Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Александр Филиппов


ТАПКИ ХОТЯТ В СОЛЯРИЙ


Тапки были отнюдь не домашние. Спортивные такие тапки были. Даже может кожаные, просто синие совсем.

Тапки хотели в солярий. Кто им рассказал про солярий, когда все это началось - никакому шнурку неведомо. В солярии светло, ярко, думали тапки, и пахнет там свежо и душисто, а не так... - и они брезгливо переглядывались.

Но мечта мечтой, а грустно и скучно коротали они свой недолгий век: когда никогда удастся побегать, порезвиться, а в основном стояли они в углу, наблюдая за хозяином.

Так вот и сейчас - стоят тапки в углу и смотрят на меня молча, как не живые. А вечер уже вокруг, лампа желтым старокнижным светом горит на столе. Откидываюсь я в кресле и жду. Жду ее, которая прилетит, как всегда по вечерам, в мое зашторенное окно.

Тапки переглянулись, правый злорадно заулыбался. "А телефон-то опять поет" - хихикая, сказал левый и прыснул от смеха. Я снял трубку и еще не успел поднести ее к уху, а уже услышал: действительно поет. Грустную свою песенку тянет для одного себя и одному себе понятную. Стыдно мне стало, будто подслушал, украл, а тут еще противный умненький голосок приговаривает: "все равно уже все услышал, что нужно, и запомнил хорошо - можно вешать".

- Это совесть - полыхнула лампа - делай как велит!

Я повесил трубку.

Снова жду. Жду, когда слышно станет шелест вишневых веток за окном, и тонкий женский голосок запоет тихую песенку без слов.

Но слышен только звук песчаной бури с подоконника. "У-у-уу" - говорит она, потом замолкает ненадолго и снова начинает подвывать.

- Хватит выть, ненастоящая ты - сказал левый тапок. Правый при этом снова ехидно оскалился.

- У-УУ-У...

- Хозяин, скажи ты ей!

Я оторвал взгляд от бульдожьей морды, которая то и дело выглядывала из-за полоски обоев на стене, и посмотрел на малюсенький вазончик с живым пустынным камнем.

- Прости... - сказал я камню.

Он был сморщенный и слегка дохлый. Недавно он потерял свою последнюю радость: настоящий пустынный песок из вазончика. Тогда окно открылось от ветра, вазончик упал, песок высыпался на ковер. Собрать удалось только половину, остальное я досыпал обычной землей, черной такой и вязкой землей... С тех пор маленький живой камень загрустил и стал петь песни песчаных бурь по вечерам, вот точно как сейчас поет.

Маленькая птица затрепыхалась в моей груди.

- Нет - сказала, подмигивая, лампа - это паучок птицеед. Он ждет.

- Нет - сказал вылезший из рукава большой умный таракан - это я, большой умный таракан сделал первую и последнюю в своей жизни глупость.

Я неловко улыбнулся: он будто намекал на мою кровожадность... или нет?.. А таракан тем временем низко и артистично кланялся во все стороны, демонстрируя несвойственную умным тараканам гибкость.

Глаза мои опять подернулись матовой пленкой.

- Ну вот, началось - сказал левый тапок - хозяин, не надо, отведи нас лучше в солярий.

- Спокойно - прожелтела лампа - главное быть осторожными: не говорите лишнего, да лучше совсем молчите, не-то он опять рассыплется на десять тысяч хрустальных висюлек для старых люстр. Или скажите ему что-нибудь житейское такое, про людей. Но очень осторожно... А, правый, расскажи-ка парочку своих пошлых историй, будет в тему!

- Хочу в солярий - ныл левый тапок - хозяин, не рассыпайся снова на десять тысяч хрустальных висюлек для старых люстр. От тебя и так не дождешься... а теперь... если... - и он совсем разрыдался.

- Правый, не стесняйся, рассказывай - просила лампа - ты же видишь, что происходит, спасай!

Правый задумчиво заулыбался и спросил:

- А может нету вообще никакого солярия?

- Да ты что? Что же нам тоже ждать ветерков с крыши в окно? И так жизнь моя бестолковая... А если и нету, зачем орать, зачем погаными своими стельками мечту-то мою пачкать, она у меня любой другой не гаже!

- У-у-ууу - оживился камень на подоконнике - УУУ-У-УУ!

- Ой - шепнула, притушивая свет, настольная лампа.

И застучали по подоконнику, столу, ручкам кресла и полу тысяча за тысячей хрустальные висюльки для старых люстр.

24.09.98  



© Александр Филиппов, 1999-2018.
© Сетевая Словесность, 1999-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность