.
Особенно - ненастным.
Ненасытным-ненастным утром.
Начинать бухать - после обильной полуночной писанины, щедро сдобренной кисло-горьким, остывшим добела чифиром, выбравшись из комнатного махорочного тумана: осенью или весной выйти в туман предрассветный или даже морозец, подышать на луну, которая уже словно попахивает перегаром, хотя ты уже не пил два или три месяца.
Идти по улицам, нести мысль в голове, думать её.
Никуда не спешить.
Некуда - не спешить.
Идти до той поры, пока тебе не покажется, что ты уже слегка подшофе.
Уже "вдетый".
Бывалые алкаши знают: такое чувство наступает после долгого воздержания перед грядущим запоем: ты ещё ни грамма не выпил, но всё твоё существо уже до такой степени алчет глотка дешёвого холодного портвейна или порошкового пива, приправленного техническим спиртом, что ощущение от первого настоящего, кайфового глотка, глотка - (по мне дак) - с реальным ощущением опиyouшного "прихода", которое куда-то потом "замыливается", пропадает, - улетучевается.
А навстречу уже идёт быстрыми шагами озабоченный рабочий люмпен.
Сморкаясь и кашляя.
Чуть позже начинают попадаться нарядные дети с рюкзачками и ранцами.
В школу им.

На этих детях остановлюсь подробнее.
Мне жалко ТОГО{i/> времени.
Жалко лет, впустую потраченных в совецкой школе.
Всё что есть_ чего-то там_ во мне, - я всё же обязан книгам.
Книгам и журналам.
Но куда было деваться?!
Все идут - месят жирную оранжевую глину под дождём, и ты плетёшься вместе со всеми.
Все - в чёрных резиновых сапогах. И только у тебя - вдруг коричневые, с яркой оранжевой заплатой на пятке, на которую все пялятся, которая (заплата) изредка протекает, и так далее_
Добредёшь до одноэтажной кирпичной школы, где у крыльца стоят длинные железные ванны, хорошо если с тёплой водой. Очередь за мочалкой, насаженой на короткую палку, а если невтерпёжь, то можно и ручками. Сапоги отмыть, до блеска. Чтобы ни пятнышка. В пыльном нищенском мешочке - "вторая обувь". Повезло, если кеды, которые попробуй ещё купи. Особенно сине-белые, китайские, с мячиком на косточке щиколотки. Часто - "чешки", тапочки из тонкой кожи с резинкой. Позор. А в школьном туалете прорвало канализацию. Лужи с островками кафеля. Запах мочи. Вечнотушёной капусты из столовой. Промокшие ноги. А когда на город опускались сумерки, учителя запирали нас в классе и начинали пугать. Кошмар моего детства - боязнь атомной бомбы. Эту бомбу я видел каждый день на картикатурах в газете "Правда", которую выписывал отец. Если в классе был солнечный зимний денёк, ["прощай молодость!"] то окна занавешивали плотными чёрными шторами. Приносили дрянной проектор и выцветшие диафильмы с картинками ядерного гриба, разрушенных городов, красных крестов, страшненьких противогазов, и - самое ужасное! - гипертрофированными рисунками следов, ожогов и орнаментов, остающихся на теле после облучения от одежды, которая была на человеке во время взрыва.
Ядерная война была не за горами.
Я ждал её каждую ночь.
[И вот она наступила.]
Учились мы, бывало и так, - что аж в третью смену. В классах было по сорок с лишним маленьких человеков, душно, жарко и тесно.
За недельную школьную кормёжку нужно было сдавать "порубдвацать". Почти всегда мне удавалось эти деньги прикарманить под предлогом "забыл" или "потерял". А ещё на моих плечиках лежала демисезонная обязанность ходить в магазин за хлебом и молоком. Ещё две очереди. Занимаешь сразу в обе. Три литра молока в эмалированный бидон (72 коп.) и буханку чёрно-белого хлеба (16 или 20 коп.). В любом случае - сдача от массивного металлического рубля доставалась мне. Если молоко было в широкогорлых бутылках с крышечками из фольги, то прибыль от сданных (15 копеек!) бутылок тоже доставалась мне.
Куда я их тратил?
С маниакальной регулярностью я покупал в хозяйственном магазине нижегородские складные ножи с несколькими лезвиями, плохие бензиновые зажигалки и бензин для этих зажигалок, который и сам по себе неплохо горит. Особенно если срезать полиэтиленовую "пупочку", поднести к ней зажжённую спичку, и нажать на прозрачное тельце хрусткого флакона. Огненная струя на три метра! Ура! А хули - "ура!"? Домой пора, матемиатику делать.
Тогда у меня ещё не было в занкомых безбашенных сверстников, которые этот бензин нюхали.
А резиновый клей был "дефицит". Поэтому позже стали нюхать клей "фурапласт", который покупали в той же аптекею.
Штырило, да.
До полноценных и "взрослых" галюников.
Мозг усыхал и поэтому в книжном магазине и ларьках "Союзпечати" я выбирал марки и спичечные этикетки, ненужные карандаши и ластики, в аптеках - таблетки глюкозы и аскорбиновой кислоты, которые съедались вместо конфет за время уроков без всяких признаков гипервитаминоза. Деньги копились на подарки четыре раза в год: дни рождения родителей, плюс Март и Фераль. На Новый год и Рождество дарить подарки в семье было не очень принято. Подарки нам дарил нвидимый "профсоюз".
Тогда и Рождества-то не было_
Пасха - была.
Хорошо помню, как в начальных классах, атеистически настроенная некрасивая классная и вовсе "не классная" руководительница предупреждала нас; пеняв на то, что некоторые дети были замечены выходящими из церкви со своими бабушками, те приговаривались... К чему? Уже не помню. Наверное, к сожжению - как еретики. К настоящему времени некоторых уже сожгли.
А ещё я любил разглядывать, и у меня до сих пор хранятся следующие раритеты: "Забавная библия" с рисунками-карикатурами на Б., 29 года выпуска. Автор Д. Моор. А ещё есть здоровенный том - "Настольный календарь атеиста" на 1941 год с рельефами Ленина и Сталина на обложке.
Благодаря такому "всеобучу" и оглядываясь нынче назад, я отчётливо различаю вместо своих школьных учебников лишь обилие тонких брошюрок с рисунками из серии "Мастера Советской Карикатуры".
Особено мне нравились выпуски "Без Слов": это означало, что слова к картинкам нужно было сочинять самому, если они не вылетали чёрно-белым облаком изо рта персонажа. К некоторым рисункам, наверное, можно было сочинить целый рассказ. До сих пор помню картинку, где лаконично была избражена ситуация: за столом сидят два колдыря, друг напротив друга. Между ними - полупустая бутылка водки, стаканы, и у одного из пьющих выползает изо рта фразочка: "Как нам нужна сейчас хорошая, умная книга!"
Фамилии тех художников-карикатуристов я помню наизусть.
Песков, Капуста, В. Иванов, С. Тюнин, Владов, О. Теслер, В. Дубов, Тишков_
Это самые известные, но не самые лучшие.
Всех помню.   
Но самое замечательное, что с возрастом смысл некоторых рисунков для меня менялся, терялся, находился вновь, но уже с другим подтекстом, а нынче я достиг того критического возраста, когда этот смысл  - не меняется. И не изменится больше никогда. Разве что в старости мне удастся обрести детское легкомыслие, которое ошибочно принимают за слабоумие.
Потому что недавно я обнаружил ещё одно, смежное Знание, выросшее  во мне исподволь: любой текст, и почти любая книга стали мне понятны. (Также незаметно я выучил [и продолжаю] английский язык. В сортире всегда лежит англо-русский словарик.)

_О чём это я?

Ну дак во-от_
О чём это я?
Конкретно - ни о чём.
Но я помню, с чего я начал.
С того места, как напендюриться утром, в начале недели.
Но перед этим - "нести мысль".
Вот такую к примеру такую интересную мысль нести и думать её:

"Наше превратное чувство времени, как некоего роста, есть следствие нашей конечности, которая, всегда находясь на уровне настоящего, подразумевает его постоянное повышение между водяной бездной прошедшего и воздушной бездной будущего. Бытие, таким образом, определяется для нас как вечная переработка будущего в прошедшее, - призрачный, в сущности, процесс, - лишь отражение вещественных метаморфоз, происходящих в нас. При этих обстоятельствах, попытка постижения мира сводится к попытке постичь то, что мы сами создали, как непостижимое _ Наиболее для меня заманчивое мнение, - что времени нет, что всё есть некое настоящее, которое как сияние находится вне нашей слепоты _ у природы двоилось в глазах, когда она создавала нас (о, эта проклятая парность, от которой некуда деваться: лошадь - корова, кошка-собака, крыса-мышь, блоха-клоп) _ симметричность живых тел есть следствие мирового вращения (достаточно долго пущенный волчок начнет, быть может, жить, расти, размножаться) _ в порыве к асимметрии, к первенству, слышится мне вопль по настоящей свободе, желание вырваться из кольца_"
Из вымышленного Набоковым вымышленного диалога между двойниками Чердынцевым и Кончеевым.

А ведь это - мысль!_
И не одна.
Надолго может хватить.
Недаром на рабочем столе у меня пылится файло с названием "Блок-Белый", "Маяковский-Есенин". Никак не могу открыть. Даже "штирлиц четвёртый" не берёт. Или я там в настройках что-то намудрил? (Для несведущих: "Штирлиц" - это такая программка, которая любую "фывапролджэ" и прочую нечитаемую цифровую галиматью может за считанные секунды перевести на русский язык.)

* * *

Сменил сегодня "Еxplorer" на "Opera".
Вроде, в "интернет" быстрее получается проникать.
Но хуй там: неумолимое мигание курсора в блокноте: "дай-дай-дай_"
Не буду сегодня бухать.
Буду "рыться" в электрических рукописях и вспоминать всякую чушь.
Вроде ненаписанного романа "Пушер".
Вот, нашёл тут остаток Третьей главы.

{_>

- Жди меня здесь_ А_ Чуть не забыл. Стакан давай.
Вадик послушно, с чрезмерной торопливостью полез в обвисший карман ветровки, и запутавшись окончательно за спиной подкладки, выдавил наконец-то стакан наружу.
- Да ты не суети-ись. Чё ты_ заозирался-то? Спокуха. Может, мы выпить хотим! Хочешь выпить, Вадим?
Я ободряюще подмигиваю.
Вадик аж вспотел.
"Сопляк ещё. Ему бы клей по подвалам нюхать, да в карты играть_"
- Вадим, ты в карты умеешь играть?
- Не-а. Я - в шахматы_ Разрядник.
Я взял из его рук теплый гранёный стакан, подбросил его высоко в воздух, поймал, сделал шаг в сторону и сказал:
- Да ты не сцы. Не парься. Сам всё померю и взвешу. Минут через десять. А точняк - через пятнадцать. Стой здесь. Никуда не уходи. Понял?
Вадик молча кивнул.
Что бы там ни говорили окололитературные гомофобы, - вор, пьяница и педераст Жан Жене прав в одном: вид обманутого человека омерзителен.
Наступил решающий момент.
- Деньги-то давай...
Вадик отвёл взгляд.
- Я думал, потом_
- Когда "потом"? Когда - "потом"?!  Завтра, что-ли? Ну_ Так дела не делаются. Тогда пошли. Пойдём отсюда. Чё тут стоять. Лишние тусовки тут ни к чему. Если неприятностей не хочешь_
Вадик внимательно поглядел вверх, в пустые окна двора-колодца, потом в мою переносицу, снова оглянулся, полез в тесный карман джинсов и вложил мне в ладонь граммов сто-сто двадцать американских денег, свёрнутых в тугую колбаску. Рулончик был перетянут зелёной аптекарской резинкой.
Я ухмыльнулся.
"Кина насмотрются_ Ох уж мне эти игры в гангстеров!.."
Поглядев на кобуру с газовым пистолетом под мышкой у Вадика, со словами "пушку-то не свети, стой здесь", я зашёл в проходной подъезд...

...и вышел уже на Литейном, рядом с некрасовским парадняком с кариатидами равнодушно нависшими над послеобеденной суетой проспекта.
Кариатиды стали совсем серыми и более рельефными от уличной грязи.Только один раз в жизни видел, как их чистили.
А на углу Литейного и Белинского всё ещё висела табличка, забытая с прошлой осени: "Осторожно! Литсопад!".
Может, она и ещё у кого-нибудь будила поэтические образы.
Да уж наверняка.

***

Пока всё.
Больше пока ничего не нашёл.

...Ху*ня, короче, получается с этими поисками.
Везде висит сосиска.
Или холодная котлета выглядывает.
А то и пуще того:
"В нашем доме поселился [ась?..]: Замечательно сосёт!"
Я разочарован.
Ладно хоть про табличку "Осторожно! Листопад!"  вспомнил.
Потом я её, кажется, всё-таки спиз*ил. С угла Литейного и Белинского. И дворник кричал мне вслед, и бежал за мной, отстав на Моховой - я знал там каждый проходной. 
Я жил там.
В то время мне представилась возможность переехать из поднадоевшей василеостровской мастёры в другое жилище, почти с удобствами. На улицу Чайковского, дом 2. Дивное, дивное место: рядом набережная р.Фонтанки, тут же впадающей в р.Неву. Короче, сплошной Летний Сад. Моё петроградское сплошное сердце.

..А почему это - "почти с удобствами"?
Да потому что больше нигде в Ленинграде я не встречал такой хитроумной планировки квартир, как в этом огромном,  растянувшемся на целый квартал, доме.
Открыв дубовые, высокие и тяжёлые, ещё в конце восьмидесятых снабжённые кодовым замком двери, вы попадёте в широченную парадную с расходящимся по обе руки длинным коридором. Поднявшись на второй этаж, достаньте тяжёлый ригельный ключ и, прислушавшись к соседской двери, воткните, - применив силу и слесарное чутьё, - ключ в замок, за которым обнаружатся ещё одни двойные двери со всегдашними полочками между, на которых с блокадной поры хранится обычный ленинградский хлам: несъедобные инструменты, пустая бутылка, найденный однажды на набережной красивый люминисцирующий жёлтый номер от дипломатического автомобиля, пересохший берёзовый веник, пыль, записка: "я в бане".
Войдя в квартиру, вы сразу же обнаружите себя в крохотной кухне-прихожей, где уместились: маленький кухонный стол под древними навесными полками, двухкомфорочная газовая плита, рукомойник и ещё две двери.
Две двери - девери тех ещё дверей.
По левую руку - дверь в сортир, который и представляет собой главную коммунальную заботу в этом жилище. Ни отсутствие горячей воды, ни сугубая теснота, ни тусклый свет с очень высокого потолка, ни следующая дверь - напротив, ведущая к долгожданному спальному месту: ничто не должно вас отвлекать, прежде чем вы не ознакомитесь с Алгоритмом Сортира.

Алгоритм Сортира.
Чтобы покакать или пописать, вы дожны сперва вновь прислушаться: не доносится ли из-за сортирной двери журчанье, кряхтенье, пуки, шелест бумаги и стоны (а бывает и такое!), стоны бумаги и шелест (такое тоже бывает). Если нет, то нужно решительно взяться за облезлый от белой масляной краски латунный затвор небольшого, но крепко привинченного шпингалета и отодвинуть его влево. Желательно - с громким щелчком. Чтобы знали, суки, почём фунт лиха и жизнь мёдом не казалась. Это я про соседей. Потому что, оказавшись внутри туалета, вы увидите напртив ещё одну дверь, ведущую...
Куда бы вы думали?
Правильно!
В соседскую квартиру.
Ну, а теперь:

- сначала заприте (конечно же - изнутри...) вновь обнаруженную дверь на шпингалет;
- теперь закройте за собой свою дверь (к тому же если вы пришли не один);
- сделав своё "дело", не забудьте:
- встать с унитаза, лояльно стоящего боком ко всем входящим юзерам, надеть трусики, штаны, колготки, юбку без трусиков (бывает и такое!..);
- выходя из сортира, не забудте открыть (изнутри!) соседскую дверь, обеспечив, таким образом, своевременный проход в сортир своим соседям;
- откройте свою дверь, а выйдя из неё, не забудьте закрыть эту дверь снаружи на свой шпингалет.

Конечно, с этими дверьми бывало всякое.
То я забывал отпереть соседям вход в сортир, и они стучали мне в стенку или звонили в квартирную дверь, то забывчивых соседей не оказывалось дома...
И тогда я мочился в раковину, вспоминая одностишие уральского поэта Констанитна Уварова: "Всё реже [чаще] в раковину ссу...", попутно сочиняя своё: "Не надо! я сама... Спасибо! Я - уже...", ещё не зная, что эти буквы через несколько лет попадут в новый литературный жанр "танкетка".
"Танкетки сраму [грязи] не..."
Пока однажды случилось необъяснимое: обе двери оказались заперты изнутри, а в туалете, когда его взломали, никого не было!

***

"На столе ничего случайного, будничного, но всё, каждая мельчайшая безделушка, носит на себе характер обдуманности и строгой программы. Бюстики и карточки великих писателей, куча черновых рукописей, том Белинского с загнутой страницей, затылочная кость вместо пепельницы, газетный лист, сложенный небрежно, но так, чтобы видно было место, очерченное синим карандашом, с крупной надписью на полях: "Подло!"".
Чехов.
{Эхо Чехова>

***
Спросить у знакомого верстальщика: "Почём font лиха?"
Но утром в понедельник я вдруг остался без никотина.
Но на улицу выходить не хочется: страшно: Воткнинск.
А табак во время второй и третьей ферментации начинает пахнуть лошадью.
Да не - реально, лошадками пахнет.
Чутка - конским навозцем, чутка - лошадиным потом.
Но резать его ещё рано. Горлодёр получится.  Пущай полежит ещё. А весной начну пробовать.
Хотя_ Если вдруг Ира с ближайшей оказией пришлёт что-нибудь вроде "кавендиша" или "ванили". А то и MacBaren`овского - "black ambrosia". А лучше всего, конечно, "mixture"_ Или "амфору" какую-ниубдь.
Я тогда свою "микстурку" замешаю.
С тех пор, как я случайно оставил в лесу свою "афганку", на несколько дней, - попросту повесил на сук рядом с поляной, на которой перекусываю. Когда на через несколько дней я снова оказался на этом месте, я обнаружил, что я лишился: почти целой пачки сигарет "ява-явская", двух резных обкуренных трубок и запкнижки в кожаном переплёте. Сперва было досадно, а потом я подумал: жаль только одной трубки - из можжевелового корня. А вторую на людях не достать - она была вишнёвая, и со всею тщательностию вырезана в виде головки мужского члена, и даже вены были проработаны.
Была она сделана в подарок на день рождения одному, тоже местному теперь - "островному", то ли писателю, то ли поэту - Александру Анатольевичу Корамыслову.
Выморена была трубочка, отполирована.
Давно ведь он просил новую трубку.
Одну "носогрейку" моей работы он уже потерял.
А эту взять постеснялся.
Дурилка картонная.
С тех пор я пока что обломался, почему-то, вырезать трубки. Нынче летом ни одной трубки не вырезал, ни одного ножа не сделал. Хотя нарисовал много эскизов и тех и других. Поэтому теперь любой рассыпной табак я курю в "козьих ногах", если спешиал-бумажек нет. Впрочем, у меня "папиросница" есть - папиросы выталкивать, ещё батя мой мастерил и показывал - как надо!
...А табачные листья красивые нынче уродились! Цвет как на картинке: глубокий охренный, с переходом в оранжевые полутона. Лето выдалось континентально жарким. Не сказать "резким". Вот табачок и прожарился.

+   +   +

"Кресты" вместо "звёздочек".
А в самом низу электронной рукописи написано крупным и жирным маркером: "ПУЛИ" и "КОЗЬИ НОГИ". Чтобы не забыть.
Что-что, а словосочетание "козьи ноги" - это правильно, потому что сразу натолкнуло меня на мысль о том, что у меня есть целый мешок давней махорки! Ведь в прошлые годы, срезав табачный лист, все остатки - "прожилки", черенки, веточки и кусты я перемалывал на мясорубке.
Значит, дальше будет мой рассказ про "пули", про "козьи ноги"_ Ну да.  Вокруг этих "буквосочетаний" крутится масса сюжетов.
Впрочем, как всегда.
"...Но об этом - потом, потом... А сейчас играй на трубе, дуй на свечи, заваривай чай. А ты потанцуй с ним, осень - он сегодня твой кавалер,  кавалер галантный. А у меня не стреляй закурить - промахнешся, попадешь мимо. ...Вечером, в Ольгино день улетит в трубу, в дымоход "голландки" с пересохшим от счастья горлом и деревянным дымом..."

А что, государственный праздник какой-то опять?
Перекись населения?
Впрочем мне, как деклассированному элементу, праздников и выходных не положено: время для меня течёт по другим законам времени. Свои праздники, своё курево.
Махра махровая.
Махорочка оказалась мягкой и ароматной: всяко вкуснее "беломора".
Вспомню, что в неё попало: ванилный сахар, чернослив, цитрусовые, изюм, яблоко, корица и даже чёрная смородина! И это не считая "нифелей" из пакетиков с фирменными табаками.

* * *

Шлялся я тут как-то по кулинарным сайтам в поисках нового рецепта с грибами, которых у меня всегда много в разных видах...

Вот домохозяйки-то резвятся, а?..

"{_> Маняша @ 3.3.2007, 18:12) Вот и я, радость! Попала в любимую тему - грибы! А здесь грибники водятся? И кто еще ест мухоморы? А я их не только ем, но считаю самыми вкусными грибами! Только осторожно, это не тот, что красный с белыми точечками! Маняша 15.7.2007, 18:24 Роз! Ну ты не пугай так сразу!! У меня ассоциация с мухоморами только одна: глюки и зеленые человечки после неумеренного употребления оных:) Ты хоть расскажи, что за мухоморы!! колючка 15.7.2007, 18:32 Цитата (Маняша @ 15.7.2007, 19:21) * Роз! Не пугай так сразу!!! У меня ассоциация с мухоморами только одна: глюки и зеленые человечки после неумеренного употребления))) Ты хоть расскажи! Ты видела фильм "Медведь"? Помнишь, как маленький медвежонок наелся мухоморов и потом у него болел животик, но ... видел он все в замечательных красках.... Нет, осторожно, никому не советую... он на самом деле ядовитый. Но ведь в семействе мухоморовых по крайней мере 30 разновидностей! Есть смертельные, есть ядовитые, а есть не только вкусные, как розовый мухомор, но и замечательные - цесарев мухомор - самый любимый гриб Юлия Цесаря (так ли пишется по-русски?) - он ярко желтого цвета, причем как ножка, так и шляпка. В грибных книгах так и написано: "цвета яичного желтка". И его в Италии в сезон подают сырым в салатах. Единственная неприятность - растет он в темлом глимате и только очень жарким летом появляется в подпарижском лесу Фонтенбло. А вот розовый мухомор растет всюдю. Его не знают, поэтому его много всюду и он ООООООчень вкусный! ну, есть еще разные поплавки и т.д. Идем в лес, всех научу собирать мухоморы! Маняша 15.7.2007, 18:43 Да у нас нынче так себе с грибами... СУХО ОЧЕНЬ! Ничегошеньки пока не выросло) Под Москвой, во всяком случае)) Спасибо за неожиданную новость про мухоморы)) lena 15.7.2007, 20:41 Да,первый раз слышу про съедобные мухоморы ohmy.gif катюша 16.7.2007, 11:57 Вот уж точно-век живи,век учись!Ни разу не встречала информации о поедании мухоморов.Так что теперь меня мало что может удивить, пришла к выводу, что едят практически все!!! girl_haha.gif Подруга 18.8.2007 {_>"









https://siding-cena.ru/ цокольный сайдинг.

siding-cena.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность