Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЧЕМ  БЛИЖЕ  УЗНАЮ  ЛЮДЕЙ...


Однажды вечером, выгуливая свою собаку, я познакомился с интересным мужчиной.

Он представился Николаем Петровичем и, как оказалось, тоже был так сказать "собачником".

Если вы знаете, что такое - быть "собачником", то понимаете - почему о своих четвероногих друзьях их хозяева могут с упоением говорить часами.

Так случилось и на этот раз.

Мы с Николаем долго расхваливали друг перед другом своих питомцев. И как-то так само собой произошло, что мой собеседник вдруг предложил:

- А хотите - я расскажу Вам чудесную, где-то даже мистическую историю о том, как меня нашла моя собака?..

Я сразу почувствовал, что услышу удивительный рассказ!

И действительно - чутьё меня не обмануло...


* * *

В далёком 1965-м году (когда Николаю было 10 лет) отправился он с родителями на летние каникулы в глухую сибирскую деревню в гости к родному брату отца.

Дядя Олег любил грешным делом выпить, но дом у него стоял крепкий и, по тем временам, просто-таки огромный, а во дворе полно живности - куры, овцы, коровы.

И в этом же дворе властвовал огромный пёс по кличке Чёрный. Он действительно был весь чёрный, как смоль, только левая передняя лапа беленькая, будто "носочек" надет...

Никто не смел ступать во владения Чёрного, ограниченные радиусом стальной цепи. Драл он нещадно и скот, и люд. Лишь хозяину (дяде Олегу) позволял приносить еду и питьё. Да и то делал это с большой неохотой - ощетинившись и скалясь.

Особенно Чёрный не любил детей. Завидев их, он буквально свирепел, и рвался, что есть сил, к своей потенциальной жертве.

Если б не цепь... если б не цепь...

Вот так и заслужил Чёрный к своей кличке ещё одно прозвище - Бешенный.


* * *

Вот уже три дня гостили московские родственники у дяди Олега.

Вечером, когда мужчины в очередной раз отмечали встречу бутылкой самогона, в дом влетела жена хозяина - вся в слезах и крови. Ведь всего-то на секунду женщина зазевалась, а Бешенный-Чёрный цапнул-таки её за ногу.

Подвыпивший дядька, матерясь, схватил со стены двустволку и, на ходу заряжая ружьё, бросился на крыльцо! За ним во двор высыпали все остальные - и взрослые, и дети. Между тем, никто и не думал останавливать расправу над Бешенным.

А Чёрный был не только злым, но и чрезвычайно умным псом. И нутром своим звериным тут же почувствовал - ЧТО сейчас произойдёт! Он зарычал, ощерился и, прижавшись боком к забору, замер, ожидая фатального ружейного хлопка...

Чёрный вполне мог спрятаться в будку, но он был гордым и видимо решил погибнуть достойно (с вызовом!), глядя прямо в глаза человеку с ружьём!!!


И дальше случилось то, чего никто не мог ожидать!

В тот момент, когда дядя Олег уже вскинул двустволку и коснулся пальцем спускового крючка, Коля бросился к собаке с криком:

- Не стреляйте! Не надо!!!

Он обхватил огромного пса за шею, закрывая Чёрного своим хрупким тельцем. Но было поздно! - выстрел прозвучал!

По чистой случайности ни мальчик, ни собака не пострадали. Дядька был опытным охотником и в самый последний момент сумел отвести ружьё.


От увиденного люди просто оцепенели!

Все стояли, как вкопанные, представляя себе - вот ещё мгновение и Чёрный растерзает Колю!..

Но, похоже, Бешенный пёс удивился произошедшему не меньше людей и растерянно косился на своего спасителя.

А мальчик зашёлся в истерике так, что опомнившийся и моментально протрезвевший дядя Олег с трудом успокоил его и на руках отнёс племянника в дом...


Ночью у Николая от нервного напряжения поднялась температура под 40. Он метался в бреду и стонал лишь одно:

- Не стреляйте! Не стреляйте!..

Взрослые стояли у постели больного и вдруг услышали и увидели в окно, как во дворе истошно воет и мечется на цепи пёс!

Дядя Олег, повинуясь скорее не разуму, а инстинкту старого таёжника, вышел во двор и отпустил пса.

На этой цепи Чёрный просидел ПЯТЬ ЛЕТ! - поневоле станешь озлобленным! В хозяйский дом он заходил последний раз, когда был ещё беспомощным щенком.

Но сейчас все запреты сняты! И пёс, не замечая людей, подбежал к постели Коли. Заботливо урча, Чёрный стал осторожно слизывать с лица мальчика холодный пот.

Эта невероятная сцена так тронула сердца присутствующих, что женщины заплакали, а мужчины, смущённо пожимая плечами, чесали затылки...

Впрочем, Чёрный не нуждался в сантиментах! И, злобно рыкнув на людей, он продолжал вылизывать лицо и руки своего спасителя.

Странное дело, скоро мальчик успокоился и уснул. А пёс бесцеремонно улёгся возле кровати, всем своим грозным видом давая понять, что ни на шаг не отойдёт от Николая.


Утром мальчик проснулся практически здоровым. И Чёрный, с чувством выполненного долга, отправился во двор - к презренной цепи.

Коля ещё месяц жил у дяди и с утра до позднего вечера играл с Чёрным. Никого, кроме мальчика и хозяина, пёс по-прежнему к себе не подпускал. Хотя и перестал бросаться на людей, лишь грозным рыком предупреждая посягательства на свою Священную территорию.

Однако с Колей Чёрный вёл себя словно щенок.

За это время мальчик и собака стали большими друзьями.


Но... всё когда-нибудь кончается. Закончилось время отпуска.

Родители Николая долго и безуспешно пытались объяснить сыну, что Чёрный должен остаться здесь, что это пёс дяди Олега и что даже если дядька и отдаст Чёрного, то всё равно их не пустят в поезд с собакой. Но ни Коля, ни Чёрный никак не могли понять - ЗА ЧТО их хотят разлучить?..


Сцена прощания была страшной!

Мальчик стоял на коленях в траве и плакал. А пёс положил свою голову на его плечо и тихо подвывал в такт рыданиям Коли.

Чёрный тоже плакал! - это видели все.

Затем пёс встал и обречённо заполз в свою будку, а родители подняли сына и отправились на вокзал...


Через месяц от дяди Олега пришло письмо, которое Николаю зачитали лишь спустя два года.

В том письме сообщалось, что к вечеру того же "прощального" дня Чёрный издох.

Он так и не вышел больше из своей конуры...


* * *

Прошло много лет.

Николай Петрович никогда никому не рассказывал об этом драматическом эпизоде. Даже жена и дети ничего не знали.

И вот - три года назад - возвращается он из длительной командировки в Москву, а на пороге его встречают дочь и супруга со щенком на руках.

Щенок весь чёрный и лишь левая передняя лапка беленькая - будто носочек надет!!!

Николаю Петровичу враз сдавило дыхание, и слёзы подступили к глазам.

- Коля, смотри - какой милый щенок! - оправдывалась жена, - Мы нашли его на улице, возле нашего подъезда. Пусть он у нас живёт?! У нас ведь никогда не было собаки...

Николай Петрович бережно взял щенка, прижался к нему лицом и, не обращая внимания на недоумённые взгляды супруги и дочери, разрыдался:

- Ты нашёл меня... нашёл!.. Я знал, что ты меня найдёшь!..




© Константин Филимонов, 2013-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность